Испытание верностью

Таша Строганова
Испытание верностью

Глава 3

Федя Васнецов привык быть свободным художником.

Но не тем, который вечно голодный, а свободным и сытым. На вольные хлеба он ушёл после первого же года практики в крупной компании. Занялся разработкой приложений во фрилансе, выискиванием багов и слабых мест, а также для души немного занимался играми. Прокачивал персонажей на продажу. Самое смешное, что последнее приносило едва ли не больше денег, чем всё остальное.

Сколько же в мире существовало двинутых задротов, готовых отдать огромные деньги за редкий виртуальный шмот или готовый аккаунт.

Сам же Федя игроманом не был, хотя гиком его всё же иногда дразнили. Но больше за его маниакальную любовь к компам и гаджетам.

В «Thunder Inc.» Васнецов попал совершенно случайно. Их охотники за головами сами вышли на него, вкинули интересный оффер, и Федя взялся. Рядовой был в общем-то заказ. Но как-то так сложилось, что его работа приглянулась спецам, контракт продлили, предложили новый. Так слово за слово он уже почти год трудился на благо президента Андрея Громова.

В офисе Васнецов появлялся нечасто, но пару раз даже видел этого самого Громова. Среднего роста, потолок не подпирал, но повыше самого Федьки, с тёмными волосами и мордой кирпичом. Красивый, пожалуй, мужик, но больно холодный.

Впрочем, члену не прикажешь. Андрей Николаевич производил должное впечатление. И Феденька, будучи парнем не совсем ещё определившимся, что называется, запал. Нарыл всю возможную инфу в сети про Громова. Узнал даже о его матери. А это Андрей явно старался хранить в секрете. В общем, через неделю Федя уже знал об объекте желания всё, вплоть до номера страховки.

Но хотелось, конечно, узнать его и как человека. Какую музыку слушает, как время привык проводить, что пьёт по утрам, с кем засыпает в конце концов. Ибо о личной жизни Громова информации не было никакой. Складывалось ощущение, что её у шефа просто нет. Впрочем, учитывая, сколько тот работал…

Симпатия Феди по сути оставалась лишь платонической. Он прекрасно понимал, что с таким мужиком ничего не светит. Даже если исключить его стопроцентную натуральность, а вид Громов имел весьма брутальный, то к нему было в принципе не подступиться. Поэтому Васнецов свои порывы сдерживал и вздыхал лишь издалека.

Мониторинг безопасности системы не был его прямой обязанностью. Скорее хобби, чтобы не растерять навыки. Поэтому Федя часто шарился внутри сетки просто из праздного интереса. Тестил баги, искал битые пиксели, так сказать.

Вот и в тот роковой вечер он просто убивал время. Качался в кресле, пил колу и лениво щёлкал по клавишам. Пока не увидел кое-что странное. Это было не внешнее проникновение. Нет, его бы Цербер засёк сразу.

Нет, эту херню, чем бы она ни являлась, запустили изнутри. Федя потыкался ещё в пару мест, понимая, что червь не просто пытается навредить и уронить сервак. Нет, эта фиговина меняла сам скелет, а это грозило большими, просто огромными проблемами.

Едва не перевернувшись в кресле, Васнецов схватил телефон, чтобы связаться хоть с кем-нибудь. Но понял, что по факту из-за своей обособленности и скрытности не общался ни с кем из собственных руководителей. Писать в чат, где общались сотрудники, было глупо. Ну кто смотрит рабочую телегу вечером в выходной. И тогда Федя принял, пожалуй, самое гениальное и глупое решение в своей жизни.

***

Андрей тяжело вздохнул и нахмурился.

– То есть, ты хочешь сказать, что специально топорно наследил в системе, чтобы привлечь внимание?

Федя кивнул. Он старался смотреть на Громова как можно меньше. Увидев его полчаса назад на пороге, Васнецов лишь чудом сохранил самообладание. Сказалось, наверное, то, что он ещё толком не проснулся. Да и в принципе не особо верил собственным глазам. Потому и вёл себя так нагло.

Андрей, давай без отчества, Васнецов, Громов выглядел немного инородно на кухне у Феди. Впрочем сейчас, в простой тенниске и джинсах, не брендовых, к слову, из масс-маркета, небритый и чуть помятый, он уже не казался тем небожителем, как привык его видеть Васнецов. И мамины пирожки он лопал на ура.

– Времени что-то проверить у меня совсем не было. Видел, как быстро работает эта чертяга, – Федя отвёл взгляд, понимая, что начал пялиться, и сунул в рот кусок пирога с яблоками.

– Идей нет, кто это мог быть? – Громов явно спрашивал, особо не надеясь на помощь. Феде хотелось расспросить, что же с ним случилось, но он понимал, что у Андрея сейчас самого куча вопросов.

– Пока нет, – Васнецов ответил уклончиво, раздумывая, стоит ли ввязываться в авантюру. Даже ради прекрасных Громовских глаз.

– Пока? – ага, бизнесмена на мякине не проведёшь, тут же ухватился за сомнения в голосе. – То есть, в теории узнать ты бы смог?

– Андрей, давайте на чистоту, – Федя отложил недоеденный кусок пирога и уставился на Громова. – Мы с вами не вчера родились, оба прекрасно знаем, что методы добыть ту или иную информацию есть всегда. Вопрос лишь в их законности и оправданности.

– Во-первых, давай уже на ты, – хмыкнул Громов. – А, во-вторых, сейчас я тебе расскажу, что было после того твоего триумфального влёта с ноги в нашу систему, а ты уже сам сделаешь выводы об оправданности и необходимости. Идёт?

Федя согласно кивнул.

Глава 4

Рассказ Андрея явно поверг парня в шок.

Васнецов производил впечатление парня рассудительного и обстоятельного. Но такая история произвела впечатление и на него. Громов невесело хмыкнул. Да уж, ну и в переплёт он угодил.

– Знаешь, – с усмешкой произнёс он и сделал глоток чая, вкусного, ароматного такого. – Рассказал всё это вслух и самому не верится. Как бред звучит.

– Звучит и правда стрёмно, – согласился Фёдор. Он потёр затылок, и Андрей невольно прикипел взглядом к голой груди парня. Да, конечно, отношений у него давно не было. Всё время и силы уходили на работу. Но это же не повод бросаться на первого встречного. Пришлось нацепить отстранённое выражение и уставиться в стену. – Кто бы это ни сделал, готовилось всё давно и обстоятельно. На раз-два ни такую прогу, ни такую диверсию не проделать. Тебя же по сути просто вычеркнули как личность. Документы, конечно, восстановить можно. Но сколько это геморра.

– Именно, – вздохнул Андрей. Странно, но в этой квартире, на этой уютной простой кухне он впервые за неделю расслабился и позволил себе быть просто человеком. Который попал в откровенно дерьмовую ситуацию. Конечно, показывать свою слабость едва знакомому парню было чревато, но Громов необъяснимо доверял Феде. Его история звучала правдоподобно, хотя мотивы пока и оставались не до конца ясны. Да и не выглядел Васнецов как злодей. – Я даже жильё нормальное снять не могу. И неизвестно, сколько это всё дерьмо продлится.

– А ты что-нибудь предпринимал? – уточнил Федя.

– Моя основная задача сейчас – выяснить, где мой зам Вадим. Связан ли он как-то со всем этим делом. Хотя очевидно, связан. Но дома его нет, телефон недоступен, – Громов постучал пальцами по столу. – По сути ты был моей единственной зацепкой.

– Что ж, – Васнецов посмотрел прямо и серьёзно, будто принял какое-то решение. – Хоть и не оказался тем самым главгадом, который лишил тебя всего, но я просто не могу бросить человека в подобной ситуации.

– Очень благородно, – усмехнулся Андрей, которого, и правда, позабавила эта возвышенная речь. – И что ты предлагаешь?

– Ну, – протянул Федя, тут же стушевавшись и сбавив обороты, – для начала я хочу предложить крышу над головой. Насколько понимаю, пойти тебе особо некуда. Слоняться по мотелям – эдак все деньги, которых и без того мало, уйдут. А дальше… Есть у меня пара мыслишек. Постараюсь помочь вычислить, кто за всем стоит.

– И с чего бы такая бескорыстность? – Громов усмехнулся уголком рта. Ситуация, конечно, складывалась невесёлая, но этот парень каким-то магическим образом умудрялся делать её чуть менее патовой. Пирожки ещё эти. Андрей взял новый и с удовольствием откусил. О, с мясом.

– Какая тебе разница, – Фёдор закатил глаза, а потом как-то смутился и отвернулся, подзывая кота, который вальяжно развалился посреди кухни.

Занятная реакция. Интересно.

***

Васнецов выделил ему свободную комнату в конце коридора.

Вообще, квартира у этого доморощенного хакера была довольно просторной. Жил он, конечно, по средствам, но нетрудовые доходы в любом случае имел. Впрочем, Андрей отдавал себе отчёт, сколько могут зарабатывать действительно хорошие спецы.

А уж в его компанию плохих не приглашали.

Распаковав свой нехитрый скарб, Громов сел на разложенный диван, застеленный мягким плюшевым покрывалом с тигрятами, и почесал голову. Что вообще произошло во Вселенной такого, что он оказался в этом месте в это время?

Будто вернулся лет на пятнадцать назад, в старую хрущёвку, где они жили вдвоём с мамой. Словно и не было всех тех лет каторжного труда, карабканья на вершину, которая грезилась Андрею волшебным оазисом среди пустыни российской серости.

Да, до вершины он добрался и даже продержался на ней вполне успешно несколько лет. Но то, с какой лёгкостью кто-то лишил его всего буквально за считанные часы, если не минуты, поражало. Вся жизнь Громова рухнула будто карточный домик.

Вот только карты эти были из гранита, и могли погрести его под собой как могильные плиты.

Растерев лицо руками, Андрей встряхнулся. Расклеиваться было нельзя. Сейчас у него появился какой-никакой помощник. И пусть мотивы Васнецова пока оставались неясны, Громов не собирался раскидываться и без того нечастыми подарками судьбы.

***

После душа Громов вновь почувствовал себя человеком.

За эту неделю в мотелях он, признаться, слегка одичал. Конечно, условия для жизни, если сравнивать со спартанскими, там были приемлемыми. Но это всё же не дом. Забавно, что эту квартиру, которая не имела к Андрею никакого отношения и в которой он находился лишь пару часов, тот уже считал своим временным домом.

 

Выйдя из ванной, Громов столкнулся в коридоре с Федей. Тот успел надеть футболку, видимо решил, что смущать гостя своими голыми сосками некомильфо. Вот только гость и сам в одном полотенце щеголяет.

Васнецов застыл, старательно смотря Андрею прямо в глаза. Он выглядел немного напуганным, будто никогда другого мужика в таком виде не наблюдал. Впрочем, наверняка, так оно и было. Вероятность, что его недавний подчинённый окажется хотя бы бисексуален, ровнялась примерно десяти процентам.

Громов был прагматичен до кончиков ногтей, потому никогда не считал чего-то абсолютно невозможным. Шанс, что Фёдора могут интересовать мужчины, был. Но довольно невысокий. Хотя то, как он смущался, заставляло задуматься.

Неловкую ситуацию разрядил котяра. Он вырулил из гостиной так, будто собирался на разборки. Подошёл к ним, уселся и недовольно начал мяукать.

– Хвост, ты опять что-то разбил? – с какой-то обречённостью в голосе уточнил Васнецов. На что котяра как-то самодовольно ещё раз мявкнул.

Кто в доме хозяин, стало ясно сразу.

Глава 5

Федя не знал, куда себя деть.

Появление Громова в его квартире выбило парня из колеи. А его история и вовсе звучала совершенно фантастически. Но Фёдор прекрасно знал, что такое киберпреступность, какие у неё есть возможности и что при должном рвении провернуть возможно практически всё.

Он по-человечески сочувствовал Андрею. У Васнецова никогда не было зависти или злости к сильным мира сего. Он и сам жил неплохо. При желании мог бы заработать и куда больше, тоже купить огромный дом и тачку. Но Феде ничего этого особо не требовалось.

Главное, чтобы был стабильный доступ к интернету и корм для Хвоста. Иначе последний искусает пятки. Плавали, знаем.

Предложив Андрею кров, Фёдор всё же преследовал и маленькую личную цель. Его симпатия к Громову никуда не делась. И он, будто влюблённый идиот, решил ухватиться за призрачный шанс хотя бы побыть немного рядом с объектом своей симпатии. Без гейства. Без всяких задних мыслей.

И без особых надежд.

Ну, и, конечно же, это было простое желание помочь в трудной ситуации. Представить себя на месте Андрея Феде было тяжело. Случись такое, он мог бы пойти и к матери, и к сестре. В конце концов оставался Глеб. Но вряд ли бы кто-то в принципе обратил внимание на такую блоху как Васнецов.

Возможно, именно поэтому он и не стремился разбогатеть и привлечь чьё-то ненужное внимание.

И вот сейчас, когда Громов оказался буквально в шаговой доступности, да что там, руку протяни – вот он, Федя терялся.

Особенно, когда видел Андрея в одном полотенце. Стараясь смотреть куда угодно, но только не на своего собеседника, Федя нёс какую-то чушь.

– Ладно, – резюмировал он. – Пойду гляну, что там Хвост натворил. А потом пообедаем.

– Мы же только что пили чай, – удивился Андрей, приподняв брови. Его лицо приняло такое забавное выражение. Вообще сегодня Федя увидел у обычно холодного и замкнутого Громова столько эмоций, что на сто лет вперёд хватило бы впечатлений.

– Так то просто чай, а на обед будет борщик, – Федя едва не облизнулся. – Мама приготовила.

Его мама, как и сестра, была знатной кулинаркой. Баловала не только Федю, который совсем обленился и сам мог питаться только дошираками, но и внуков. Ленка возмущалась, что бабушка сделает из них колобков. Но близнецам Тошке и Пашке это явно не грозило. Конституцией тела пошли в своего дядьку. А Федя был не сказать что тощим, но сухопарым это точно.

Поэтому все мамины вкусняшки утопали в его желудке, как огромной доменной печи. Перерабатываясь в чистый серотонин.

Андрей смерил его странным взглядом, покачал головой и ушёл к себе. И правильно, от греха подальше.

***

Хвост, на удивление, ничего не сломал.

Только свалил пульт от телека на пол. Этой пушистой заразе, похоже, снова не хватило места на диване. Прибравшись, Федя ещё и фантики от конфет собрал, и грязные чашки из-под чая, Васнецов ушёл греть обед.

Пока борщ медленно закипал на плите, Васнецов думал.

Он привык работать с массивами данных, с таблицами, системами, схемами. Он привык всё структурировать. Без этого программирование не представлялось возможным. Поэтому и здесь Васнецов хотел подойти к проблеме системно.

Во-первых, стоило обозначит круг людей, которые могли иметь коммерческий интерес, а так же ресурсы и возможности. Тех, кто попал бы в оба списка, надо проработать внимательнее. Для этого может понадобиться помощь Глеба.

Тот, конечно, давно не объявлялся, да и из ФСБ ушёл несколько лет назад. Но связи наверняка у него остались.

Но начать всё же стоило с другого.

– Надо выяснить, кто сейчас президент «Thunder Inc.», – заявил Васнецов пришедшему на кухню Громову.

Тот успел переодеться в чистую смену одежды. Вещей у него явно было мало, оно и понятно, из дома выставили даже без паспорта. Федя прикинул, могло ли Андрею подойти что-то из его шмота. Бывший шеф был чуть выше и шире в плечах, но в общем-то не выделялся большими габаритами. Спортивная одежда точно налезет.

– Не думаю, что в этом будет много смысла, – Андрей уселся за стол и с одобрением посмотрел на тарелку борща с большим куском мяса, которую Федя поставил перед ним. – Там наверняка подставное лицо.

– Это понятно, – Васнецов кивнул и достал из холодильника сметану. С ней борщец шёл вообще на ура. – Но какие-нибудь ниточки всё равно нащупать удастся.

– И как ты собрался их щупать? – Громов усмехнулся уголком рта. Забавная у него была манера. Будто бы и улыбался, но как-то не весь. Без души. А хотелось увидеть искреннюю улыбку. Глупое желание. – Сто лет такого вкусного борща не ел.

– Передам маме, – Федя хмыкнул. – А насчёт прощупываний, есть у меня один бывший ФСБшник.

– Твой бывший? – Андрей посмотрел странным взглядом.

Васнецов даже не сразу понял, о чём он. Потому стушевался и фыркнул.

– Нет, уволенный, – пояснил он. – У меня нет ФСБшников среди бывших.

Боже, что он нёс. Сейчас Громов точно решит, что он гомик, да ещё и блядун. А опыта у Феди на этом поприще на самом деле было чертовски мало. Так, кое-какие эксперименты по юности.

– Кхм, – Андрей откашлялся и уточнил: – Так что, он сможет что-то узнать.

– Угу, надеюсь, – Федя хмуро смотрел в свою тарелку. Что он за олух. С компами вести разговоры было куда проще. – Это брат мой.

К чему было нужно пояснение, Васнецов и сам не знал. Но посчитал нужным сделать эту ремарку.

– Брат? – искренне удивился Громов. – У тебя есть брат?

– Справки обо мне наводил? – Федя усмехнулся. Он не обижался. На месте Андрея и сам поступил бы точно также. – Он сводный, по отцу. Старше меня на шесть лет. И он после некоторых событий не афиширует наше родство. Можно сказать, шифруется.

– С мафией связан? – Андрей даже бровью не повёл. Работой своего брата Фёдор не гордился, но и не осуждал. Глеб работал телохранителем, безопасником, кем угодно. Но не бандитом.

По крайней мере, Васнецову было так проще. Мать с сестрой и вовсе ни о чём не догадывались.

– Это так важно? – Федя вскинул голову и сощурил глаза. Громов не выглядел разочарованным. Скорее, ему было ровно. – Главное, что может помочь.

– Хорошо, – Андрей кивнул. – Я думаю, можно ещё подключить Сашку Иванова. Это бывший начальник информационного отдела.

– Я знаю, кто он, – Федя покусал щёку изнутри. – Думаю, пока не стоит. То что его уволили, его ведь уволили, да? Так вот, то, что его уволили, не означает, что он не причастен. Стоит с осторожностью сейчас к кому-то обращаться.

– Получается, ты тоже снова под подозрением? – уточнил Андрей. Но в его голосе не было серьёзности, напротив, какая-то странная весёлость. А в уголках глаз собрались едва заметные морщинки. С ума сойти, Громов улыбался глазами.

– Выход там, – Фёдор демонстративно указал в сторону входной двери. В руке он опрометчиво держал косточку, которую собирался с удовольствием обглодать.

– Сейчас-сейчас, – хмыкнул Громов, никуда не торопясь. – Только борщ доем.

И тут раздался утробный «мяв», а потом на Федину руку сигануло огромное рыжее облако. Хвост вцепился в его запястье, намереваясь вести за кость борьбу не на жизнь, а на смерть.

Андрей в шоке смотрел на всё происходящее.

Глава 6

Громов среагировал довольно быстро.

Вскочил на ноги и уцепился в кошачье пузо. Хвост был упитанным и мощным парнем, Андрею понадобилось немало сил, чтобы отцепить наконец его лапы от руки бедного Фёдора.

Косточка звонко шлёпнулась на пол, и отпущенный на волю кот тут же ею увлёкся. А вот Васнецов чуть ли не со слезами на глазах баюкал свою кисть. Ещё был, этот парень вряд ли привык к физической боли. Тепличный мамин цветочек. Впрочем, назвать Васнецова бесхребетным или мямлей точно было сложно.

– Где аптечка? – уточнил Андрей, оглядываясь.

– Во втором сверху, – Федя кивнул и сдавленно зашипел. Громов мог его понять, когти у котов превращались в настоящие клинки, когда дело шло к разборкам.

Достав нужные медикаменты, Андрей взял табурет и сел перед Васнецовым. Он осторожно взял в руку его ладонь и перевернул запястьем вверх. Царапины оказались глубже, чем предполагал Громов. Как бы до сухожилий не достал. Но после беглого осмотра Андрей убедился, что непоправимого не случилось.

Он аккуратно обработал раны и даже нанёс бинтовую повязку. В конце шутливо подул и хмыкнул:

– Ну всё, до свадьбы заживёт!

– С ФСБшником? – с кривой улыбкой спросил Фёдор, и Андрей понял, что он, тридцатипятилетний мужик сейчас вот-вот покраснеет.

– Нравятся мужчины при исполнении? – Громов поднялся, чтобы убрать аптечку на место. То, как легко они перешли к обсуждению довольно щекотливой темы, поражало. Видимо, взгляды Васнецова и его реакции Андрею не почудились.

Вот только что делать с этим знанием? К тому же, всегда оставался вариант, что Фёдор просто шутит.

– Не на столько, – Васнецов хохотнул и снова поморщился. – Вот чёрт. Хвост, ну ты и зараза, конечно. Неделю будешь без своего любимого корма. Вискас сраный куплю. На сухом пайке посидишь!

Кот отвлёкся от кости, которую с упоением грыз и, будто понимал речь хозяина, недовольно зыркнул на него и укоризненно мяукнул.

– Огрызается, – усмехнулся Андрей. Ему всё это было чудно. Он домашних животных никогда не держал. Да и особой тяги не было. Но наблюдать за взаимоотношениями этих двоих оказалось забавно.

– Спасибо, кстати, за это, – Федя тряхнул перебинтованным запястьем. – Он часто на мне отметины оставляет. Но сегодня превзошёл себя. Вообще мне кажется, это пушистый говнюк немного ревнует.

– К чему? – удивился Громов, возвращаясь к своему уже остывшему борщу. Всё равно вкусно было. Он такого давненько не едал. Отвык от домашней кухни напрочь.

– К твоему появлению, – объяснил Васнецов, тоже снова беря в руку ложку. – Привык, что полностью владеет моим вниманием. Ха.

– А я, значит, теперь тоже твоим вниманием завладел? – Андрей приподнял бровь. Дьявол, он что, флиртует?

Кошмар. Этого Громов тоже давненько не делал. Привык, что отношения сводились к взаимовыгодному сотрудничеству. А тут, поди ж ты, есть ещё порох. Вот только смысла в этом флирте и этой симпатии не было. Ни к чему оно всё.

– Трудно не замечать того, кто сидит в метре от тебя, – фыркнул Фёдор, но прежде чем он отвернулся, Андрей успел заметить румянец на небритой щеке.

***

После обеда прямо на кухонном столе они развернули операционный штаб.

Фёдор принёс несколько листов А4 и рисовал на них схемы.

– Держи, – он подвинул чистый листок Андрею. – Выпиши всех, с кем близко контактировал в последний месяц. Наверняка операция готовилась раньше, но человек или люди, стоящие за этим, просто не могли не присутствовать в твоей жизни. Издалека такое не провернуть.

Громов в принципе был согласен с этой позицией. Список у него получился не сказать чтобы внушительный, и состоял в основном из близких знакомых и нескольких крупных деловых партнёров.

– А теперь пиши второй, – Федя протянул ещё один лист. – Это те, у кого реально был резон так поступить с тобой. И это явно личный мотив, не только финансовый.

– Почему так думаешь? – впрочем, Андрей и сам это понимал. Но ему было интересно послушать умозаключения Васнецова. Парень казался башковитым. Глядишь, какая-то мысль, которую не учёл сам Громов, придёт ему в голову.

– Если бы главгада, назовём его так, – Фёдор фыркнул со смешком, – интересовали только деньги, он, наверняка, остановился бы лишь на бизнесе. Тебя же прижали со всех сторон. Будем честны, сделали фактически бомжом. Да, через какое-то время ты так и так бы очухался, встал на ноги, попытался что-то вернуть. Но урон уже нанесён. Главная цель достигнута, тебя раздавили.

 

– Ну спасибо, – слова Васнецова, хоть те и были правдивыми, задели Андрея. – У тебя тут можно курить?

Фёдор, увлечённый своими схемами, лишь кивнул в сторону подоконника. Там действительно обнаружилась неприметная пепельница. Видимо, для гостей, потому что ни сигарет, ни даже зажигалки рядом не обнаружилось.

Андрей сходил за своими и вернулся на кухню. Он прислонился бедром к подоконнику и закурил, рассматривая Васнецова, склонившегося над бумагами.

Прошедшая неделя выдалась сумасшедшей. Громов прогнал в голове сотни возможных вариантов развития событий. Вплоть до самых нелепых. Подозревать можно было кого угодно. Но Андрей, конечно же, склонялся к Костромину. Их обоюдная личная неприязнь бросалась в глаза всем.

А завод в Подмосковном Быково казался лакомым кусочком. Чем не мотив?

Куда сложнее и больнее было осознать, что к случившемуся причастен Вадим. Из всех троих друзей именно с ним у Андрея сложились самые доверительные отношения. Суворов оставался холост, не заводил детей и всё своё свободное время посвящал работе. Или отдыху вместе с Громовым.

Они не испытывали друг к другу симпатии в том самом смысле, хотя все друзья Андрея и были в курсе его предпочтений. Но дружба с Вадимом всё же была очень близкой. Когда доверяешь буквально во всём.

Дерьмо.

Затушив окурок, Андрей ещё с минуту просто стоял у окна, сосредоточившись теперь на Феде. Васнецов был симпатичным парнем, даже, пожалуй, красивым. С правильными чертами лица, длинными пальцами, выразительным носом. Громов, конечно, оценивал своё впечатление в общем, а не по частностям. Но и детальным анализ ему нравился.

Вот только умом он понимал, что эта симпатия точно не к месту. Даже если и шанс, что Васнецову тоже нравятся мужчины, поднял с десяти до пятидесяти процентов. Потому что у Андрея Громова сейчас имелись куда более насущные вопросы, чем удовлетворение сексуальных потребностей.

Вздохнув, он оттолкнулся бедром от подоконника и вернулся к столу. Нужно составить список потенциальных предателей.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru