Испытание любовью

Таша Строганова
Испытание любовью

Пролог

Едва слышно скрипнула дверь серверной.

На самом деле никакой серверной эта комната не была. Скорее, просто кабинетом. Но Фёдор привык считать её таковой. Три супермощных компьютера и шесть мониторов круглосуточно находились в его распоряжении. Громов в своё время не поскупился.

Сказал тогда, мол, выбирай всё что душе угодно. Главное, чтобы был толк. Васнецов тогда забрал из квартиры свой комп и выбрал ещё парочку, более мощных. И толк был. Конечно, безопасность всей компании Андрея Громова не лежала на плечах одного только Феди, в здании «Thunder Inc.» имелся целый этаж информационных безопасников, которых возглавлял Саня Иванов. Но и на своей домашней базе Федя лично отразил несколько хакерских атак. Точнее, та прога, которую он начал делать сразу же после переезда к Громову.

А с тех пор прошло уже два месяца.

Чёрт возьми, всего два месяца. Это было и много, и мало одновременно. Бесконечно мало наедине с самим Андреем. Громов работал ненормальное количество часов в сутках. Часто засыпал в своём кабинете, а в постель приходил лишь среди ночи. Федя не приставал, понимал, что Андрей сейчас занят восстановлением и укреплением и своей компании, и своих позиций. Тот инцидент с захватом управления продлился недолго, но нанёс весьма существенный удар. Причём вскрылось всё далеко не сразу.

Федя не осуждал. Федя скучал.

Поэтому два месяца – это бесконечно много наедине с самим собой в огромном доме. Так странно, Фёдор привык к одиночеству, он его любил, стремился к нему, но это было до знакомства с Андреем. Громов буквально перевернул его жизнь, выдернул из привычного болота и поселил в сказке. Васнецов вовсе не собирался был неблагодарной свиньёй и называть роскошную жизнь золотой клеткой. Нет.

Андрей не забил на него болт. Да, он часто бывал занят, но их секс, боже, он стал просто фантастическим. Сейчас, когда Федя окончательно раскрепостился в постели, между ними не осталось никаких преград или недомолвок. В кровати.

А вот насчёт остального Федя помалкивал. Он решил, что как-нибудь перетерпит, привыкнет к огромному дому, который явно был ему не по размеру, к шикарной одежде, которую приходилось надевать, чтобы соответствовать статусу Громова, к тотальному одиночеству, которое казалось немыслимым в отношениях.

Его будни скрашивал Хвост. Вот уж у кого не было проблем с адаптацией. Он быстро нашёл общий язык и с персоналом, и с местной обстановкой. Казалось, во всём особняке не осталось и уголка, куда не проник бы этот рыжий паршивец. Но больше всего он любил спать именно в кабинете Феди. Ему нравилось лежать на системниках, которые неизбежно, несмотря на мощные вентиляторы, грелись в процессе работы.

Вот и сейчас этот проныра прибежал, скорее всего с кухни, и, примерившись, запрыгнул на Федин стол.

– Ну, привет, – Васнецов хмыкнул и подальше отодвинул кружку с остывшим чаем. Вот ещё один момент. Мамины пироги. За эти два месяца Федя успел безумно по ним соскучиться, но как-то не довелось им пересечься с мамой. Ехать сюда она не хотела, а сам Фёдор покидать дом не любил. Но всё чаще это становилось неприятной неизбежностью.

Хвост покрутился, муркнул что-то и свернулся клубком у «тонкого клиента». Тепла от него было с гулькин нос, но кот так, видимо, поддерживал хозяина. Решил побыть рядом. Усмехнувшись, Федя сделал глоток чая и отставил кружку на самый край. Там уже стояло три. Но к утру их уже не будет. Один из немногих плюсов жизни здесь – убирать самому не нужно.

Можно целыми днями торчать за компом да наглаживать Хвоста.

Федя взглянул на часы, уже давно перевалило заполночь. Андрей, наверняка, всё ещё торчал в кабинете. Сохранив свои наработки, Васнецов поднялся со стула и сладко потянулся. Он не жаловался на своё кресло, оно стоило как неплохой игровой ноут. Но то, что осталось в его квартире, было ни чуть не хуже. Громов же оставался непреклонен. У Феди должен быть всё самое лучшее.

Лучше бы у Феди просто был Андрей.

Васнецов вышел из комнаты и преодолел небольшой коридор в десяток метров. Дверь кабинета Громова оказалась приоткрыта. Ага, значит Хвост до этого квартировался именно тут. Вот же проныра.

Андрей работал за компьютером в очках. Когда Федя увидел его в них впервые, то заставил надеть в спальне и сделал Громову такой отсос, что тот потом ещё минут десять приходил в себя. Ну а что, у скромных программистов тоже могут быть свои кинки. Сейчас, конечно, Васнецов уже привык, но член всё равно будто по команде шевельнулся.

Громов был так увлечён какой-то перепиской, что даже не заметил, как вошёл Федя. И вздрогнул, когда Васнецов поцеловал его в висок.

– Давай, – Федя снял с его лица очки и заставил откинуться на спинку кресла, – заканчивай на сегодня.

– Милый, – Андрей устало улыбнулся и прикрыл глаза. Он выглядел таким осунувшимся. Недостаток сна явно сказывался, чай, не мальчик уже. – Ложись без меня. Я сейчас раздам пару инструкций и приду.

– У нас точно всё в порядке? – спросил Федя.

– У нас – да, – Громов усмехнулся, но в его глазах промелькнуло что-то такое… странное.

– А у компании? – осторожно уточнил Васнецов. Конечно, будь что-то серьёзное, он бы наверняка уже знал.

– Ничего такого, с чем я не смог бы справиться, – ответил Андрей. Фёдор промолчал, но выражение лица Громова ему совсем не понравилось.

Глава 1

Проблемы.

Твою же мать, сколько проблем вскрылось, когда всё улеглось. Андрею казалось, что основную их массу он решил в первую неделю после возвращения контроля над компанией, счетами и своим имуществом. Но нет. Потом гниль полезла из всех щелей.

Нарушенные обязательства, разорванные договоры, сорванные переговоры. Сколько же убытков он понёс из-за этих выблядков. И какими же дилетантами в бизнесе они оказались. Рассчитывали, видимо, по-быстрому вывести все активы и даже урвали небольшой куш, но не учли, что не так-то просто изъять деньги из оборота даже очень крупного бизнеса.

Конечно, будь у них больше времени, что-то да выгорело. Но, к счастью, Федя с Иваном успели вовремя. Федя. Феденька. Каждый раз вспоминая Васнецова, Андрей глупо улыбался и смотрел на его фото, которое поставил в рамке на стол.

Немного сентиментально, но это помогало ему отвлекаться, когда голова совсем гудела от работы. Конечно, Андрей не был идиотом и прекрасно осознавал, что молодому парню нужно больше внимания. Но Громов надеялся, что Федя его поймёт. Сейчас надо было сосредоточиться на бизнесе, чтобы спасти его.

Тем более, что из-за абсолютно нелепых и вредительских действий злоумышленников Громов мог лишиться одного из своих главных контрактов. Именно над этим он сейчас работал. И поскольку компания находилась за океаном, вести переписку и переговоры приходилось именно в ночном время.

Но если уж за ним пришёл Федя, значит, пора делать перерыв и идти отдыхать.

Потерев шею, Андрей прикрыл глаза и сразу почувствовал, как их печёт. Даже очки не помогали. Капли, что ли, какие заказать. Ещё он стал замечать, что зрение вблизи будто расплывается. Признавать то, что у него начинались какие-то возрастные изменения, Громов совершенно не хотел. Убеждал сам себя, что это лишь усталость.

Поднявшись, он размял затёкшее тело и даже сделал пару махов руками. Кошмар, скоро врастёт в это кресло. В спортзале в последний раз был тогда с Федей. Сколько уже прошло? Месяца три?

Нет, срочно нужно было заняться собой. Потому что наличие рядом молодого любовника неплохо стимулировало. И казаться на фоне Феди дряхлым стариком совсем не улыбалось.

Андрей выключил свет в кабинете, прошёл через гостиную и поднялся на второй этаж. Он не проверял дверей и окон, прекрасно зная, что охрана об этом позаботится. Теперь на него работали люди Костромина, а уж тот знал толк в персонале.

Дверь в спальню оказалась приоткрыта, и Громов на пару секунд застыл, любуясь Фёдором, который расхаживал по комнате в одном белье. Видимо, только вышел из душа. У Васнецова было отличное тело, не самое спортивное, но всё же подтянутое и гармонично сложенное.

И как же ему шли костюмы. Конечно, Федя отчаянно сопротивлялся каждый раз, когда приходилось надевать галстук или бабочку, и они сходили на то, что он будет получать за каждый выход в свет маленький бонус. Учитывая, что через два должен состояться очередной такой приём, Андрею придётся хорошо поработать.

– Детка, почему ещё не лёг? – Андрей всё же вошёл и закрыл за собой дверь на замок. С горничной станется сунуться к ним с утра. А к этому времени они обычно уже были голыми.

Федя вздрогнул и обернулся. Его щёки покрыл лёгкий румянец. Андрей усмехнулся, этот парень просто невероятен. Они уже почти три месяца вместе, а он всё ещё не привык к подобному обращению. Громов никогда и никого так не звал, а вот Федю хотелось. И он не собирался себя ограничивать. В конце концов, не таким уж романтиком он был, поэтому пользовался любым шансом, чтобы показать Феде свои чувства. По-другому не всегда удавалось. Ну, кроме секса.

Потому что к материальным подаркам Васнецов оставался равнодушен чуть более чем полностью. Чем слегка ломал картину мира Громова. Но всё же к этому Андрей со временем привык.

– Мне не стоило тебя ждать? – Федя хмыкнул. Он подошёл к уже расправленной постели и улёгся поверх одеяла. Соблазнителем его назвать было сложно, но всё же он раскрепостился и научился не бояться своих желаний. А от того казался безумно сексуальным, даже делая абсолютно банальные вещи.

Нет, определённо, Федя с каждым днём становился всё более шикарным. Или просто Андрей влюблялся всё сильнее?

Громов подошёл к кровати со своей стороны и присел на постель. Он потянулся и склонился прямо над Федей, глядя ему в глаза. Васнецов улыбался.

– С ума схожу от тебя в очках, – но при этом аккуратно снял их с Андрея и убрал на тумбочку.

 

– Я соскучился, – признался Громов. Он провёл рукой по груди Феди, спустился ниже и положил ладонь на его пах, сжал ещё мягкий член и яички в ладони, чуть потянул. – А ты?

– Смотря по чему, – Федя торопливо облизнул губы и задышал чуть чаще. Он развёл ноги шире, давая больше доступа.

– По бабочке, – Андрей наслаждался непередаваемым выражением лица Васнецова. – В пятницу у нас приём.

– У меня сейчас всё упадёт, – фыркнул Федя и даже попытался скинуть руку Громова, но тот не дался. Наклонился ещё ниже и прошептал ему прямо в рот:

– Я постараюсь, чтобы этого не произошло.

Глава 2

Вот уж что Громов умел лучше всего, так это трахаться.

Да, он был отличным бизнесменом, имел множество других талантов, но вот секс – это точно было его. Каждая мышца, каждый нерв в теле Феди буквально расплавлялся, стоило Андрею взяться за дело.

Откуда только в этом человеке бралось столько энергии. Работал сутками, а потом ещё и трахался ночь на пролёт. Редко когда их секс ограничивался одним разом. Конечно, это происходило не каждый день. Бывало, просто вырубались оба без сил. Да и Фединой заднице требовался отдых. Но когда доходило до главного, отрывались по полной.

Федя никогда не подозревал в себе какого-то повышенного сексуального либидо. Да и Андрей как-то признался, что раньше не был таким озабоченным. Видимо, они просто слишком хорошо сошлись на уровне химии.

Или это была влюблённость?

Что бы там ни было, Федя сразу же завёлся, стоило Андрею сгрести в ладонь его яйца и сжать член. Он не знал, закончится ли этот вечер сексом, но по привычке готовился. Поэтому как только Громов навис сверху, ноги непроизвольно раздвинулись, а в заднице едва не начало зудеть от желания побыстрее получить член.

– Феденька, – Андрей перешёл в режим соблазнителя и теперь покусывал кожу у Васнецова за ухом. Прихватывал шею, прикусывал и оставлял следы. Пока несильные, но Федя уже начинал постанывать. – За что ты мне такой достался. Сладкий мой.

Громов в такие моменты становился ласкучим как большой кот. А Федя… что Федя. Пара ласковых слов, и Федя поплыл.

Андрей запустил руку ему в трусы и снова сгрёб яйца в горсть. Потом отпустил и потёр двумя пальцами промежность сразу за ними. Федя сдавленно застонал и сам потянулся за поцелуем. И в тот момент, когда язык Андрея проник Феде в рот, его палец скользнул между ягодиц и надавил на анус.

Федю как током прошибло от этого простого движения. Он шире развёл ноги и приподнял бёдра, будто приглашая, насаживаясь на палец глубже. Насухую было не особо приятно, но Андрей не стал долго его мучить. Он отодвинулся и начал быстро раздеваться. Федя тоже избавился от белья и достал смазку. Да, ему нравилось, когда Громов заботился о нём, готовил, но сейчас секса хотелось так сильно, что стало уже не до реверансов.

– На живот, – велел Андрей. Он и сам любил эту позу, а знал, что Федя от неё особенно кайфует.

Васнецов слышал лёгкий шорох, тяжёлое дыхание Андрея, щелчок тюбика, и его буквально потрясывало от приятного возбуждения. Приподняв задницу, он выгнулся навстречу, но широко ноги не разводил. Именно в таком положении удовольствие было максимальным.

Андрей навалился сверху, почти лёг на спину, заставив Федю шумно вздохнуть, но уже в следующую секунду, два пальца сходу вошли в его дырку, и Фёдор застонал уже в голос.

– Ты невероятный, – понятно, Громов сегодня решил попиздеть. Но Федя не возражал, ему это нравилось, заводило безумно. – Такой узкий. Блядь, я трахаю тебя почти три месяца, а ты всё такой же тесный как и в первый раз.

Федя тяжело дышал и лишь подавался задницей выше, чтобы пальцы вошли ещё глубже. А Андрей всё не затыкался:

– Ты бываешь раскрытым, только когда я трахну тебя несколько раз подряд. Мне так нравится видеть, – он прикусил молчу Фединого уха и тут же её зализал, – как моя сперма вытекает из тебя. И сегодня обязательно так будет.

Боже. Федя держался из последних сил. Он был готов кончить уже только от одних этих пошлостей. Кончики ушей и щёки предательски горели от смущения и возбуждения. Он давно должен был привыкнуть к тому, каким откровенным может быть Андрей. Но каждый раз реагировал как в первый.

Не став тратить много времени на подготовку, Андрей обхватил сзади Федины бёдра и потёрся своим членом по его заднице. Скользнул головкой вниз, проникая между бёдрами и проезжая по промежности, снова вернулся назад.

Федя еле дышал, каждый вдох давался безумно тяжело, воздух будто весил тонну. Он глотал его широко раскрытым ртом и глухо постанывал почти нон-стопом. Андрей же был безжалостен. Он продолжал дразнить, не входя, а трахая своим членом его снаружи.

Но даже от этого Федя сходил с ума и безумно кайфовал. Правда надолго его не хватило. Через пару минут Васнецов всё же не выдержал и попросил:

– Пожалуйста, давай уже.

Андрей хрипло и довольно рассмеялся, словно только и ждал его просьбы. Он развёл в стороны Федины ягодицы и наконец толкнулся внутрь. В таком положении входить было особенно узко, и Громов тащился от этого.

Федя, что уж там скрывать, тоже.

Андрей вошёл одним плавным движением, и Федя уронил голову на подушку, застонав от блаженства. Невероятное чувство наполненности внутри дарило нереальное удовольствие. Но он быстро переключился, потому что Андрей, дав ему лишь жалкие пару секунд форы, начал трахать.

Чёртова секс-машина, ёбаный отбойный молоток.

Федя сначала стонал, а потом уже и выл, кусая подушку, на одной надрывной ноте. В первую ночь здесь было жутко стыдно за свои вопли. Но Громов сжалился и объяснил, что в спальне высокая шумоизоляция. И теперь Федя не сдерживался.

Потрахав его так не меньше четверти часа, Андрей перевернулся на бок вместе с Федей и продолжил. Его рука легла Васнецову на живот.

– Мне кажется, я чувствую его, – хмыкнул Андрей и провёл языком по Фединой шее. – Как же хорошо, детка.

– Сильнее, – попросил Федя. Он чувствовал, что уже уплывает, что уже вот-вот… Почти.

Андрей увеличил темп и прекратил болтать. Он снова перевернул их обоих, поставив Федю на колени. В такой позе они обычно кончали. А значит, скоро, совсем скоро разрядка…

Но ночь только начиналась.

Глава 3

Дел в офисе было по горло.

Утром Андрей уже привычно позавтракал с Федей. Точнее, перехватил круассан и кофе, так как на большее не было времени. Поцеловал Васнецова в небритую щёку и убежал. Громову показалось, что Федя проводил его каким-то грустным взглядом. Он даже оглянулся на пороге, но тот уже отвернулся и играл с Хвостом, развалившемся на краю постели.

Да, они часто завтракали прямо в кровати. Могли себе позволить в конце концов.

Андрей ещё некоторое время думал об этом Федином взгляде. Размышлял, может его так расстраивает необходимость явиться в костюме на приём. Что ещё? Они жили отлично. Не ссорились. Занимались любимым делом. Трахались вволю. Наверное, стоило поговорить по душам, но не так и много времени они проводили в последнее время наедине.

Громов залез в свой планер, чтобы проверить, когда у него будет свободное время на совместный обед. Оказалось, что только через полторы недели. Да уж. Он твёрдо решил, что как только уладит дела с американцами, перестанет брать работу на дом и начнёт больше времени уделять любимому человеку.

Всё должно решиться на приёме в пятницу. На него Андрей делал большие ставки.

Рабочий день протекал своим авральным чередом. С Утра Громов занимался подписанием бумаг, которые секретарша принесла ему целым ворохом. Конечно, было бы круто доверить всё заму, который за него просматривал всё, а Андрей лишь ставил свою визу, но Вадим всё ещё был на больничном. Хоть и возвращался потихоньку к обычной жизни.

Он помогал удалённо, из дома. Где Андрей организовал для него личную сиделку и супер комфортные условия. Но его помощь была неоценима именно в офисе. Впрочем, жаловаться Громов точно не собирался. Он и только он был виноват в случившемся с Суворовым. До сих пор порой корил себя за это, хоть и Вадим, и Федя, и даже Олег Костромин уверяли, что вины Андрея тут нет.

В обед пришлось встречаться с новым инвестором. Обычно такими переговорами занимался опять же Суворов. Но Андрей чётко решил не брать никого другого на него место. Делегировал часть полномочий заму Вадима, тот прошёл проверку, но такие важные дела спихнуть на него не мог.

Переговоры прошли неплохо, Громову удалось выбить для них отличные условия. Но ещё оставалась пара нюансов. Было решено всё обдумать и связаться по электронной почте позже. Формальность, Андрей был уверен, что договор у него в кармане.

Вернувшись в офис, он собрал совещание с главами отделов. Это было плановое мероприятие, но драл на нём Громов всегда незапланированно. Некоторые из работников, оставшиеся со старого состава, всё ещё пристыженно отводили глаза и пытались выслужиться.

Костромин тогда посоветовал уволить всех. Но Андрей заверил, что крыс он выгнал и так, а оставил тех, кто будет готов вывернуться наизнанку, лишь бы доказать свою преданность. Да, полагаться на них во всём было бы опрометчиво, но Громов собирался просто по максимуму выжать выгоду из случившегося.

После совещания он вернулся в свой кабинет и проверил телефон. Обычно от Феди приходила пара сообщений, как правило, с фотографиями Хвоста в самых неожиданных местах дома. Но сегодня ничего не было. У Андрея почти никогда не было времени ответить нормально, но в этот раз он расстроился, что ничего не получил. Поэтому решил позвонить сам.

– Привет, детка, ты как? – Громов откинулся в кресле и прикрыл глаза. Он наслаждался минутным отдыхом. На заднем фоне у Фёдора что-то шумело, разговаривали люди, но не было ощущения, что он на улице. Странно, в их доме редко бывало столько народа днём в будни. – Что там у тебя?

– Привет, – ответил Федя, и у Андрея в груди разлилось приятное тепло от его голоса. – Я тут немного занят… Ай! Это было моё бедро!

– Простите, – раздалось на заднем фоне.

– Детка? – Андрей вопросительно выгнул брови. Он откровенно недоумевал и уже начинал напрягаться.

– У меня здесь портной, – пожаловался Фёдор. – Подгоняет смокинг к пятнице. Говорит, что с прошлого раза я похудел.

– Ты и правда похудел, – согласился Громов. Самому себе было стыдно признаваться в том, какое облегчение он испытал, услышав об обычной примерке. Как будто Федя мог ему изменить, право слово.

– Просто пока от спальни до кухни дойдёшь, марафонскую дистанцию преодолеешь, – фыркнул Федя. – У тебя огромный дом.

– У нас, – на автомате поправил Андрей и улыбнулся. Васнецов часто говорил о том, что дом слишком большой. Первое время Громов и сам не мог привыкнуть к нему после Фединой квартиры. Но постепенно свыкся, да и всё равно большую часть времени торчал в офисе. – Хотел спросить, как там Хвост?

– Сожрал фикус в твоём кабинете, – ответил Федя мстительно. – Чуть позже вышлю фотоотчёт.

– Буду ждать, – со смешком пообещал Андрей. – Целую тебя. Постараюсь быть пораньше.

– Буду ждать, – отзеркалил его ответ Федя. Они попрощались, но у Громова снова было чувство, что Васнецов сказал это с какой-то затаённой грустью.

Андрей и сам понимал, что слишком мало времени проводил с ним. Но работа съедала всё… Как только Костромин справлялся. Впрочем, Маша и сама занималась бизнесом. Уж она-то как никто другой могла понять чужую занятость.

В руке Громова зазвонил телефон, и он, погрузившийся в свои мысли, вздрогнул.

– Надо же, – с усмешкой произнёс он, ответив на звонок. – Только о тебе думал, богатым будешь.

– У нас проблемы, Андрюх, – серьёзный голос Олега заставил напрячься.

– Насколько большие? – Громов сел в кресле прямо. Он почему-то сразу понял, о чём речь.

– Пока не знаю. Постараюсь до завтра всё выяснить. Поговорим на приёме.

– Хорошо.

Андрей отключился и постучал пальцами по столу. Этого только не хватало. Он ведь был уверен, что тот вопрос удалось закрыть окончательно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru