Приключения Мохнатика и Веничкина

Светлана Алексеевна Кривошлыкова
Приключения Мохнатика и Веничкина

Глава 6
Драное лыко и драный Мохнатик

Пришла весна. Мохнатик решил сходить в гости к баневёнку, узнать, как у него дела. Погода стояла отличная, солнечная. На деревьях ещё не начали распускаться листочки, но уже пахло весной. И настроение было замечательное. Банька, как всегда, стояла чёрная и была тёплой. Мохнатик заглянул в парную под котёл – никого, потом на полок – опять никого. Где же Веничкин?

– Эй! Мохнатик! Что потерял? – Баневёнок неожиданно появился на пороге.

– Да тебя ищу. Дома скучно.

– Пошли со мной. Сегодня наш хозяин драть лыко пошёл. Меня помогать позвал.

– Кого драть? – не понял Мохнатик.


Но баневёнок ничего ему не ответил – торопился. Он схватил только шкуродёрку – это инструмент такой, чтобы кору с деревьев снимать, – взял домовёнка за руку, и они побежали в лес.

– Сейчас всё увидишь. Это очень интересно. Только раз в году мы это делаем. А потом весь год этим мочалом моемся!

Хозяин уже вёз на телеге четыре длинных бревна из леса к бане. Баневёнок с Мохнатиком тоже запрыгнули в телегу.

– Ну ты и затейник! – удивлялся домовёнок. – Я думал, ты в бане сидишь. А тебя там и не застать!

– Вот смотри, эти бревна липовые мы с хозяином ещё два года назад присмотрели, в воде замочили. Теперь он очистит их от мха, снимет верхний слой коры и начнёт лыко драть!

– А мне больно не будет?

– Хм, да, Мохнатик, ничего-то ты и не знаешь!

Почти целый день лежали баневёнок с Мохнатиком за порогом бани и смотрели, как хозяин лыко драл. Он отделил сначала кору, разрезав её на небольшие части, а затем с её внутренней стороны начал отделять мягкое лыко и драть его на тонкие полосочки. Где-то ближе к вечеру он закончил. Баневёнок был в восторге! Он схватил ворох длинных тонких полосок и радостно начал скакать! Затем аккуратно расправил их и заплёл в косичку.

– Вот теперь никто у нас в доме болеть не будет! Драное лыко с дегтярным мылом – и ни один микроб не устоит!

Мохнатик наблюдал за работой баневёнка, который с трепетом складывал получившиеся косички драного лыка в специальный короб на чердаке бани.

– Вот так, ценно только то, что полезно! – Вдруг баневёнок уставился в чердачное окошко. – А теперь пошли! Быстрей! Покажу, как черти соседскую ведьму проветривают!

Домовёнок не на шутку испугался, но ничего не сказал. Баневёнок за минуту сделал верёвку из драного лыка, и они побежали к Лысой горе. Уже издали был виден высокий столб ветра. Это черти ведьму крутили, раскачивали, волшебных сил помогали набраться. Они то выше её поднимали, то опускали к самой земле. Слышен был их дикий смех. А ведьма руки растопырила, глаза закрыла, ветер обнимает, силу его забирает.

Мохнатик оторопел и не мог понять, что происходит. А Веничкину, видать, такое зрелище не впервой было.

– Порядок – основа всего хорошего. Нельзя позволять соседским чертям силу нашей ведьме придавать. А то нам с тобой не поздоровится. – С этими словами баневёнок привязал к верёвке камень и кинул в самую середину вихря, зацепил верёвкой ногу ведьмы, замотал и как дёрнет! ведьма как заорёт!

Черти тут же испугались, верёвки из ветра выпустили. Ведьма со всего маху грохнулась на землю! Мохнатик с баневёнком затаились за кустом. Лежат и смотрят.

Ведьма поднялась, помахала кулаком вслед улетающим чертям и похромала в деревню. Идёт и не оглядывается, чертей ругает за плохую службу, одежду отряхивает – пыль столбом летит. И тут домовёнок как чихнёт! Пыль-то в нос ему попала.

– Бежим! – только и успел крикнуть Веничкин.

Мохнатик от страха зажмурился и с места сдвинуться не может. А ведьма вмиг обернулась, оборвала с куста прут и хотела уже схватить домовёнка.



Но не тут-то было! Веничкин опять как закричит что есть мочи:

– Быстрее! Беги!

Схватил Мохнатика за руку – и бежать, только пятки засверкали. Ведьма – за ними вдогонку. Бежит, ругается, прутом машет. К счастью, лишь пару раз чуть задела домовёнка. Напугала его до полусмерти. А Веничкину всё забава, всё развлечение! Бежит, смеётся и ведьму дразнит.

Долго она за ними гонялась, пока не устала.

– Ну, я вам ещё задам трёпку! Только попадитесь мне! – пригрозила она.



Убежали друзья от ведьмы, спрятались в бане у Веничкина за печкой.

– Здорово мы её? А как я ловко её с ветра скинул! А? Вот, учись! – он энергично прыгнул на лавку. – Та-да-ам!

– А что, если она мстить будет? – с опаской оглядываясь, спросил Мохнатик. Чувствовал он, что ведьма просто так это не оставит, если сказала – сделает.

– Хе! – Веничкин махнул рукой. – Всё будет хорошо! Не думай о проблеме, пока она тебя не касается!

Долго у Мохнатика попа и спина болели, может быть, именно поэтому он не мог забыть обещание ведьмы задать трёпку. Однако время шло, и домовёнок успокоился, а Веничкин и вовсе забыл о случившемся.

Только обиженная ведьма всё помнила. Всему свой час, и для этой мести она уже выбрала время.

Глава 7
Подвох на подвохе, или Неудачный день Мохнатика


В начале июля ничто не предвещало беды. Мохнатик тихонько разговаривал с Анечкой, а она сидела на детском стульчике у окна и угощала домовёнка вкусным кренделем.

Вдруг в дом вбежала Настя:

– Мохнатик, держись! У вас в доме прибавление!

– Это ещё как? Что нам прибавили?

– Анина мама в капусте мальчика нашла и несёт его домой!

– Так капуста ещё не выросла, откуда же в ней мальчик появился?

– Я ничего не знаю! Скорее воду кипяти, его надо кормить!

Домовёнок побежал на кухню и начал греметь кастрюлями, включил самовар, поставил вариться картошку и скорее к окну. Аня, Настя и Мохнатик увидели у калитки дома маму с мальчиком.

– Его зовут Лёшик! – радостно сообщила мама соседке. – Анечка просила у нас с папой братика, вот мы и решили ей его принести.

– Ёсик! Ёсик! – прокричала радостно Аня в окошко. Мама улыбнулась ей в ответ и пошла в дом.

С тех пор все и стали звать маленького мальчика Ёсиком. Он рос быстро, слушался родителей и внимательно изучал всё, что видел вокруг себя. Девочки его очень полюбили. Им нравились его пухленькие маленькие ручки и ножки, крошечные пальчики. Но самое главное – он был очень добрым. Вот только домовёнку Ёсик пришёлся не по душе.

– Я не отдам ему эту машинку! – вопил Мохнатик на весь дом. – Он её опять сломает, а мне убирать придётся!

– Мохнатик, нехорошо! Её Ёсику подарили, а не тебе. Верни! – как старшая сестра, воспитывала домовёнка Настя.

– Вот так всегда! Всё ему! Как он появился, все наши весёлые игры закончились! То он спит, то он ест, то опять спит! Веничкин вообще перестал в гости приходить! – негодовал домовёнок сквозь слёзы. – Давай его обратно в капусту отнесём?

– Ну ты меня удивляешь! Посмотри, какой он хорошенький! Даже Аня его любит! Ему семья нужна, любовь, забота.

– Его любит, а меня – нет! Меня никто не любит теперь! – расплакался домовёнок и залез на печку.

Только к обеду Мохнатик успокоился, спустился с печки да сел на табуретку перед обеденным столом. Сидит себе, носки штопает да песни мурлычет под нос.

Вдруг грохот, шум! Трах-тарабах! Кастрюли с ошостика бахнулись – их мама задела, быстро идя на кухню с детьми на руках. Волосы у неё взъерошены, на одной руке у неё Аня сидит, баранку ест, на другой – Ёсик плачет, молока требует. Мама быстро ногой задвинула в угол табуретку, на которой сидел Мохнатик, и посадила детей на стол, принялась Ёсика кормить. Вот тут-то домовёнок как разозлился! Как кинет в угол спицы с носком!

– Ах, вот вы как! А я вообще уйду! Посмотрим, как вы проживёте без домового-то!

Он быстро собрал вещи в свой маленький волшебный чемоданчик, вместо таптей надел лапти и направился в сени. Он был зол и совершенно не хотел больше оставаться дома. «Узнаете, как жить без домового! Вот я вам покажу!» – грозил он дому кулаком.



Мохнатик вышел за порог и хлопнул дверью. А тут как тут Баба-Яга:

– Раз тебе дом больше не нужен, я здесь буду жить!

– Как это, бабушка?

– А так это! Выгоню их всех, страхами запугаю, грязью замучаю. Не будут эти Кривошлыковы тут жить! А Анечку с Ёсиком, маленьких и вкусненьких, зажарю в печке да съем. Иди, Мохнатик, иди.



Залетела Баба-Яга в трубу и поселилась на печке, а домовёнок без дома остался и побрёл куда глаза глядят.

Но перед тем как навсегда уйти, решил Мохнатик с другом Веничкиным попрощаться. Пришёл на берег реки и вдруг услышал в бане голос деда баневёнка. Мохнатик знал, что Баенник этот был злой и вредный. И внуку он баню отдал только для того, чтобы к работе его приучить. А сегодня, видимо, пришёл проверить, как дела. Мохнатик прижался ухом к двери и услышал:

– Следи за порядком. Чтобы тут только мылись! А кто посмеет в бане стирать – выгоняй! – учил дед внука. – Вся жизнь в деталях! Всё делай хорошо! Чтобы самому стыдно не было. Заруби себе это на носу!

Мохнатик дальше слушать не стал. Ему вдруг стало очень стыдно за своё поведение, и за то, что дом оставил, так безответственно к своему делу отнёсся, да и за то, что глупо обиделся на хозяев. Сел у двери бани и плачет. Себя ругает.

– Эй, ты чего ревёшь? – окликнул баневёнок Мохнатика.

– Да, так… – продолжал рыдать домовёнок.

– Заходи ко мне. Может, что-нибудь придумаем. Утро вечера мудренее.

 

Баневёнок быстро вскипятил самовар, накрыл стол, угощения поставил. Мохнатик увидел сладости и сразу успокоился: ест печенье да слушает.

– Мне вот мой дед говорил, что свой дом оставлять нельзя. Надо всё так устроить, чтобы было по-твоему! Как тебе удобно!

– Что же мне делать? Там же теперь Баба-Яга поселилась… – вздохнул Мохнатик и с грустью выпил кружку горячего чаю.

– Таки-да… – Баневёнок хитро прищурился. – А откуда она взялась, а? Да ещё так удачно… странно это. На тебя совсем не похоже, что ты можешь разозлиться из-за пустяка.

– Сам не знаю. Меня будто кто-то всё утро подзуживал, – вытирая мокрый нос, пробубнил домовёнок.

– Уж не ведьма ли её подослала? – задумался Веничкин. – Она, должно быть, до сих пор на нас злится за то, что с вихря её скинули, не дали ей сил новых набраться. Если это её рук дело, то Бабу-Ягу несложно выгнать.

– Поможешь?

– Пошли к Галоше. Есть у меня одна идея! У него на дворе есть всё, что нам пригодится.

– А кто это – Галоша?

– Родственников своих надо знать. Нехорошо… Галоша – твой брат. Он дворовым работает, за коровами, лошадьми да овцами следит. Злющий-презлющий. Он точно нам поможет. Бабу-Ягу в доме не потерпит, тем более что любит хозяина нашего. Он ему на той неделе лошадь купил – залюбуешься! Только дворовым его не называй. Разозлится. Он – Дворовой. Фамилия у него такая.

Пришли на двор. Он оказался очень большим: с огромной красной крышей, под которой был сеновал, забитый сеном; почти как настоящий дом со множеством загонов для лошадей и коров, курятником и специальным помещением, где Галоша отдыхал. На дворе было четыре коровы, пять породистых лошадей, овцы, бараны, свиньи с маленькими поросятами. Баневёнок и Мохнатик начали искать Галошу. Они ходили из одного загона в другой, даже на сеновал залезли и в кормовую, где Галоша хранил еду для всех животных. Но того нигде не было.



Зашли к корове, попили парного молочка да и сели рядом с сеновалом, стали ждать.

Вдруг услышали возню около новой лошади, подкрались и спрятались за кучей сена.

– Вот эту красавицу стоит и покормить! – довольно приговаривал Дворовой, насыпая свежий овёс.

Он весело шевелил пальцами левой ноги, а правой, которая была одета в галошу, опирался на ведро. Росту он был небольшого и достать холку у лошади, не встав на ведро, не мог.

Баневёнок и Мохнатик решили напугать Дворового. Они затаились и ждали подходящего момента, чтобы выскочить из своего укрытия и крикнуть посильнее да погромче. Вдруг баневёнок как ущипнёт домовёнка за руку, тот от неожиданности испугался и как закричит! Тут такой шум начался: Дворовой бухнулся с грохотом, ведро с лязгом покатилось, лошадь испугалась и нервно заржала, коровы замычали, овцы заблеяли, куры закудахтали и в переполохе начали подлетать и смотреть, что же случилось. Мохнатик испуганно таращился на злющего Дворового.

– Что пришли? Идите отсюда! – свирепо крикнул Галоша и кинул в них ведро. От этого переполох только усилился. Животные начали метаться по загонам и ещё громче мычать, ржать и блеять. – Ти-хо! – зловеще крикнул Дворовой. Все вмиг замолчали. – Ты чего пришёл? – обратился он к Мохнатику. – Деда твоего позвать?

– Да нет… – неуверенно начал домовёнок, – я просто хотел спросить… – он начал судорожно придумывать, что бы такого спросить, чтобы Галоша их сильно не ругал и не выгнал. Но в голову ничего не приходило. Тогда Мохнатик сказал первое, что пришло ему на ум: – А почему ты в одной галоше?

– Не заговаривайте мне зубы! Всю скотину перепугали! Сейчас позову ваших дедов – пусть вас накажут! Дворовой сердито наморщил лоб, но, увидев, как баневёнок и Мохнатик с любовью поглаживают его любимую лошадь, немного смягчился. – Это у меня образ такой: летом только наполовину жарко, а зимой только наполовину холодно. – Галоша смешно пошевелил пальцами голой ноги.

– Мы к тебе по делу, – тут же перешёл к главному баневёнок, – Баба-Яга захватила дом Мохнатика. Надо-таки ему помочь.

– Так я-то что? У меня ещё коровы не кормлены да яйца в курятнике не собраны! Ты, Веничкин, шёл бы в баню и не лез не в свои дела. Знаю я ваш род каверзный. Мне твой дед тоже как-то помочь решил, так я потом полвека порядок на дворе навести не мог.

– Зато с тех пор твой сосед не зарится, что у тебя двор чище, лошади лучше. Боятся тебя. Вместе мы всех победим! – Веничкин схватил метлу и, как меч, поднял вверх. – Мы всех сильнее! Мы всех победим! Никакая Яга нам не страшна! Тра-та-та, тра-та-та! – Баневёнок прыгал по двору с коровы на лошадь, с лошади – на поросят! Домовёнок молча наблюдал за ним и поглядывал на Дворового, который всё больше и больше злился. А баневёнок влетел с метлой в курятник и оседлал курицу, как лошадь.

– Но! Но! Поехали! – кричал он. Курица от страха кудахчет, бежит сама не зная куда, мечется по загону, на насест взлетела!

– Ах ты, негодник! – Галоша мигом схватил баневёнка за шиворот. – Ты проказничать вздумал? Сейчас в полено тебя превращу!

– Нет, что ты, что ты! – выкручиваясь и пытаясь вырваться из крепких рук Дворового, кричал Веничкин. – Я ж так, для поднятия настроения!

– Иди отсюда, чтоб глаза мои тебя не видели!



Мохнатик стоял ни жив ни мёртв: теперь из-за баневёнка не видать им помощи от брата Галоши.

– Не надо, пожалуйста! Помогите мне! Меня дед выгонит из дома и лишит фамилии Домового, если не получится вернуться в дом! Помогите нам! Простите его!



Галоша ещё раз потряс баневёнка, поставил на ноги и отобрал метлу.

– Смотри у меня! Если б не серьёзность ситуации, я бы… ух!!! – Дворовой сдвинул брови и затряс бородой. – Довели ведьму соседскую, а за помощью теперь ко мне пришли! Это ж она Ягу сегодня к дому притащила и заставила Мохнатика злиться, напустив на него злые чары. Я сам это видел. А вот только зачем вы полезли ведьму с вихря скидывать? Зачем лезли в те дела, в которых не понимаете?

Мохнатик и Веничкин молчали, опустив головы и рассматривая пол у себя под ногами. Галоша пнул ведро и пошёл в курятник. Баневёнок – за ним:

– Дядя Галоша, ну не ругайся. Я знаю, что делать. Мы б у тебя взяли куриц, штук сто. Этим бы и обошлись.

– Это ещё зачем?

– Мы обманем Бабу-Ягу. Скажем, что принесли выкуп. А когда она выйдет из дома, Мохнатик место на печи займёт и деда своего позовёт. Она не посмеет вернуться.

– Ну уж нет! Я не отдам кур Бабе-Яге. Она грязная, не умывается, зубы не чистит и дом не убирает. И хозяин не обрадуется, что куры со двора убежали. Не могу!

– А мы вот что сделаем. Как только Мохнатик окажется дома, вы с моим дедом выйдете к Бабе-Яге да и заберёте кур. Моего деда она с молодости не любит. Он её как-то в бане добела отмыл, кипятком ошпарил да на печку посадил. Хозяин даже и не узнает, что куры у дома гуляли.

Так и сделали. Галоша собрал кур, объяснил им, что ничего бояться не надо, и отправил к дому. Увидев, какой выкуп за дом принёс домовой, Баба-Яга обрадовалась, дверь открыла и вышла на крыльцо нарядная, в красном платье с лохмотьями, платочке с заплатками и сапожках хозяйских. Улыбается, нос свой большой потирает грязными руками, жёлтыми зубами стучит, причмокивает. Дверь-то и не закрыла.

Пока она осматривала кур, неожиданно выскочили Дворовой с дедом Баенником, схватили её, связали, в ступу затолкали и отправили лететь далеко-далеко. Вернуться Баба-Яга не решилась.

А куры тем временем в дом зашли. Ой, что там началось! Петухи кукарекали, курицы на кровати взлетали, по столу ходили, зерно клевали, которое баневёнок успел втихаря рассыпать. Все переполошились! Папа с мамой выскочили, начали кур выгонять. Детей на печку посадили, чтобы не мешали.

Перья летели во все стороны. Папа жутко ругался на Дворового!

– Вот негодник! Я ему лошадь красивую купил, а он куриц выгнал! Не буду двор ремонтировать!

Шум был на всю деревню. Баневёнок смеялся до упаду! За живот хватался, по полу валялся! От удовольствия, что получилось провести Дворового, ухохатывался до слёз! А Галоша, услышав слова хозяйские, что ремонта на его дворе не будет, так разозлился, что покраснел весь от ярости, аж пар из ноздрей и ушей повалил! Хотел он баневёнка схватить да выпороть, но тут дед к тому подоспел. Взял внучка и в баню уволок.

– Молодец! Умыл ты Дворового! Горжусь тобой! – похвалил Баенник внука, когда их уже никто не видел. – Вот теперь, я вижу, ты готов к взрослой жизни.

А в доме по-прежнему все бегали за курицами и так визжали да кричали, что и дедушка Мохнатика прибежал. Увидел он, какой беспорядок в доме, схватил домовёнка и в угол поставил – думать о своём поведении. А когда суматоха кончилась, заставил Мохнатика всё убирать и мыть. Нелегко ему пришлось. Дед долго ворчал, даже хотел выгнать Мохнатика в шалаш на улицу. Но потом смягчился:

– Это всё Баенник с баневёнком воду мутят! Не водись с ним больше! Он тебя плохому научит.



Мохнатик только глазки потупил – не посмел деду перечить.

С тех пор понял домовёнок, что думать нужно о последствиях всегда, особенно если сильно злишься. А дом свой надо любить и не отдавать его никому, даже если плохое настроение.



Так с помощью умного баневёнка и смелого Галоши Мохнатик вернулся домой. А ведьма соседская опять осталась ни с чем. Видела она всё, что случилось, – кошкой обратилась и просидела всё это время у Бабы-Яги на плече. Но вмешиваться не стала:

– Я вам ещё покажу! – погрозила она кулаком домовёнку и Веничкину, топнула ногой и ушла к себе в дом отдыхать.

Рейтинг@Mail.ru