Знаю, ты рядом

Сьюзен Стивенс
Знаю, ты рядом

Susan Stephens

The Purest of Diamonds?

* * *

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме. Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Иллюстрация на обложке используется с разрешения Harlequin Enterprises limited. Все права защищены.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

The Purest of Diamonds? © 2014 by Susan Stephens

«Знаю, ты рядом» © «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

Глава 1

У Лейлы в животе все сжалось от напряжения, когда в окно такси она увидела, сколько людей съехалось на вечеринку в отель. На холодном севере не всякий станет устраивать праздник в это время года. Скаванга, родной город Лейлы, раскинулся за полярным кругом, в краю белых ночей, но, когда ее сестра Бритт затевала вечеринку, гостям не было никакого дела до погоды. Женщины полагалось носить туфли на высоких каблуках и облегающие платья, а мужчинам – шелковые шарфы и куртки из альпаки поверх строгих костюмов.

Из трех сестер Скаванга только Лейла чувствовала себя не в своей тарелке на таких мероприятиях. Она не умела поддержать светский разговор, но зато в своем кабинете в архиве Геологического музея, за работой она была самой счастливой на земле.

«Лейла, расслабься», – убеждала себя она. Бритт одолжила сестре на этот вечер роскошное платье и туфли на шпильках в тон, а на сиденье рядом лежала теплая куртка. Только и нужно выйти из машины, бегом подняться по лестнице, войти в фойе и затеряться в толпе.

– Хорошего вам вечера! – сказал таксист, когда Лейла расплатилась и добавила щедрые чаевые. – Извините, ближе к отелю подъехать я не смогу, – добавил он, нажимая на педаль тормоза. – Никогда не видел, чтобы здесь было столько такси…

– Ничего страшного, я выйду здесь…

– Осторожнее, дорогуша, не поскользнитесь…

Поздно!

– Вы не ушиблись? – Таксист выглянул в окно автомобиля.

– Все в порядке, спасибо.

Таксист покачал головой:

– Ну и скользко же сегодня!

Да, Лейла уже заметила. Она стояла в малоизящной позе рядом с такси, у нее порвались колготки, а платье… Хорошо, хотя бы оно не сильно пострадало после того, как Лейла ударилась о запачканную грязью сторону машины. Платье было темно-синее, как форма у моряков, такое платье легко отчистить.

Лейла заняла более удобную позу, дожидаясь, пока проявится просвет между машинами, таксист тоже ждал, пока его пропустят.

– Не те ли это трое членов консорциума, которые спасли наш город? – спросил он, указывая в сторону группы мужчин.

У Лейлы екнуло сердце. Оно стрелой рванулось туда, где по лестнице поднимались муж ее старшей сестры Бритт, шейх Кареши, жених ее средней сестры Евы, сказочно красивый итальянский граф Роман Кисвада, и третий член консорциума, намертво приковавший к себе ее взгляд. Впереди по лестнице бодро поднимался Раффа Леон. Страшно привлекательный. Холостой.

Лейла отвела взгляд от самого опасного сердцееда на свете и с укоризной покачала головой, пожурив себя за мечты о нем. Она была тихоней, в отличие от ее бойких сестер, а Раффа – сердцеед, каких еще поискать. Даже самая опытная женщина подумает дважды, прежде чем решится упасть в его объятия, а Лейле, провинциалке и серой мышке, можно и вовсе о нем забыть.

И тут таксист говорит о том, что эти люди спасли город. Лейла, Бритт и Ева вместе с их братом Тиром, который неизвестно куда пропал, были собственниками шахты в городке Скаванга, но однажды, когда залежи минералов истощились, в шахте обнаружили алмазы. Тогда семья не могла позволить себе приобрести необходимое оборудование для добычи драгоценных камней. А раз городок Скаванга существовал за счет шахты, то теперь на карту было поставлено будущее всех его жителей.

– Один миллиардер еще свободен. Поторопитесь! – сказал таксист и подмигнул. – Другие двое уже женаты или вот-вот вступят в брак, как я слышал.

– Да, – ответила Лейла с улыбкой, – на моих сестрах…

– Значит, вы одна из «бриллиантов Скаванга»! – Таксист был крайне удивлен.

– Да, так нас зовут, – согласилась Лейла и рассмеялась. – Я самый маленький бриллиант и самый неправильный…

– Тем интереснее, – перебил ее таксист. – У вас еще есть шанс, вдруг этот миллиардер как раз для вас.

Лейла рассмеялась.

– Я не настолько наивная, – ответила она. – Раффа Леон уж точно предпочитает женщин другого типа, – она театрально вздохнула, – и слава богу.

– У него дурная слава, – согласился таксист. – Но не стоить верить всему, что пишут в газетах. И не забывайте, миллиардеры частенько женятся на простых девушках. Они хотят, чтобы дома было спокойно. Нервотрепки им и на работе хватает. Не обижайтесь, – поспешил сказать он. – Это комплимент. Вы с виду милая и тихая девушка.

Лейла расхохоталась:

– Я нисколько не обижаюсь. Вы тоже будьте осторожны, дороги очень скользкие. У вас, наверное, впереди долгая и холодная ночь.

– Так и есть. Доброй ночи, милочка. Хорошо вам повеселиться!

– Спасибо, – ответила Лейла. Но сначала нужно зайти в туалет и привести себя в порядок.

Осторожно выбирая, куда наступить на обледенелой дороге, Лейла дождалась, пока появится просвет между автомобилями, и поспешила туда. Раффа Леон стоял на самом верху и пристально оглядывал улицу, наверное, дожидался, пока его неотразимая спутница выйдет из лимузина.

До чего же он хорош!

Все складывалось прекрасно. Раффа ее не видел, Лейла торопилась вверх по ступенькам, но вдруг споткнулась о ледышку, туфли полетели в одну сторону, а сама она – в другую. Лейла взвизгнула и приготовилась рухнуть на каменные ступеньки.

– Лейла Скаванга!

Она не могла вымолвить ни слова, ведь лицо самого красивого мужчины на свете возникло совсем близко, в нескольких дюймах от ее лица!

– Раффа Леон! – с притворным удивлением воскликнула она. – Прости, ради бога! Я тебя не заметила…

– Хорошо, что я поймал тебя.

У Раффы был волнующий голос, и говорил он с легким акцентом.

– Да, хорошо.

– Надеюсь, ты не вывихнула лодыжку?

Раффа как нельзя лучше подходил под описание высокого загорелого красавца, и теперь он смотрел на ее ноги. Помня о том, что порвала колготки, Лейла принялась театрально отряхиваться.

– Нет, все в порядке.

– Мы ведь уже встречались?

– Да, на свадьбе у Бритт, – ответила Лейла. – Рада снова тебя видеть.

Встреча с Раффой на лестнице выбила Лейлу из ее зоны комфорта, ей было неловко, и она хотела поскорее уйти, но Раффа, кажется, не торопился ее отпускать. Откровенно говоря, он так внимательно рассматривал ее лицо, как будто Лейла была музейным экспонатом. У нее что, тушь потекла?

Она закрыла рот и незаметно провела языком по зубам.

– Мы не просто встречались, мы почти семья, Лейла.

– Прошу прощения… – она не могла ни о чем думать, глядя в смеющиеся глаза Раффы. – Семья?

– Sí,  – настойчиво ответил Раффа на певучем испанском. – Второй член консорциума вот-вот женится на еще одной сестре Скаванга, остались только мы с тобой. Не удивляйся, сеньорита Скаванга, я к тому, что, может быть, нам стоит лучше узнать друг друга?

– Не такая у меня и большая доля в компании, – выпалила Лейла.

Раффа рассмеялся и склонился к ее руке:

– Я не собираюсь красть твою долю, Лейла.

Почему всего лишь одно прикосновение губ к ладони вызывает столько ощущений? Лейла читала о том, что такое бывает. До замужества ее сестры наперебой рассказывали об их романтических приключениях, но для Лейлы все это было в новинку. Раффа, конечно, не собирался за ней ухаживать.

Люди все приезжали и приезжали, толкались на лестнице, не то что разговаривать было сложно – было невозможно разойтись. А Лейла совершенно не умела поддержать разговор.

Взяв себя в руки, она сказала:

– Надеюсь, твоя поездка в Скавангу проходит хорошо.

Его позабавило такое начало разговора:

– Теперь да.

Его лицо озарила ослепительная улыбка, какой позавидовала бы любая голливудская звезда.

– До этого у меня были деловые встречи… Только что закончилась очередная.

– Ты остановился в гостинице?

Раффа смотрел ей прямо в глаза. Лейла покраснела. Он, наверное, решил, что она с ним заигрывает, а на самом деле Лейла Скаванга, как всегда, отчаянно пыталась найти тему для разговора.

– Кажется, людей уже не так много. Пойдем?

– Ты иди, а я еще постою, – отпиралась Лейла, думая, что он хочет уйти.

– Не волнуйся так, Лейла, – с улыбкой сказал Раффа, – тебе понравится вечеринка, поверь мне…

– Лучше я пойду поищу своих сестер, но спасибо, что спас меня, – подумав, с улыбкой добавила она.

– Не стоит благодарности.

Раффа смотрел на Лейлу так пристально, словно пытался проникнуть в тайны мироздания, а ведь для Лейлы он был посторонним человеком. Это и заставило ее еще строже придерживаться своего первоначального плана – быстро выпить с сестрами, поужинать, непринужденно обменяться парой светских фраз и бегом бежать оттуда.

– Лейла, ты дрожишь…

– Ты еще и смеешься?

– Вот, накинь мое пальто…

 

– Нет, я…

Слишком поздно! Ее куртка, может, и теплая, но Раффа действовал очень быстро и в один миг набросил ей на плечи свое пальто. Было трудно не подать вида, что Лейла чувствует тепло его тела и запах его одеколона.

– Где ты так испачкала платье, Лейла?

Раз уж он заметил, она решила обернуть все в шутку:

– Я… Э-э-э… Я поскользнулась.

Он рассмеялся:

– А я было думал, что спас тебя.

– Почти спас.

– В следующий раз я буду более расторопным.

– Я надеюсь, следующего раза не будет. Я сама виновата, заболталась с таксистом и не смотрела, куда иду.

На лице у Раффы появилась заговорщическая улыбка, глаза хитро блестели.

– Надеюсь, посадка была мягкой?

Как тут не рассмеяться?

– В результате падения пострадала только моя гордость.

– Нам лучше зайти внутрь, пока с тобой еще чего не приключилось, Лейла.

Наконец-то он познакомился с третьей сестрой Скаванга, и их знакомство не ограничилось быстрым рукопожатием. Она показалась ему удивительной девушкой. Лейла Скаванга забавная, но держалась она напряженно, ей почему-то не хватает уверенности в себе. Раффа не осуждал ее пренебрежительного отношения к вечеринкам, потому что и сам был не в восторге от натянутых улыбок и бессмысленных разговоров.

Быть младшим ребенком тяжело, Раффа знал об этом не понаслышке, но сам он давно избавился от комплексов, которые появились у него в детстве. А комплексов у него было предостаточно, ведь родителей почти никогда не было дома, и трое старших братьев постоянно третировали его, а старшие сестры не столько не защищали его, сколько донимали. Он знал по собственному опыту, что младшие дети бывают двух видов: упорные и решительные, как он, и тихие и забитые, как Лейла Скаванга.

– Давай сначала найдем туалет, приведем тебя в порядок, – предложил Раффа, как только они вошли в отель.

– Я как раз собиралась это сделать, – ответила она.

– До того, как я спас тебя?

– До того, как я упала в твои объятия, – поправила его Лейла.

Раффа рассмеялся, глядя в ее глаза. Но тут на ее щеках вспыхнул румянец, и она отвела взгляд.

Неужели Лейла настолько… невинна? Ее сестры не отличались скромностью и застенчивостью, отчего Лейла казалась ему лишь интереснее. А когда она посмотрела на него своими прекрасными глазами, большими и такими честными, он сразу же почувствовал, как его тело отзывается на ее взгляд самым естественным образом.

– Идем, – сказал он, расчищая ей путь в толпе. – Тебе нужно привести себя в порядок, перед тем как вернуться на вечеринку.

Лейла закусила губу, чтобы скрыть улыбку.

Пока они шли по фойе отеля, гости не сводили глаз с Раффы, а на Лейлу и тем более на ее испачканное платье никто не обратил внимания.

Как не стыдно, Лейла Скаванга! А ведь именно в этом году ты собиралась выйти из тени!

В семье ее окрестили мечтательницей; Лейла была самой младшей, самой спокойной, и если она собиралась выйти из зоны комфорта, то ей необходимо было измениться, и немедленно. Когда Лейла дала себе слово, что непременно изменится, она не приняла во внимание самый главный фактор. Дон Рафаэль Леон, герцог Кантабрийский – таков был его титул, а с этим мужчиной шутки плохи. Лейла настроилась на то, что будет искать для себя уютного, доброго, нетребовательного спутника жизни. Кого-то, с кем будет спокойно. А спокойствия с Раффой Леоном ждать не приходилось.

Так почему же он с ней так галантен?

Вежливость у него в крови, решила она. Даже великие белые завоеватели были настолько галантные, что сначала окружали коренное население, и лишь потом наносили удар.

Раффа схватил Лейлу за руку, она вскрикнула, а он провел ее впереди себя под переливающейся всеми цветами радуги люстрой.

– Dios, Лейла! Да тут все хуже, чем я думал!

Раффа стоял позади и пристально смотрел на ее испачканную одежду, а Лейлу ни с того ни с сего бросило в жар, что редко когда с ней случалось.

– Ты точно не ушиблась? – настойчиво спросил Раффа.

– Нет…

– Я сегодня с тебя глаз не спущу, – сказал Раффа, лукаво глядя на Лейлу. – На сегодня достаточно несчастных случаев.

– Это точно, – пробормотала она.

– Идем в туалет, Лейла?

– Я правда справлюсь сама, честное слово.

– Точно?

– Справлюсь, – вежливо повторила Лейла.

Раффа потянул ее за руку, а толпа расступилась перед ним.

– Раффа, тебе наверняка нужно поздороваться с гостями, всех обойти.

– Да, – согласился он. – А еще мне нужно быть здесь с тобой и следить за тем, чтобы окончание твоего вечера было лучше, чем его начало. Ты меня не задерживаешь, Лейла. Я на все готов, лишь бы не вести пустых разговоров с людьми, которых я вижу в первый и последний раз, не знаю и знать не хочу. Я недавно вспоминал свадьбу Бритт, – сказал Раффа, пока они дожидались своей очереди в гардероб. – Я помню, как ты играла в салки с теми малютками, что вносили цветы на церемонии. Ты отлично сумела их занять.

– Мне и самой понравилось с ними играть, – призналась Лейла. – Боюсь, что утонченной меня никак нельзя назвать.

– Кому-то это может показаться очаровательным.

Ее тайна раскрыта. Она обожает детей.

– Наша очередь, – сказал Раффа, коснувшись ее спины.

Тело Лейлы моментально отозвалось на его прикосновение.

– Значит, ты любишь детей?

– Да, люблю. – Она повернулась и протянула Раффе его пальто. – Между прочим, мне самой не терпится завести детей, только мужчина мне не нужен.

Раффа поджал губы, отчего его лицо стало только привлекательнее.

– Может и не получиться.

Лейла сдвинула брови.

– Почему?

– Физиология.

Если есть где-то список опасных мужчин, то Раффа обязательно должен числиться в таком списке, решила Лейла, любуясь его сияющей улыбкой.

К счастью, словесной перепалки удалось избежать, потому что в этот самый момент красавица Бритт, сестра Лейлы, вошла в отель под руку со статным шейхом. Она сразу же заметила Лейлу и в недоумении посмотрела на нее, встряхнула золотистыми волосами и кивнула в сторону лифтов, подавая сестре знак, чтобы та немедленно отправлялась в семейный люкс.

Лейла ответила сестре лучезарной улыбкой. Ей и в самом деле нужно уйти?

Хотела ли она – вот в чем вопрос.

Бритт пожала плечами: дескать, потом не плачься.

Она чувствовала себя как рыба в воде. Как и Ева, их третья сестра, Бритт отлично держалась в обществе, и она была желанным гостем на любом празднике.

– Лейла, спрячь номерок.

– Что-что?

– Номерок, – сказал Раффа, протягивая его ей. – Теперь иди в туалет и приведи в порядок платье. Кстати… – Его взгляд скользнул вниз и застыл. – У тебя чулки порвались.

– Это колготки, – серьезным тоном поправила она.

– Прошу, не разочаровывай меня.

Ах, какая у него улыбка!

– Можешь меня не дожидаться, – с ухмылкой сказала она, оглянувшись, и поспешила в туалет.

Она дала ему от ворот поворот. Только бы он понял намек! Лейла перевела дух, склонившись над раковиной. Бог с ним, с платьем. Грязное – и ладно. Все ее мысли занимал только Раффа. Дождется ли он ее? Скорее всего, нет, и хорошо.

Она выпрямилась, протянула руку за бумажным полотенцем, намочила его и принялась очищать грязь. Вскоре платье было совсем чистым, но, как и заметил Раффа, колготки были все в дырках. Она сняла их и выбросила в мусорное ведро.

Пойти с голыми ногами?

Она состроила рожицу. Конечно, совсем не хотелось идти с белыми как снег ногами, но никто ведь и не обратит внимания.

Разве что Раффа. Он все замечает.

Может быть, он и разговаривать с ней сегодня больше не станет. А если и станет, то разве не собиралась Лейла в этом году расслабиться и позволить себе делать то, что давно хотела – например, путешествовать, заводить новые знакомства? И если он дожидается снаружи, почему бы не пойти на вечеринку с ним? Бритт и Ева не будут сильно скучать по Лейле. Сейчас сестры, наверное, очень заняты – угощают гостей коктейлями и закусками. Да и Раффа куда интереснее мэра городка Скаванги. Тот только и делал, что старался поднять самооценку нашей тихони. А пожилой пастор при каждой встрече настоятельно рекомендовал Лейле поскорее найти мужа, иначе будет поздно.

Поздно? Да ей всего двадцать два года!

– Лейла.

– Раффа…

Она только заглянула в его смеющиеся глаза, и у нее перехватило дыхание. Раффа был хорош собой, не то слово, как хорош! Темный деловой костюм подчеркивал его безупречную фигуру; он был выше любого из присутствующих мужчин, и от него исходила особенная энергетика. Точно он был боевым самолетом в одном ангаре с бипланами.

– Прости, что заставила тебя ждать так долго.

– Я ждал не напрасно, Лейла. Ты выглядишь потрясающе.

– Теперь я хотя бы чистая, – ответила Лейла, осматривая свое платье. На свету ее наряд, увы, не выглядел безукоризненным. – Пришлось снять колготки… Пойду с голыми ногами… То есть… С белыми ногами…

Восхитительные ноги, подумал он. Да и вообще, она казалось ему невероятно хорошенькой. На Лейле было то же платье, которое она надела на свадьбу Бритт, в тот вечер она играла с детьми. Теперь Раффа вспомнил.

– Это платье Бритт, – сказала Лейла, заметив, что он рассматривает ее платье. – Я была в нем на ее свадьбе.

– Я помню. – В этом наряде она затмила бы любую королеву подиума.

– Это самое красивое платье на свете. – Лейла была взволнованна и как бы извинялась за то, что наряд так шел ей. – Я упрашивала Бритт не тратиться и не покупать очередное дурацкое платье для подружки невесты, которое я надену всего раз. И смотри-ка, это я надела снова! Вот что значит тратить деньги с умом. Правда, оно слишком облегает. Бритт такая худенькая…

Что до Раффы, то чем сильнее платье обтягивало, тем лучше. Он никогда бы не обратил внимания на худышку.

– Я не часто бываю на вечеринках.

– Я тоже, – ответил он, рукой ограждая Лейлу от гостей, столпившихся в фойе. – Послушай-ка… – Он остановился возле лифта. – В конце коридора есть уютный холл. Почему бы нам не сделать паузу? Ты могла бы почистить перышки.

«И немного успокоиться», – подумал он.

– Хочешь сказать, я растрепанная?

Лейла была очаровательна и так доверчиво смотрела на него. Сегодня она в безопасности. Сначала Раффа планировал выпить шампанского и затеять любовную игру, но теперь он решил выпить что-то легкое и побыть в тишине наедине с Лейлой.

– Идем… Подальше от этого столпотворения. Вечеринка начнется как минимум через полчаса. Нашего отсутствия никто не заметит.

– Но меня сестры ждут.

– Твои сестры будут так заняты своими делами, что ни ты, ни я им не понадобимся.

Раффа открыл заветную дверь и отступил. Они будут не одни. В холле сидели несколько постояльцев отеля, которые не собирались на вечеринку; они читали газеты, вполголоса разговаривали, а в центре в большом дровяном камине потрескивал огонь. Уютные кресла вокруг пустовали, и Раффа с Лейлой могли спокойно говорить и не бояться быть услышанными.

– Здесь очень мило, – с облегчением сказала Лейла, оглядываясь.

– Хочешь апельсинового сока? – предложил Раффа.

– Да, спасибо, и разбавить лимонадом. Как ты догадался?

Ему нравилось, как улыбка озаряла ее лицо.

– Случайно.

Не совсем так. Вечер обещал быть долгим, а раз уж из трех сестер Скаванга Лейла была самой скромной, то что-то подсказывало Раффе, что на вечеринку она пойдет только с ясной головой.

Она была совсем не похожа на сестер, потому и казалась ему такой загадочной. Ева, средняя сестра, которая сегодня праздновала помолвку, была слишком самоуверенной, Бритт – пробивной и жесткой. Сестры Лейлы и ее брат Тир заботились о ней после трагической гибели родителей в авиакатастрофе, ведь тогда Лейла была совсем маленькой. И все же интуиция подсказывала Раффе, что Лейла Скаванга была не простой скромницей, работавшей в архиве Геологического музея Скаванги, и ему не терпелось узнать ее поближе.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru