Поцелуй в лимонной роще

Сьюзен Стивенс
Поцелуй в лимонной роще

Susan Stephens

A NIGHT OF ROYAL CONSEQUENCES

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Иллюстрация на обложке используется с разрешения Harlequin Enterprises limited. Все права защищены. Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

A Night of Royal Consequences

© 2017 by Susan Stephens


Серия «Любовный роман»


© «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

* * *

Глава 1

Похороны были пышными. Согласно традиции правящий принц, Люка, должен был приехать последним и занять почетное место в переполненном соборе. Он сидел перед алтарем под куполом, расписанным самим Микеланджело. Возвышающиеся бронзовые двери с одной стороны были потрясающе красивыми и назывались «воротами в рай». Люка горевал о человеке, которому был обязан всем. Все флаги в княжестве Фабрицио были приспущены. На улицах выстроились преданные подданные. Цветы привезли из Франции. Музыканты приехали из Рима. К собору направлялась процессия из дорогих конных экипажей, в которых находились правители со всего мира. Черный жеребец Люки по кличке Форс тянул за собой повозку с гробом, закрытым флагами. Конь горделиво держал голову, словно знал, что везет в последний путь великого человека.

Как новому правителю небольшого, но сказочно богатого княжества Фабрицио, Люке – человеку, которого скандальные СМИ по-прежнему называли «мальчиком из римской канализации», оказывали наибольшее уважение. Он проделал долгий путь от этой канализации до дворца. Врожденная деловая хватка сделала его миллиардером, а человек, которого он хоронил сегодня, сделал его принцем. Нынешнее великолепие слишком не похоже на разрисованные граффити переулки, в которых вырос Люка, где зловоние гниющего мусора легко затмило бы аромат цветов и благовоний, окружающих его сегодня. После треснувшей штукатурки и мухоловок этих узких улочек он жил среди изысканной готической архитектуры, прекрасных скульптур и витражей. В самых смелых мечтах он не предполагал, что однажды станет принцем. Тогда Люке было достаточно найти немного еды в мусорных баках и рваную одежду.

Он любезно склонил голову, когда очередная европейская принцесса на выданье поздоровалась с ним с соблазнительной улыбкой. К счастью, жизнь на улице научила его осторожничать с теми, кто хотел получить выгоду за его счет. Даже гладко выбритый и одетый в парадную форму, он выглядел как смуглый портовый хулиган. Его покойный приемный отец так и не смог изменить внешность Люки.

Высокий и загорелый, с фигурой воина, Люка не знал своего происхождения. Его мать была римлянкой из семьи рабочих. Его отец, как Люка предполагал, выуживал из нее деньги. Покойный принц был единственным родителем, которого Люка помнил очень хорошо. Он был обязан принцу своим образованием. Он был обязан ему всем.

Они встретились в Колизее, когда принц находился в Риме с официальным визитом, а Люка искал еду в мусорных баках. На следующий день принц отправил к Люке своего адъютанта, чтобы предложить мальчику пожить во дворце с его сыном, Максом. Принц надеялся, что мальчики подружатся. Люка мог покинуть дворец в любой момент.

Юный и сообразительный, Люка должен был насторожиться, но в тот момент он сильно проголодался и решил отправиться во дворец. Люка относился к принцу с величайшим уважением. Принц перед смертью сообщил ему свою последнюю волю.

– Макс слабый. Ты унаследуешь трон после моей смерти. Ты должен жениться и сохранить наследие страны, которую мы с тобой оба любим.

Люка сжал его хрупкую руку и пообещал выполнить его волю.

Словно читая мысли Люки, его сводный брат, Максимус, сердито посмотрел на него. Между этими двумя мужчинами теплых отношений не было. Их отец не смог наладить отношения с Максом, и Люка тоже потерпел в этом неудачу. Макс предпочитал развлекаться с женщинами и увлекался азартными играми, а не занимался государственными делами. Он никогда не интересовался проблемами королевской семьи. Он обожал приятелей, которые кружились вокруг него и льстили ему в надежде на его благосклонность. Люка быстро понял, что покойный принц – его величайший сторонник, а Макс – его величайший враг.

Решив отвлечься от свирепого взгляда Макса, Люка с глубокой грустью вспомнил длинный перечень достижений и титулов своего отца.

– Ты – прирожденный лидер, – говорил ему отец, – и поэтому я объявляю тебя своим наследником. – Неудивительно, что Макс ненавидит Люку.

Люка не стремился стать наследником престола Фабрицио. Ему не нужны были деньги. Он успешный бизнесмен. Успех пришел к нему, когда он уговорил отца внедрить в Фабрицио современные технологии и настоял на том, что будет изучать технологии в университете. Он стал одним из самых успешных специалистов в этой отрасли. Его глобальные холдинги были настолько обширными, что компания фактически управляла сама собой. Но теперь Люке предстояло руководить страной.

– Если ты не сделаешь этого в течение двух лет, – произнес принц на смертном одре, – согласно нашей конституции, трон по умолчанию перейдет к твоему брату. – Они оба знали, что это значит. Макс погубит Фабрицио. – Это твоя судьба, Люка, – прибавил его отец. – Ты не можешь отказать в просьбе умирающему.

Люка не собирался этого делать, но мысль о женитьбе на принцессе его не привлекала. Он был уверен, что, женившись, не станет ближе своему народу. Он мог бы уехать отсюда и отправиться в свои лимонные рощи на юге Италии, где работал вместе с простыми людьми. Он не знал лучшего способа выяснить, что тревожит простой народ. Ему была неприятна мысль о том, что он будет вынужден постоянно торчать рядом с избалованной и хрупкой принцессой. Он хотел быть рядом с неизбалованной и страстной женщиной.

– Хороших женщин немало, Люка, – настаивал его отец-принц. – Ты найдешь себе пару. Выбери сильную и необычную женщину. Откажись от стереотипов.

В то время Люка думал, что это будет непросто. Думая об этом сейчас, он решил, что это невозможно.


Похороны были скромными, но по всем правилам. Калли позаботилась об этом. Народу на похоронах было мало, так как единственными людьми, оплакивающими уход ее отца, были соседи Брауны. Церемония прошла спокойно, потому что Калли всегда чувствовала, что должна как-то уравновесить безрассудную жизнь своего отца. Больше она не будет вместе с отцом маяться от вопроса, где раздобыть еду. Если бы не друзья, Брауны, которые постоянно поддерживали ее, она рвала бы на себе волосы.

Сегодня семейка Браунов была довольно тихой, если не считать их пятерых собак, которые выпрыгнули из фургона, лаяли и носились по всей деревушке. Глядя на них, Калли думала, что, вероятно, такова счастливая семейная жизнь.

– Прощай, папа, – прошептала она, бросая на гроб горсть влажной, прохладной земли.

– Не волнуйся, дорогая, – сказала Ма Браун, обнимая Калли за плечи. – Худшее позади. Твоя жизнь начнется заново. С чистого листа. Закрой глаза и подумай, кем бы ты хотела стать. Такой маневр делает меня счастливой. Я права, Рози?

Рози Браун, лучшая подруга Калли и старший ребенок Браунов, обняла Калли с другой стороны.

– Верно, Ма. Мир открыт для тебя, Калли. Ты можешь делать все, что захочешь. Но иногда, – прибавила Рози, – тебе надо прислушиваться к советам людей, которым ты доверяешь, и разрешать им помочь тебе.

– Что я могу сделать с десятью фунтами в кармане? – спросила Калли и едва заметно усмехнулась.

Рози вздохнула:

– Тебе надо уехать отсюда. Извини, Ма, я знаю, ты любишь здесь жить, но Калли следует сменить обстановку.

К тому времени, когда все они уселись в фургон, Калли почувствовала себя лучше. Общение с Браунами походило на прием большой дозы оптимизма. Она понимала, что теперь она свободна. Остается только один вопрос: как ей воспользоваться этой свободой?

– Даже не думай сегодня о работе. – Ма Браун повернулась лицом к Калли. – Рози отработает за тебя смену в пабе.

– Охотно, – согласилась Рози, беря Калли за руку. – Тебе необходим отпуск.

– Отпуск я позволить себе не могу, – задумчиво сказала Калли. – У меня нет денег, чтобы куда-то уехать. – Отец не оставил ей ничего. Дом, в котором они жили, сдавался в аренду. Отец был алкоголиком и азартным игроком. Денег, которые Калли зарабатывала в качестве уборщицы в пабе, хватало только на еду.

– Подумай о том, чего ты хочешь, – настаивала Ма Браун.

Калли нравилось учиться. Она мечтала работать на свежем воздухе под солнечными лучами.

– Кто знает? – прибавила Ма, снова поворачиваясь на своем месте. – Завтра мы приберемся в твоем доме и, возможно, найдем в одежде твоего отца деньги от выигрыша.

Калли криво усмехнулась. Она знала, что они найдут в его карманах только несколько мелких монет. У ее отца никогда не было денег. Они с ним не выжили бы без помощи Браунов. Па Браун давал Калли овощи, которые выращивал сам.

– Не забывай, что ты можешь оставаться с нами до тех пор, пока не определишься в жизни, – крикнула Ма Браун с пассажирского сиденья.

– Спасибо, Ма. – Наклонившись вперед, Калли поцеловала Ма в щеку. – Я не знаю, что бы я без вас делала.

– Ты была бы в порядке, – уверенно ответила Ма Браун. – Ты всегда была способной девочкой, а теперь можешь взлететь так высоко, как хотела бы взлететь твоя мать. Она мечтала, чтобы ее ребенок был счастливым. Жаль, что она рано умерла.

Вскоре Калли выяснит, на что она способна. Брауны и их собаки выскочили из душного фургона. Калли не хочет обременять Браунов. Им надо заниматься своими проблемами. Как только долги ее отца будут оплачены, она отправится на поиски работы. Возможно, в Блэкпул. Там – чистый воздух. Блэкпул – традиционный северный английский приморский городок с множеством пансионатов, где требуются уборщицы.

 

Следующим утром Калли разбирала вещи своего отца. Она умерла бы от тоски, если бы ей не помогали весельчаки Брауны. Ма осмотрела каждую комнату, а Калли и Рози отсортировали вещи для благотворительных магазинов. Вещей, пригодных для продажи, оказалось мало, поэтому выручка будет маленькой.

– Раньше я не понимала, что у нас в доме столько барахла, – призналась Калли. – Я думала, что здесь вообще ничего не осталось.

– Чего ты хочешь от азартного игрока и пьяницы? – согласилась Ма Браун, неодобрительно поджимая губы.

– Ну а вот тут вы обе ошибаетесь! – воскликнула Рози, взяв в руки пятифунтовую купюру. – Посмотрите, что я нашла!

– Ну, Калли, ты богачка! – Ма Браун засмеялась, когда Рози передала банкноту своей подруге. – И что ты будешь с этим делать?

Калли в изумлении уставилась на грязную банкноту:

– Этого не хватит, чтобы купить выпивку, не говоря уже о приличной еде. Я положу эти деньги в жестянку, в которой собирают средства на благотворительные нужды, – задумчиво произнесла она.

– Ни в коем случае, – запротестовала Ма Браун. – Я тебе этого не позволю. – Она вырвала банкноту из руки Калли.

– Считай это заблаговременным рождественским подарком твоего отца, – успокаивающе сказала Рози, увидев, как Калли расстроилась.

– Это был бы первый подарок, который он когда-либо ей сделал, – проворчала Ма и подмигнула Калли. – У меня другая идея по поводу того, куда пристроить эти деньги.

– Делайте, что хотите, – ответила Калли со слабой улыбкой.

Зная, что ее подруга расстроена, Рози быстро сменила тему. Когда они закончили уборку, а потом поужинали в доме Браунов, Ма скрестила руки на груди и просияла.

– Итак, Калли, прежде чем ты что-нибудь ответишь, мы скажем: мы знаем, что ты не играешь в азартные игры, и мы знаем, почему ты в них не играешь. – Калли напряглась, увидев пятифунтовый лотерейный билет, который ей протягивала Ма Браун.

– Надо найти монетку, чтобы ты стерла защитное покрытие, – заметил Па, роясь в карманах.

– Закрой глаза и представь, что все выигранные тобой деньги пойдут лично тебе, – убеждала Рози, взглянув на других Браунов. – А вдруг тебе повезет?

Калли села за стол и начала счищать монеткой защитное покрытие с лотерейного билета.

– Пять тысяч фунтов стерлингов, – произнесла она.

Несколько секунд все молчали.

– Что ты сказала? – спросила Рози.

– Я выиграла пять тысяч фунтов.

Брауны закричали от волнения. Следующие несколько часов они фонтанировали безумными идеями. Открытие кондитерской рядом с пабом. Открытие сэндвич-бара в местном бизнес-парке.

– Я хочу отдать эти деньги вам, – настаивала Калли.

– Нет, – категорично заявила Ма Браун и скрестила руки на пышной груди.

– Ты можешь купить всех собак-спасателей в мире, – оптимистично сказал один из младших Браунов по имени Том.

– Или подержанную машину! – воскликнул другой мальчик.

– А почему не купить одежду? – предложила одна из девочек. – У тебя не будет другого шанса обновить гардероб.

Какой гардероб? Вся ее одежда умещалась в спортивной сумке на молнии.

– Калли не стала миллионершей, но должна сделать что-нибудь, чтобы повеселиться, – сказал Па Браун. – Это должно быть то, о чем она всегда мечтала. И что она запомнит навсегда. До сих пор она мало радовалась жизни.

В комнате стало тихо.

– Ну, Калли, – подсказала Ма Браун. – Какие у тебя соображения?

Калли взяла журнал с телевизионной программой и открыла его на странице с туристической рекламой. Ярко-зеленые лимонные рощи. Деревья, усыпанные желтыми плодами. Молодая семья и двое детей, бегающих по траве. Заголовок гласил: Посетите Италию!

– Почему нет? – сказала Калли, когда Брауны продолжали молчать. – Я могу мечтать, верно?

– Теперь ты можешь не просто мечтать, – рассудительно ответила Ма Браун.

Но потом Калли решила отказаться от своей мечты в пользу гораздо более реалистичного плана. Возможно, ей стоит провести выходные в небольшом прибрежном курорте? Кстати, там она сможет подыскать себе работу.

– Тебе надо поехать в Италию, – настаивала Рози.

– Эта поездка запомнится тебе на всю жизнь, – согласился Па Браун.

Калли посмотрела в окно на серый и мрачный ландшафт. На арендованный дом, в котором она выросла. Фотография в журнале обещала ей совсем другую жизнь. Вместо дорожных выхлопов и холода в доме она могла получить яркое солнце и фруктовые деревья. Она снова взглянула на страницу. Рекламная картинка походила на окно в иной мир. Цвета были необыкновенными. Люди в кадре были нанятыми моделями, но они не могли подделать радость и ощущение свободы на своих лицах.

– Италия, – заметила Ма Браун, задумчиво поджав губы. – Для поездки тебе понадобится новая одежда. Не беспокойся, Калли. Тебе не придется много на нее тратить.

– Амальфи, – выдохнула Калли. Мысль о короткой поездке в Италию разволновала ее. Она сменит обстановку, а потом начнется новый этап в ее жизни.

– Чудесное солнце, вкусная еда, не говоря уже о музыке, – произнесла Рози, прижав руку к сердцу.

И романтичные итальянцы, соблазнительно прошептал внутренний голос Калли. Она отмахнулась от этой идеи. К романтике она всегда относилась настороженно. У нее было слишком много обязанностей дома, чтобы вести себя легкомысленно. И она слишком часто видела, насколько жестокими бывают мужчины.

– Решайся, Калли. Ты должна рискнуть, – утверждала Ма, и все остальные Брауны ее поддержали.

Калли может делать, что хочет. Почему бы ей не надеть гламурное платье и дизайнерские туфли на высоких каблуках? На несколько дней она станет совсем другим человеком.

Глава 2

Люка сразу заметил женщину в баре. Даже со спины она выглядела привлекательной. Ему понравилась ее расслабленная манера общения с его другом – барменом, Марко. Люка только что переговорил с Максом и был в ужасном настроении. Макс не терял времени зря в отсутствие Люка и спровоцировал беспорядки в Фабрицио. Макс еще в детстве донимал Люку. Из-за проделок Макса Люку не следовало ехать в свои прекрасные лимонные рощи на побережье Амальфи. Он должен был немедленно возвращаться в Фабрицио. Но он не мог отменить ежегодную поездку в те места, где жили люди, которых он любил и оберегал. Даже из-за Макса.

Женщина выглядела рассеянной. Она поглядывала на каждого входящего посетителя в зеркало за стойкой. Вероятно, она ждет своего любовника. Люка почувствовал ревность и удивился своей реакции.

Он проезжал мимо, чтобы пригласить Марко на ежегодные торжества в начале сезона сбора лимона. Люка и Марко выросли вместе, потому что отец Марко работал на покойного принца. Встав в дальнем углу бара, где он мог спокойно поговорить с Марко, когда тот освободится, Люка впервые разглядел незнакомку. Она казалась очень самоуверенной и веселой и, очевидно, наслаждалась возможностью поговорить по-итальянски. Марко исправлял ее речевые ошибки, и она смеялась.

Чувствуя легко раздражение от их явного взаимопонимания, Люка продолжал ее рассматривать. У нее был изящный профиль, о чем она, по-видимому, не подозревала. Точно так же, как она, казалось, не подозревала о том, что у нее стройное и чувственное тело. Люка был заинтригован. Она была одета безупречно, хотя простовато для посетителя одного из самых известных отелей побережья. Она словно играла роль. У нее были рыжие волосы, пышные и блестящие, коротко подстриженные скорее ради практичности, а не ради моды. Зеленые, чуть раскосые глаза придавали ей экзотический вид. Судя по легкому загару и веснушкам, она прожила здесь не более недели.

Люка почувствовал сильное возбуждение, когда женщина повернулась и нахально уставилась на него. Она не торопилась отвести взгляд.

Интересно.

Люка направился в ее сторону.

– Добрый вечер! – Вежливо поздоровавшись, Люка взглядом попросил Марко уйти.

Марко ухмыльнулся. Они обменялись рукопожатием, во время которого женщина смотрела на них с интересом. Она оказалась еще красивее, чем предполагал Люка. Запах ее тела опьянял.

– Можно мне купить вам выпивку? – спросил Люка.

Она посмотрела на него в упор:

– Мы знакомы?

Ее резкий вопрос застал Люку врасплох. Краем глаза он увидел, как Марко поднял бровь. Его друг вызовет охранников, как только Люка потребует это сделать, и эту женщину выпроводят из отеля.

– Меня зовут Люка, – сказал он, протягивая ей руку.

Она проигнорировала его руку. Умные глаза, обрамленные длинными черными ресницами, смотрели на него с подозрением.

– Я сомневаюсь, что мы с вами знакомы, – произнес он, ожидая, когда она сама назовет свое имя. – Я не кусаюсь, – прибавил он.

– Но вы очень настойчивы, – сказала она, давая ему понять, что между ними не будет физического контакта.

Настойчивость? Внешне Люка оставался невозмутимым. В душе он рассердился. Женщины считали его обаятельным и внимательным. Ясно, что у этой женщины другие соображения по этому поводу.

– Что бы вы хотели выпить?

– Газировку, пожалуйста, – ответила она.

Обратившись к Марко, он тихо произнес:

– Газировку для синьорины и для меня.

– Да, синьор, – ответил Марко.

Она продолжала внимательно разглядывать Люку, отпивая газировку. В ее глазах не было намека на симпатию. Она явно не узнала Люку. Ее соблазнительные губы едва заметно улыбались. Она не знала, может ли доверять этому незнакомцу, купившему ей газировку. Если она не в курсе, что в последнее время фотографии Люки – нового правящего принца Фабрицио – печатались во всех СМИ, значит, в ее жизни случилось что-то кардинальное.

Итак, красивая женщина-загадка, размышлял он, кто ты? И что ты делаешь в Амальфи?


Пригладив короткую шелковую юбку своего дизайнерского платья, Калли пожалела, что не надела брюки-капри. По крайней мере, в брюках она выглядела бы приличнее. Платье было слишком коротким и соблазнительным. Она могла только предполагать, что думает о ней этот невероятно красивый мужчина, заметивший ее в баре. Мысль о романе с итальянцем волновала ее, но она не ожидала от него такой напористости. Она плохо держалась по сравнению с другими, более искушенными женщинами в баре.

– Вы не назвали своего имени, – произнес он. Калли повернулась и взглянула на обладателя бархатного голоса с чарующим итальянским акцентом. Странно, что от звука его голоса по ее спине пробегает дрожь. Оглядев его мускулистые ноги, она уставилась в его завораживающие карие глаза. Калли покраснела, когда он выдержал ее взгляд.

– Меня зовут Каллиста.

Он поджал чувственные губы.

– Что в переводе с греческого означает «прекраснейшая», – заметил он. – Это все объясняет.

– В самом деле? – Она приложила все силы, чтобы успокоиться. – А вы умеете льстить.

Он рассмеялся, а затем притворился обиженным и прижал обе руки к широкой груди.

– Вы меня просто размазали! – воскликнул он.

– Нет, – добродушно возразила она, узнав, что у него хорошее чувство юмора. – Вы самый цельный человек, которого я знаю.

Он улыбнулся:

– Так что же прекраснейшая делает одна в баре отеля?

– Не то, о чем вы подумали, – отрезала она.

– А о чем я подумал? – спросил он.

– Что вы делаете один в баре? – парировала она.

Он снова рассмеялся, обнажив ослепительно-белые зубы.

– Я пришел, чтобы повидаться с барменом. Ваша цель?

– Отпуск. – Она вгляделась в его лицо. – Чем вы зарабатываете на жизнь?

Ее прямота снова застала его врасплох, но он быстро ответил:

– Всем понемногу.

– Как это понимать? – настаивала она.

– Считайте меня представителем.

– Что вы продаете?

– Я продвигаю интересы страны, ее культуру, промышленность и людей.

– Ага, значит, вы заняты в туристическом бизнесе! – воскликнула она. – Как мило!

Он кивнул, и она спросила:

– Какую страну вы представляете?

– Вы давно здесь? – спросил он, меняя тему. Он проигнорировал ее вопрос – она посмотрела на него с подозрением.

Затем, решив, что не навредит себе, рассказав ему немного больше о себе, она прибавила:

– Не очень долго.

Она наслаждалась общением с этим мужчиной и решила продолжать с ним разговор. Он взволновал ее. Было бесполезно притворяться, что ей наплевать на его энтузиазм и лукавство в его смеющихся карих глазах. Она никогда не заигрывала с мужчиной раньше и с удивлением обнаружила, что ей это очень нравится.

– Вы танцуете? – спросил он, глядя на нее с любопытством.

 

– Это приглашение?

– Вы хотите, чтобы я вас пригласил?

– Нет, к сожалению. – Она усмехнулась. – Эти туфли меня доконали. – Она с тоской уставилась на свою дизайнерскую обувь на высоких тонких каблуках.

– Вы можете разуться и потанцевать, – предложил Люка.

Пока он говорил, музыкальная группа на террасе заиграла. Калли захотелось танцевать под звездами. Как романтично! Она взглянула на Люку и сразу пожалела об этом. У него действительно были лукавые карие глаза, которые почему-то заставляли ее думать о том, как она медленно раздевается перед ним. Она вздрогнула при этой мысли. Меньше всего ей следует подцеплять мужчин в барах. Она должна собрать свои вещи, спуститься со стула и уйти. Но это было не так просто.

Калли была уверена, что секс с Люкой будет замечательным.

Что с ней случилось? Она испытывала не то желание, о котором читала в романах и журналах, а горячее и дикое вожделение.

– Вы очень интересная, синьорина.

– В самом деле? – Ее окутала его чувственность. Если она решится на приключение с итальянцем Люкой, это может закончиться только одним. Внутренняя блудница, живущая в душе Калли, обрадовалась.

– Синьорина?

– Да? – Она моргнула и уставилась в его глаза опытного соблазнителя. Пусть Люка очень привлекательный, она должна быть осторожна и не заходить в своем флирте слишком далеко. Значит, приключение всей ее жизни закончилось не начавшись? Теоретически приключение всей ее жизни было отличным, но на практике оно угрожало обернуться неизвестными удовольствиями, от которых Калли твердо решила отказаться. Она была слишком разумной, чтобы позволять себе лишнее. Уставившись в бокал с газировкой, она старалась не замечать мужественности Люки, пока боролась со своими ханжескими принципами. В конце концов она сдалась. Люка выиграл. Он был гораздо опытнее ее.

– Еще газировки, синьорина?

Она не понимала, почему такой простой вопрос Люки кажется ей настолько рискованным.

– Да, пожалуйста.

Ох, куда подевалось ее здравомыслие?

Она хотела узнать о Люке больше. И что в этом плохого? Шансы, подобные этому, не выдаются каждый день. Поэтому она еще не готова уходить.

Марко быстро наполнил ее бокал, и Люка протянул его ей. Она затаила дыхание, когда соприкоснулись их пальцы. Каждое его действие сильнее распаляло Калли. В зеркало за стойкой она оглядела остальных мужчин в комнате, чтобы выяснить, сравнится ли кто-нибудь с Люкой. Нет, с ним никто не сравнится. Все они, без исключения, казались безопасными и аккуратно одетыми в деловые костюмы. Ни один из них не сидел, опершись рукой о бедро. Ни на одном из них не было облегающих джинсов и накрахмаленной белой рубашки с несколькими расстегнутыми пуговицами на вороте, из-за которого выглядывали темные волоски. Калли виновато вздрогнула, поняв, что Люка смотрит на нее в зеркало.

– Вы хорошенько меня рассмотрели? – Он опять лукаво взглянул на нее.

Она не может его интересовать. Это бессмысленно. В баре полно привлекательных женщин. А вдруг он узнал, что она выиграла немного денег? Он симпатичный и вроде бы не нуждается в деньгах. И похоже, Марко хорошо его знает. Выжив со своим проблемным отцом, она не собиралась влюбляться в красивого мужчину просто потому, что он ее очаровал.

Влюбленность?

– Вы хмуритесь, синьорина, – тихо сказал Люка, и от волнения на ее затылке приподнялись волоски. – Надеюсь, не из-за меня?

– Совсем нет, – бодро ответила она и почти потеряла голову от его взгляда в упор. Он был красивым, но не обладал изысканной элегантностью, поэтому его легко можно было принять за портового работника. А может быть, он практикующий соблазнитель? Калли должна поблагодарить его за газировку и уйти. – Хотите орешков? – спросила она. Люка усмехнулся и поднял бровь. – А то я слопаю все до одного, – прибавила она тоном, который приказывал ему не дразнить ее. Она подтолкнула к нему тарелку с орешками.

– Я мог бы накормить вас вкусным ужином. – Он наклонил голову и уставился ей в глаза.

Ни за что.

– Ужин? – настаивал Люка. – Или еще орешков?

Она смущенно взглянула на почти пустую тарелку и испугалась, когда Люка схватил ее за руку. Она ни разу не испытывала такого шока от физической близости с другим человеком. Разочарование, которое она испытала, поняв, что он взял ее за руку, чтобы она не просыпала из ладони орешки, было унизительным.

– Приятного аппетита, синьорина. – Он выпрямился.

– Вы уходите?

– Вы будете скучать по мне?

– Только если у меня закончатся орешки.

Он расхохотался, и ее сердце забилось чаще.

– Вы можете пойти со мной.

– Нет, спасибо. – Она улыбнулась, понимая, что поступает правильно. Люка походил на магнит; он пугал ее своими карими смеющимися глазами. Сегодня она достаточно флиртовала с ним. – Я не помешаю вам ужинать.

– Я остаюсь здесь.

У нее перехватило дыхание. У нее путались мысли, пока он так смотрел на нее. И причина всего этого – итальянский акцент, низкий хриплый голос, необычная внешность и его завораживающее тело.

– Синьорина?

Он ждал ее решения.

– Приятного аппетита, – сказала она. Калли хотела пойти с ним. Она хотела быть плохой девочкой хотя бы раз в жизни. Плохие девочки умеют развлекаться. Но потом ей придется сожалеть о том, что она сделала.

– Наслаждайтесь орешками!

Ей не верилось, что он ушел. Он вышел за дверь не оглядываясь, и все изменилось. Он не предложил ей встретиться снова, и он не попросил у нее номер телефона. Калли убеждала себя, что поступила правильно.

Пожелав Марко спокойной ночи, она отошла от барной стойки. Ей было не по себе. Она не может тосковать по человеку, которого плохо знает. Ей станет лучше, когда она вернется в свой номер. Хотя сегодня она нарядилась в соответствии с инструкциями Рози и Ма Браун, она по-прежнему Калли из портового города. Добравшись до своего номера, Калли решила, что ей не следует бесцельно торчать в отеле. Ей надо посмотреть настоящую Италию. Ее поездка должна стать приключением. Калли не будет привязываться к прошлому и не станет бояться будущего. Решив начать действовать завтра утром, она залезла в постель.


Вернувшись в палаццо, Люка позвонил Марко.

– Кто эта женщина? – спросил он.

– Синьорина Каллиста Смит? Она живет в отеле одна, если ты об этом хотел меня спросить, друг мой.

– Разве я об этом спрашивал?

Марко громко рассмеялся.

– Что еще ты о ней знаешь? – поинтересовался Люка.

– Она родом с севера Англии, у нее недавно умер отец. Она приехала сюда, чтобы развеяться. Больше я ничего не знаю.

– Хорошо. Это многое объясняет.

– Что именно? – спросил Марко.

– А это не твое дело, – заявил Люка своему старинному другу. – Ты будешь на празднике?

– Начало сезона сбора лимона, – подтвердил Марко. – Я обязательно приеду. А тебе удастся там быть? Я думал, Макс устроил беспорядки в Фабрицио.

– Я знаю, как держать Макса на коротком поводке.

– Контроль его финансов? – догадался Марко.

– Верно, – спокойно сказал Люка. Пособие Макса было щедрым при правлении их отца, а теперь Люка мог его увеличить. Макс не любил работать, и Люка был его единственным источником дохода.

– И прежде чем ты спросишь, – прибавил Марко, – я скажу, что синьорина Смит останется в отеле еще несколько дней.

– Ты проверял ее? Марко рассмеялся:

– Ты кажешься подозрительным. Тебе-то что за дело до нее?

– Отступись, Марко.

– Это звучит как предупреждение.

– А может быть, я стал совестливым, – предположил Люка. – Она невинна, и она тебе не подходит.

– Ты уже ее оберегаешь, – задумчиво проговорил Марко. – Это серьезно.

– Я заботливый гражданин, – сухо заметил Люка.

– Я сделаю, как ты хочешь, – добродушно ответил Марко. – И я с интересом понаблюдаю, как долго продлится твоя забота о благополучии синьорины Смит.

Люка в недвусмысленных выражениях объяснил Марко, куда тот может пойти со своим интересом к Каллисте Смит, напомнил ему о празднике и повесил трубку.

Что он делает? Он руководитель страны, ему надо заниматься практически необузданным братом. И он должен найти себе невесту, чтобы родить наследника и продолжить династию. Он не имеет права тратить время на таких как синьорина Смит. Она еще слишком молода, у нее впереди целая жизнь. Будет лучше для них обоих, если они больше никогда не увидятся. Она должна узнать о сексе и суровых реалиях жизни от мужчины, который найдет для нее достаточно времени. У Люки нет времени на романтику и на отношения с женщиной, которая заинтриговала его сегодня вечером.

Он сел за руль, и поехал ужинать в свой любимый ресторан. Калли должна была быть с ним. В палаццо работали лучшие международные шеф-повара, но синьорина Смит буквально выбила Люку из колеи, и он решил поужинать в одиночестве. Завтра он будет работать вместе со своим сезонным персоналом в лимонных рощах. Мысли о синьорине Смит не дадут ему спать всю ночь, поэтому он должен хотя поужинать как следует.

Рейтинг@Mail.ru