Летние каникулы. Знакомство

Светлана Космачева
Летние каникулы. Знакомство

Сегодня был замечательный тёплый день, и мы, студенты первого курса, всего час назад успешно сдавшие летнюю сессию, находились в предвкушении длинных каникул и бесконечного жаркого лета. Наконец все бессонные ночи подготовки к экзаменам, тревоги и ожидания остались позади и впереди открывались горизонты необъятных возможностей.

Вырвавшись из радостно-возбуждённой атмосферы душной аудитории, мы окунулись в уличную прохладу и, стоя на ступеньках университетской набережной, горячо обсуждали предстоящие каникулы.

Единственное, что немного омрачало этот праздник жизни, – так это перспектива расстаться на несколько месяцев со своими друзьями, ведь за прошедший учебный год мы успели здорово сдружиться.

– Ну что, какие планы на лето? – бодрым звонким голосом спросила Мила. Она была действительно мила, невысокая хрупкая блондинка с открытой улыбкой, и это имя ей удивительно шло.

– Я буду неделю спать! – заявил Антон. – После этого экзаменационного марафона чувствую себя как выжатый лимон!

Антон был заводилой в нашей компании. Обычно он был активный и неусидчивый, из-за чего имел немало проблем с учёбой и преподавателями, поэтому услышать от него подобное заявление было крайне неожиданно.

Таня, как обычно, отмолчалась. Она вообще была крайне спокойной и неразговорчивой девушкой.

– А я пойду в поход! Хочу отдохнуть от всей этой университетской суеты на природе, – выдал я.

Я вообще-то стал случайным человеком в нашей компании. По натуре я – одиночка, мне комфортно быть в тишине, а присутствие случайных людей меня тяготит. Но в период учебы невозможно избежать общения с одногруппниками, и мне невольно пришлось влиться в наш маленький коллектив. Ещё на сдаче документов я познакомился с Антоном и удивился его жизненной энергии. Он неустанно бегал по кабинетам, со всеми знакомился и всё всегда и обо всех знал. С ним было интересно и весело, а он оценил мою основательность и готовность помочь в любой ситуации. В общем, случайное знакомство неожиданно переросло в крепкую дружбу.

– Здо́рово! – протянула Мила. – А куда ты пойдёшь?

– Честно говоря, я уже давно продумал маршрут. Есть необычное место в горах, немного прокатиться на электричке, а потом километров тридцать пешком. И я и моя гитара останемся вдвоём на этой планете! – улыбнулся я.

– А меня опять родители на дачу сошлют, – капризно надула губки Мила.

– Стас, а можно пойти с тобой? – спросила Таня, обращаясь ко мне.

Я, честно говоря, немного опешил. Меня с Татьяной ничего не связывало. И если у Антона с Милой намечались романтические отношения, то мы с Таней были лишь немногословным приложением к нашим общим друзьям.

– А что, отличная идея! – эмоционально воскликнула Мила. – Я никогда не ходила в поход! Даже мысли не возникало! Мы тоже хотим с тобой! Правда, Антош?

Я посмотрел на Антона и понял по его скептической улыбке, что эта идея его совсем не вдохновляет.

– Девочки, это не курорт, и там нет пятизвёздочных отелей, – начал было приводить аргументы я.

Но меня прервала Мила:

– Всё решено, вместе идём в горы! «Парня в горы тяни, рискни, не бросай одного его. Пусть он в связке одной с тобой – там поймешь, кто такой», – пропела она бессмертные строчки Высоцкого, выразительно глядя на Антона.

Спорить было бессмысленно, да и, честно говоря, совсем не хотелось расставаться с друзьями на целое лето, и я милостиво дал себя уговорить.

– Ну смотрите, трёхразового питания не обещаю! – всё ещё вяло сопротивлялся я. – Завтра утром собираемся у меня с вещами, с собой берём только самое необходимое, сменную одежду и удобную обувь. А я соберу туристический инвентарь.

Всю дорогу до метро мы ещё жарко обсуждали предстоящую поездку и необходимые покупки. И разбежались по вагонам абсолютно довольные намечающимися перспективами.

Утро следующего дня началось рано. Ещё с вечера я сложил рюкзак с двумя двухместными палатками, спальники и туристические коврики. Сегодня осталось собрать разные полезные мелочи, без которых в походе не обойтись.

Друзья ввалились шумной толпой ко мне домой в 7 утра. Настроение у всех было приподнятое. Я сразу критически оглядел своих спутниц.

– Девочки, милые, вы что, на прогулку собрались? – саркастически спросил я, глядя на ноги Милы. Она была обута в яркие балетки.

– Но ты же сам сказал надеть удобную обувь – это самые мягкие туфельки, – искренне удивилась Мила.

Таня сиротливо жалась в уголочке, пытаясь спрятаться от моего укоризненного взгляда в своём нарядном комбинезоне.

Антон откровенно хохотал:

– Танюша, а как ты в туалет планируешь ходить в своём наряде? Ты же всех комаров соберёшь на свой стриптиз!

Глядя на немыслимое число пакетов и сумочек, которые приволокли девочки, я скомандовал:

– Так, девочки, вытряхивайте свои баулы на пол, будем заново собирать вещи. Учитесь, пока я жив!

Содержимое сумок меня развеселило. Там оказались косметичка, плойка для волос, ещё какие-то немыслимые дамские штучки и даже упаковка туалетной бумаги. К счастью, в багаже Тани нашлись запасные кроссовки.

– Мила, примерь обувь, а то ты в своих шлёпках далеко не уйдёшь, – обратился к ней я, протягивая ей Танину пару кроссовок.

– Они мне к костюму не подходят, – возмутилась Мила, но послушно принялась натягивать их на ноги. – Большеваты немного, но в целом ничего.

– Поздравляю тебя с обновкой, – по-дружески глумился Антон, – ты в них неотразима.

– Идём дальше, – нравоучительным тоном продолжал я. – На себя надеваем удобную одежду, внутри хлопковые вещи, поверх – спортивные костюмы. Обязательно берём сменный комплект одежды и обуви на случай «промокли, замарали, порвали» и так далее.

Пока девочки копошились в куче одежды, я откладывал в сторону те вещи, которые считал лишними в походе. После моих манипуляций объем вещей сократился втрое.

– Кто же у нас прошёл кастинг? – поинтересовался Антон, сортируя по рюкзакам отобранные мною вещи.

– Я беру в поход только жизненно необходимые вещи и минимальный запас продуктов. Ложки пластиковые, тарелки бумажные – никаких излишеств, – комментировал свой выбор я. – Не забывайте, вам это всё на себе нести тридцать километров!

– А мы на вас понесём. Правда, Тань? – веселилась Мила.

После недолгих сборов вещи были упакованы, и тут Мила увидела, что я отложил в сторону упаковку туалетной бумаги.

– Мальчики, я готова пожертвовать своим внешним видом и отказаться от косметики, но лишить меня последней радости я не дам, – драматично сказала она, прижимая к груди рулончик туалетной бумаги.

– Хорошо, я даже готов принять твой груз в свой багаж, – согласился Антон и упаковал его в свой рюкзак.

Потом мы перебрали запасы еды, выбирая калорийную, но легкую по весу пищу. Мила отстояла бабушкины котлетки и печенье. Таня безропотно приняла удары судьбы, когда из её багажа безжалостно выкинули колбасу, сыр и шоколадные конфеты, отдав предпочтение консервам, крупам и леденцам.

Наконец вещи были собраны, рюкзаки – уложены, и мы даже сильно не поругались.

– У меня самый большой рюкзак, – резюмировал Антон.

– Зато набитый туалетной бумагой, – съехидничала Мила.

Напоследок я прихватил свою походную гитару.

– Ничего лишнего, – припомнила мне Таня.

– Ничего личного, – подмигнул ей я, и она улыбнулась в ответ.

С отличным настроением мы двинулись на вокзал.

Дорога в метро заняла немного времени – ранним утром в выходные в поездах довольно свободно. Однако оптимизм девочек под тяжестью рюкзаков заметно поубавился.

На вокзале, напротив, было полно народу. В летнее время толпы невыспавшихся дачников с утра расползаются по пригородным посёлкам.

Люди толкались с огромными сумками на перроне, и мы присоединились к этому шумному хороводу.

Наконец мы впихнулись в вагон и, облепленные со всех сторон вещами и потными людьми, покатили навстречу нашим приключениям.

До пункта назначения мы доехали достаточно быстро. Перед дверями вагона всё ещё толпились люди, и, чтобы пробиться к выходу, нужно было изрядно потолкаться.

– Вы выходите? – кричала в спины людям Мила, но голос её тонул в грохоте состава.

– Выходят, – отвечал со смехом Антон, – только они об этом ещё не знают!

Наконец на нужной станции мы вывалились из электрички, и после спёртого воздуха вагона нас обдало свежими потоками утренней прохлады.

– Послушайте, это бесчеловечно – так с утра издеваться над людьми, – начала выражать недовольство Мила, – я уже чувствую себя потной, грязной и уставшей. Хочу в душ и в тёплую кровать.

– Нет, так дело не пойдёт. Я курорта не обещал, – строго напомнил я, – лучше прямо сейчас вернуться домой, если вы не готовы отказаться на несколько дней от комфорта.

– Ты просто голодная, – вспомнил Антон, – мы же в спешке даже не позавтракали.

– Пойдёмте попользуемся напоследок благами цивилизации, – сказала Таня, указывая на привокзальное кафе.

После завтрака настроение нашей команды заметно улучшилось, и я разложил на столе карты, чтобы определить маршрут нашего передвижения.

– Двадцать первый век, что за древний манускрипт, – скривилась Мила, – давайте просто пойдём по навигатору в телефоне.

– Далеко не уйдёшь, – осадил её я, – твой гаджет в лесу станет бесполезной игрушкой.

– Видишь ли, Милочка, в лесу ещё не догадались раздать интернет, – съязвил Антон. – Какая несправедливость! Живут себе звери и не знают, что в мире творится! Дикость какая-то, правда?

– Ага, и, между прочим, никто их не предупредил, что человек – царь зверей, – поддержал его шутливый тон я.

– А что, в наших лесах ещё остались звери? – удивлённо спросила Мила.

– Да, несмотря на все старания людей, они сумели выжить, – включилась в наш разговор Таня.

Из нашего непродолжительного общения я понял, что Тане близка тема защиты животных и в течение учебного года она неоднократно ездила с волонтерской миссией в приюты для собак.

 

– А я думала, они только в сказках остались, – окончательно рассмешила нас Мила. На этой позитивной ноте мы покинули кафе и двинулись в путь.

Дорога предстояла неблизкая, и мы разбили маршрут на пятикилометровые отрезки для того, чтобы устраивать в пути небольшой отдых. В первый день мы планировали пройти не менее пятнадцати километров, но уже спустя полчаса хода мы вынуждены были сделать привал. Мила беспощадно натёрла ноги Таниными кроссовками, и на её пятках вздулись кровавые мозоли. Пока Антон оказывал первую медицинскую и психологическую помощь, я рылся в рюкзаках в поисках аптечки и запасных носков.

Заклеив раны пластырем и натянув три пары носков, Мила смогла продолжить путь, но мы существенно потеряли в скорости и во времени.

Зато вокруг была необыкновенная первозданная красота. Мы уже давно ушли от истоптанных дачниками дорожек и всё больше погружались в таинственный и незнакомый мир дикой природы. Далеко за нами остался гул и запах большого города, и надоедливый шум сменился звенящей тишиной, нарушаемой только пением птиц и хрустом веток под нашими ногами.

Когда меняешь привычный образ жизни и вырываешься из заданного ритма, то время тоже меняет привычный ход: и хотя с начала нашей поездки прошло всего несколько часов, казалось, что мы идём уже целую вечность. По тому, что девочки перестали переговариваться и только сосредоточенно шли, стараясь не сбиться с ритма, я понял, что они уже устали. Похоже, в душе они уже сожалели о том, что ввязались в эту авантюру, но признаваться в слабости им не хватало духа, поэтому всю дорогу они преимущественно молчали.

– Ну что, бандерлоги, пора искать приют для беспокойных сердец, – обратился я к нашей компании. Идея была принята с энтузиазмом.

Живописную поляну в окружении величавых сосен первой заметила Мила. Видимо, окончательно измученная неудобной обувью, она искала возможность быстрее остановиться и дать отдых гудящим ногам.

Место было одобрено единогласно. Мы с Антоном быстро разбили палатки и великодушно разрешили девочкам отдыхать, а сами пошли собирать валежник для костра. Несмотря на начало июня, погода была в этом году нестабильная и ночью местами были заморозки. Как знать, вдруг это место случится именно рядом с нами.

Спустя полчаса, собрав внушительную гору дров, Антон заглянул в палатку к девочкам и поинтересовался:

– Девочки, а что у нас на ужин?

– Я то же самое хотела спросить у вас, – улыбнулась Таня. Стало понятно, что никто не горит желанием готовить еду.

– Слушайте, я нашла бабушкины котлеты, – порывшись в сумке с едой, провозгласила Мила. – Спасибо любимой бабушке, никогда не даст мне умереть с голоду.

– Я уже тоже заочно люблю твою бабушку, – рассмеялся Антон.

И мы все с большим энтузиазмом принялись уплетать котлеты.

Осталась одна нерешённая проблема, связанная с питьевой водой. Запас воды мы взяли с собой небольшой, чтобы не нести лишний груз. Судя по карте, на нашем пути должны были встретиться несколько ручьёв, но, то ли они поменяли русло и пересохли, то ли мы были поглощены своими мыслями и не заметили их в лесной чаще, в итоге запасы воды в пути мы пополнить не смогли.

Немного подкрепившись и отдохнув, мы с Антоном двинулись в лес на изучение окрестностей и поиски воды, строго наказав девочкам не покидать место стоянки и громко кричать в случае опасности.

Мы с Антоном решили обойти местность по кругу, не углубляясь далеко в лес. Я, как опытный турист, знал, насколько обманчиво бывает ощущение уверенности в том, что ты идёшь в верном направлении. Через непродолжительное время лес обступает тебя со всех сторон, деревья выглядят одинаковыми, и только небольшой кусочек неба над головой не даёт тебе раствориться в этом молчаливом незнакомом мире.

На наше счастье, солнце ещё высоко держалось над горизонтом и мы могли уверенно передвигаться вокруг поляны, прокладывая себе путь через дикие заросли кустарников.

Мы шли с Антоном, тихонько переговариваясь и посмеиваясь над растерянностью наших спутниц, стараясь не повышать голос, так как звуки в лесу разлетаются очень далеко и нам совсем не хотелось обидеть девочек.

Через некоторое время под ногами захлюпала вода и мы вышли на заболоченную поляну. Это был верный признак близости воды, оставалось выяснить – подпитывалось болото подземными источниками или где-то рядом протекал ручей. Через несколько метров Антон по самые щиколотки увяз в болотной жиже.

– Дело труба! Кроссовки промокли насквозь, – пожаловался он.

– Нужно возвращаться, иначе натрёшь ноги, – резюмировал я, – два немощных на отряд – это уже перебор!

На обратном пути мы наткнулись на глубокую лужу, и, несмотря на то что вода была стоячая, она была прозрачной и не имела затхлого запаха. Мы решили, что для кипячения она вполне пригодна. Наполнив все имеющиеся с собой емкости, мы двинулись в обратный путь.

Начинались сумерки, и в редкие проплешины деревьев нашему взгляду открывался захватывающий красочный закат. Огромный алый диск медленно скатывался в тёмную густую зелень леса. Очарованные грандиозным зрелищем, мы не заметили, как вернулись к месту нашей стоянки. Девочки не теряли времени даром и за время нашего отсутствия разложили вещи и разобрали еду.

Мы быстро вскипятили в котелке воду. Антон поставил сушиться у костра свои промокшие кроссовки. А Татьяна тем временем нашла на поляне какую-то яркую травку.

– Нам бабушка в деревне заваривала из неё чай, – уверенно говорила она нам, добавляя в котелок розовые соцветия. Напиток и правда получился вкусный, с терпким травяным ароматом. Мы разлили по кружкам обжигающую жидкость и принялись смачно хрустеть печеньем.

В походе вечером наступает самое замечательное время, когда ты с чувством выполненного долга отвлекаешься от суеты повседневных забот и полностью погружаешься в окружающий мир, сливаясь с темнотой подступающей ночи и звуками ночного леса.

Мы расселись возле костра, переливающегося в темноте то вспыхивающими, то угасающими угольками. На небе жёлтым серпом прямо над нами повисла молодая луна.

Я начал бренчать на гитаре. Мне очень хотелось произвести впечатление на моих друзей. Я не обладаю сильными вокальными данными, поэтому главным моим козырем было чувственное исполнение. Я тихонько стал напевать известные песни Визбора, и ребята с охотой подхватили знакомые мотивы. А уже спустя полчаса мы во всё горло орали песни Цоя, распугивая приготовившихся ко сну птиц. Это было невероятное ощущение свободы от вечно сдерживающих в городе рамок и ограничений. Мы были абсолютно одни в этом затерянном в чаще леса мирке. И абсолютно счастливы!

Рейтинг@Mail.ru