Академия боевых невест

Татьяна Охитина
Академия боевых невест

Глава 5 Безумие набирает обороты

На следующий день безумие продолжилось. Ошалевшие невесты по-прежнему не давали мне прохода. К ним добавился еще и Порк – завидев меня он делал зверскую физиономию и начинал хохотать, чем ужасно бесил.

– Что смешного? – не выдержала я, когда он в очередной раз оказался рядом. – Что тебя так веселит?

– Гном, – всхлипнув от смеха, с трудом выговорил он. – Ты не представляешь…

– Да! – терпению моему пришел конец. – Я не представляю. Я вообще до вчерашнего дня ни разу не слышала об этом вашем дурацком Перемежайтисе. И предпочла бы дальше о нем не знать!

– Серьезно? – Порк даже смеяться перестал. – Ты никогда не слышала о Блистательном Пантелеймонии?

– Представь себе!

– И никогда не читала?

– Да, не читала!

– Ну ты даешь, – Порк посмотрел на меня с недоверием.

– Да, даю! А теперь уйди с дороги, пока я не дала тебе в лоб!

Порк посторонился, и взгляд его, устремленный вослед, я чувствовала, пока не завернула за угол. Жаль, что коридоры в учебном корпусе такие длинные, он почти прожег меня насквозь.

Занятия кончились, зато домашнее задание осталось, и я отправилась в библиотеку, подозревая, что в общежитии мне спокойно позаниматься не дадут. Утром до завтрака к нам с Луноликой в гости успело наведаться человек пять. Все наши, запаснушки, их просто так не выгонишь – тертые калачи, в смысле – калачки. Если впились, то намертво. А библиотекарша, госпожа Штык, дама суровая, болтать не дает, у нее всегда тишина, покой и порядок.

Когда я зашла в библиотеку, она заполняла изданиями новый стеллаж, расположенный сразу за административной стойкой. Средняя полка зияла пустотой.

– А, невеста Губами, очень вовремя, – она вперила в меня сердитый взгляд. – Извольте напомнить своему блистательному другу, что он так и не прислал нам экземпляры последних пяти романов. Непорядок, – она указала на пустую полку.

– А можно мне сборник заклинаний огненной магии? – слегка оробев, спросила я. У госпожи Штык был такой вид, словно она вот-вот бросится на меня с кулаками.

– Да, и про «Огненную страсть» напомните, – взгляд сделался еще суровей. – У нас он… утратился.

И она удалилась за сборником.

Пока ее не было, я разглядывала стеллаж. Писатель Перемежайтис оказался плодовит еще больше, чем я думала – шесть полок, плотно набитых романами, не считая тех пяти книг, до которых руки библиотекарши пока не дотянулись.

Тут прибыл мой сборник, и я вздохнула свободно. Огненная магия – что может быть лучше!

Я устроилась в самом тихом и дальнем углу, под лампой, открыла учебник и настроилась на плодотворный труд. Однако вездесущий Перемежайтис настолько въелся в сознание, что к любому словосочетанию, начинающемуся со слова «огненная» мозг автоматически добавлял слово «страсть». В результате боевое заклинание превращалось в какой-то дурацкий любовный приворот.

Поняв, что и здесь мне не обрести покой, я кое-как записала основные постулаты, вычеркнула все, «страстное», еще раз перечитала и вычеркнула и, сдав сборник, отправилась проветрить голову.

Река в конюшне не было. Нашелся он в зарослях за сеновалом, вместе со старым вороным жеребцом, от которого давно хотели избавиться, да Рек не позволял. Жеребец жевал траву, приятель валялся неподалеку, пользуясь редкой минутой отдыха. Рядом лежали грабли.

– Привет, Адуся, как жизнь? Что стряслось? – Рек даже привстал, увидев мое лицо.

– Да так, ничего, – я завалилась в траву, отодвинув грабли подальше. – Устала. Покоя хочется.

– Это да, покой – это хорошо. – Рек сорвал травинку и, сунув ее кончик в рот, завалился обратно. – Ну а вообще как?

– Нормально. Сплошная огненная страсть. На каждом углу поджидает, куда ни пойду.

– Не переживай, пройдёт. Побуйствуют ещё немного и отстанут. Чем-нибудь другим увлекутся.

Рек оказался прав лишь отчасти.

Глава 6. Сюрприз с приветом

Оказывается, Грызунья может быть не только приветливой, но и о-о-очень приветливой. От предложения забежать на чай я все-таки отказалась. Забрала посылку, которую она, как и письмо, снова доставила прямо в комнату, и чуть не выронила – свёрток оказался неподьемным. Что же на этот раз прислал мне «блистательный господин Перемежайтис»?

Точнее, не мне, а Порку. При мысли о том, что придётся тащить ему такую тяжесть, я слегка приуныла. Впрочем, ненадолго – у Река есть отличная тачка, наверняка одолжит, останется только отмыть её от навоза.

Представив, как гоняюсь за Порком с навозной тачкой в руках, я тут же развеселилась. При виде этого зрелища наши невесты забудут о ненаглядном писателе и примутся обсуждать моё психическое здоровье. Чем не смена темы?

Затем кто-нибудь продаст новость газетчикам, и…

На этом я предпочла остановиться и принялась распаковать посылку.

Увидев, что внутри, поняла – тачка отменяется. Под ахи и охи Лунолики достала стопку подарочных изданий, сияющих позолотой и вензелями. Каждая книга с крепкой блестящей обложкой, перед которой дешевенький томик Лунолики мерк и стыдливо прятался в тень. Неизменным было одно – избавляющиеся от одежд парочки. Разве что на подарочных обложках они раздевались на фоне более дорогих интерьеров.

Там же, в посылке, обнаружился и конверт с уже знакомым витиеватым почерком.

Оставив подругу вздыхать над книгами, я отошла в сторонку.

Внутри конверта по традиции оказался еще один маленький невзрачный конвертик. Я сунула его в карман и взялась читать адресованное мне послание.

«Дорогая Ада!

Этот подарок – для вас, в знак глубочайшей признательности за вашу помощь и поддержку в нашем общем деле, которое, как я смею надеяться, все-таки разрешится счастливым финалом, несмотря на имеющиеся пока сложности.

Искренне ваш, П.П.

P.S. Видели бы вы, какую ужасную утку приготовил вчера наш повар! Я едва не прослезился, вспомнив былые времена».

Представив принца, льющего слезы над уткой, я вздохнула – так захотелось ему помочь. И я отправилась делать то, что было в моих силах – передавать записку Порку.

Хотелось еще и сковородку прихватить поувесистей, чтобы наглядно объяснить поросенку, что не надо выдавать другим приватные разговоры. Ну не читала я этого Перемежайтиса – что с того? Не читала и не собираюсь!

– А что ты будешь делать с книгами? – остановила меня Лунолика.

Я пожала плечами.

– Не знаю. Хочешь – возьми себе.

– Ты что! – возмутилась подруга. – Знаешь, сколько они стоят!

– Ну мне же они достались просто так.

В искренней душе Лунолики боролись самые противоречивые чувства, и борьба эта отражалась на лице.

– Знаешь, – произнесла она наконец, – если ты не против… я взяла бы их почитать, на время. Там есть совсем новые, которые еще не поступили в продажу… ну, в обычном виде, – она смутилась, невольно переведя взгляд на свою «Огненную страсть», лежащую на кровати. Папенька Лунолики, также как и мой, был совсем не богат, и она могла себе позволить покупку только самых дешевых изданий. Благо, господин Перемежайтис был доступен в разных видах. – Но тебе стоит подумать, где потом хранить все эти сокровища.

– Не было печали, – насупилась я. Арендовать сейф для книг, которые и читать не планирую – глупость несусветная. Тут мне пришла идея получше, и я улыбнулась. – Читай, сколько влезет, а я уж потом найду им применение.

* * *

В этот раз Порка искать не пришлось – он сам меня окликнул, едва я вышла из общежития. Все, кто был во дворе, тут же на нас уставились.

– Ну, давай, – заявил он, подходя и протягивая руку.

– Чего «давай»? – возмутилась я.

Внимание окружающих мне совсем не понравилось. Порку, в отличие от меня, было все-равно.

– Записку давай. Ты же ее получила?

– Получила, – я с вызовом посмотрела на Порка.

– Ну и?..

– Ты совсем того? Прямо здесь, на глазах у всей академии я буду тебе ее передавать?

– И что?

Нет, этот тип и впрямь безнадежен.

– А то, что завтра о нас с тобой поползут слухи.

Порк захлопал глазами, а потом расхохотался.

– О нас с тобой? Вот уморила! Да кому такое в голову придет!

– А ты оглянись и увидишь, – сквозь зубы проговорила я.

Порк, все еще смеясь, глянул по сторонам и поперхнулся. Улыбка медленно сползла с его самодовольной физиономии.

– Идем отсюда, – схватив меня за руку, прошипел он, сделав ситуацию еще хуже. Да, боевой жених из него никакой, не только мышей боится, но и не стратег. В наступившей тишине наши шаги раздавались гулкой дробью.

Ну все, поняла я, началось.

Едва мы завернули за общежитие, я сунула ему письмо и рявкнула:

– Держи, кретин! Наверное готовка – твое единственное достоинство, если кое-кто не врет. Не знаю, как с полным отсутствием мозгов можно уметь готовить!

– Да я… Да ты…– лицо Порка пошло красными пятнами.

Я смотреть на это не стала, развернулась и бросилась прочь.

– Ты что, не веришь, что я хорошо готовлю?! – крикнул он вслед, но я не отреагировала.

Будто одного Перемежайтиса мне было мало, теперь добавится еще одна напасть.

Слухи у нас в академии и впрямь разносятся быстро. Я ожидала проблем к завтрашнему дню, но они появились раньше.

* * *

Наши невесты не зря попадают в наемники, даже среди золотых находятся неплохие экземпляры, хоть и редко. Этим троим невестам даже контрразведка будет рада. Точнее, двоим, Жаба в их компанию затесалась случайно.

– Вот она, – указав на меня, Александрина отошла на задний план, стараясь слиться с кустами, из которых эта троица и возникла.

– Невеста Губами, на пару слов, – произнесла та золотинка, что повыше. Фамилии ее я не знала. Это бриллиантовые у нас на слуху, а эти становятся узнаваемыми лишь в исключительных случаях. Что-то подсказывало мне, что нынешний случай имеет шанс стать таковым. Однако представляться говорунья не торопилась, а я не настаивала.

 

– Да, – сказала вторая, решительно выпятив губу. Ее фамилии я тоже не знала.

– И что вы хотели мне сказать? – любезно поинтересовалась я, останавливаясь. Компания меня насторожила, но это не повод бросаться в драку. А вежливый тон в нужных обстоятельствах может сослужить хорошую службу.

– Нам не нравится твое внимание к жениху Лархжангририлио, – заявила первая говорунья.

– К кому? – я подумала, что ослышалась. Или в ухо что-то залетело. Потрясла головой – нет, все-нормально.

– К Поркуану, – пояснила вторая.

Бедняга. Не знала, что у него такая фамилия.

– И мы хотим предупредить, чтобы ты держалась от него подальше.

– С удовольствием! – воскликнула я. – Глаза бы мои не видели вашего Поркуана.

Золотинки переглянулись, затем дружно посмотрели на Жабу.

– Врет! – заявила она.

– Не имею интереса. Мне ваш Порк даром не сдался. Он сам ко мне пристает.

Золотинки снова переглянулись и теперь уже посмотрели на меня. Взгляды их мне не понравились.

– Говорю же, врет, – с вызовом произнесла Жаба. – Зачем Поркуану какая-то запаснушка?

Золотинки снова переглянулись и сочли ее довод уместным.

– В общем, мы тебя предупредили. Будешь и дальше к нему липнуть, мало не покажется.

Вот этого я уже терпеть не стала.

– А знаете, невеста Жаба права, – сказала я. – Ну зачем я Порку? А вот она ему в самый раз – и богатая, и красивая, и умная. И бриллиантовая – представьте, какое у нее приданое! Думаете, у вас против нее есть шанс? Да она вас отвлекает!

– Да вы что?! – заверещала Жаба, пятясь в кусты от их пронзительных взглядов. – Врет она! Врет! Не слушайте ее! Мама-а-а…

Усмехнувшись, я отправилась дальше, предоставив Александрине самой разбираться с превратностями судьбы

– Ты бы с ней поосторожней, – сказала Лунолика, когда, вернувшись, я рассказала ей о случившемся. – Жаба мстительная, помнишь, что она устроила бедняжке Лоре, когда та случайно уронила на нее шкаф на первом курсе?

История в тот раз и впрямь вышла грязная – в шкафу хранились жидкие ингредиенты для зелий, выдержанные и потому ужасно вонючие. Жабу отмывали долго, мне кажется, она до сих пор пованивает. А Лора после этого исчезла, родители забрали. Ходили слухи, что папочка Александрины устроил им веселую жизнь.

Но я не Лора, меня папочкой не проймешь – мой папуля хоть и не богат, зато увертлив и совершенно непотопляем. Сколько раз караваны с коврами пропадали в пустыне, вгоняя его в долги – и ничего, поднимался, возвращал потери и вновь набирал обороты. Поэтому за семью я не боюсь, а за себя и подавно – многолетнее общение с Жабой многому меня научило.

Я была уверена, что всё обошлось, однако на следующий день Порк опять отличился, сведя на нет все мои труды.

* * *

Ничто не предвещало беды. Утро прошло спокойно, вчерашние золотинки больше не задирались, Жаба хоть и бросала на меня мрачные взгляды, тоже слегка присмирела. Я расслабилась. А зря.

В обеденный перерыв оно и случилось. Точнее, не оно, а он, Порк. Выйдя из кухни, он пересек обеденный зал и подошел к нашему с Луноликой столику. В руках у него была тарелка, которую он поставил передо мной и заявил с вызовом:

– На, пробуй!

В притихшем зале послышалось шуршанье платьев, звук отодвигаемых стульев – к нашему столику стали подтягиваться любопытные.

– Что это? – спросила я, оглядывая нечто пышное и слоистое, местами политое розовой глазурью, местами чем-то посыпанное. Сверху были разбросаны разноцветные ягоды. Носа моего достиг тонкий запах пряностей.

– Королевские слоеные гратты, – заявил Порк. За моей спиной ахнули, – мой личный рецепт, – ахнули еще раз, теперь уже в нескольких местах сразу – словно вздох по залу пронесся. – Пробуй давай, пока не остыли! В холодном виде они теряют половину вкуса.

Ни о каких граттах я прежде не слыхала. Впрочем, это было неважно, под прицелом множества глаз я потянулась ложечкой к этому шедевру…

– Куда! – воскликнул Порк. – Гратты едят только вилкой!

Я посмотрела на свою вилку, которая все еще хранила остатки котлеты с картофельным пюре, и услышала презрительное фырканье. Порк протянул мне чистую, завернутую в салфетку. Его вилка оказалась серебряной, с королевским вензелем на ручке.

– Давай, я жду, – повторил он.

Отделив маленький кусочек пирожного, я положила его в рот… и мир взорвался разноцветьем вкусов, заставляя зажмуриться…

Когда я пришла в себя и открыла глаза, на тарелке лежала лишь маленькая желтая ягодка да несколько крошек. В столовой стояла тишина, а на меня с самодовольным видом глядел Порк.

– Ну что, – произнес он с усмешкой, – понравилось? Я и не такое могу.

После чего забрал посуду и гордо удалился. Невесты молча расступались, освобождая ему дорогу.

Ну все, подумала я, теперь начнется.

И оказалась права.

* * *

Их оказалось уже не трое, а семеро, и в этот раз Жабы среди них не было. Они окружили нас с Луноликой, едва мы покинули учебный корпус.

– Ну что, невеста Губами, – произнесла уже знакомая золотинка, – тебя предупреждали.

– А ты не вняла, – поддакнула ее товарка.

Остальные одобрительно загалдели.

– Или ты снова будешь утверждать, что Жаба виновата

Я держала Лунолику за руку и почуствовала, как она начала творить боевое заклинание. Сжала ее пальцы – «подожди». Сказанное золотинкой натолкнуло на интересную мысль, и я решила ее развить.

– Да, – кивнула я. – Именно Жаба.

– А мы видели совсем другое.

– А что вы видели? – вкрадчиво спросила я.

– Он подарил тебе пирожное! – обличающе крикнули из толпы

– Не просто пирожное, – обернулась к товаркам главная золотинка, – а королевский гратт! Его абы кому не дарят!

– Да! – послышалось из толпы.

– Да там одни ягоды целое состояние стоят! – выкрикнул кто-то еще.

– И готовил он сам для этой замарашки!

– Да!

– Видишь, Жаба здесь совершенно ни при чем. Ты нам солгала.

– Проучить ее! – послышалось из толпы.

– Проучить!

– Да!

– Стойте, – сказала я. – А теперь включите мозги и подумайте, с чего бы Порк все это затеял? Деньги тратил, силы, позорился перед всем залом. Вы физиономию его при этом видели? Он что, был похож на влюбленного идиота? Да он пироженку эту дурацкую в лицо мне швырнуть хотел, но почему-то сдержался. Как думаете, почему?

Невесты задумались.

– И почему же? – спросили с задних рядов.

– А сами как думаете? – снисходительно спросила я.

– Опять Жаба? – усмехнулась первая золотинка.

– В точку! – воскликнула я. И уважительно добавила: – А ты умеешь думать!

Та рассмеялась, но в смехе слышалось сомнение.

– И каким же образом к этому причастна Жаба?

– Она его подкупила. В отличие от Поркуана, у Жабы денег куры не клюют. С прошлого раза она наточила на меня зуб и теперь решила отомстить. Она знала, что вы подумаете, когда увидите эту сцену, и разыграла ситуацию как по нотам. Жабе нужен Поркуан, девочки, а вы стоите у нее на пути.

– Ну конечно, – послышалось из толпы, – с ее-то деньгами мы ей не конкурентки.

Невесты загалдели сердито и возмущенно.

– Не отчаивайтесь, – сказала я. – Есть один секрет, который не даст ей заполучить Поркуана.

– Какой еще секрет? – попалась на крючок зачинщица.

– Да, какой секрет? – подхватила ее подруга.

Толпа загудела в предвкушении.

– Девочки, мне так неловко, я сама случайно узнала, и меня попросили никому не говорить.

– Мы тоже не скажем!

– Да!

– Будем молчать как рыбы!

Я выдержала паузу, затем вздохнула и нехотя, очень нехотя произнесла:

– Хорошо, только между нами.

Невесты обступили нас с Луноликой, сверкая глазами в предвкушении.

– Помните тот случай со шкафом пять лет назад? – спросила я. Невесты закивали. – Ну так вот, ингредиенты смешались так хитро, что теперь невеста Жаба каждую ночь превращается… в страшного лысого бородатого мужика! – Все, включая Лунолику, ахнули. Я ничем не рисковала, у бриллиантовых невест отдельные комнаты, и ночью Жабу вряд ли кто видел.

– Врешь! – сказала главная золотинка.

– А ты проверь. Только имей ввиду, этот мужик еще и буйный. Если поймет, что ты его секрет узнала, тебе не жить.

– Да Жаба и сама буйная, – сказал кто-то.

– Точно! Вчера так на меня наорала.

– В общем, помните, вы обещали не говорить.

Девушки дружно закивали, и мы с Луноликой поспешили скрыться.

Задерживать нас не стали, им и без нас было что обсудить.

– Я бы на твоем месте обзавелась магической защитой, – сказала подруга, когда мы отошли подальше. – Жаба будет в ярости.

Глава 7. Второй визит принца

Золотинки меня удивили – два дня в академии стояла тишина. На третий день они все-таки не выдержали, я поняла это по Жабьей физиономии – Александрина заявилась на лекцию с таким видом, словно готова была убить всех и вся.

Оборачиваясь на каждый смешок, она метала молнии, сжимала кулаки… и тут увидела меня.

К счастью, в этот момент подоспел посыльный от ректора, и я сбежала прямо у нее из-под носа.

В кабинете госпожи Моръ меня ждал принц. Он пил чай, закинув ногу на ногу, лакомился вареньем из личных ректорских запасов и пребывал в великолепнейшем настроении. Госпожа Моръ тоже чувствовала себя неплохо – розовела щеками, сверкала глазами и улыбалась непривычной жутковатой улыбочкой.

– Невеста Губами, прекрасно выглядите, – поприветствовал меня принц, чуть склонив голову и улыбнувшись.

– Проходите, присаживайтесь, – ректор отнеслась ко мне более сдержанно, указав на стул.

Не успела я выполнить приказ, как в дверь постучали, и появился Порк. Увидел принца, на секунду замер, а потом вежливо поклонился.

Принц поприветствовал и его.

– Отлично, – произнесла госпожа Моръ. – Теперь все в сборе. Жених Лархжангририлио, невеста Губами, вам поручено сопровождение его высочества принца Пильдемариуса на время сегодняшнего визита. Принц желает осмотреть стадион и хозяйственные постройки. Наш дорогой король выделил академии средства на реконструкцию и строительство, и наша задача распорядиться ими грамотно. Разумеется, я буду с вами. Идемте, не будем терять время.

И мы пошли.

Впереди принц с госпожой Моръ, позади мы с Порком в качестве почетного караула.

В этот раз ректор решила выложиться по полной, пройдя вместе с нами по всей территории академии. Мы даже на конюшню заглянули, чем озадачили Река – не так уж часто к нему заходят члены королевского семейства. Принц, скользнув по нему взглядом, интереса не выразил. Рек тоже принцем не впечатлился, продолжил чистить стойло, искоса бросая взгляды на нашу делегацию.

– Миленько тут у вас, – произнес принц, – бедненько, но чисто.

И мы отправились дальше, на поле для верховой езды.

Принц огляделся, тут же предложил устроить по периметру специальное покрытие, пообещал прислать каталог.

– И крышу на конюшне надо бы заменить, – произнес он обернувшись. Из конюшни с тачкой в руках как раз выходил Рек.

– И сеновал отреставрировать, – добавила госпожа Моръ, указывая направо.

– Да, определенно, – переведя взгляд на ветхую деревянную постройку, согласился принц.

Пока мы осматривали окрестности, занятия кончились, наступило время обеда. Идею отправиться в столовую принц встретил с энтузиазмом, вспомнив «интересный супчик и неплохие пироги», которые довелось отведать в прошлый раз. Порк скривился.

* * *

Когда мы всей компанией вошли в столовую, зал замер. Упала тишина, которая почти сразу сменилась радостными вздохами и восклицаниями.

Принц изъявил желание вкусить пищу в обществе меня и Порка за обычным столом, «как все». Ректор ушла за профессорский стол и оттуда принялась взирать на нас, словно орлица из поднебесья.

Впрочем, смотрела не только она одна – на нас в едином порыве уставился весь зал. Должно быть, принц привык к такому пристальному вниманию, его оно ни чуточки не смущало. Порк тоже чувствовал себя не в своей тарелке, хотя и пытался это скрывать. А я концу обеда ощущала себя жареным на вертеле цыпленком.

Особенно досаждала Жаба, на её перекошенное злобой лицо я наткнулась, едва мы вошли, и чувствовала её взгляд, даже отвернувшись.

Ректор тоже его заметила – по окончании обеда она отправила нас с Порком отдыхать, перепоручив принца Жабе. Особой радости принц не выразил, но и отказываться не стал, удовлетворившись тем, что увидит нас на ночном дежурстве. Второй сопровождающей оказалась запаснушка, невеста Пузатти, надёжная как скала, один удар кулаком – и противник в нокауте. Учитывая хлипкость Жабы, это качество было очень кстати.

Из столовой мы с Порком вышли одновременно, и толпящиеся в коридоре невесты не рискнули заваливать нас вопросами, убоявшись мрачной Порковой физиономии.

 

А мрачен он был ого-го как. Я даже спросила, не случилось ли у него несварение желудка. На что он отвесил мне совсем убийственный взгляд и пообещал приготовить какую-нибудь пакость, если не замолкну.

Я пожала плечами и отправилась к Реку. Традиции – хорошая штука, не стоит их нарушать.

* * *

Приятеля не было, зато сеновал стоял на месте, туда я и забралась, устроилась поудобней, закрыла глаза и… услышала разговор, явно не предназначенный для моих ушей. Разговаривали на улице, прямо под открытым окном, поэтому слышно было прекрасно.

– Да, ты прав, это глупо. Но можно ведь хотя бы попробовать, – голос принадлежал Реку.

Собеседник фыркнул.

– Да знаю я, знаю, – Рек вздохнул. А какие у нас варианты? – и сам себе ответил: – Никаких. А в этой книге может быть нужное заклинание. И тогда, возможно…

Тут собеседник заржал, и до меня наконец дошло, что мой приятель разговаривает с лошадью, точнее, со своим любимым престарелым жеребцом Феофаном.

«Интересно, о чем это он?» – подумала я. И, высунувшись наружу, сказала:

– Привет!

Рек вздрогнул от неожиданности и, увидев меня, смутился.

– О, Адуся, это ты. Что-то случилось?

– Ничего. Ты не против, если я у тебе тут снова посплю немножечко?

– Ночная смена у принца? – смекнул друг. Я кивнула. – Когда разбудить?

– Часика через три.

– Хорошо, – Рек подхватил под уздцы Феофана и повел прочь. – Не будем тебе мешать.

Уход его сильно смахивал на бегство.

Решив не забивать голову этой странностью, я закопалась в сено, закрыла глаза и… поняла, что сон исчез.

В голову лезли мысли, толкались, хороводились и никак не хотели уходить, словно не голова это была, а банка, куда удачливый ловец запихивал все новых и новых бабочек, а также жуков, муравьев, гусениц и прочую живность…

Когда меня разбудил Рек, оказалось, что все-таки я уснула, и гигантская жабообразная тварь с зубищами мне приснилась. Настроение было мерзкое, я ничуть не отдохнула, наоборот, устала еще сильней, как будто бежала кросс, на десяточках.

– Матильду одолжить? – спросил Рек на прощанье.

Я задумалась. А потом ответила:

– Только погладить.

Он принес маленький белый комочек, пересадил мышку мне на ладонь, и настроение сразу стало лучше.

К командной башне я подходила бодрая и полная сил.

* * *

В этот раз я Порка опередила. На целых пять ступенек.

Зато, как оказалось, он хорошо прыгает, и руки у него длиннее – у дверей гостевых покоев он все-таки меня нагнал, и внутрь мы влетели одновременно.

Жаба посмотрела на нас с недовольством, Лора Пузатти – с разочарованием, понимая, что пора уходить, принц – с облегчением.

Невесты поднялись с дивана, и Жаба демонстративно посмотрела на свою руку, на которой красовалось кольцо со здоровенным сверкающим камнем.

Порк помрачнел.

– Принимаете поздравления, ваше высочество? – ехидно поинтересовался он, едва девушки скрылись за дверью.

– С чем? – удивился принц. А я тем временем удивилась столь свойской манере общения с особой королевской крови. Наглость Порка не знала предела. Или между ними все-таки что-то есть?

– Вы наконец-то сделали Жабе предложение?

– Я? Предложение? С чего ты взял? – принц и впрямь выглядел озадаченным.

– Кольцо, – сказал, словно выплюнул Порк.

– А, ты об этом, – улыбнулся принц. – Ты тоже его видел? Эффектный экземпляр, правда? Я впечатлился. Отвечу на твой вопрос – нет, предложения Александрине я не делал. Я сделал предложение ее отцу, – завидев выражение лица Порка, принц расхохотался. – Не в этом смысле, конечно. Господин Жаба недавно открыл новое месторождение алмазов. Прекрасные экземпляры, невероятная чистота. Я предложил ему свою протекцию в защите от излишних налогов, за процент. Он согласился. А дорогая Александрина просто решила тебя позлить. Не знаю, почему вы так друг друга не любите.

Порк вспыхнул.

– И правда, – спросила я. – Почему?

– Потому что она – глупая склочная дура! – прошипел Порк. – И если его высочество на ней женится, она изведет меня своими капризами! «Ах, приготовьте мне профитроли по жнуйски, прямо сейчас! Нет, глазури не надо, и пудры не надо, а умкарийских лакков побольше!» А сама ничего, совсем ничего не смыслит в кулинарии!

– Ты все-таки решил вернуться! – радостно воскликнул принц, вскакивая с дивана.

– А вы все-таки решили жениться! – не остался в долгу Порк.

Принц сел обратно.

– Вообще-то нет, – сказал он. – Могу тебя утешить – на Александрине Жабе я не женюсь никогда. Во-первых, потому что не хочу, мне она не нравится. Во-вторых, потому что не могу, браки в королевской семье происходят исключительно в политических интересах, – он взял из вазы персик, понюхал и положил обратно. – К примеру, моя старшая сестра замужем за старшим сыном короля Севрии, первым в очереди на престол. Моя средняя сестра замужем за средним сыном короля Нурландии. Старший сын короля Нурландии слаб здоровьем и вряд ли долго протянет, поэтому их очередь на престол тоже первая. Моя младшая сестра сосватана за сына короля Урнхии, единственного ребенка. На роль моей будущей супруги пока что имеются девять кандидаток, все – принцессы и очень удачные партии, список постоянно растет. Александрине вряд ли найдется в нем место, даже если ее отец откроет еще десяток алмазных месторождений. Угощайтесь, – принц указал на вазу с фруктами, отщипнул виноградину, закинул ее в рот и принялся жевать. – А вообще, я ужасно завидую своему старшему брату – он так лихо отвертелся от необходимости жениться – умчался на край света, только его и видели. Дела у него, видите ли. А все его невесты достались мне, – принц скорбно сдвинул брови, но не выдержал и рассмеялся. – Впрочем, не все так плохо. Возможно, я решу жениться на принцессе Граттийской, ей всего пять лет, пока она вырастет, куча времени пройдет.

– Принцессе Граттийской? – повторил Порк странным голосом. Я тоже насторожилась, заслышав знакомое слово.

Принц хитро прищурился.

– Да-да, если вернешься, замолвлю за тебя словечко у их королевского кондитера и, может быть, договорюсь о практике.

– Постойте, – воскликнула я, вспомнив, наконец, где слышала это слово, – королевский гратт!

– О, да, – мечтательно произнес принц, – Поркуан так восхитительно их готовит, не описать! Если бы вы, Ада, могли их попробовать… м-м-м, – он блаженно зажмурился.

– Я пробовала. Порк… простите, Поркуан готовил.

Принц распахнул глаза и уставился на нас обоих.

– Не обольщайся, – пробурчал Порк, одарив меня сердитым взглядом. – Я не положил унгвину. Это был облегченный вариант, вполовину хуже настоящего.

– Как интересно, – произнес принц. – А почему именно гратт?

– Она сказала, что я не умею готовить!

– Извини, была не права, – искренне сказала я и вдруг поняла, как помочь принцу в его проблеме. Осталось лишь поговорить с ним с глазу на глаз. Вот только как это сделать? Идея попросить Порка выйти на минуточку выглядела так себе, и я решила подождать.

В этот раз беседовать до утра мы не стали. Принц ушел спать, а мы с Порком караулили его сон, сидя в гостиной. В спальне не было окон, пробраться туда никто не мог, что избавляло нас от бдения у постели.

Я устроилась в кресле, Порк с мрачным видом уселся на диван. Так мы и просидели до утра.

Принц, по традиции, уехал рано. Все было также, как и в предыдущий раз, исключая одной детали – в этот раз в числе провожающих оказалась Жаба. Видимо, взяла ректора измором, сидя всю ночь с ней рядом – вид у госпожи Моръ был усталый и замученный. Жаба, наоборот, искрила нервной бодростью, сияла бриллиантами и то и дело поглядывала на кольцо. Впрочем, теперь этот жест не впечатлил даже Порка.

Я тоже нервничала, но совсем по другой причине – поговорить с принцем наедине так и не удалось, связаться с ним после отъезда будет невозможно, а идею донести хотелось. Когда он ступил на подножку кареты, я не выдержала.

– Ваше высочество, можно сказать вам пару слов с глазу на глаз?

– Конечно, – улыбнулся принц, возвращаясь. Отвел меня в сторону. – Что-то случилось?

– Да… то есть, нет… Кажется, я знаю, как вам вернуть Поркуана.

Когда принц уехал, на какой-то миг я почувствовала облегчение – теперь всё будет хорошо. Затем увидела лица остальных и поняла – ко мне это «хорошо» вряд ли будет относиться.

– Всем разойтись, невеста Губами – останьтесь, – скомандовала госпожа Моръ.

Жаба и Порк, бросая на меня недовольные взгляды, отправились прочь. – Что вы себе позволяете, невеста Губами! – ледяным тоном произнесла ректор. – Прекращайте заигрывать с принцем! Вам здесь все-равно ничего не светит, а невеста Жаба по вашей милости оказалась в крайне невыгодном положении.

Такого я не ожидала. И удержаться не смогла.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru