Из Осло с любовью

Таша Строганова
Из Осло с любовью

Часть 1, в которой Энзо преподносят сюрприз

***

Субботний вечер Энзо, как подобало любящему сыну, проводил у родителей.

На самом деле, потом он собирался слинять на вечеринку. Его друзья давно уже забросали его сообщениями в общем чате. Но, положа руку на сердце, сейчас он неплохо проводил время.

Его отец, Этьен Лоран, был крутым дизайнером. И сегодня они отмечали открытие его очередной выставки.

Иногда Энзо не понимал своих стариков, но вот что всегда его восхищало, это вкус отца в одежде. Она была в одно и то же время элегантной и удобной. Он не смотрелся каким-то щеголем или председателем совета директоров какого-нибудь холдинга. Но при этом смотрелся этим вечером отлично в коричневых, немного зауженных брюках, белой рубашке и джемпере песочного цвета, накинутом на плечи.

Энзо втихую порой даже пытался скопировать его стиль. Но ему казалось, что он выглядел глупо. Хотя мама, Люси, постоянно отвешивала ему комплименты, когда видела в подобной одежде.

Энзо мысленно закатил глаза. Ничего удивительного. Учитывая, как его родители до сих пор пускали слюни друг на друга. Пиздец.

Он, конечно, понимал, что его предки еще совсем не старые и наверняка у них все еще есть секс, но, блядь, он никогда не собирался получать каких-либо доказательств этого.

Но один раз получил.

Года четыре назад, когда еще жил в родительском доме. Он не вовремя вернулся с пробежки, раньше, чем обычно, так как у него сломались наушники, а кто в своем уме бегает без наушников. И застал довольно откровенную картину прямо, мать его, в кухне.

Прямо на их, мать его, обеденном столе.

Стоило отдать ему должное, несмотря на моральную травму, мешать родителям он не стал. Просто ушел к себе и стал подыскивать съемную квартиру.

К слову, через несколько месяцев после того инцидента у Энзо родилась сестра. Совпадение?

Эльзе было уже три года, и она походила на маленький рожок пломбира с шоколадным сиропом. Непоседливая, болтливая и вечно все желающая узнать. Энзо таким не был. Он не назвал бы себя замкнутым, напротив, был скорее душой любой компании. Но при этом всегда все держал в себе.

Его же сестра – точная копия матери. Наверняка вырастет такой же сучкой.

Нет-нет, маму Энзо любил. Это была цитата его отца, если что.

Посмеиваясь своим мыслям, Энзо отложил телефон в сторону и вернулся к разговору за столом.

– Люси, – отец откинулся на спинку своего стула и довольно погладил живот, все еще плоский, черт возьми, в чем его секрет? – Я слышал, Лив звонила? У них с Йоргом все в порядке?

– Ты бы также хорошо стриг газон, как подслушиваешь, – мама закатила глаза и подхватила на руки пробегающую мимо Эльзу. Та заливисто расхохоталась, ее вьющиеся каштановые волосы и подол платья взвились в воздух. – Сиди смирно, обезьянка, тебе надо поесть.

Эльза издала трагичный вздох, чем вызвала у Энзо улыбку. Но после послушно взяла в руки вилку и принялась ковырять в предложенной запеканке. К слову, та была божественной. Мама готовила просто восхитительно.

– Да подстригу я, подстригу, – отец улыбнулся в свой бокал с вином и сделал глоток. – Они собираются приехать? Надеюсь, вместе с Оливером?

О, нет.

Блядь, нет. Только не это.

Только не мелкий паскудник Кристиансен.

Энзо поморщился. Он видел сына друзей своих родителей в последний раз лет пять назад. Тот был тощим, нескладным и совершенно невыносимым. Энзо тогда уже было четырнадцать и все, что его интересовало, сводилось к дрочке и травке. И, конечно, Оливер умудрился спалить его и за первым, и за вторым. И шантажом выудил у него пятьдесят евро за молчание.

Энзо, между прочим, копил их пару месяцев.

Лив и Йорг были классными. Йорг – крутой режиссер. Ростом под два метра и с голливудской улыбкой. А Лив – довольно известный врач-анестезиолог. Вот только плод их любви оказался с червоточинкой.

Внутренне содрогаясь от воспоминаний, Энзо с ужасом ждал ответа мамы.

Та подложила Эльзе салат, убедилась, что она его ест, и лишь потом заговорила:

– Не совсем. Оливер в следующем году заканчивает школу, но он решил пропустить последний год и провести его на подготовительном курсе в Сорбонне. Ты же знаешь, он, как и Энзо, бредит языками. А Лив и Йорг прожужжали ему все уши про то, какое здесь хорошее образование.

– И? – Отец вопросительно выгнул брови. Он достал сигареты, намереваясь закурить. Энзо тоже сейчас бы не отказался. Но он все же слишком уважал родителей.

– Я предложил, чтобы Оли пожил с Энзо в его квартире, – мама широко улыбнулась, а Энзо похолодел. – Все равно там есть пара пустых комнат. Да и Оливеру будет проще влиться в местную тусовку.

Энзо скривился так, будто у него заболел зуб.

На самом деле, у него заболело все.

Но отцу, похоже, идея показалась классной. Так как он радостно закивал.

– Если у меня все же есть право слова, – Энзо выдержал театральную паузу и оглядел обоих родителей саркастичным взглядом, – то смею заметить, что совершенно не горю желанием жить с этим…

– Сын, – отец перебил его с легкой укоризной в голосе.

– С этим молодым человеком, – скривившись, закончил Энзо. – Да вы, блин, серьезно? Он же исчадие ада!

– Энзо, – мама устало вздохнула, разговаривая с ним, как с Эльзой, когда та не хотела есть свою мега полезную кашу, такое дерьмо на вкус, если что, – возможно, двенадцатилетний Оливер произвел на тебя не самое приятное впечатление. Но уверяю, он изменился. Ему уже семнадцать. В двенадцать ты тоже не был подарком, если что.

– Подтверждаю, – отец с видимым удовольствием затянулся и ухмыльнулся. – В двенадцать ты впервые угнал мою машину и врезался на ней в первое же дерево.

Энзо поморщился.

Понятно, сейчас, чтобы обелить Оливера, начнут вспоминать все его прегрешения.

– В любом случае, – резюмировала мама, – даже если вы не поладите, квартира у тебя большая, вы сможете при желании даже не пересекаться. Но я тебя уверяю, мы с отцом видели его буквально прошлой зимой, когда ты отказался лететь с нами, и Оливер вырос совершенно очаровательным.

– Ты так называешь соседского шпица, – кисло заметил Энзо. На что мама лишь закатила глаза. – Ладно, я вас услышал. Это добровольно-принудительно и мое мнение не учитывается. Но я сразу говорю, я не собираюсь нянчиться с ним или целовать его в задницу.

Блядь. Что он ляпнул?

Мама сурово посмотрела на него и прикрыла Эльзе уши руками. А отец лишь хохотнул, подливая себе еще немного вина.

***

 Следующие две недели прошли идеально.

До конца лета оставался еще почти месяц, и практически все свободное время Энзо проводил на пляже. Вместе с Клэр, подругой детства, дочерью Манон и Шарля, еще одних друзей его родителей. И их общими знакомыми.

Клэр была восхитительной.

С огромными, почти прозрачными голубыми глазами и каштановыми волосами она походила на фею. Клэр была очень похожа на мать, а Манон – знатная красавица.

Было время, когда Энзо казалось, что он влюбился в Клэр. Он ходил за ней хвостом. А учитывая, что та была старше на полтора года, со стороны это выглядело комично. Но все кончилось ничем. Клэр тогда влюбилась в своего первого парня, а Энзо увлекся языками. Зато они остались друзьями. Что куда важнее порой.

– Когда он приезжает? – Клэр перевернулась на своем лежаке, подставляя спину под солнечные лучи. Она вертелась по расписанию, словно сосиска на мангале.

– Понятия не имею, – Энзо раздраженно выдохнул и пожал плечами. Он сидел в тени огромного зонта, вытянув ноги. – По идее, должен в эти выходные. Но мама ничего не говорила о точной дате. Сюрприз будет.

– Ты так его терпеть не можешь? – Клэр рассмеялась. Она приподнялась и подперла лицо рукой, чтобы посмотреть на друга. – Только из-за того, каким он был пять лет назад?

– Знаешь, – Энзо скривился и достал сигареты, – я уверен, такие, как он, не меняются. И если раньше он был маленьким говнюком, то сейчас наверняка стал большим.

– Ты хотя бы знаешь, как он сейчас выглядит? – Клэр продолжала улыбаться. Солнце отражалось от ее блестящих волос. И это было красиво.

– Мне поебать, как он выглядит, дорогая, – Энзо сделал затяжку и проверил свой телефон. – Парни пишут, что вечером вечеринка у Тони. Его предки уехали в Ниццу. Пойдем?

– Не знаю, – Клэр пожала плечами. – Посмотрим. Если Тони снова будет ко мне приставать, я дам ему по яйцам.

Она положила голову на скрещенные руки и прикрыла глаза.

Энзо усмехнулся и посмотрел вперед, на воду. Он и сам не понимал, почему так противился приезду сына Кристиансенов. Ведь действительно, за пять лет любой человек меняется.

Может, и стоило дать шанс Оливеру.

***

Подбросив Клэр до ее квартиры, Энзо поехал домой.

Время едва перевалило за пять вечера. До вечеринки, если они действительно туда пойдут, оставалось минимум часа три-четыре. Так что ему вполне хватит времени перекусить и принять душ.

Его квартира располагалась не в самом фешенебельном районе Парижа, конечно, но и не в самом плохом.

Родители отдали ему ключи от нее на восемнадцатилетие. Впрочем, Энзо прекрасно прожил бы и на съемной, но отец тогда сказал, что недвижимость – это неплохое вложение денег. Ну, и еще он сказал ему не выебываться.

Мировой у него батя, в общем.

Так вот, квартира была в довольно хорошем районе, с кондитерской на первом этаже. Двухъярусная. И даже с собственным парковочным местом.

Но было одно «но».

Его соседка с верхнего этажа. Мадам Фуржо.

Ей было где-то между шестьюдесятью и ста двадцатью. Въедливая, внимательная и безумно злопамятная старуха. Каждое утро она поливала свои чертовы цветы на балконе. И вода стекала прямо к Энзо.

Первое время он не раз принимал такой незапланированный душ. Пока не начал вставать чуть позже.

 

Также она не выносила, когда он курил. И постоянно грозилась вызвать полицию, так как считала, что сигаретный дым губит ее фиалки.

– Ваши фиалки губит ваша желчь, мадам Фуржо! – крикнул ей как-то Энзо. И, конечно же, тут же стал ее врагом номер один.

После этого каждый божий раз, едва завидев машину Энзо на парковке, она тут же вставала в воинственную позу на своем балконе и смотрела угрожающе.

Вот и сейчас, захлопнув дверцу, Энзо обернулся и увидел старуху. Та стояла в каком-то невероятного цвета платье с попугаями и чалмой на голове.

– Молодой человек, – голос у нее был звонким, несмотря на возраст, и жутко раздражающим. К слову, она прекрасно знала и имя Энзо, и даже его родителей, но все равно называла его только молодым человеком и никак иначе. – Что за бордель вы устроили в своей квартире?

Энзо недоуменно приподнял брови. Он не имел обыкновения таскать кого бы то ни было к себе домой. А с Клэр Фуржо была знакома. И совершенно очарована ею.

Решив проигнорировать сумасшедшую старуху, Энзо покачал головой и вошел в подъезд. Его квартира располагалась на втором этаже, сразу над кондитерской лавкой. И он никогда не пользовался лифтом.

Взбежав по ступенькам, он достал ключи и вошел в прихожую.

Наклонившись, чтобы расшнуровать кеды, он вдруг услышал недовольное:

– Блядь! Предупреждать же надо.

Вздрогнув, Энзо выпрямился. Он не знал, как реагировать на увиденное. У него в коридоре стоял полуголый парень в одном полотенце на бедрах. Он был хорошо сложен, но куда интереснее было его лицо. Просто ангельское.

Так. Стоп. Какое нахуй лицо?

– Ты кто, мать твою? – Энзо пришел в себя и нащупал телефон в кармане, чтобы в случае чего вызвать полицию. – Как ты сюда попал?

– Мне дала ключи Люси, – парень закатил глаза.

И тут Энзо понял, что его слегка смутило с самого начала. Его речь. Пацан, да-да, именно пацан, мелкий говнюк, которому едва исполнилось семнадцать, говорил довольно медленно, словно заторможено.

Так, как говорят, блядь, норвежцы.

Пазл сложился.

Перед Энзо был никто иной как Оливер Кристиансен. Сказать, что он изменился со своих двенадцати, не сказать ничего.

Оливер смотрел нагло, нахально. По-видимому, прекрасно осознавая, насколько он хорош собой.

Как же прав оказался Энзо. Из маленького говнюка вырос большой.

Вот только одного Энзо не учел. Этот говнюк вырос чертовски красивым.

Часть 2, в которой собирается гроза

***

Они стояли друг напротив друга словно боксеры на ринге.

Энзо чувствовал себя странно. За прошедшие недели он успел относительно свыкнуться с мыслью о том, что с ним теперь будет жить Кристиансен.

Но одно дело уложить это в своей голове и совсем другое – столкнуться с ним лицом к лицу.

Не сказать, чтобы Энзо за свою жизнь не видел красивых парней. Да до хрена. Но было что-то во внешности Оливера, что цепляло.

Не позволяло отвести взгляда от его светлой, почти молочной кожи, вьющихся волос, пухлых губ.

Дьявол. Он выглядел как херувим. Но при этом в его глазах плясали такие черти.

Энзо откашлялся.

– Что ж, – произнес он, не узнавая собственный голос, – пойдем, покажу тебе твою комнату.

– Люси уже показала ее мне, – презрительно фыркнул Оливер, почти закатив глаза.

Ну, конечно. Мама не могла оставить гостя просто так. Еще, наверное, и комнату проветрила, и белье свежее постелила.

А вот родного сына о надвигающейся катастрофе предупредить не удосужилась.

– Прекрасно, – Энзо решил не вестись на сучистый характер этого мелкого говнюка. Он ведь действительно мог с ним почти не пересекаться. – Я в душ. Чувствуй себя как в гостях.

– Так не говорят, придурок, – Оливер проводил его взглядом. – Как у таких родителей мог родиться такой сын.

– Встречный вопрос, – Энзо, не оглядываясь, пожал плечами и скрылся в ванной.

Этот пацан едва появился в его квартире, а уже сильно раздражал. Игнорирование. Вот то единственное, что могло его спасти.

После душа стало немного лучше. Энзо смыл с себя соленую морскую воду и остатки песка. Потом на всякий случай побрился, хоть щетина и почти не росла. Но папа как-то по секрету сказал ему, что брился почти каждый день лет до двадцати, чтобы у щетины хотя бы появился шанс.

Завернувшись в чистое полотенце, Энзо вышел в коридор и едва не столкнулся с Оливером. Тот то ли караулил под дверью, то ли шел мимо.

– Блядь, ты не мог одеться? – возмутился он, отпрянув от Энзо. Сам он уже успел переодеться в шорты и футболку.

– Я у себя дома вообще-то, – парировал Энзо. – Тебе что-то нужно? Чай, кофе, сцедить яд?

– Когда я захочу что-нибудь сцедить, – Оливер пошло двинул бедрами вперед, – я обязательно позову тебя на помощь. Но пока что мне нужно зарядное для телефона. Я еще не разобрал вещи.

– Не хочу тебя разочаровывать, но придется. Ты не в моем вкусе. Так что как-нибудь сам уж, – ответил Энзо, направившись в сторону лестницы. – Ну, чего встал? Пошли, дам тебе шнур.

Оливер быстро нагнал его и стал подниматься следом.

Энзо буквально кожей чувствовал его взгляд. Тот был не то чтобы раздевающим, но горело от него все знатно. А еще он ждал, что же ответит Кристиансен. Промолчать тот просто не мог.

– Вот смотрю я на тебя, Демори, – приторно-сладким голосочком протянул Оливер, – и думаю, кто же может быть в твоем вкусе. Немытые и волосатые француженки?

– А то ты перевидал так много француженок, – Энзо закатил глаза, подавив смешок. Оливер кусался. Но не больно.

Впрочем, не стоило сильно обольщаться. Наверняка, еще успеет показать зубы.

Открыв дверь спальни, Энзо бегло осмотрел комнату, подмечая, не раскидал ли где-то трусы или еще что. Но все выглядело прилично. Удивительно.

Любовью к порядку, совершенно невзаимной, он явно пошел в своего отца.

– Здесь воняет так, будто ты заперся и месяц дрочил, – Оливер застыл на пороге и сморщил нос. – Годы идут, а ничего не меняется.

Энзо лишь показал ему средний палец и на всякий случай открыл окно. На самом деле ничем в комнате не пахло. Но он решил перестраховаться. Потому что, ну, да, он порой дрочил. А кто не грешен?

Достав из верхнего ящика тумбочки шнур и зарядное, Энзо кинул их Оливеру. Тот ловко поймал, почти не глядя. Реакция у него была поразительной.

Видимо, занимался каким-то спортом. Впрочем, это было понятно и по его подтянутой фигуре.

Хотя, похуй, Энзо это было не интересно.

– Что уставился? – он вопросительно выгнул брови. – Вали.

– Ты чертов пещерный человек, – Оливер закатил глаза.

– И что? – фыркнул Энзо. Он уже немного продрог в одном полотенце, да и препираться с этим мелким паскудником пропало всякое желание. – Пожалуешься моим родителям?

– Пидор, – Оливер презрительно сощурился и, развернувшись, ушел.

Энзо с демонстративным грохотом захлопнул за ним дверь. Потом скинул полотенце и упал на кровать.

Он не мог понять своей реакции.

Оливер раздражал. До зубовного скрежета. И это было не только влияние детских воспоминаний. Он успел вывести его из себя и своим нынешним поведением.

Удивляло другое. Реакция собственного тела.

Да, Оливер оказался смазливым до чертиков, но какого дьявола, почему Энзо так хотелось зажать его где-нибудь в углу и выбить всю дурь из его задницы.

***

Клэр: И что, не хочешь взять его с собой на вечеринку?

Энзо: Да на черта он мне сдался. Еще смотреть, чтобы его кто-нибудь не споил и не выебал

Энзо: Родители мне за него потом голову открутят

Энзо: Ему только в прошлом месяце семнадцать исполнилось

Клэр: А что, могут захотеть выебать? Он красавчик?

Энзо: Угомонись, он младше тебя почти на четыре года

Энзо: И у него на лице написано: дорогие предки, я пидорас

Клэр: Прямо как у тебя)))

Энзо: Сучка

Клэр: Жду тебя в девять)

Энзо заблокировал телефон и поднял глаза. Он сидел в плетеном кресле на балконе и курил. Пепельница стояла рядом на столике.

Оливер подошел совсем бесшумно и застыл в проеме балконной двери.

– Красивый вид, – выдержав театральную паузу, произнес он и царственно опустился в свободное кресло. Потом достал из кармана пачку каких-то незнакомых сигарет и тоже закурил.

У Энзо за его почти двадцать лет не было особых кинков. Да, ему нравились некоторые вещи в порно, которое он смотрел. Но по сути было мало чего, что его конкретно заводило.

Но, похоже, всему когда-то приходит конец. Или начало.

Оливер курил как-то невероятно эстетично-порнографично. Энзо не мог быть объективным в этом плане, но ему всегда казалось, что его отец курил круто. Только вот это не заводило по вполне логичным причинам.

А вот сейчас Энзо немного поплыл.

Он буквально залип на чужих тонких длинных пальцах, сжимавших сигарету. На губах, которые пошло обхватывали фильтр.

Пухлых, розовых.

Блядь.

Энзо буквально силой заставил себя отвернуться и посмотреть на соседний дом. Там кто-то развешивал белье прямо на балконе. Да уж, ничто так действенно не сбивало стояк, как вид чужих мокрых метровых рейтузов.

Поморщившись, Энзо снова повернул голову и наткнулся на внимательный взгляд светло-голубых глаз. Они был прозрачными и холодными, словно льдинка.

Прямо как сам Оливер.

Энзо не знал, что сказать. Его словно парализовало. Загипнотизировало под этим взглядом.

– Кхм, – он сделал глубокую затяжку и выпустил кольцо дыма, – у моего друга сегодня вечеринка. Не хочешь сходить?

Блядь, зачем он это сказал. Зачем. Откажись, Оливер. Давай же.

– Только если ты не будешь путаться под ногами, – фыркнул Бэкнасхейм, заставив Энзо раздраженно фыркнуть в ответ.

Тут наверху кто-то завозился.

Фуржо. Эта старая карга часто торчала на балконе по вечерам. Но Энзо услышал, что она чем-то загремела. О нет.

Снова ее дьявольские фиалки.

Энзо замер. Он смерил хитрым взглядом Оливера, облизнул губы и сказал:

– Идем, покажу кое-что.

– Это сейчас очень стремно прозвучало, – усмехнулся Оливер. Но все же послушно поднялся.

Энзо подвел его к перилам и не придумал ничего лучше, как указать на свою машину.

– Вон та красотка моя. Как тебе? – и он предусмотрительно отошел на шаг назад.

– Я что, по-твоему, тачек не видел? – Оливер закатил глаза, но все же наклонился вперед, рассматривая его новенький мерседес-кабриолет. – Я и на более крутых катался.

И в этот самый момент сверху полилась вода.

Да не просто вода, а сразу с землей.

Оливер заорал, подскакивая. А Энзо согнулся пополам от смеха.

– Что? Какого хрена? – Оливер смотрел по сторонам ошалевшими глазами. Грязь стекала с его волос по лицу прямо на белую футболку. Шикарное зрелище. – Это сверху, что ли?

И он, не боясь получить ледяной душ снова, изогнулся, заглядывая наверх.

– А, это вы? – ядовито уточнил Кристиансен. – Что, неужели в сумасшедшем доме сегодня отпускают на выходные?

– Мелкий паскудник! – рявкнула на него Фуржо. – Я все расскажу родителям Энзо! Устроили тут бордель! Проституток водят!

– Это вы меня проституткой назвали? – Оливер недобро сощурился.

Он стоял, оперевшись спиной о перила и выгнувшись назад. Энзо открывался вид на его длинную шею. А короткая футболка задралась, обнажая низ живота.

Сглотнув, Энзо перевел взгляд выше, пытаясь сосредоточиться на перепалке.

– Тебя, конечно, – Фуржо не унималась. – Еще минута и вы бы стали предаваться греху прямо под моими окнами!

И она вылила из лейки воду уже нарочно прямо на лицо Оливера.

Тот взвизгнул и отпрыгнул почти на метр.

– Старая маразматичная сучка! – выругался он, стирая воду с лица. – А ты что уставился? Не мог предупредить?

Энзо лишь пожал плечами с невинным видом.

– Ты, – Оливер подозрительно сощурился и наставил на него палец. – Ты, блядь, знал. Тачку хотел показать, ну конечно.

– Иногда за свой длинный язык нужно отвечать, – ухмыльнулся Энзо.

Оливер смерил его презрительным взглядом, показал ему средний палец и, задрав голову, ушел обратно в квартиру.

Наверняка, он как-нибудь отомстит. Но тем интересней, верно?

***

– Все нормально, ма, – Энзо закатил глаза. Он сидел на диване в гостиной, дожидаясь, пока его норвежское величество наконец соберутся. И кто тянул его за язык, приглашая Оливера с собой, спрашивается. И пока ждал, Энзо позвонил родителям. – Он уже познакомился с мадам Фуржо. Кажется, они в восторге друг от друга.

В трубке послышался голос отца. Кажется, родители куда-то уходили.

– Вы сегодня не дома? – удивился Энзо. – В кино? Вам что, по семнадцать? Ладно-ладно, я понял, стариковская романтика, – он по-доброму рассмеялся. – А Эльза с кем? Могла бы и меня попросить. Ой, все-то ты знаешь. Дай мне мою принцессу. Пожелаю ей спокойной ночи. – Энзо дождался, пока мама передаст трубку его сестре. Та дышала громко и часто, видимо, носилась по дому. Ничего нового. – Привет, солнышко. Как твои дела? Правда? Умница. Да, конечно, я приеду завтра. Сегодня мы с Оливером пойдем гулять. Ты знаешь Оливера? Вы с мамочкой встречали его сегодня? Он тебе понравился? Мне? Нет. Ну, – Энзо немного смутился, – он красивый. Но ты тоже красивая. И тебя я люблю больше. До завтра, принцесса! Я тебя тоже целую.

 

Закончив вызов, Энзо поднял глаза и едва не выругался. Оливер, будто тень отца Гамлета, торчал в дверном проеме. Вот же любитель эффектно появиться и подслушать.

– Красивый, значит? – он с усмешкой поиграл бровями, входя в комнату до конца. На нем были обычные джинсы, но они облепили его ноги и задницу, словно вторая кожа. И обычная же белая футболка с подкатанными рукавами. Но какого-то черта в ней он смотрелся просто как Бог.

Энзо нахмурился.

Теперь точно придется разгонять пьяных уродов. Наверняка, на эту соплю будут все вешаться.

– Ты не ответил, – Оливер сложил руки на груди и внимательно смотрел на Энзо.

– Как будто это станет для тебя откровением, – фыркнул Энзо. – Я лишь констатировал факт. Это все еще не значит, что ты в моем вкусе. Или когда-нибудь станешь.

– Больно надо, – усмехнулся Оливер.

Ага, как же. Такие засранцы, как Кристиансен, мечтают нравиться абсолютно всем.

Энзо поднялся и подхватил со столика ключи, бумажник и телефон.

– Идем? – вопросительно уточнил он, снова оглядывая Оливера тяжелым взглядом с головы до пят.

Ох, и хлебнет он с ним сегодня проблем.

– Идем, – со смешком, будто умел читать мысли, ответил Оливер.

В прихожей они замешкались, обуваясь, и пару раз столкнулись плечами. Энзо почувствовал приятный аромат парфюма Оливера.

Он был свежим, каким-то легким и словно отдавал озоном. Так обычно пахло в воздухе перед грозой.

И что-то подсказывало Энзо, что скоро она действительно случится.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru