Неуправляемая наложница

Сьюзен Стивенс
Неуправляемая наложница

Пролог

«Душой чернее ночи» – такую характеристику дала ему газета, которую Рази аль-Мактаби взял со стола своей секретарши, единственной женщины в этом городе, которая точно знала, какой кофе он любит и как его следует варить. Рази закрыл за собой дверь кабинета и еще раз пробежал взглядом по тексту статьи – похоже, журналистам просто нравится поливать его и его семью грязью. Мужчина подошел к стоящему на столе телефону и набрал номер. Ожидая ответа, он повернулся к огромному, во всю стену, окну, из которого открывался прекрасный вид на серо-стальные воды Темзы и деловой центр Лондона. Вдалеке возвышалось здание парламента, а за ним был виден блестящий купол главного офиса «Мактаби комьюникейшенс», компании, которую Рази за последние годы смог вывести на международный уровень.

Но вскоре дни его работы в компании подойдут к концу, ведь Рази ждет его затерянное в песках королевство и золотой трон Исла-де-Синнебара. Ожидая, когда же, наконец, в поместье лорда Томаса Спенсер-Дейли в Глостершире зазвонит телефон, Рази опустился в кресло и устало закрыл глаза. Не все, что писали в газетах о его семье, было ложью. Старший сын семьи аль-Мактаби, шейх Рахид, полностью соответствовал образу сурового и жестокого правителя, созданного прессой, но на это у него была веская причина: бесчисленные претенденты на его корону – плод бурной молодости их покойного отца. Их постоянные притязания, периодически перерастающие в попытки дворцовых переворотов, объясняли, почему Рахид правил железной рукой, безжалостно избавляясь от бунтовщиков. Любители голливудских шаблонов даже прозвали шейха Мечом Отмщения. Но Рази было плевать на прессу и на общественное мнение, он обожал брата, всегда поддерживавшего его и добившегося того, чтобы у Рази были равные с ним права на престол.

Длинные гудки стихли, и Рази улыбнулся, услышав в трубке голос лучшего друга:

– Как дела, приятель?

Рази в ответ озвучил свое предложение:

– Понимаешь, Том, мне необходима небольшая передышка, в последний раз перед тем как… – Рази вздохнул, слова были не нужны, они оба знали, какая тяжелая ноша ждет его впереди. С момента, когда на его голову наденут корону Исла-де-Синнебара, он должен будет навсегда забыть о себе и думать только о благополучии своего народа.

– Знаю, – ответил Том и тут же рассмеялся, втайне надеясь поднять другу настроение. – Кстати, это просто ужасно – какую бы газету я ни взял в руки, со всех на меня смотрит твоя отвратительная рожа! Сейчас у меня в руках утренняя пресса, и что я вижу?

Рази улыбнулся, слушая эти шутливые жалобы.

– Вот, например: «Подействует ли магия, которой, несомненно, пользовался принц, чтобы поставить на ноги «Мактаби комьюникейшенс», на традиционалистов в Исла-де-Синнебаре…»

– Хватит, Том, я это тоже читал.

– А еще они пишут, что ты представляешь опасность для всего женского населения планеты.

– Моя главная страсть – это бизнес! – решительно отрезал Рази. И все свои навыки, приобретенные за последние годы, он собирается направить на благо своей страны. – Но сейчас у меня как раз намечаются небольшие каникулы, и место рядом со мной пока вакантно, – мечтательно закончил он.

– Не думаю, что потребуется много времени, чтобы найти достойную кандидатуру. Эта журналистка описывает вас с братом как мускулистых, сногсшибательных красавцев, одним лишь взглядом разбивающих женские сердца, одинаково энергичных в сражении и в любви. Это заявление основано на личном опыте?

– Не припоминаю такого. По крайней мере, ни одна из девушек, с кем я в последнее время занимался любовью, заметок в процессе не делала.

Том рассмеялся и продолжил чтение:

– «Взгляд, перед которым невозможно устоять, и фигура античного бога, скрытая за обманчиво консервативным костюмом, сшитым у лучших портных Савил-роуд, – вот на чем строится привлекательность этого плейбоя».

На самом деле его привлекательность была плодом необычного сочетания жаркой ближневосточной крови с чопорной английской. Результат этого союза превзошел все ожидания: черные волосы и шелковистая бронзовая кожа, доставшиеся Рази в наследство от предков-бедуинов, и изумрудно-зеленые глаза куртизанки, которая когда-то околдовала своими чарами его отца. Той самой куртизанки, которая, повинуясь воле старого шейха, с легким сердцем согласилась отдать свое дитя на воспитание чужим людям. Но это уже другая история, и Рази должен забыть о ней и двигаться дальше – нет смысла оглядываться назад, мечтать о мести или разбивать чужие сердца так же, как когда-то мать разбила его сердце. Напротив, Рази обожал женщин, и это чувство не изменилось, даже несмотря на их многочисленные и совершенно бесплодные попытки затянуть его в сети брака.

– Достаточно! – вскрикнул Рази, предчувствуя новую цитату. – Ты едешь со мной отдыхать и кататься на лыжах или мне следует подыскать себе другую компанию?

Как он и предполагал, Том с энтузиазмом откликнулся на его предложение. Этот горнолыжный курорт, принадлежащий «Мактаби комьюникейшенс», Рази сохранил даже не ради прибыли, а из любви к этому месту, которое, без сомнения, идеально подходило для того, чтобы последний раз насладиться всеми прелестями свободной жизни перед тем, как взять на себя ответственность за целое государство.

– Но чтобы отдохнуть от внимания прекрасных дам, нам придется надеть тебе на голову мешок, – рассмеялся в ответ Том.

– Не волнуйся, поедем чисто мужской компанией: я, ты, наши общие друзья, – меня никто и не заметит.

– Неужели? – с сомнением проворчал Том. – И как ты собираешься держать на расстоянии прекрасных леди, жаждущих твоего внимания?

– В этом я готов полностью положиться на тебя. Ты ведь сможешь в случае чего прикрыть мне спину?

– А если это будет лобовая атака? – скептически поинтересовался Том.

Губы Рази сложились в мечтательную улыбку, когда он представил себе очередную прекрасную женщину, жаждущую его внимания.

– Мы что-нибудь придумаем.

Глава 1

Девушка сжала список гостей, которые должны были прибыть на этой неделе, так, что костяшки тонких пальцев побелели.

– Эй, Люси, что-то случилось? – поинтересовалась Фиона, которая, как и Люси, относилась к элитному обслуживающему персоналу курорта, на мгновение отрываясь от телефонной трубки.

– Не совсем, – рассеянно ответила Люси Теннант, глядя на пляшущее в камине пламя. Боже, она ведь только что была вне себя от счастья, куда же делось ее ликование? Минуту назад она открыла письмо, сообщающее, что она была признана лучшим сотрудником отеля, причем как ее коллегами, так и клиентами. Она ведь так много работала, и, наконец, ее заслуги признали. Но к письму с поздравлениями прилагался лист пожеланий от прибывающих на этой неделе гостей, и по некоторым причинам после прочтения этой бумаги уверенность Люси в себе уменьшилась до размеров горошины.

Том Спенсер-Дейли: Никаких особых пожеланий.

Шеридан Долглиф: Соленая капуста, много пива, и все мясо, которое будет подаваться к столу, должно быть абердин-ангусской породы.

Уильям Монтефьори: Только вручную приготовленная паста, никаких полуфабрикатов пожалуйста.

Тео Констатине: Много хорошего шампанского.

Еще один гость:

И пустота после этой странной приписки «еще один гость». По неизвестной причине по коже девушки побежали мурашки. Также к бумагам прилагалась записка о том, что с гостями приедут два телохранителя, один из которых, Омар Фарук, будет размещен на верхнем этаже шале, а второй, Абу Бекр, займет маленькую спальню рядом с кладовкой для лыжного инвентаря. Судя по количеству охраны и ее собственным мрачным предчувствиям, гости будут из высшего света. Люси со вздохом напомнила себе, что ей пора бы уже ко всему этому привыкнуть, ведь главный офис постоянно высылал ей этот список пожеланий от прибывающих гостей курорта, и каждый раз она нервничала, надеясь не просто соответствовать их ожиданиям, но и превзойти их.

Но вновь и вновь пробегая глазами по тексту письма, Люси поняла, что никогда еще она так не волновалась, как сегодня. Но почему? Никаких невыполнимых требований в нем не содержалось. Люси попыталась напомнить себе, что за время работы она успела прекрасно изучить своих богатых гостей, их желания и потребности, их свиту. И в сравнении с большинством компаний, которые останавливались в ее шале, эта выглядела еще весьма скромно, по крайней мере судя по их пожеланиям. Опыт подсказывал, что мужчины все дни проведут на склонах, так что она практически не будет их видеть, а их основными требованиями будут хорошая еда, горячая вода, чистые полотенца, а также бесконечный запас выпивки. Правда, один из них решил сохранить анонимность… И это тоже не должно ее волновать – есть сотня разных причин, по которым он мог так поступить, и ни одна из них ее не касается.

Откинув с лица прядь золотисто-медовых волос, она последний раз пробежала взглядом по письму и неожиданно заметила приписку внизу страницы: «Если кто и сможет справиться с этими гостями, то только ты, Люси!» Похоже, предчувствие ее не обмануло, и гости действительно доставят ей немало хлопот. И управляющий знал, что только Люси Теннант может справиться с любым клиентом, угодить самым взыскательным вкусам, и не в первый раз пользовался этим. Но почему у нее такое чувство, что на этот раз ей о чем-то не сообщили?

Люси огляделась – пора возвращаться к работе. Время идет, и, так как личная жизнь Фионы, как всегда, отнимает большую часть ее рабочего времени, помощи от нее ждать не приходится. Она со вздохом поднялась с изящного, обитого бархатом кресла, подошла к окну и чуть отодвинула тяжелые темно-вишневые шторы, позволив золотистым лучам проникнуть в комнату. Было жаль оставаться в четырех стенах в такой прекрасный солнечный день, но у нее еще осталась масса дел, так что нельзя позволять себе отвлекаться. За последние годы работа стала для Люси всем, и ее это вполне устраивало. Тем более что, работая на этом курорте, она могла дни напролет наслаждаться ощущением спокойствия и свободы, которое могли подарить человеку только горы, прозрачным, свежим воздухом и…

 

«И одиночеством», – закончила про себя Люси, но тут же отвесила себе мысленный пинок за то, что позволила этой мысли прокрасться в голову. Конечно, иногда она чувствовала себя одинокой, но это вполне естественно, ведь она живет в крошечном французском городке, где все если еще не женаты, то точно безумно влюблены. Люси всегда знала, что она не сможет стать такой легкой и радостной, как они или как приезжающие сюда отдыхать туристы; она была слишком стеснительной, слишком обыкновенной для того, чтобы стать одной из этих красивых и ярких людей, стремящихся превратить каждую секунду своей жизни в праздник. Но здесь Люси хотя бы на время могла стать частью этого праздника. А любовь… Любовь когда-нибудь придет, ее прекрасный принц еще появится. Улыбнувшись своим мыслям, она прикоснулась к крошечной серебряной туфельке, покачивающейся между ключицами на тоненькой серебряной цепочке. Вот только как же ее принц заметит ее среди всех этих сногсшибательных красавиц?

– Ну наконец-то… – Входная дверь шале открылась, и из нее навстречу своему последнему завоеванию выпорхнула Фиона.

Люси поторопилась отойти от окна, чтобы не стать нежеланным свидетелем встречи влюбленных. В своей работе она ценила не только возможность ежедневно любоваться потрясающими горными пейзажами и чистым воздухом, но и дружный коллектив служащих курорта. Все, чего ей не смогла дать ее собственная, интересующаяся лишь долгими послеобеденными дискуссиями и академическими достижениями семья, живущая в центре закопченного выхлопными газами, шумного города, она нашла здесь, в маленьком живописном городке, сияющем на солнце яркими скошенными крышами деревянных шале, наполненном запахами сыра, сдобных булочек и парного молока. Люси до сих пор не могла поверить в то, что набралась храбрости принять заманчивое предложение компании и приехать работать сюда, в Валь-де-Изер, один из самых известных горнолыжных курортов Франции.

Раньше Люси была шеф-поваром в лучшем ресторане Англии. Начав с самого низа, она постепенно поднималась по карьерной лестнице и после нескольких лет упорного труда стала одним из самых известных английских шеф-поваров, получила несколько престижных кулинарных премий и даже рекомендательное письмо от самого монсеньора Роулета. Но только благодаря работе во Франции Люси наконец удалось вырваться из тени ее старших братьев, начать жить собственной жизнью.

Шесть братьев Люси были непревзойденными специалистами каждый в своей области, причем все эти области родители Люси считали гораздо более важными, чем кулинария, и никогда не стеснялись сообщать об этом Люси. Ее уверенность в себе ежедневно подвергалась серьезным испытаниям. Однажды ее мать во всеуслышание заявила, что она не знает, что делать с дочерью, которая мало того что не блещет красотой и талантами, так еще и повар. Когда же она добавила, что Люси стоит прекратить готовить в ресторанах и напрашиваться на неприятности, а если ей так уж необходимо стряпать, то она может заниматься этим и дома, Люси поняла, что для нее настало время покинуть родительский дом.

«Попасть в неприятности! Ага, как же!» – Она горько усмехнулась своим мыслям. По иронии судьбы, не только старшие братья, но и все остальные мужчины вокруг относились к Люси, как к маленькой сестричке. Но благодаря отсутствию мужчины и побегу из отчего дома девушка смогла на время забыть о том, чего от нее ждут окружающие, и попытаться разобраться в себе. Люси всегда знала, что хочет хоть немного изменить жизнь к лучшему, и если это значит радовать людей своими кулинарными ше деврами, пусть так и будет, ничего большего ей не нужно.

Хватит воспоминаний! Если она продолжит в таком же духе, она потеряет так горячо любимую работу! Ранний уход Фионы означал, что ей, кроме ее основных обязанностей, предстоит выполнить и ее работу, то есть застелить кровати и вымыть полы. Хорошо, что хотя бы праздничный ужин готов. И если бы не этот мистер Еще-один-гость, ей и вовсе не о чем было бы волноваться.

Рази с раздражением скомкал письмо. Курьер доставил его прямо к вертолету, который должен был доставить будущего шейха из Женевы в Валь-де-Изер, и теперь Рази обуревало невыполнимое желание схватить консервативную знать Исла-де-Синнебара за их воображаемое коллективное горло и сказать им: «Никогда!» Но это будет означать срыв поездки, которую он так давно планировал. Погруженный в раздумья, Рази даже не обратил внимания на поражающие воображение пейзажи и сверкающие горные пики, проносящиеся за окном вертолета. Жениться на кузине, которую он никогда не видел? Похоже, битва среди знати шла уже не только за золотой трон Исла-де-Синнебара. Его королевство соединялось с материком тонким перешейком. С материком и с королевством брата. Но неужели они полагают, что смогут настроить его против Рахида?

Рази глубоко вздохнул, пытаясь подавить бушующую в его груди ярость, и достал из конверта фотографию очаровательной девушки с большими печальными глазами, приложенную к письму. Вот какая она, его кузина Лейла. Она была ослепительно прекрасна, возможно, красивее всех женщин, которых он встречал в своей жизни, но он ничего не чувствовал, глядя на нее. Рази словно смотрел на великолепную картину, отмечая про себя идеальные формы и пропорции, но не желая приобрести ее для себя.

– Бедняжка Лейла, – пробормотал он, чувствуя симпатию к этой красивой и печальной девушке, скорее всего прекрасно понимавшей, что является лишь пешкой в политической игре ее неразборчивых в средствах родственников. Нет уж, в эти сети его не заманят ни красавица кузина, ни знать, ни даже совет старейшин. Когда он соберется жениться, это будет его собственное решение и это будет самая удивительная девушка на земле.

* * *

Это просто катастрофа! Как такое могло произойти? Канапе валялись на полу, залитом дорогим шампанским. Один из гостей тщетно пытался счистить крем, cмешанный с шампанским, с дизайнерских джинсов, а прямо на нее, сурово сдвинув брови, смотрел мистер Еще-один-гость. Самые сложные тренировки под руководством лучших поваров мира не смогли подготовить ее ко встрече с этим человеком. Один лишь внимательный, пронизывающий взгляд этого высокого, прекрасно сложенного, черноволосого мужчины привел ее в такое смятение, что она, замешкавшись, поскользнулась и перевернула на гостей поднос с любовно приготовленными ею канапе. Как человек, стоящий в тени, может быть так ярок? Как могут так сверкать эти зеленые глаза? Как он может настолько выделяться даже среди своих красивых, шикарно одетых друзей?

Люси перевела взгляд на других гостей и мысленно застонала. За секунду все ее труды пошли прахом. Как же она объяснит это начальству? Боже, она ведь так тщательно спланировала все, проверила каждую мелочь: в камине плясали языки пламени, во всех вазах стояли свежие цветы, пол был настолько чистым, что приготовленный ею праздничный ужин можно было есть прямо с дубовых досок.

Собрав волю в кулак, Люси напомнила себе, сколько сил она приложила, чтобы получить эту работу, и она не собиралась терять ее даже из-за самых прекрасных зеленых глаз в мире, а значит, нужно как-то поправить ситуацию.

– Приношу свои извинения, джентльмены. Дайте мне всего пару минут, я все приберу и подам другое блюдо…

Но тут он вышел из тени, и Люси, начавшая быстро собирать канапе с пола, забыла, о чем хотела сказать.

– Полагаю, для начала нам следует закончить знакомство, – холодно сказал он, глядя на девушку сверху вниз, и это было не предложение, а приказ, причем приказ человека, который привык, что ему подчиняются беспрекословно. Люси сразу поняла, что именно этому незнакомцу, с голосом бархатным и тягучим, как горький шоколад, она должна была угодить, если не хочет потерять работу.

– Да, п-простите. – Девушка медленно встала, скользя взглядом вверх по телу незнакомца: от выгоревших голубых джинсов, по темно-синей рубашке с закатанными по локоть рукавами, обнажающими смуглые мускулистые руки, к лицу античного бога, обрамленному иссиня-черными волосами, ниспадающими на лоб непослушными прядями.

Она продолжала стоять, безмолвно рассматривая незнакомца, когда один из гостей по имени Том подошел к ней, чуть приобняв ее за плечи.

– А это Люси, – с широкой улыбкой произнес он.

Глава 2

Рази еще раз внимательно оглядел устланный канапе пол, смущенно переминающуюся с ноги на ногу девушку и Уильяма Монтефьори в залитых шампанским джинсах.

– Все в порядке, – беспечно улыбнулся Уильям, поймав на себе его взгляд. – Пойду переоденусь.

Но Рази не собирался так же легко прощать персоналу подобный непрофессионализм.

– Позвольте мне вам помочь. – Тео с обворожительной улыбкой подошел к девушке, забрал из ее дрожащих рук тряпку и оглядел лужу золотистой жидкости так, словно всерьез собирался самостоятельно ее вытереть.

– Ради всего святого, – раздраженно пробормотал Рази, наблюдая за тем, как Том отобрал тряпку у Тео и теперь достаточно быстро для человека, ни разу в жизни не занимавшегося мытьем полов, наводил порядок. Обычно этих двух снобов за подобным занятием не застанешь, но ради того, чтобы понравиться хорошенькой девушке, они готовы и на большее. Сама же юная леди, судя по тому, как дрожали ее руки, вряд ли смогла бы сейчас быстро здесь прибраться.

– Это Люси, – повторил Том, закончив с полом и пытаясь сгладить ситуацию. – Люси Теннант, наш шеф-повар и горничная.

– Рада с вами познакомиться, сэр. – У нее был чарующий, музыкальный голос, кроме того, она смотрела ему прямо в глаза без заискивания или кокетства, и это не могло не понравиться Рази, но это не значило, что он готов забыть о ее оплошности. – А вы… – собравшись с духом, спросила девушка.

Рази взглянул на Тома, ища подсказки.

– Мак? – предложил тот, чуть пожав плечами.

– Здравствуйте, Мак, – кивнула девушка, подкрепляя их знакомство коротким рукопожатием. В характеристике, которую дал ей управляющий отелем, говорилось, что она ответственна, умна, уравновешенна, прекрасно образована, говорила на нескольких языках, а как повару ей и вовсе не было равных. Большинству этих лестных характеристик Рази пока не нашел подтверждения. – Я еще раз извиняюсь за причиненные неудобства. Надеюсь, это не помешает вам насладиться праздничным ужином.

– Конечно нет, – улыбнулся Том, игнорируя раздраженный взгляд Рази. Хотя с кухни и правда пахло очень вкусно. – Что сегодня в меню?

Люси с облегчением вздохнула и переключилась на более приятную для нее тему.

– Свежий луковый суп по специальному местному рецепту, посыпанный пармезаном, жареная утиная грудка с хрустящей корочкой во фруктовом соусе с гарниром из молодого картофеля, а на десерт шоколадный торт и мороженое, политое глазированной карамелью.

– Потрясающе! – воскликнул Том, пока остальные мужчины радостно вздыхали в предвкушении, уже готовые простить ей любые оплошности. Даже Рази сменил гнев на милость и решил дать Люси еще один шанс. Кроме того, невозможно было не заметить того, как старательно девушка готовилась к их приезду: везде стояли букеты со свежими цветами и вазы с фруктами, на журнальном столике стопки журналов соседствовали с хрустальным подносом, на котором были разложены еще теплые бисквиты и печенье, источающие соблазнительный аромат.

– Том, – заговорил он, не отрывая взгляда от лица девушки, – позвони, пожалуйста, управляющему шале. – Хоть Люси и удавалось сохранять на лице профессиональную улыбку, в ее глазах плескалась настоящая паника. – Скажи, что никакого другого обслуживающего персонала, кроме Люси, болтающегося в шале, нам не нужно. Со всем остальным, что может нам понадобиться, справятся Абу и Омар.

Люси не смогла сдержать вздоха облегчения, но затем какая-то мысль мелькнула в ее голове, потому что в глазах девушки вновь появился испуг.

– Не волнуйтесь, с нами вы в полной безопасности, – искренне пообещал Рази, заметив, как девушка сделала шаг назад, и догадавшись о ее страхах. – Мы весь день будем кататься на лыжах, вы нас практически не будете видеть.

– Я так и подумала, – улыбнулась в ответ Люси, стараясь скрыть облегчение, но пунцовый румянец на щеках выдал ее.

Видя, что она все еще чувствует себя неловко после неудачной сцены во время знакомства, он мягко спросил:

– Мне позвать Омара и Абу, чтобы они помогли вам накрыть на стол?

– Нет, спасибо! – воскликнула Люси, и, глядя на нее, Рази почувствовал, как в его теле разгорается желание. Ему начинала нравиться эта девушка, ее стройная фигурка, милое, открытое лицо, очаровательная улыбка, обнажившая ровные жемчужинки зубов. Рази не смог удержаться от мимолетной фантазии, в которой эти зубки вонзаются в его плечо в порыве страсти. – Я справлюсь сама. Кухня очень маленькая, и нам втроем там будет тесно.

 

– Поступайте так, как вам будет удобнее, – подбодрил ее Рази.

Когда Люси прошла мимо него, направляясь на кухню, он уловил легкий запах полевых цветов, исходящий от ее нежной кожи, который лишь подстегнул его влечение к этой девушке.

– Спасибо, и простите еще раз.

– Забудьте, – сверкнул белозубой улыбкой Рази. – Начнем все сначала. – Голубые глаза девушки радостно засияли. – А сейчас вам самое время прекратить извиняться и вспомнить, что вы в одной комнате с пятью голодными мужчинами, которых нужно кормить. – Судя по тому, с каким удивленным выражением лица она оглядела его друзей, про них она уже успела позабыть. Вряд ли он мог винить ее за это, ведь и сам сейчас думал только о ней.

Люси начала с того, что приготовила новый поднос с канапе – пока мужчины будут угощаться бутербродами, она сможет спокойно накрыть на стол. Вдруг на кухню вошел Мак, и она почувствовала, что снова цепенеет под взглядом манящих зеленых глаз. Девушка подняла со стола поднос с канапе, надеясь, что так сможет скрыть то, как задрожали ее руки в присутствии этого мужчины.

– Можете не разогревать их, подайте так.

– Не волнуйтесь, это займет всего минуту, зато, уверяю вас, они станут гораздо вкуснее. Отойдите, пожалуйста.

Мак сделал шаг назад, давая девушке пройти, но, когда она проходила мимо, не удержался и, стянув один из бутербродов с подноса, тут же с наслаждением отправил его в рот.

– Неужели подогретые они будут еще лучше? Это возможно?

– Несомненно, нужно лишь чуть-чуть подождать, – заверила она его, изумляясь про себя, насколько сильно ей хочется удивить этого человека. То, как поднялись его эбеново-черные брови, когда он попробовал ее канапе, стало для Люси лучшей наградой.

– Расскажите мне, как вы их готовите, – попросил Мак с лукавой улыбкой.

– Вы хотите узнать рецепт?

– Конечно, а потом заставлю одного из моих шеф-поваров готовить их для меня каждый день.

Ах, ну да, «одного из поваров», ей следовало догадаться.

– На тонкие ломтики пожаренного в свежем оливковом масле хлеба, натертые чесноком, солью и перцем, кладется козий сыр, а сверху половинка фиги. И все это поливается медом, – ответила девушка. – Сейчас я подогрею их, и вы узнаете, насколько они вкусные на самом деле.

– Я жду с нетерпением, – обжег ее ухо шепот Мака.

Люси на секунду замерла. Ей нужно было перевести дух: она не умела играть в подобные игры. Короткая фраза Мака наполнила ее тело жидким огнем, и это легко объяснимо: он плейбой, а она неискушенная в подобных вопросах простушка. Но Люси никогда не позволяла себе ни малейшего намека на флирт с гостями, и Мак не станет исключением. Он игрок, это очевидно, и, видимо, сейчас ему захотелось поиграть с ней. Она сможет пережить эту неделю, сохранив самоуважение и не попав в сети этого плейбоя, только если будет заниматься лишь тем, что входит в ее профессиональные обязанности.

Рази пробыл наедине с этой девушкой всего пять минут, а все его тело уже стонало от нереализованных желаний, пламенем сжигающих его плоть изнутри. Боже, он ведь вообще не должен обращать на нее внимания. Рази раздраженно помотал головой и попытался вникнуть в суть беседы друзей об акциях и деловых союзах. Но по какой-то причине на этот раз ему куда интереснее было наблюдать за тем, как Люси расставляет на столе тарелки из тончайшего китайского фарфора с подогретыми канапе. Он не мог отвести глаз от маленьких изящных белых рук с длинными сильными пальцами, размышляя о том, как эти руки могли бы скользить по его телу… В этот момент Люси поймала на себе его взгляд, и ее щеки налились румянцем. То, как легко эта девушка краснеет, Рази тоже очень нравилось. А через несколько минут, попробовав приготовленный Люси ужин, он окончательно простил ей оплошность при знакомстве. Его друзья полностью разделяли его мнение, налегая на приготовленные ею блюда.

– Еще будет чизкейк, – подала голос Люси.

Мужчины, услышав это, дружно застонали.

– Простите, если я приготовила слишком много, – испуганно извинилась девушка.

В ответ послышался дружный смех.

– Слишком вкусно, – поправил ее Рази, желая поддержать смущенную девушку, – поэтому нам очень сложно удержаться и не взять еще кусочек. – Благодарный взгляд Люси вызвал новую волну желания в той части его тела, которую достаточно сложно было игнорировать.

– Тогда оставим французскую кухню на завтра? Утром я подам яйца, чизкейк и пудинг, хорошо?

Рази улыбнулся в ответ.

– Мы полностью в ваших руках, – заверил он, не отрывая своих волшебных глаз от ее лица.

Ее щеки пылали. Что происходит? До сегодняшнего вечера все в ее жизни шло своим чередом, все было просто и понятно. А сейчас… Она просто не могла игнорировать Мака, не могла перестать смотреть на него. «Мы полностью в ваших руках». Как ее воображению пережить подобное признание? Ах, если бы она была очаровательной, изящной красавицей, искушенной в любовных делах, или хотя бы перестала смущаться и говорить глупости в его присутствии.

– Вы потрясающий повар, Люси, – обратил на себя ее внимание Том, вставая из-за стола. – Готовьте для нас все, что посчитаете нужным, и подавайте это в любом порядке, лишь бы было так же вкусно, как и сегодня.

– Завтра я приготовлю три новых вида канапе, – пообещала Люси, собираясь вернуться на безопасную территорию кухни. – И ни один из них не будет подан на полу.

Мужчины рассмеялись удачной шутке, и Люси вместе с ними, но ее смех звучал напряженно – Мак все еще был слишком близко, и это вызывало в душе девушки целый ураган странных, непривычных для нее эмоций, а ее тело остро реагировало на каждое его движение. Погруженная в свои мысли, девушка не обратила внимания, как мужчины, поблагодарив повара, один за другим поднимаются наверх, в свои комнаты, оставляя их с Маком наедине.

– Значит, три вида канапе и чизкейк? – нарушил тишину голос Мака. – Не могу дождаться утра.

Но при взгляде на него все мысли о завтрашнем меню вылетели у Люси из головы. Она посмотрела на опустевший стол – может быть, теперь он, наконец, отправится спать и даст ей привести мысли в порядок?

– Конечно. И если вы хотите чего-то еще, просто скажите мне об этом. Уверена, я справлюсь.

Судя по его лукавому взгляду, эти слова вызвали у него мысли совсем не о еде.

– Уверен, что это так, – усмехнулся он.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru