Принцесса Киллеров

Светлана Кондр
Принцесса Киллеров

Глава 9

Бронсон

Её папаша совсем не смотрит за ней, если бы у меня была дочь, хрен бы она вышла ночью неизвестно куда, так ещё и в таком состоянии. Злость берёт от такой безответственности, и ладно мой отец, который никогда не интересовался моим существованием, но тут, благонравное семейство, а его глава бросил дочь на попечение прислуги и укатил с любимым сынком в другой город. Он что, не мог взять Одри с собой? Скотина.

У нас ей будет лучше, мы-то сможем присмотреть за ней. Мэтт правильно поступил, когда привёз её в нашу квартиру. Пусть обживается, ведь Одри в будущем предстоит здесь жить.

Смешно. Никогда не думал, что за нами вот так кто-нибудь придёт. Это было даже приятно. Взяла и явилась, не боясь нашей реакции, так ещё и с битой и это несмотря на боль. Наша детка. Значит мы не ошиблись в ней.

Мы с Шоном были уже дома, когда Мэтт привёз её. Он проводил Одри в свою спальню и уложил на кровать. Надо было видеть её милую розовую пижаму, когда Одри сняла пальто, какая она всё-таки ещё молоденькая. В районах, в которых мне пришлось расти, девушки в её возрасте уже становятся мамашами, а она выглядит очень невинно и до сих пор девственница.

Я позвонил Алисии и сказал, чтобы утром она не приходила на сессию. Принцессу это бы привело в ярость. Перенесём на другой день, когда Одри будет находиться у себя. А пока нам следует позаботиться о ней.

Изначально нас захватил азарт, обуревало желание стать у неё первыми. Шикарный цветок и ещё не сорванный, она что, всё это время ходила в парандже? Поэтому мы застолбили её, чтобы никто не тронул наше. Но после произошло то, чего мы от себя не ожидали. Сколько бы мы не держали её на расстоянии от себя, Одри не выходила из головы. Мы проводили вечера с другими, пытаясь отвлечься, но это не помогало, особенно когда она крутилась рядом. Мне даже было как-то неловко зажимать других на её глазах, а видя её реакцию, становилось дурно от своего поведения.

Обсудив с парнями всю эту ситуацию, мы пришли к выводу, что мы запали. Оказалось, что с ними происходит тоже самое. И её скорый переезд к нам – это неотъемлемая часть нашего плана. Одри будет жить с нами и ублажать своих мужчин. Да, я чёрт возьми даже жениться на ней готов, настолько чувствую, что это мой человек. Каждый раз, когда я думаю о ней меня переполняет страсть и желание взять её и скоро это произойдёт. Она ответит за наше ожидание…

С утра мы с парнями собрались на кухне и пили кофе. Одри оказалась соней и не торопилась вставать, а может это всё из-за её состояния и ей нужно набраться сил. Утром Шон сбегал в кондитерскую к нашим друзьям и взял венские вафли, которые так нравятся Одри. Они правда уже успели остыть, пока ждали её пробуждения.

Она вышла к нам робкой походкой, но совсем не стесняясь своей откровенной одежды.

– Привет, я заспалась, – потёрла она свои сонные глазки.

Маленький белокурый зайчик, только ушек не хватает и хвостика. Какая же она красивая, даже без косметики и с растрёпанными волосами.

– Всё нормально. Как ты себя чувствуешь? – спросил я и похлопал на рядом стоящий стул.

– Ещё побаливает, но мне надо домой, – краснея проговорила она и не двинулась с места.

– Что-то не так? Мы отменили планы, думали проведём день вместе. Шон принёс вафли, – указывая на пакет сказал Мэтт.

Одри вздохнула и выдавила из себя, смущаясь:

– Мне нужны тампоны.

– Вот же блин. Неотъемлемая часть женщин – девичьи штучки, – проговорил Шон.

– Да, и они мне срочно нужны.

Ну из-за такой фигни лишаться дня, проведённого с ней мы не хотели, тем более сессия накрылась и у нас выходной. Рядом с нашим домом аптека и нам троим предстояло решить, кто отправится за этими затычками.

– Скинемся? – предложил Шон.

Встряхнув кулаки, мы с Шоном показали – камни, а проигравшим оказался Мэтт, со своими ножницами, ему и идти. Сделав недовольный вид, толи от того, что проиграл, толи от того, что придётся заниматься таким непривычным делом, он взял телефон со стола.

– Я приду туда и сфоткаю, а ты уж скажешь те или не те.

– Хорошо.

– Иди пока поешь, – сказал он и взяв куртку пошёл обуваться.

Принцесса села за стойку и достав вафли откусила.

– Сок хочешь?

– Давай, я очень голодна. Вчера толком не ужинала.

– Угощайся.

– Как тебе у нас? – спросил Шон, поглядывая на её грудь.

– Уютно, мне нравится, – она осмотрелась и продолжила завтрак.

– Будешь с нами жить?

– Да, – не раздумывая ответила Принцесса. И это здорово, значит не придётся уговаривать. Но мне показалось, что она всё же приняла мой вопрос за шутку.

Мэтт вернулся быстро и передав Одри заветную коробочку и полотенце, мы отправили её в ванну.

– Скоро у Принцессы день рождения, но нам нужно уехать на неделю. Мы обещали Гринводу. Надо ей сказать, что нас не будет в этот день в городе, потому что скорее всего Одри рассчитывает провести его с нами.

– Мы не можем подстраиваться под неё, у нас дела, которые не терпят отлагательств. Одри должна это понимать, – проговорил Мэтт. – Отпразднуем когда вернёмся.

– Шон ты забрал браслет? – спросил я.

– Не успел, сегодня заеду.

– Хорошо, главное подарок есть.

Мы заказали для Принцессы браслет из белого золота с подвеской в виде короны. Думаю ей понравится.

Нам пришлось сообщить ей грустную новость об отъезде, и Одри после этого приуныла. Но ничего поделать нельзя. Это наш хлеб, и мы не можем подводить людей. Мы пообещали ей торт и шарики, на что она рассмеялась и намекнула на совсем другое празднование…

Я отвёз Одри только вечером, пробыв целый день вместе. Ей стало лучше и теперь можно не волноваться, с ней будет всё хорошо.

Глава 10

Одри

Посыпав тыквенный пирог арахисом в карамели, я поставила его остужаться.

– Одри, ммм, это нам? – Саймон протянул руки к угощению, но я его осекла.

– Не тронь, это не тебе.

– А кому? – спросил брат.

– Мисс Ливенбраун, нашей преподавательнице по истории.

– Что же она такого сделала, что заслужила твой фирменный пирог?

– Вышла замуж, вот я и решила поздравить её. Она очень хорошо ко мне относится.

Я пошла в свою комнату и надев голубой пуловер и джинсы, села краситься. Мы не виделись уже четыре дня и мне хотелось отблагодарить ребят за заботу. Это было мило с их стороны, что они приютили меня у себя. Я впервые была в их квартире. Вся обстановка, весь быт чисто мужской, и ничего женского. Но они молодцы, везде чистота и порядок. Наверно у них нет возможности мусорить, так как парни мало времени проводят дома. А уж каково это было спать в кровати Мэтта, трудно передать словами. Она пахла им, его парфюмом. Я провалилась в сон слишком быстро, настолько хорошо и уютно мне было там. Я конечно ожидала, что он ко мне присоединится, но проснувшись, было понятно, что он не приходил. Вот это выдержка.

Я накрасилась и пошла на кухню. Упаковав пирог, спустилась в гараж и поехала к ребятам на квартиру. Хоть бы они были дома. Я очень хотела устроить им сюрприз, и блеснуть своим кулинарным талантом.

Стоя на пороге с довольным лицом, я стала звонить в звонок, но никто не открывал. Ожидание расстраивало. Я попыталась дозвониться по телефону, но опять тишина. Надо было заранее сообщить о своём приходе, а теперь куда мне девать пирог? Придётся поехать к Трише и заточить его с её семьёй. Позвонив последний раз в звонок, и не услышав шагов, я тяжело вздохнула. Парней не оказалось дома. Я сделала шаг в сторону лифта и тут дверь открылась, и я, повернувшись, увидела Мэтта. Он был одет только в кожаные штаны. Загорелое тело и блестящие чёрные волосы блестели от пота, и он казался перевозбуждённым. Дыхание неровное, тело напряжённое, у них там что тренировка?

– Принцесса, ты что тут делаешь?

– Мэтт, я принесла пирог, – я попыталась его обойти, чтобы пройти в квартиру, но он преградил мне путь. Я почуяла неладное. – Не хочешь попробовать, я старалась для вас.

– Спасибо, мы с ребятами его позже оценим, – он попытался забрать угощение, но я отвела руки в сторону.

– Я хочу посмотреть на вашу реакцию, когда вы будете есть его, – постаралась напроситься я. В голове стали закрадываться недобрые мысли.

– Мы сейчас очень заняты, – с нажимом сказал он, пытаясь отделаться от меня.

– Мэтт, твоя очередь, ты куда пропал? Захвати смазку, – услышала я слова Шона, которые в дальнейшем были сопровождены громким, раздирающим мне душу, стоном.

У них там девушка, вот в чём дело.

Я развернулась и не говоря ему ни слова побежала к лифту.

– Одри, постой, – Мэтт двинулся за мной.

Я нажала кнопку и стала ждать, держа дрожащими руками пирог. Так и хотелось зарядить им в лицо этому предателю, но не для того я столько старалась. Мэтт этого не стоит.

– Она для нас ничего не значит, так просто развлечение. Ну ты же не думала, что мы здесь как монахи сидим и ждём, когда ты будешь готова для нас?

Думала и надеялась на это… Только всё это зря.

– Мэтт, два долбанных дня до дня рождения. Вам надо было потерпеть два дня, – прокричала я, и мой голос сорвался на плачь. Как это всё неприятно и обидно. Зачем они так со мной. Ведь несколько дней назад у нас всё было хорошо. Утерев слёзы, я развернулась к нему и сказала: – На этом всё, я больше не хочу ничего о вас знать, всё кончено. Меня для вас больше нет, и вас для меня тоже. Если не снимите этот чёртов запрет, я умру девственницей, но вам её не подарю. Это конец.

– У нас ещё ничего и не начиналось, – выдал он.

– Тем более. Раз ты так считаешь, значит вам будет всё равно, если меня не будет с вами. Прощай.

Глава 11

Мэтт

Я зашёл в квартиру и закрыл за собой дверь, словно прячась от неприятного момента и отсекая его. Блять. Вот и расплачиваемся теперь за свою доброту, стоило раз пустить Одри переночевать, теперь знает адрес. Никто из нас не учёл, что она может заявиться лично, без предупреждения, да ещё в такой неподходящий момент. До её дня рождения осталось пара дней, и мы хотели напоследок провести сессию с одной из наших частых гостий. Устроить своего рода прощание с холостятской жизнью. Хуже не придумаешь, вроде и обязательств нет, а вроде как на измене поймали, ведь всё шло к скорому разрешению пикантной ситуации, заложниками которой мы все стали. Всё равно почему-то гадко. Не представляю, как это можно исправить.

 

Мне уже и не хотелось возвращаться в игровую, какое здесь возбуждение, когда девушка, которая мне очень нравится, застала меня в таком разгорячённом виде в компании стонущей сабы.

– Ты идёшь? – Шон выглянул из комнаты и направился ко мне, размахивая своим болтом из стороны в сторону.

– Нет, – я взял пачку сигарет и пошёл к окну чтобы приоткрыть его. Желание пропало и удивительное дело, мне хотелось не продолжать жёсткий трах, а вернуться в прошлое и не открывать дверь.

В окне я увидел Принцессу. Она сидела в машине и то сжимала руль, то в отчаянии била по нему, что-то выкрикивая и плача. Я люблю женские слёзы, особенно в момент, когда я наказываю саб и истязаю их. Но слёзы на прекрасном личике Одри, искаженном гримасой от боли и предательства, заставляли меня ненавидеть самого себя. Я достал сигарету из пачки, половину которой занимала надпись «Курение убивает», да, самое время сдохнуть. Щелчком откинул крышку зажигалки Zippo, в одно движение поворачивая колесико, заставившее вылететь искры, родившие пламя. Поворот колеса спорткара, отозвавшееся на усилие чужой воли, когда-то высекло искры страсти в наших сердцах, из которых также разгорелось пламя безумного желания внутри нас. Жажды обладать Одри. Но облом… Я поднёс сигарету к языку пламени, прикурил и глубоко затянулся до треска сгорающего табака, пытаясь заполнить образовавшуюся внутреннюю пустоту дымом и затуманить мозг. Что теперь делать? Явиться к ней как ни в чём не бывало и лишить её девственности? Ага, так легко она теперь не даст.

– Да что с тобой? – голос Шона вырвал меня из раздумий. – Не встал? – он подошёл ко мне и попытался пошутить, но я кивнул ему на окно, чтобы он посмотрел кто там находится.

– Одри? Только не говори, что это она приходила.

– Она. И ты очень удачно про смазку крикнул.

– Она всё поняла?

– Ну после того как Алисия простонала, конечно. Одри же не дура.

– Ну пиздец. Развлеклись напоследок, – он почесал макушку и взял сигарету для себя.

– Она нам ещё пирог притащила. И блять, это так мило с её стороны.

– И где он? Жрать охота, – Шон оглянулся.

– Тебя это сейчас волнует? Она его не оставила, забрала с собой.

– Да ладно, не парься. Одри взрослая девочка и должна понимать, что мы не собирались хранить ей верность, до того, как раздвинем ей ножки.

– Из твоего рта это отвратительно звучит.

– Ну уж извини, что не умею выражаться как лорд. Бронсу когда расскажем.

– Пусть хоть он закончит, не зря же он так долго связывал Алисию, чтобы поиграть с ней ножичком.

Что уж теперь говорить? Мы всё испортили, хотя по сути у нас с Одри ещё ничего не начиналось, чтобы она могла заявлять права на нашу верность.

Шон и я стояли и наблюдали за Одри, пока из-за двери наш слух резали громкие стоны и пошлые словечки сабы. Бронсон отдувался за троих.

– Вы что, решили трахнуть друг друга?

Бронсон вышел спустя пятнадцать минут с полотенцем на плечах. Одри к этому времени уехала, а мы с Шоном распивали виски на двоих.

– Нет, мы решили бухнуть, потому что всё веселье нам испортила Принцесса.

– Она звонила? – он подошёл к холодильнику и достал бутылку воды.

– Нет, гораздо лучше, приходила и узнав, что мы с другой уехала.

– И вы не остановили её?

– А как ты себе это представляешь? Одри итак орала на весь холл, а что бы она устроила если бы я насильно её сюда затащил.

– Значит надо было выкинуть отсюда Алисию.

– Ну уж извини, не додумались. И как это должно было выглядеть? Я втаскиваю сюда Одри, попутно пронося мимо неё голую, связанную, всю в смазке Алисию. Выкидываю сабу за дверь и предлагаю занять её место Одри? Конечно, все сразу со всем соглашаются, и мы живем долго и счастливо, – съязвил я и посмотрел на негодующие взгляды парней.

– Ладно, забейте парни. Наш косяк и надеюсь мы все его признаём. Завтра мы едем на дело, а как вернёмся завалимся к Одри с цветами и будем всю ночь поздравлять её с днём рождения.

– Шон. Ты думаешь только членом, так она тебе и даст, после сегодняшнего.

– Одри без ума от меня, и она не сможет нам отказать.

– Всё закрыли тему, нам ещё нужно просмотреть все данные о должнике и изучить историю. Я в душ и надо спровадить Алисию, она достаточно отдохнула.

Утром мы уехали по делам и нам предстоял неблизкий путь, а потом кровь, сопли, мольбы о пощаде со стороны очередного должника, которому не подфартило в жизни, но работа есть работа. В день рождения Одри, мы послали ей букет пионов с карточкой «Чтобы между нами не происходило, ты всё равно наша! С днём рождения, Принцесса! Твои Киллеры».

Глава 12

Одри

Шикарный букет пионов, я выбросила в мусор. Если он должен был выразить какие-то чувства, то там ему самое место. Карточку с их речами я разорвала и оставила на тумбочке, мне хотелось выместить на ней злость и обиду, а после сжечь, сделаю это позже. Настроение было совсем непраздничное. Как они посмели после своей измены мне ещё что-то написать. Наглые, высокомерные мерзавцы.

Мне не нужны их подарки. Мне больше ничего от них не нужно. Шон, Бронсон и Мэтт запудрили мне голову и пока я прыгала на облаках счастья от любви, они втроём кувыркались с девчонками, не думая обо мне, не волнуясь о том, что предают меня.

Я встала, и сняв с себя халатик, взяла трусики, которые я готовила для нашей первой ночи и надела их. С меня хватит, это мой день, и я должна быть счастлива. Конечно я желала устроить вечеринку с друзьями, пригласить диджея, организовать бар, а не скучать на помпезном вечере, на котором отец собрал больше своих компаньонов и их детей, чем моих друзей. Но главное, что моя компания всё же здесь, и я хочу забыть о трёх идиотах из-за которых проплакала несколько дней.

Днём ко мне были приглашены стилист и визажист. Им пришлось собрать меня по частям и сделать красотку из брошенки с заплаканной физиономией. На Киллерах жизнь не закончилась и пусть все видят, что я совсем не переживаю и всё также держу нос к верху. Меня им не сломить…

Ещё два дня назад я собиралась надеть на себя длинное бирюзовое платье, представ в образе хорошей девочки, но этот образ больше не соответствовал моему настроению, поэтому через интернет я заказала себе более открытое и откровенное платье чёрного цвета, с обалденной зоной декольте и необычной юбкой из перьев и прозрачным низом. Может на меня клюнет какой-нибудь сорокалетний друг отца и я выйду замуж за старикашку. Наверно лучше поступить именно так, с потенцией у него наверняка будут проблемы, а значит и изменять не будет, не то что молодые любовники.

Когда мой образ был готов, и стилист помогла мне одеться, мне всё очень понравилось. Я будто чёрный лебедь из фильма. Не знаю, как отец отреагирует на мой вид, но я была поражена насколько красиво выглядела. В конце концов, когда он узнает во сколько оно мне обошлось и кто дизайнер, он не будет ругаться, а наоборот похвалится. Всем должно быть ясно с первого взгляда, что у нас много денег, раз можем себе это позволить. Папин статус успешного бизнесмена нужно подчеркивать дороговизной моих нарядов, он сам настаивает на этом, чтобы у партнеров и инвесторов не возникало сомнений в надежности его компании.

– Одри, ты шикарно выглядишь, – в комнату вошла Триша и я встала с кресла, приветствуя её. – Только тебе не кажется, что это больше клубный наряд?

– Не кажется. Чёрный – цвет моей души в данный момент и облачившись в это платье, я чувствую себя более уверенно.

– Ладно, тебя можно понять, после случившего ты неплохо держишься, я бы так не смогла. Твой отец зовёт тебя, гости собрались и ждут когда виновница торжества появится на балу.

– Хорошо, иди, я сейчас спущусь.

 Я подошла к шкафу и достала новые босоножки от Маноло на тонюсеньких длинных шпильках. Как бы не оступиться в них. Обувшись, я была готова. Кинув взгляд на мусорное ведро из которого торчал огромный букет моих любимых пионов, мне стало жаль их, такие красивые и беспомощные, но всё-таки выброшены. Пришлось поступить с ними также, как поступили со мной.

Я вышла из комнаты и пошла к лестнице, ведущей в просторный холл, заполненный людьми.

Когда я спускалась все взгляды были прикованы ко мне, а я улыбалась искусственной улыбкой, смотря на сотню гостей, которым здесь было не место.

Отец был обескуражен, ведь мы с ним ездили и выбирали другое платье, скромное и больше подходящее для этого вечера, а тут более сексуальный наряд. Мне оставалось только мило ему помахать и сделать невинный взгляд в знак извинения.

Спустившись, я стала принимать поздравления. Всё проходило неплохо, и я должна была быть счастлива от того, что в честь моего дня рождения был устроен такой пышный приём.

Несмотря на обиду, одолевавшую меня, я часто смотрела на вход и думала, если бы я была важна Киллерам, то они бы пришли и забрали меня отсюда, прося прощения и говоря, что я теперь для них единственная и такого больше не повторится. Но они далеко и не знаю, чем занимаются, наверное опять развлекаются с очередными поклонницами. В любом случае, для них другие важнее чем я.

– Дочка, ты прекрасно выглядишь, – ко мне подошёл отец. – И когда ты успела так вырасти? Ты очень похожа на мать.

Не лучшее сравнение. Мама переехала в другую страну и строит там свою жизнь с новой семьёй и новыми детьми. Она уже много лет не приезжала к нам на праздники, присылая сообщения с поздравлениями и пополняя мой счёт в качестве подарка. А отец слишком добр к ней, потому что ещё любит или чувствует вину за то, что она покинула нас…

– Я хотел познакомить тебя с очень хорошим парнем, он недавно начал работать у нас юристом. Перспективный и образованный. Ты когда-нибудь покинешь этот дом и войдёшь в другой – женой.

– Папа, ты торопишься.

– Возможно, но не отказывайся до тех пор, пока не увидишь его. Он присутствует здесь как гость, но возможно мы скоро породнимся, и он уже выступит в качестве жениха.

Заинтриговал. Мне бы не помешал сейчас кавалер.

– Разрешите похитить вашу дочь и пригласить её на танец.

Приятный голос заставил меня обернуться и посмотреть на его обладателя.

– Одри, познакомься, это Оливер Додсон – наш новый юрист.

– Очень рад с вами познакомиться, – Оливер взял мою руку и поцеловал. А он очень даже ничего. Высокий, красивый, и на нём отлично сидел костюм.

– Мне тоже приятно, – я немного поклонилась, медленно опуская веки. С ним я хотела казаться настоящей леди.

– Вы не откажите мне? – своим взглядом он бросал мне вызов и моё настроение начало улучшаться.

– Идёмте, – мы общались с ним подчёркнуто высокопарно, в знак уважения друг другу, в лучших традициях великосветских приёмов. От этого веяло Старой Англией, салонами викторианской эпохи. Додсон с легкостью включился в эту игру, в его манерах чувствовалось воспитание и порода. Скорее всего отпрыск одной из известных, но небогатых фамилий.

Мы заняли место в центре зала, и он провёл правой рукой по моей талии и остановился, немного подтолкнув меня на себя, левой взял мою ладонь и снова поцеловал, прежде чем поднять наши переплетённые руки.

– Одри, поздравляю вас с днём рождения, и я счастлив, что присутствую здесь, в такой важный для вас день.

Я грустно улыбнулась. Оливер счастлив быть здесь, а они не оставили свои дела и не бросили всё ради меня.

– Я тоже рада, что вы присутствуете на моём празднике.

Оказалось не только Киллеры могут найти мне замену, но и я им. Мне стоило только зайти к отцу на работу.

Оливер оказался хорошим танцором, и мы кружили в вальсе смеясь и разговаривая, пока продолжал звучать нанятый по случаю оркестр. Мне было как никогда легко. В его руках я забыла обо всём …

Мне стало жарко, и я предложила:

– Оливер, вы не хотите прогуляться по нашему саду? Там сейчас очень красиво, деревья пестрят разноцветными листьями. А ещё обещаю вас удивить видом старинного фонтана, у него есть своя история.

– С удовольствием, – согласился он.

Не отпуская рук, мы прошли по холлу и пройдя прихожую вышли в вечерний сад. В прекрасной компании я забыла о своём расколотом сердце, и мы неторопливой походкой шли по аллее. Я не подумала взять куртку и стала быстро замерзать. Оливер снял пиджак, и опустил его на мои плечи, немного сжимая их при этом. Какой обходительный, отметила я.

 

– Замёрзла?

– Да, свежо.

– Ты ещё красивее чем говорил твой отец.

– Вы говорили обо мне? – мы остановились.

Он улыбнулся и обошёл меня. Я проследила за ним и Оливер встал напротив.

Я растворилась в волшебной атмосфере, он так созерцательно смотрел в мои глаза… и решив, что Оливер хочет поцеловать меня, прикрыла веки и вытянула губы.

Действуй. Стань моим лекарством и излечи израненное сердце.

Только бы он не решил меня обломать.

Нежные губы коснулись моих губ, погружая в приятный сладкий мир. Сердце забилось сильнее, каждым ударом отдаваясь в висках и разгоняя кровь, которая наполнила губы. Поцелуй вышел необычайно страстным, я полностью отдавалась его настойчивым движениям. Не думала, что от него можно ждать подобного. Его язык ласкал мой, требовательно, настойчиво, заставляя принять его в себе и отвечать на каждое движение. Я начала возбуждаться. Да, это не идет ни в какое сравнение с сардинным монстром, которого я поцеловала на гонках. Вот это да. Языком он углубил поцелуй и положил руки на мои ягодицы, я, осмелившись, обняла его за талию.

Стоп! Так, он же был в рубашке, а тут кожаная куртка.

Не может быть!

Я открыла глаза.

Мэтт? Какого чёрта?

Он прекратил поцелуй и ухмыльнувшись проговорил:

– С днём рождения, Принцесса!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru