Испытание верностью

Таша Строганова
Испытание верностью

Пролог

Неделю назад

Громов не любил шумных мероприятий.

Ему по душе больше были тихие вечера у камина с книгой и бокалом вина. Или с сигаретой под аккомпанемент пластинок старины Клэптона. Но Вадим Суворов, его вице-президент, а по совместительству лучший друг и правая рука, каждый раз парировал дурацкой исковерканной цитатой из рекламы девяностых.

Жажда – ничто, имидж – всё.

Вот и приходилось Андрею, скрепя сердце и превозмогая некоторое отвращение, вращаться среди бизнес-акул, шишек поменьше, а порой – и откровенно криминальных элементов. Чтобы поддерживать на плаву бизнес в трудное постковидное время, заводить нужные знакомства и продвигать собственный бренд, то есть, себя, требовалось напоминать о своём существовании подобными роскошными вечеринками.

Помимо Вадима здесь сегодня присутствовали и Игорь Селиванов, и Костя Первомайский. Они на Громова не работали, но, как и Вадим, являлись его университетскими приятелями.

Как-то давно сложилось, что вчетвером они влезали во все авантюры. И отовсюду умудрялись выходить сухими. Даже почти не запачкавшимися.

– Привет, – Вадим широко улыбнулся, когда Громов спустился по ступеням своего загородного дома в сад. Именно здесь, на свежем воздухе проходил банкет. – Видел, что Костромин уже приехал.

Олег Костромин был, так сказать, заклятым другом Андрея. Младше года на четыре, наглый, напористый. Громов считал себя бизнесменом старой закалки, а вот Костромин, несмотря на небольшую разницу в возрасте, относился скорее к плеяде молодых да ранних.

И хоть они приятельствовали, сохраняя хорошую мину при общении, но пересекались в одной вполне себе конкретной точке – небольшой консервный заводик в Быково. Потенциально весьма прибыльное предприятие. Именно за него и Андрей, и Костромин боролись сейчас не на жизнь, а на смерть.

Они оба выставили офферы владельцу и ожидали со дня на день решения. Поэтому ходили друг вокруг друга как два тигра, готовясь кинуть в атаку.

Андрей подхватил с подноса официанта пару бокалов шампанского и двинулся в сторону Костромина. Как говорил Сунь Цзы, врагов надо держать куда ближе друзей.

Пока шёл к нужному месту, Громов успел заметить Игоря и Костю. Те о чём-то шептались. Кивнув друзьям, Андрей нацепил на лицо максимально доступную ему улыбку и приблизился к Олегу.

– Громов, – мужчина кивнул ему и благодарно принял бокал с шампанским. – Можешь расслабиться, у тебя такое лицо, будто микро инсульт схватил.

– Это я просто так рад тебя видеть, – усмехнулся Андрей и осушил свой напиток буквально в два глотка. – Что в угол забился, не нравится публика?

– Ну что ты, – по-акульи улыбнулся Костромин. – Просто изучаю местную фауну.

– Смотри, не подавись, – фыркнул Громов и, посчитав обмен любезностями оконченным, кивнул на прощание и двинулся в сторону друзей.

Те уже сбились в кучку и что-то активно обсуждали.

– Говорю тебе, – с жаром доказывал что-то Селиванов Косте, – этот упырь сто процентов перехватит пакет.

– Что обсуждаете? – признаться, Андрею было не так чтобы интересно. Вечер едва начался, а он уже искал повод сбежать и закрыться в кабинете. Помощники и персонал отлично справятся и без него.

– Да вот Костик упёрся рогом, – пожаловался другу Игорь. – Считает, что…

Но договорить Селиванов не успел, его прервал сигнал на телефоне у Громова. Тот посмотрел на дисплей, нахмурился и, извинившись, кинулся к дому.

Программу слежения ему установили давно. Кибер-преступления стали не редкостью в последние годы, поэтому страховаться приходилось по всем фронтам. Раньше этот Цербер, как его называли программисты, ловил только вирусные атаки, в принципе отбивая вложенные в него деньги. Но сегодня сработало совсем другое оповещение.

Кивая и натянуто улыбаясь гостям, Андрей быстро двигался к главному входу, не замечая, как его спину буравит холодный взгляд.

***

В кабинете Громов быстро запер дверь на ключ.

Скинув пиджак на диван, он сел за компьютер и ввёл пароль. На рабочем столе тут же вышло оповещение, щёлкнув по которому Андрей прочитал неутешительное сообщение.

Только что систему безопасности его компании взломали. Довольно топорно, к слову.

Достав сигареты, Громов закурил, параллельно связываясь с главным программистом по телефону.

– Уже видел? Мне нужно имя. Быстро.

В его команде работали хорошие спецы, выяснить, кто проник в систему, наверняка удастся быстро. Но куда больше Андрея интересовало, как много успел напортачить этот «червь», прежде чем его обнаружили и обезвредили.

Громов не успел ещё и докурить сигарету, как телефон ожил.

– Слушаю.

– Андрей Николаевич, тут такое дело…

– Вы нашли взломщика?

– Да, в систему проник один из наших сотрудников, Фёдор Васнецов. Доступы уже отключены. Он ничего не успел сделать, только очень сильно наследил. Собственно, поэтому мы и обнаружили кое-что.

– Мне клещами из тебя тащить всё? – Андрей поиграл желваками. Он затушил окурок в пепельнице и потянулся за второй сигаретой, когда услышал:

– Андрей Николаевич, похоже, ваши счета заблокированы.

– Что? – Громов застыл. – Несмешная шутка. Проверь ещё раз.

– Секунду, – Андрей услышал, как быстро защёлкали клавиши на ноутбуке. – Я прошу прощения, но, похоже, доступ отключен.

– Ты главный программист, Иванов, что значит, у тебя нет доступа? Что там происходит? – Громов пребывал в бешенстве. – Зайди под другим аккаунтом.

– Я пытаюсь, – огрызнулся программист, и Андрей понял, что дело швах. В обычной ситуации пацан не позволил бы себе так разговаривать. – Всё заблочено. Вообще. Попробуйте со своего!

– Дьявол, – выругался Громов и защёлкал мышкой, пытаясь войти в свой интернет-банк. Но его не пустило под привычным паролем.

Андрей стал клацать по всем значкам подряд. Всё, начиная от рабочей программы офиса и заканчивая банальной почтой, было заблокировано.

– Срочно, – прошипел он в трубку. – Немедленно, Иванов, ты слышишь? Найди мне адрес этого Васнецова.

– Но я…

– Интернет тебе тоже отключили? – рявкнул Андрей и сбросил звонок.

Так, нужно успокоиться и мыслить здраво. Кто-то влез в его систему и сменил пароли. Это неприятно, но не смертельно. С этим можно разобраться. Сам Громов был далёк от программирования, но даже он понимал, что по сути это фигня, которую можно устранить за несколько часов.

Этого Васнецова надо наказать. Но сначала поговорить и понять, по чьей указке он действовал. Не иначе, Костромина.

Телефон пиликнул оповещением о входящем сообщении в телеграме. Иванов скинул информацию туда, хоть где-то Громова не заблочили.

Программист умудрился добыть не только адрес Васнецова, но и его фото. На снимке был молодой пацан, смазливый, тёмненький, с синими глазами. В другой момент Андрей подумал бы, что ему подогнали заказ с сайта эскорт услуг, полностью удовлетворявший его вкусам. Но сейчас повод явно был другим.

Разглядывая снимок, Громов всё же прикурил вторую сигарету и, выдыхая кольца дыма, задумчиво произнёс:

– Кто ты такой, Федя Васнецов, и на кого работаешь?

Глава 1

Утром начался ад.

Громов чувствовал себя героем странной и несмешной сказки. Будто Танос щёлкнул своей перчаткой, и вся прошлая жизнь Андрея рассыпалась в труху.

Иванов тогда не ошибся. Какая-то сука заблокировала все счета Громова. Он подозревал, что денег на них уже не осталось. Мало того, все пропуска, карты и ключи Андрея тоже были заблочены. Он едва не подрался на входе в офис с охранником, который отказывался его впустить.

– Это какой-то сюрр! – прокричал тогда Андрей. – Я, блядь, твой хозяин. Я владелец этого здания.

– Приказано не впускать, – отрезал шкафоподобный мужик. – Покиньте помещение, иначе я буду вынужден вызвать полицию.

– Кем приказано? – Громов старательно пытался взять себя в руки.

– Президентом компании.

– Я президент, понимаешь? – Андрей чувствовал, что ещё чуть-чуть и он сойдёт с ума. Что за пиздец тут творился.

– Андрей Николаевич? – голос главного бухгалтера Громов не спутал бы ни с чьим.

– Сергей, слава Богу, – Андрей с облегчением выдохнул. Хоть кто-то его узнавал. А то впору было начать думать, что он проснулся в чужом теле. – Объясни этому олуху царя небесного, кто я такой.

– Андрей Николаевич, – Сергей замялся. – Тут такое дело. Сегодня в восемь нам всем объявили, что вы больше не являетесь владельцем компании.

– Что?

Андрей нервно усмехнулся, потом ещё раз и ещё, а после и вовсе разразился приступом истеричного хохота.

– Так, ладно, я со всем этим ещё разберусь, – он покачал головой и быстро направился на стоянку, где его дожидался автомобиль с водителем.

Нужно съездить домой, там хотя бы есть доступ к компьютеру. Уже оттуда можно попытаться что-то выяснить. Ночью к Васнецову Андрей не поехал, а сейчас как-то стало и не до него вовсе. По дороге к дому Громов набрал Суворова, но у того оказался отключен телефон.

Не самое приятное открытие. Неужели, Вадим работает на Костромина? В том, что всё происходящее – дело рук Олега, Андрей практически не сомневался.

Чудеса продолжились при подъезде к дому. Им не открыли ворота.

Особняк Громова был окружён высоким забором, по которому пускался ток. Проникнуть на территорию можно было лишь через главные ворота и чёрный ход для охраны и на случай эвакуации.

– Позвони им, узнай, в чём дело, – приказал водителю Андрей.

Тот через наушник обратился по внутренней связи к начальнику пункта охраны, выслушал его и откашлялся.

– Андрей Николаевич, кхм, боюсь, я должен попросить вас выйти из машины, – по голосу слышалось, что парень и сам в ахере от происходящего.

– Что ты имеешь в виду? – холодным тоном процедил Громов, у которого в мозгу уже вертелись шестерёнки. Он прекрасно знал ответ. Его дом отжали. Как и компанию. Чёртова электроника. Андрей знал, что от неё все беды.

 

Его собственный особняк по щелчку чужих пальцев в миг превратился в неприступную для него самого крепость. От нелепости и нереальности происходящего начинала болеть голова.

– Мне поступил приказ… – начал мямлить водитель.

– Ты ведь понимаешь, что я твой хозяин? – едва ли не по слогам произнёс Андрей, хоть и понимал умом, что разговор уже бесполезный. – Мои приказы для тебя должны быть превыше всех остальных.

– Мне сказали, что вы больше не хозяин, – выпалил парень.

Громов прикрыл глаза и потёр виски. В дом ему никак не пробраться. Если тот, кто затеял всю эту игру, был настроен решительно, то охрана могла применить и оружие.

– Выходи из машины, – велел он. Водитель растерялся. – Олег, я всё понимаю. Они тебе ничего не сделают, скажешь, я угрожал пистолетом. Выходи.

Парень несколько долгих мгновений раздумывал, потом всё же щёлкнул замком и выбрался на улицу. Андрей быстро перебрался с заднего сиденья на водительское место и газанул подальше отсюда.

Он ехал в сторону центра, невольно следуя по маршруту к своей городской квартире. Но чутьё подсказывало, что попасть в неё уже не удастся. Кто бы ни совершил эту диверсию, он подготовился по всем фронтам.

Через пару километров, едва Громов выбрался на трассу, машина заглохла. Естественно, блядь. Она же управлялась удалённо через компьютер.

***

Следующие несколько дней происходил тотальный звездец.

Дошло до смешного. Добираться до города пришлось автостопом. Благо водители хотя бы не чурались мужика в дорогом костюме возле дорого тачки. Один сердобольный подобрал и подбросил до ближайшего метро.

В банкомате выяснилось, что все карты, сюрприз, заблочены. Кроме одной. По иронии судьбы это была обычная социальная карта, на которую поступала пенсия матери. Мама жила на полном пансионе в психиатрической клинике в Берлине. Пенсия ей эта была до лампочки. Но педантичный Андрей всё равно регулярно перевыпускал карту и хранил её в своём портмоне.

Вот и пригодилась. Хорошо хоть лечение в клинике было оплачено пожизненно. Андрей, беспокоясь о том, что с ним могло что-то случиться, в своё время заключил договор с клиникой и внёс на её счёт почти астрономическую сумму. Да, мать могла отойти в мир иной и через год, тогда владельцы хорошо наживутся. Но с тем же успехом она и до ста лет будет жить там припеваючи. Даже если самого Громова уже не станет.

Маминой пенсии от щедрот госудаства скопилось кот наплакал. Но в тех условиях, в которых сейчас оказался Громов, это была вполне неплохая сумма.

Что ж, выживание миллионера на прожиточный минимум началось.

Телефон Суворова так и не выходил на связь. Общаться с остальными сотрудниками смысла особого не было. Они либо не ответили бы Громову, либо также как и предыдущие сообщили радостную весть, что он больше никто для них.

Зато ответил Игорь Селиванов. Правда помощи от него оказалось как от козла молока. Улетел в запланированную командировку в Бангкок. Костромина с собой взял. Вот же неразлучная парочка.

Особых надежд на них у Громова и не было. Но пока получалось, что он остался один на один со всем миром.

***

Снять какое-либо адекватное жильё без паспорта в Москве оказалось нереально.

А все документы Громова остались дома, надёжно запертыми в сейфе. Приходилось кантоваться по мотелям, которые сдавали номера на час. Да, конечно, в теории существовал вариант напроситься в гости к кому-то из знакомых. Но проблема заключалась в том, что у Андрея не было родственников, кроме матери. А единственными его приятелями оставались как раз те самые Суворов, Костромин и Селиванов.

Куда же всё-таки пропал Вадим?

К концу пятого дня, не добившись ровным счётом ничего, потеряв кучу времени и денег непонятно на что, Громов едва не отчаялся.

Сидя в пошло обставленной мотельной комнате, он шерстил свой телефон на предмет контактов людей, которые могли помочь. Залез и в переписку с Ивановым. Главный программист тогда сразу сказал, что ему отрезали всё, заблокировали так же все доступы и уволили одним днём. Парень он был толковый, даже слишком. Тот, кто всё это провернул, был хорошим психологом и понимал, кто без зазрения совести отвернётся от Андрея, а кто может попытаться ему помочь. Санька Иванов относился ко второй категории. Потому его и выбросили из фирмы как мусор.

Впрочем, как и самого Громова.

И вот, листая их переписку Андрей снова наткнулся на фото симпатичного синеглазого шатена. Во всей это кутерьме Громов успел забыть о самом главном – Фёдоре Васнецове.

Какой же он идиот. Конечно, Васнецов явно был лишь пешкой. Возможно, его даже использовали в тёмную или подставили, но это всё же была ниточка.

Громов глянул на часы, пришла пора выселяться из этой комнаты. Продлевать номер он точно не хотел. Собрав свои немногочисленные пожитки, Андрей захлопнул дверь. Он спустился на улицу и поймал такси.

Пришло время познакомиться с этим синеглазым Фёдором.

Глава 2

Дом у Васнецова оказался обычным, панельным.

В подобном провёл свои детские годы и сам Громов. Он прекрасно знал, что увидит в подъезде, ещё не зайдя внутрь. Исписанные стены с облупившейся краской, пару дряхлых цветочков на заплёванном подоконнике и грязную лестницу со следами продуктов жизнедеятельности не одного поколения москвичей.

Но к собственному удивлению, Андрей обнаружил за дверью с кодовым замком совсем другую картину. Код он, к слову, подобрал легко. По самым стёршимся цифрам. А вот внутреннее убранство его приятно поразило.

Светло, чисто, сухо. Видно, что не так давно сделан ремонт. Единственное, что осталось неизменным со времён советского прошлого – любовь к нелепым цветочным горшкам. Они обнаружились на каждом подоконнике в межэтажье. Кривые, пёстрые, но всё равно какие-то уютные.

Добравшись до последнего, пятого этажа, Громов постучал в дверь, железную, довольно добротную. Такую плечом не вышибешь. Не то чтобы Андрей планировал, но кто знает, как разговор повернётся.

Тут его снова ждал сюрприз, хозяин квартиры прятаться не стал, хотя глазок на двери имелся, и открыл почти сразу.

Громову явился лик небритого и взлохмаченного парня в синих адиковских трениках. Федя, что неудивительно, походил на своё фото, но в жизни оказался ещё интересней.

Просто у кого-то слишком давно не было секса, услужливо напомнил внутренний голос. Громов откашлялся и собрался было сказать что-то немного охреневшему от его визита Васнецову, но тут у их ног раздалось недовольное и очень громкое:

– Мяу.

Огромный рыжий кот сидел у ног программиста и чуть заметно бил хвостом по полу. Насколько помнил Андрей, у кошек это означало негодование и раздражение.

– Я открывал его консерву, когда вы постучали, – пояснил Васнецов. – Вот этот комок шерсти и недоволен.

Голос у парня оказался низким с приятной хрипотцой. Скорее всего, как и все остальные компьютерщики, он работал по ночам и просто не так давно встал.

– Что ж, – Громов немного растерялся и пытался собраться с мыслями. – Могу я войти?

– Разве меня не уволили? – Фёдор скрестил руки на груди, даже не думая двигаться, и вопросительно вздёрнул брови. – Даже выходное пособие прислали. Неплохое, кстати.

– А мне вот выходного пособия никто не прислал, – усмехнулся Андрей. – Так сложилось, что меня тоже уволили. Мы можем поговорить внутри?

Лицо у Васнецова вытянулось и побледнело. Даже не будучи провидцем, Громов понимал, что парень, если и был замешан, то вслепую. Для него новость тоже стала неожиданностью.

***

Квартира у Фёдора была под стать хозяину-холостяку.

Да, Иванов успел навести и эти справки, когда присылал адрес вместе с фото. Из родни у парня имелась мама предпенсионного возраста и замужняя сестра с двумя детьми. Совершенно обычная в общем-то семья. В каких-либо более-менее официальных отношениях Васнецов замешан не был. Глубже, к сожалению, копнуть уже не удалось.

Впрочем, одного взгляда на жилище парня хватило Андрею, чтобы понять, тот совершенно обычный. На бандита абсолютно не тянет, да и в деньгах вряд ли сильно нуждается. Да, обстановка небогатая. Но вполне приличная. Неплохой ремонт, мебель, конечно, из масс-маркета, но не советская.

Единственное, что выбивалось из общей картины – спальня. Точнее, рабочее место. Это великолепие Громов увидел, когда Васнецов провожал его на кухню.

Два составленных вместе стола, четыре монитора и несколько системных блоков, которые светились в темноте всеми цветами радуги. Темно в спальне было не из-за времени суток, на улице-то как раз светило солнце, а из-за плотных чёрных штор. В общем, становилось ясно сразу – это царство компьютерщика.

Сам Андрей никогда не испытывал к железу запредельной тяги. В детстве у него таких игрушек не было. Первый ноутбуке появился уже только в университете. Да и тот воспринимался скорее как данность времени и простая рабочая лошадка. Но таких, как Федя, Громов прекрасно знал. Они с душой, а порой и истинным фанатизмом подходили к своему делу.

И в итоге подчинили себе весь мир, сделав его полностью зависимым от машин. Скайнет, кажется, ты победила.

– Чай будете? – вопрос Васнецова вывел Андрея из мыслей о глобальном.

Он огляделся. Кухня как кухня. На столе даже скатёрка лежала, видимо, мама подогнала. Удивило Громова другое. На этой скатёрке стояли три тарелки с одуряюще пахнущей выпечкой. Две с пирожками, а на третьей лежал румяный с аппетитной корочкой пирог.

Увидев всю эту красоту, Андрей застыл и сглотнул мигом набежавшую слюну. Он вспомнил, что последнюю неделю питался непонятно чем и непонятно где. А домашнюю выпечку вообще последний раз ел лет десять назад, когда мама ещё была в порядке.

– Буду, – ответил Громов, сгоняя голодный морок. Он без приглашения уселся на табурет, который отодвинул от стола, и уставился на Васнецова.

Вся эта ситуация походила на очередной сюрреализм. Ещё неделю назад Андрей был владельцем огромного бизнеса, приносящего стабильный доход. Он здоровался за руку с влиятельными людьми, да и сам слыл таковым. Спал в роскошной постели и ел здоровую пищу, приготовленную личным поваром.

А сейчас он сидит на кухне у своего бывшего сотрудника и смотрит, как тот кормит кота. Во что превратилась его жизнь?

Разлив по чашкам ароматный чай с чабрецом, надо же, тут их вкусы с Васнецовым совпали, Фёдор подвинул к Андрею тарелку с румяными пирожками и кивнул:

– Угощайтесь, мама с утра напекла, занесла. Вы с ней на полчаса всего разминулись.

– Спасибо, – Громов сунул в рот пирожок, как выяснилось опытным путём, с капустой и задвигал челюстью. В голове было абсолютно пусто. Он всё ещё пребывал в лёгком шоке от всего происходящего.

Фёдор, видимо, заметив странное состояние бывшего шефа, откашлялся и сам начал разговор:

– Наверное, стоит пояснить, почему я влез в вашу систему безопасности?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru