Приключения Мохнатика и Веничкина

Светлана Алексеевна Кривошлыкова
Приключения Мохнатика и Веничкина


Дизайн обложки: Катя Оковитая

Иллюстрации: Сергей Кардаков, Игорь Барбов


Глава 1
Появление домовёнка

– Ну, Мохнатик, теперь тут будешь жить! Смотри, какой красивый новый дом! Ты уж меня не подведи! – приговаривал дедушка домовой, поглаживая по лохматой голове своего внучка домовёнка. – Я свой старый дом никак оставить не могу. А тут, видишь, хозяйка уже нас зовёт – веник в кладовку поставила да конфет положила.

– Не волнуйся, дедушка, я справлюсь! Видишь, у меня и фартучек новенький есть! – Домовёнок бережно провёл рукой по фартуку. – Всё будет хорошо! Тапти тоже надел! Не переживай, иди!



Дедушка домовой ушёл, а Мохнатик первым делом на печку полез, устроил там себе уютное жилище, место нашёл для своих таптей и пошёл дом осматривать.

Дом оказался очень светлым, в нём были три спальни, большая кухня и гостиная. Во всех комнатах стояли печки, а в каждой спальне – кровать и несколько старых комодов у стен. Все полы устланы половиками, связанными хозяйкой из разноцветных ленточек. А на окнах – белые кружевные занавески. Но больше всего Мохнатика порадовал погреб: там было столько всего вкусного заготовлено! Только банок с вареньем он насчитал больше сотни!

– Вот это здорово! Хорошие, видать, хозяева тут поселились, домовитые!



Домовёнок полез на полку, достал баночку варенья, открыл её и с нетерпением запустил туда свою маленькую пухленькую ручку.

– Ням-ням! Вкуснятина! – наслаждался домовёнок вкусным вареньем. Он так увлёкся, что совсем не заметил, как дверь подпола открылась и кто-то вошёл.

– А кто тебе разрешил варенье таскать? Ты откуда вообще здесь взялся-то? – неожиданно раздался детский голос.

Мохнатик застыл от страха: рука застряла в банке, ушки прижались к пухленьким щёчкам! Попался! Уже никуда не спрятаться и не убежать.

– Да я только попробовать… Это твоё? Извини… – Домовёнок, краснея от стыда, вытащил руку из банки, закрыл её крышкой и аккуратно поставил обратно на полку.

Девочка стояла и внимательно рассматривала домовёнка. На ней было красное платье с клетчатыми карманами и удивительно красивые тапти. Мохнатик особенно оценил именно их. Домовёнок всегда отмечал, кто в какой обуви ходит, отдавал предпочтение домашним тапочкам и, любя, называл их «тапти». Почему-то для него это было чрезвычайно важно. Так, у девочки тапти, вернее, валенки были красными с очень интересным узором в виде огурцов синего цвета. Девочка совсем не злилась на Мохнатика: она лукаво улыбнулась и подошла поближе.

– Нравятся валенки? Это мне дядя Кривошлыков подарил. В деревне без них никуда!

– Очень нравятся. Красивые… – Домовёнок улыбнулся и, как бы дразня, отметил: – А у меня тапти бесшумные!

– То-то ты тут так тихо сидел и варенье трескал! – засмеялась девочка, и Мохнатик увидел, что у неё нет нескольких передних зубов.

– А ты где зубы потеряла?

– У меня молочные выпали, а новые ещё не появились! Но это не мешает мне есть варенье! Тащи сюда вон ту банку!

Девочка оказалась запасливой: пришла в подпол с ложкой! Открыли банку с клубничным вареньем и начали есть его одной ложкой на двоих!

– Давай дружить? Я – Настя!

– Давай! – с удовольствием согласился домовёнок. – Я – Мохнатик!

– Ты, я погляжу, домовёнок? Почему такой маленький? Раньше я тебя тут не видела.

– Да, домовёнок. Меня дед только что привёл сюда жить. Буду дом Кривошлыковых оберегать. Странно, что ты меня видишь. Обычно люди меня видеть не могут, – набив варенье за обе щёки, с трудом выговорил Мохнатик.

– Ну, я не совсем обычный человек. У меня бабушка ведьмой была. А когда умерла, меня забрали в детский дом. Но, похоже, моя бабушка передала мне кой-какие способности. Вот, например, умею видеть духов.

– А где твои родители? – озадачился Мохнатик.

– Не знаю. Говорят, умерли. Меня ваша соседка удочерила. Вот живу теперь у нее.

Настя облизала ложку и спрятала в карман. Варенье закончилось.

– Про нашу встречу – никому! – заговорщически прошептала она и погрозила указательным пальцем. – Если захочешь, заходи ко мне в гости. У нас дома домовой не живёт. Мама всех выгнала. У нас очень скучно.

– А ты ко мне ещё придёшь? Тут тоже никого нет. Только хозяева. Но они почти весь день на работе. А я тут один.

– Конечно, приду! Мы же теперь друзья! Я вообще часто к Кривошлыковым захожу! Варенье один не лопай! – на прощание сказала Настя, подняв указательный палец вверх. Затем она быстро открыла маленькую потайную дверь и вылезла из подпола.

Девчонка очень понравилась домовёнку, поэтому он решил завтра обязательно к ней зайти. А теперь настала пора работать. Он обошёл все комнаты, проверил, закрыты ли печки, подмёл полы, поправил занавески. А когда домой вернулись хозяева, Мохнатик пошёл спать на красивую русскую печку с большой лежанкой. Там было тепло, уютно и темно, а самое главное, оттуда были слышны все разговоры.

В первый вечер Мохнатик долго не мог заснуть на новом месте. Хозяева пили чай на кухне и, конечно, они ещё не знали, что у них появился такой маленький и забавный домовёнок, а то бы они не грустили!

«Детей у Кривошлыковых нет, видимо, поэтому они такие грустные. Дети – это счастье! Вот Настя, например… такая весёлая…» – с этими мыслями Домовёнок и уснул.

На следующее утро после сильного снегопада наконец-то выглянуло солнышко. Мохнатик вышел на крыльцо вытрясти от пыли половички, но вдруг увидел на берегу реки чёрные домики.

– А это что ещё такое? Неужели бани? Вот дед мне задаст трёпку, что наша такая чёрная! Надо скорее её отмыть! – Домовёнок оставил половики на крыльце и побежал с ведром и мылом в сторону бани, всё ругая себя за свою забывчивость и невнимательность. – Жить надо осознанно! Сколько раз мне это дед говорил: «Думай о том, что делаешь»? А там ведь хозяева моются! Ой-ой-ой!

Глава 2
Знакомство с баневёнком Веничкиным

Мохнатик быстро оказался на берегу. Он пробежал через огород, подлез под калиткой и спустился вниз к реке, перешёл по мостику небольшую запруду, заметённую снегом, и поднялся к баням. Всё белым-бело! Определить, какая из банек ему нужна, оказалось несложно. Банька, как и дом, была самая новая, с такой же резной крышей, красной дверью, под цвет ставень, но вся закоптелая. Мохнатик быстро набрал из проруби ведро воды, взял мочалку и начал отмывать стены бани.

– Эй, ты! Что ты делаешь?! А ну иди отсюда!



Мохнатик оглянулся и увидел на ступеньках бани чумазого баневёнка. У него в руках был дубовый веник, а на голове шапка из войлока, слегка испачканная сажей.

– Я баню свою отмыть пытаюсь! Не мешай! – ответил домовёнок и ещё усердней принялся оттирать стены.

– Это моя баня! Не трогай! А то как дам! – Веничкин сжал кулак и показал его Мохнатику. Домовёнку совсем не хотелось драться. Он поставил ведро.

– Хорошо, хорошо. Давай знакомиться. Меня зовут Мохнатик. Я домовёнок вон из того дома – семьи Кривошлыковых. Вон видишь, тот, что с резной крышей и красными ставнями?

– Вижу, знаю… А я баневёнок. Веничкин моя фамилия. Слежу за порядком в бане. Баня эта тоже семьи Кривошлыковых. Но тут я главный!

– А почему ж ты не моешь её? Она уже вся чёрная! Нехорошо свою работу не делать! Неправильно это!

Но Веничкин только рассмеялся в ответ. Да так звонко и задорно, что и Мохнатик засмеялся вместе с ним.

– Пойдём покажу! Маленький ты ещё! Не знаешь русских порядков!

Зашли они в баню, и Мохнатик обомлел! Она и внутри была вся чёрная! И комната отдыха, и парная, и помывочная! Всё было в саже! В парной в углу стоял огромный котёл с водой, обложенный камнями, а под ним горел огонь. Весь дым от огня шёл в баню и оставлял сажу на стенах.

– Ой, какой кошмар! – Мохнатик от ужаса присел на лавочку. – Это ж никогда не отмоется! – Он схватился ручками за голову. – Какое наказанье!

– Ничего-то ты не понимаешь! Это же баня по-чёрному! Она топится без трубы, потом дым проветривается, а тепло от камней даёт мягкий пар! Лучше этой бани ничего быть не может!

– А грязь как же? – Мохнатик с сомнением посмотрел на Веничкина.

– А ты к стенам не прислоняйся, и всё будет хорошо. Хотя сажа стерильная! И очень полезна для здоровья!

Мохнатик ничего не ответил. Странным ему это всё показалось. Привык он к чистоте да порядку. А тут всё было наоборот. Куда ни глянь – ничего лучше не трогать.

– Давай дружить? – предложил Веничкин и задорно подмигнул Мохнатику. – Нравишься ты мне! Да и вдвоём веселее будет!

– Ну, давай!

– А хочешь, я тебя в корыте с горки прокачу?

– Конечно, хочу! – сразу согласился Мохнатик и тут же засомневался: – А это не опасно?

Веничкин ничего не ответил, лишь задорно махнул рукой, и они побежали кататься. Баневёнок привязал за ручку корыта верёвку и, как на санках, покатил Мохнатика к горе. У самого склона он разогнался, с разбегу оттолкнулся и запрыгнул в корыто! И они вместе с Мохнатиком понеслись вниз!

– Э-ге-гей!

С тех пор они и подружились.



Зима в тот год выдалась морозная и снежная. Мохнатик возвращался домой по хрустящему снегу и наслаждался зимним солнышком. А дома улёгся на тёплую русскую печку, закутался в одеяло и подумал, что в бане по-чёрному своя радость, свой дух. И может, не так уж и плохо, когда пахнет дымком и свежими дубовыми вениками. А ещё ему стало приятно, что есть русские традиции, которые так бережно оберегаются такими хорошими баневятами. С тем он и уснул.

 

Глава 3
Ссора

На улице было холодно. Шёл мягкий пушистый снег. Домовёнок только что проснулся после вчерашних катаний с горки и наблюдал, как хозяева внесли в дом маленький свёрток, аккуратно положили в маленькую кроватку, которой тоже ещё вчера не было, и ушли пить чай на кухню.

Мохнатик от любопытства не знал, куда себя деть. Всё ходил вокруг да около кроватки, пытался в неё заглянуть. Ему ничего не было видно. Он залез на подоконник, но и оттуда никак не мог рассмотреть, что же там, в свёртке, лежит. Новая вещь не давала ему покоя! Он обо всём должен узнавать первым! Мохнатик решил во что бы то ни стало попасть в кроватку и посмотреть, что же там лежит. Он вскарабкался по занавеске, раскачался на ней и у-у-ух! – занавеска оборвалась, и вместо того, чтобы оказаться в кроватке, домовёнок рухнул на маленький столик около неё и сильно ударился.

– Ничего, – потирая коленки, пробурчал он, – ещё разок.

Мохнатик поправил тапти, подтянул шортики и опять полез на занавеску. Хр-хр-хрысь – раздался звук. Занавеска под весом домовёнка поползла вниз, но не оборвалась. Он залез ещё выше, раскачался и, вытянув ноги вперёд, как прыгнет! Оказался в кроватке и с нетерпением заглянул в свёрток.



Как же удивился домовёнок! Завёрнутый в одеяльце, как гусеничка, в кроватке сладко посапывал маленький человечек. Мохнатик сразу понял, что это девочка. Её пухлые щёчки, розовые губки и аккуратный носик очень ему понравились. Вдруг она открыла глазки и улыбнулась. Он улыбнулся в ответ и раскрыл свёрточек. Осторожно потрогал маленькие ручки, ножки. Девочка засмеялась. Мохнатик заулыбался и сел рядом. Он был абсолютно счастлив – в доме появился ребёнок!

– Привет, Мохнатик! Как тебе малышка? Дай-ка я посмотрю! – весело поздоровалась Настя, заходя в комнату.

– Привет! Да она такая миленькая! Откуда она взялась?

– А ты не знаешь, откуда берутся дети?

– Нет… – Домовёнок задумался и вопросительно посмотрел на взрослую подругу.

– Её из роддома принесли Кривошлыковы! – объяснила Настя. – Оттуда всех детей приносят, когда приходит время.

– Она такая маленькая! – восхищался Мохнатик. – Смотри! Улыбается!

– Её назвали Аней. Давай покажу, как её правильно надо на руки брать.

Настя аккуратно взяла Анечку на руки и начала качать.

– Мохнатик, вот что ты стоишь без дела?! Дай бутылочку с молочком! Видишь, она кушать просит!

Домовёноктутже взял с тумбочки бутылочку с соской и, любуясь малышкой, аккуратно дал ей попить.

– Всё не так уж и сложно, видишь? – радовалась Настя. – Самое неприятное – менять пелёнки! Ну, это уже твоя забота. Держи Аньку. А я пошла чай пить.

Домовёнку очень нравилось ухаживать за малышкой.

Они с Анечкой крепко подружились. Он приходил к ней ночами, когда она плакала. Часто, чтобы хозяйка могла поспать, он покачивал детскую кроватку, если малышка начинала просыпаться. А иногда даже давал ей бутылочку с молоком, оставленную мамой в кроватке.

Росла Аня не по дням, а по часам. Вскоре ей исполнилось два года. Мохнатик очень радовался тому, что теперь они втроём – он, Аня и Настя – могли играть в прятки и догонялки! В доме стало очень весело! Настя каждый день приходила в гости и учила домовёнка новым играм. Как-то раз они соорудили домик из подушек, а потом целый лабиринт из диванов и одеял, а потом вдвоём построили подушечный рай для Анечки: набросали большую кучу подушек и одеял на пол и прыгали на неё со стола. Вот это было веселье! Все так смеялись, что даже Веничкин из бани услышал и тут же прибежал!

– А что это вы тут делаете? – с грохотом открыв дверь, спросил баневёнок. – Опять без меня играете? Дайте-ка и мне прыгнуть!

– Заходи, Веничкин! У нас тут подушечный рай! – весело позвал Мохнатик и прыгнул со стола в кучу подушек.

Веничкин залез на стол и тоже с визгом прыгнул в подушки.

– А давайте усложним? Надо от порога добраться до стола и прыгнуть в подушечный рай, не наступая на пол! Кто со мной?

– Я! Я! Я! – закричали все хором! И побежали к двери!

Веничкин прыгнул на порог, схватился за ручку двери, оттуда прыгнул на стул, стоящий около печки, затем – на печку, с печки на лавку, с лавки на комод, с комода на стол и – в подушечный рай! Плюхнулся в подушки и смеётся-заливается!

– Давайте! Это так здорово! Кто больше прыжков сделает? – подстрекал всех баневёнок.

Все начали прыгать по комнате, пытаясь перепрыгнуть друг друга, и так заигрались, что не заметили, как пришли родители Анечки. Когда дверь открылась, Веничкин нырнул за печку, на которую только запрыгнул, прихватив Анечку. Мохнатик залез под подушки, а Настя так и осталась стоять на столе.



Как же ругался папа! И как испугалась за Аню мама – ни в сказке сказать, ни пером описать! Настю сильно наказали в тот день, а Аню сняли с печки и увели в другую комнату.

– Это всё ты, Веничкин, со своими играми! Зачем ты Аню на печку затащил? – обиженно кричала Настя на баневёнка. – Ты нашкодил, а мне досталось! С тобой так всегда! Пошли, Мохнатик! Не будем с ним больше дружить! – Настя схватила Мохнатика за ручку и потащила за собой.

– Ну и идите! – обиделся Веничкин. – Мне и в бане хорошо.

– А давайте не будем ссориться? Мы все виноваты, но ведь так весело поиграли! Пошли лучше в подпол варенья поедим?



Так все друзья – Настя, Мохнатик и Веничкин – помирились. Они тайком пробрались в подпол, уселись около банок с вареньем. Мохнатик достал из тайника три деревянные ложки и термос с вкусным мятным чаем. Баневёнок рассказывал смешные истории. Настя смеялась, а Мохнатик улыбался и думал о том, что прощать друг друга – это всё-таки правильно.

Глава 4
Чужие игрушки

После весёлых игр с Настей, домовёнком и Веничкиным Аня сильно устала, и мама уложила её спать. Сама же пошла в сени, достала из сумки новую красивую игрушку и положила её около Аниной кроватки.

Через некоторое время, проводив Настю и Веничкина, Мохнатик начал наводить дома порядок. Он быстро убрался в той комнате, где они все вместе так весело прыгали, вынес мусор и решил проверить, почему в доме так тихо. Зайдя в Анину комнату и увидев, что она уже спит, он собрался сразу уйти, но его взгляд остановился на красивой подарочной коробочке, что лежала на тумбочке около кроватки.



Домовёнок быстро взял в руки новую коробку и хотел её открыть – посмотреть, что в ней лежит, что за игрушка. Но у него ничего не получилось. Упаковка оказалась слишком плотная, а с одной стороны прозрачная. Из коробки на него смотрело что-то красивое и загадочное. Мохнатик изнывал от любопытства. И так подойдёт, и этак подсмотрит! Решил домовёнок не ждать, пока Аня проснётся, а затащить коробку под печку, открыть её там и хоть чуть-чуть с ней втихаря поиграть. Так и сделал. Вскрыл упаковку, взял в руки. А игрушка как зазвенит! Как песни запоёт! И не останавливается! Домовёнок перепугался.

– Всё, беда пришла! – засуетился он. – Обнаружили! Потайное место раскрыли! – он бегал и не знал, куда деть игрушку и что сделать, чтобы только она замолчала.

В доме начался такой переполох! Хозяева испугались, Аня проснулась, заплакала. А домовёнок-то и сам ни жив ни мёртв, не знает, что делать. Хорошо, тут дед его подоспел – старый домовой. Взял он коробку да Крыске-Лариске дал покусать, а потом игрушку под печь к дровам и подкинул. А Крыска-Лариска возьми и убеги куда-то в подпол, поближе к еде, да так жить-то и осталась в доме.

Нашли хозяева игрушку под печкой, всю изгрызенную крысой. Расстроились. Выкинули. А Мохнатик больше всех переживал: и сам в игрушку не поиграл, и Аню без подарка оставил.

С тех пор он понял, что нельзя брать чужое. А если очень хочется, то всегда надо спрашивать разрешения.


Глава 5
Охота на крысу


После случая с игрушкой домовёнок долго ходил расстроенный. Совесть его мучила, что лишил Анечку подарка. Ещё, как назло, у папы Кривошлыкова было мало работы. Обычно он людей лечил, а тут никто к нему не приходил. Словно все одновременно поправились. А мама Ани – писательница – никак не могла закончить книгу, чтобы продать ее подороже. Денег становилось всё меньше. В доме чувствовалось всеобщее расстройство, и Мохнатик думал, чем же помочь.

Но время шло, и эта история быстро забылась, а вот Крыска-Лариска так и осталась в доме озорничать – то картошку понадкусывает, то сыр украдёт из холодильника. А там и совсем перестала бояться и начала приходить к Мохнатику на печку спать.

Как-то раз залезла Крыска-Лариска на лежанку домовёнка под одеяло и стала грызть кусок хлеба. А Мохнатик тут как тут – вернулся немного отдохнуть после работы. Открыл одеяло, а там Крыска-Лариска лежит себе и бежать не думает. Домовёнок совсем разозлился! Решил извести вредную Крыску-Лариску.

Пошёл он в дровяник, взял полено берёзовое, разрубил его пополам и снял берёсту. Затем немного постругал её ножичком, и получились лыжи. Из мешка холщового верёвку сделал, петельку приспособил и стал крысу ждать, когда та придёт в сени за новой порцией сладкой морковки. Ждал, ждал и дождался.

Крыска-Лариска прыгнула на стол, открыла крышку на ведре да голову в него и засунула. А Мохнатик изловчился, накинул на неё верёвку и затянул покрепче. Начала крыса выворачиваться, укусить Мохнатика хотела, но не получилось. Крепко он в неё вцепился и верхом оседлал. Крыса со страху побежала на улицу. А домовёнку того и надо.

Выскочила крыса на улицу, а там снегу по пояс! Она всё равно бежит, всё ускользнуть от Мохнатика хочет! Надеялась, что в сугробах домовёнок не удержится да её отпустит. Не тут-то было! Домовёнок в два счёта выхватил из-за спины лыжи и надел их на тапти, за верёвку покрепче взялся да ещё ловчее поехал. Весело ему! Едет быстро на лыжах, крысу погоняет! Снег в разные стороны из-под лыж веером летит! А домовёнок то на бугорке подпрыгнет, то кувырок в воздухе сделает. Радуется! Веселится!

Вот уже и деревня за поворотом скрылась. На улице стемнело. Вьюга завыла. А домовёнок всё крысу не отпускает. На лыжах кататься – одно удовольствие. Вдруг смотрит, а Крыска-Лариска плачет.

– Стой ты! Ну-ка, остановись! – крикнул Мохнатик. Крыса тут же замедлила бег и спряталась под ёлкой. – Не реви! Сама виновата. Не нужно было у меня на лежанке хлеб есть да по дому безобразничать.

– Когда я была нужна, вы сами меня домой привели. А теперь вот так, да?

Она вытерла слёзы и попыталась снять с себя веревку, но перегрызть её не получилось. Зубы стучали от холода и совсем не слушались.

– Так я просто не хотел, чтобы ты дома всё перегрызла.

– А кушать я что должна? Я же крыса! А мы – крысы – всегда всё грызем! Натура у нас такая – грызокусательная. Знать надо! – она подняла кривой палец с длинным ногтем.

– Ясно. Давай тебя развяжу.



Крыса недоверчиво повернулась спиной, и Мохнатик развязал веревку.

– Прости меня, пожалуйста, – виновато опустив голову, попросил домовёнок. – Надо было с тобой просто поговорить. Я не подумал.

– Ха!

Крыска-Лариска демонстративно отвернулась и громко фыркнула.

– Ещё бы! Не подумал он. Ещё верхом ездить на мне вздумал!

– Прости, пожалуйста. Я больше так не буду.

– Буду – не буду, – передразнила она, и её взгляд остановился на лыжах. – Так, давай мириться, мизинец давай.

Домовёнок спрятал ручки за спину.

– Это еще зачем?

– Эх, темнота! – махнула она. – Чему вас только учат? Давай-давай, не откушу, так и быть.

Крыска засмеялась, взяла Мохнатика за пальчик и весело затараторила:

– Мирись, мирись, мирись и больше не дерись, а если будешь драться, то я буду кусаться. А кусаться нам нельзя, потому что мы – друзья!

Так Мохнатик и Крыска-Лариска помирились, а потом решили, что каждый будет жить у себя дома и иногда приходить друг к другу в гости. В знак примирения Крыска забрала лыжи и довольная уехала к себе в норку.

 

Мохнатик вернулся домой поздно, выпил горячего чаю из самовара и улёгся спать. А к ночи дед пришёл проверить, как у внучка дела. Обрадовался дед, что Мохнатик с Крыской-Лариской помирились. Но перед тем как уйти, всё же сказал: «Всегда думай, прежде чем что-то сделать».

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru