Больше не верю

Светлана Кондр
Больше не верю

Глава 35

Аня

Вечером намечается шикарный праздник на верхней палубе, вход строго в вечерних и коктейльных платьях, мужчины в строгом стиле. Даниэле одел серый костюм, а я достала новое платье, за которое отдала кругленькую сумму. Но оно стоит этого. Длинное, красное, с кружевными вставками, и разрез, начинающийся с середины бедра. Волосы уложила в аккуратную прическу, сделала макияж по ярче, и нанесла мои любимые духи.

– Анна, ты божественна, – Даниэле взял мою руку и поцеловал.

– Спасибо, ты тоже хорошо выглядишь. Мне нравится когда на тебе костюм, – я поправила ему бабочку, провела руками по лацканам пиджака, и слегка прикоснулась к его губам, чтобы не оставить отпечаток помады.

– На этом вечере ты всех затмишь. Другие глаз не смогут оторвать.

– Главное, чтобы твои глаза смотрели только на меня, а остальные мне не нужны.

– В этом ты можешь не сомневаться. Кроме тебя, я никого не замечаю.

Играла классическая музыка. Кто-то танцевал, другие вели приятную беседу. К нам подошла пара, с которой мы познакомились в первый день. Итальянцы. У Даниэле нашлось много тем для разговоров. Так как у Марио тоже имеются виноградники, тема о вине – их любимая.

Мы взяли шампанское, и приятно проводили время, пока в зал не вошёл Вадим с брюнеткой висящей у него на руке. Я отвела взгляд, и продолжила общение.

– Добрый вечер, – они решили подойти к нам. Вадим пожал мужчинам руки.

– Buona sera, – поздоровались наши итальянские знакомые. Вадим взял руку жены Марио, и поцеловал, от чего её глаза засветились. Ну ещё бы. По сравнению с Марио, который наел своё пузо сырами и прошуто, Вадим выглядит как модель. Он потянулся к моей руке, но я одёрнула её.

– Красивая музыка, Анна могу я пригласить тебя на танец? – предложил Вадим. Ну сколько же наглости с нём?

– Вадим, я думаю невежливо оставлять свою спутницу, ради чужой дамы, – Ден постарался спокойно выйти из ситуации.

– Она мне не чужая. Кстати, Ангел ты прекрасна.

– Вадим, давай на этот раз без скандала, позора в ресторане было достаточно. У тебя есть красивая спутница. Потанцуйте с ней, – я отвернулась, показывая, что на этом разговор окончен.

На протяжении вечера Вадим больше не подходил, а мы, увлёкшись немного шампанским, решили станцевать танго. Для всех это танец выражения чувственности и внутренней страсти, для меня только красивые телодвижения и игра. Дани прекрасный танцор, вообще в нём много талантов, он многогранен. Любит познавать новое и интересное. Его движения резкие, в глазах пламя возбуждения. Он ведёт, я поддаюсь. Глаза в глаза. Низ платья словно играет на нотах, то прикрывая, то оголяя ногу. Под конец Дани наклоняет меня и целует. Мы слышим аплодисменты, встаём и слегка киваем, принимая восторги. Отходим в сторону, и слушаем хвалебные речи Марио и его супруги.

– Мне нужно в дамскую комнату, – шепнула на ухо Дани. Он кивнул, и я отправилась в сторону уборной.

Сделав все свои дела, я стала мыть руки. И тут из соседней кабинки вышла спутница Вадима.

– Вы бывшая жена Вадима?

– Нет, с чего вы взяли? – я удивлена.

– Ваше общение, – она замялась. –  И он глаз не может оторвать от вас.

– Мы просто старые знакомые.

– Понятно. Меня бросил мой мужчина. Ну как бросил, он просто не смог поехать, жена не отпустила. А Вадим мне очень понравился, – слишком много лишней информации, которая мне не нужна.

– Дерзайте, как я поняла, он свободен, – я взяла свою сумочку, и вышла из туалета.

Глава 36

Вадим

Вечер подходил к концу. Мне больше не хотелось смотреть на эту идеальную пару. Безусловно они подходят друг другу. Я здесь лишний. Завтра остановка в Риме, где меня будет ждать самолёт. И я улечу, оставив Аню наслаждаться своей жизнью.

Я направился в сторону выхода.

– Вадим подожди, – ко мне подошла Охотница. Я даже имени её не запомнил.

– Что тебе ещё? – спросил я. Она прижала меня к углу, и поцеловала. И именно в этот момент мимо нас прошли Аня с Деном. Ангел сделала вид, что ей всё безразлично, и прошла, высоко подняв голову.

– Отойди от меня, – оттолкнул брюнетку.

– Вадим пойдём к тебе. Ты мне очень понравился. Я могу тебя удивить.

– Меня уже ничем нельзя удивить. Прощай, – обошёл её, и направился в свой номер. Как же многие готовы пасть, только бы подцепить богатого мужика. И ведь стояла, поджидала меня только бы попасть на этот праздник, проявил щедрость, провёл на свою голову. А она решила в знак благодарности ноги раздвинуть. Нет. Мне сейчас не до неё.

Когда я подходил к своей каюте, обратил внимание, что дверь в апартаменты Ангела приоткрыта. Подойдя ближе услышал её голос, и стоны. Сердце словно резануло ножом. Я захлопнул их дверь, и пошёл к себе. Достал из мини-бара бутылку виски, и вышел на балкон. Мне надо выпить. Устроившись в кресле, вытащил сигарету и прикурил, а в ушах до сих пор звучали стоны. Ден сейчас доставляет ей удовольствие. Как сладко она стонет под ним. Даже противно.

Спустя несколько часов я услышал как на балкон кто-то вышел, и подошёл ближе к перегородке.

– Аня, это ты? – спросил я, но ответа не последовало, значит точно она. – Приревновала меня?

– С чего ты так решил? – отозвалась она.

– Иначе бы не оставила дверь открытой.

– Я не понимаю о чём ты, – ну конечно она не признается. Это ожидаемо. Я вздохнул.

– Ты сможешь меня когда-нибудь простить?

– Я могу сказать, что прощаю, если тебе от этого станет легче. Но это не так. Разве можно простить человека бросившего на произвол судьбы. Того, кто разрушил и убил всё, что я чувствовала. Я тебя так любила… – она ненадолго замолчала. А я не ожидал, что она будет так откровенна. – Но все это неважно. Давно это было.

– Ты для меня была дороже всех на свете, но я должен был тебя отпустить. Если ты думаешь, что только ты жила с болью в душе, то и со мной было тоже самое. При этом я думал, что собственными действиями убил нашего ребёнка.

– Вадим, ты ошибаешься. Я не жила с болью в душе, там пусто с тех пор как ты нас бросил. И меня совсем не трогают твои слова. Чувство жалости мне несвойственно.

– Что стало с Ангелом, которого я так любил? – я сделал глоток из бутылки.

– Ему оборвали крылья, и сбросили с небес на землю. Одну, без поддержки. Ты растоптал меня, оставив одну с ребёнком. Родители поставили перед выбором: аборт или проваливай. Я осталась одна, без средств к существованию. И только твой отец, дал мне денег.

– Отец? Я этого не знал, он никогда мне не рассказывал.

– Да, он кинул мне деньги в ноги, и сказал, чтобы я не мешала тебе строить прекрасное будущее с невестой, – боже мой, он рассказал ей что я женюсь, тварь. – Вот на эти деньги я и уехала в Питер. Где ты меня никогда не искал, а я и не ждала. У меня были другие цели в жизни, мне надо было встать на ноги, и одной вырастить ребёнка. И у меня всё получилось без твоей помощи. Ты мне не нужен и сейчас.

– Я завтра улетаю, и не буду вам мешать.

– Так будет лучше, твоё присутствие мне неприятно. Дай мне спокойно жить.

Аня

Вот и всё. Он сегодня уезжает, а я остаюсь со своим будущем мужем отдыхать дальше. И мне не стоит думать о Вадиме, теперь если мы и будем встречаться, то очень редко, и только из-за Риты.

Вчера я действовала импульсивно, что совсем на меня не похоже. Когда увидела, как он целуется с другой, захотелось показать, как мне без него хорошо. Поэтому я специально не стала до конца закрывать дверь. Знаю, что это глупый поступок. Не стоило так делать. Конечно же он обо всём догадался.

– Ты снова думаешь о нём? – в мои мысли вмешался Дани, присел рядом, и дал мне чашку кофе.

– О ком?

– Ань, перестань, ты же знаешь о ком я, – он выжидающе на меня посмотрел.

– О Марию? – лучше подкосить под дурочку. Дани улыбнулся.

– Ну если Вадима можно так назвать.

– Нет, я не думаю о Вадиме. Завтра наше путешествие закончится, и я полечу в Москву. Погощу у матери, и конечно же встречусь с дочкой. Я так по ней соскучилась. Ты когда сможешь прилететь?

– Через два дня. Только проконтролирую, что со сбором всё хорошо, прослежу за наполнением хранилищ, и сразу к тебе. Очень хочу познакомиться с твоей дочерью, и мамой.

– Рита очень вежливая и хорошая девочка, а вот мама может удивить.

– Уже боюсь, – засмеялся он.

– И правильно, только не давай себя в обиду, она ещё та заноза.

Глава 37

Вадим

Я прилетел утром. И решил сначала появиться в квартире. Я уже наслышан о том, как Мариса ведёт себя по отношению к другим мужчинам, мне это изрядно надоело, пора с этим разобраться. Я застал её дома.

– Вадим, как я рада что ты вернулся. Как съездил? – она бросилась мне на шею, и стала расстёгивать рубашку. Она знает, что надо делать. Ведь именно для этого она здесь.

– Нормально, – сухо ответил я.

– Я так скучала, истосковалась по тебе, – Маша сняла пеньюар, оставаясь полностью обнажённой. Я стоял и не двигался. – Ты чего, не хочешь? – она надула губки. Нет. Но после разговора с Аней, я понял, что каждый продолжает жить своей жизнью.

– Хочу, – я расстегнул ремень, вытянул его из петель, и закрутил вокруг запястий Марисы. Поиграем. Кинул её на кровать, а сам начал избавляться от одежды. Она улыбнулась, и расставила ноги. Но мне совсем не хотелось смотреть на её лицо. Я подошёл к ящику, и достал презерватив. Быстро справившись с ним, приблизился к Маше и перевернул её. Такие же светлые волосы, только крашенные. Фигуры схожи, но Анина более статная и элегантная. Приподнял попку, вошёл и начал двигаться. Она застонала, и отвела руки за голову.  Нет совсем не то. Я шлёпнул её по заднице, и Маша приподнялась повыше. Стал брать быстрее, но чувство удовольствия не наступало, и я вышел.

 

– Вставай на колени.

Мариса быстро поднялась, и открыла рот. Я начал толкаться, не обращая внимания, что на её глазах проступили слёзы. Маша начала отстраняться, но я взял её за волосы, и проник ещё глубже. Я никак не мог настроиться. Мысли о другой не отпускали. Откинул её.

– Раком, – она послушно приняла позу, а я достал из ящика смазку, и нанёс на член. Медленно вошёл в задний проход, и стал наращивать темп. Не могу, блять. Не её хочу. В голове стоны Ани, которые она дарила Дену. Я вышел, так и не закончив, и снял ремень с запястий.

– Чтобы сейчас же тебя здесь не было. Ты мне больше не нужна, – и ушёл в ванну. Закрыв глаза, прислонился лбом к кафелю. Аня, как я могу теперь думать о другой? Ты ведь не любишь Дена. Не любишь. Это будет такой же брак, в котором жил я. Только уважение и партнёрство. Этого мало для счастья. Как мне растопить твоё сердце? Как снова заставить чувствовать? Убрать холодный расчёт, и отдаться чувствам. Сможешь ли ты вновь полюбить меня, как тогда? Потому что я до сих пор люблю тебя.

Когда я вышел из ванны, Мариса уже стояла с чемоданом. Ей грустно. Ещё бы. Теперь надо искать, того кто будет её содержать.

– Не обижайся на меня, – я провёл по её скуле. – Я просто люблю другую, – достал деньги, и вложил в руку. – Тут на первое время хватит, – она кивнула, и ушла. А я сел на кровать, и стал думать о том, как мне быть дальше.

На комоде зазвонил телефон, я поднялся и принял вызов.

– Вадим Олегович, здравствуйте. Напоминаю, у вас сегодня рейс на шесть часов в Астану.

– Да Оля, я помню, – у моего старого клиента юбилей. Он обратился ко мне, когда я только начинал свой бизнес, с тех пор мы сдружились. Грех не съездить на пару дней, заодно отвлекусь.

Аня

Через три часа мы прибудем в Генуя, а ночью у меня самолёт домой. Мы хорошо провели здесь время, и теперь нам предстоит двухдневная разлука с Дани. За это время я успею наболтаться с Ритой, и узнать побольше о её отношениях с Виком. А потом надо ехать в Питер, и улаживать всё с работой.

Я собирала наши чемоданы, когда на телефоне высветился неизвестный номер.

– Алло, – я зажала плечом телефон, и продолжила складывать вещи.

– Аня, это Вадим, – зачем он звонит мне? – Аня, Рита в больнице, у неё угроза выкидыша, – проговорил он быстро.

– Как в больнице? – я села на кровать, боясь, что ноги не удержат, и взяла телефон в руку.

– В Генуя тебя уже ждёт самолёт, всю информацию я сейчас кину на телефон. Ты меня слышишь?

– Да, – шепнула я, меня словно сковало. – Как она?

– Она без сознания, – и по моим щекам потекли слёзы. – Аня, я обещаю, что всё будет хорошо. Поняла меня. Я лечу из Астаны, но я дал распоряжения. У неё лучшие врачи. Всё я отключаюсь, у меня вылет.

– Аня, дорогая, – Дани зашёл в комнату, упал передо мной на колени и обнял. – Что случилось? Почему ты плачешь?

– Рита в больнице, у неё угроза выкидыша, – мой голос дрожал, а слёзы текли не останавливаясь.

– Боже мой, Аня. Всё будет хорошо, – он стал успокаивать меня.

– В Генуя меня ждёт самолёт, сколько времени до прибытия? – Дани глянул на телефон.

– Три часа.

– Я окажусь у своей девочки, только через семь часов. Как она там будет без меня? Надо позвонить маме, – я набрала номер.

– Аня, хорошо, что ты позвонила. Я еду в больницу, Рита была беременна. Я говорила, что этот парень ничего хорошего ей не принесёт.

– О чём ты?

– Мне позвонил мальчик, Артур. Мы с ним встречались один раз. Вот он мне и сказал, что Рита в больнице, в тяжёлом состоянии. Там что-то натворил её парень. Я толком ещё ничего не поняла. Перенервничала. Скоро буду в больнице.

– Держи меня в курсе дел, я смогу прилететь только через семь часов, позаботься о Рите.

– Аня, она повторила твою судьбу. Как же так, Аня, – я сбросила вызов. За что нам всё это, почему нам разбивают сердца люди, которых мы так любим. Я выдержала, а моя бедная девочка, не смогла устоять. Как же так, ведь она говорила, что у них всё хорошо. У нас тоже было всё хорошо, и чем всё обернулась. Поскорее бы мы приплыли. Я ей нужна. Держитесь мои хорошие, мама скоро будет.

Глава 38

Вадим

Мы всю ночь отмечали юбилей Мелехова. Хорошая компания, шашлыки, коньяк. Всё как положено. Я остановился у него в гостевой комнате. Разошлись только около четырёх. Утром мне позвонила охрана, а я с трудом соображал. Они сообщили, что Рита ходила в аптеку. Ладно. Понял. И продолжил спать. Снова звонок. Доложили, что Рита приехала в детский магазин. Тогда я уже заподозрил связь. Может Рита беременна? Поднялся, сходил в душ, а когда взял телефон, увидел пропущенный от охраны и Артура. Набрал сыну.

– Пап, Рита в больнице.

– Какого хера? Что случилось? – похмелье словно испарилось. Тревога, и переживания окутали меня.

– Я толком не знаю, она дала сигнал когда упала. Наши ребята отвезли её в больницу. У Риты кровотечение, по ходу она беременна. Я сейчас еду в клинику. Пап, там всё серьёзно. Она без сознания.

– Какая больница?

– Шестьдесят восьмая.

– Всё, я сейчас позвоню, решу вопрос и вылетаю.

Меня соединили с главврачом больницы, в которую отвезли Риту, но он не дал утешительных прогнозов. Сказал, что организм отторгает плод, и они делают всё возможное, но процент того, что эмбрион останется жив, мал. Тогда я набрал знакомому доктору, и он заверил что пришлёт лучших в клинику, и они постараются сделать всё возможное, чтобы ребёнок остался жив.

Я оделся, и побежал вниз. Аркадиевич уже пил кофе.

– Слав, выручай, срочно нужен самолёт.

– Да не вопрос. Что случилось?

– Дочь в больницу попала, там всё серьёзно.

– Через полчаса организуют вылет. Так у тебя вроде сын?

– Долго объяснять, мне срочно нужно позвонить, и собраться, – я отмахнулся, и пошёл в спальню.

Позвонил, и дал распоряжение нанять частный самолёт из Генуя для Ангела. Оставалось позвонить Анне. Это самое трудное, и необходимое. Для неё эта новость, стала такой же шокирующей. Аня с трудом говорила. Дочь, единственное что её волнует в этой жизни. Представляю, как она сейчас себя чувствует, её корабль только через несколько часов будет в порту. А потом ещё перелёт в Москву, я буду у Риты намного раньше.

Я сел в самолёт, и через некоторое время Артур сообщил мне причину того, что случилось с моей дочерью. Вик и Мариса. Он трахнул её, а эта подлая тварь послала видео Рите. Сука. Я отправил машину найти эту шалаву и пустить по кругу, с дальнейшим пребыванием в борделе. Столько бабла на неё отвалил, а эта шлюха, чуть дочь мою не угробила. К больнице послал ещё одну машину, когда этот хер объявится там, его примут. Вик поплатиться за то, как поступил с Ритой. Ему не жить.

С самолёта сразу в больницу. Не представляю как выгляжу, с утра толком в зеркало не смотрел. Сплошные звонки и переговоры. Я влетел в приёмную, где меня попытались задержать, но назвав имя, проводили к палате. В коридоре сидел Кирилл и Артур.

– Пап, там её бабушка.

– Хорошо.

Я открыл дверь. Моя девочка лежала вся истыканная капельницами. Бледная, опустошённая. Этого урода уже поймали, ему осталось недолго дышать.

– Дочка, ты как? – я подошёл к кровати, присел на корточки, и взял руку дочери в свои ладони. С её глаз скатились слезинки, и она кивнула головой. Рита не могла говорить, боясь расплакаться. – Вы можете оставить нас одних, – обратился я к её бабушке. Она поднялась, и вышла. Я провёл пальцами по щекам Риты, собирая слёзы.

– Не плачь моя девочка, он за всё поплатиться, – прорычал я. Она посмотрела на меня испуганными глазами, и сжала руки.

– Прошу, не трогай его, – еле слышно сказала она.

– О чём ты просишь? Я его с лица земли сотру.

– Папа, – она ненадолго замолчала, понимая, как только что назвала меня. – Я умоляю не трогай его. Он отец моего ребёнка.

– Он тварь, которая предала тебя.

– Я сама его накажу. Если мой ребёнок останется жив, Вик никогда не узнает о нём. Он всю жизнь будет оплакивать малыша, которого убил. Ты был на его месте, прекрасно знаешь, как нести этот груз.

– Этого недостаточно. Я вырву ему всё что…

– Папа, сделай это ради меня. Прошу, – я с трудом кивнул, мне не хочется соглашаться на такое наказание. – Давай больше не будем о нём говорить, я хочу всё забыть, как страшный сон, – она откинула голову на подушку, и закрыла глаза.

– Девочка моя, – я поцеловал её руку. – Всё будет хорошо. Главное кровотечение остановлено. Врачи хорошо знают своё дело. Ты родишь нам здорового малыша. Похожего на тебя, ну и на меня соответственно, – она улыбнулась. А мне стало полегче, от того что смог вызвать её улыбку.

– Ты встречался с мамой?

– Да, я не мог больше ждать, и встретился с ней в круизе.

– Как она отреагировала?

– Мы спокойно поговорили, и она не против нашего с тобой общения.

– Хорошо. Пап, я теперь в Питер обратно уеду, и мы будем нечасто видеться.

– Давай мама приедет, и вы поговорите. У неё для тебя есть новости, – а мне стало страшно, что Аня заберёт Риту в Италию.

– Я очень жду её.

– Она будет только поздно вечером, тебе надо отдохнуть. И прошу постарайся не переживать. Это трудно, я знаю, но мы совсем справимся и поддержим тебя.

– Спасибо.

– Там в коридоре Кирилл сидит, позвать его, – она отвела взгляд.

– Скажи ему, что я уснула.

– Хорошо, я ещё зайду, – поднялся, и поцеловал её в лоб.

 Я вышел из палаты, и тут же поймал доктора.

– Здравствуйте, я отец Маргариты.

– Пойдёмте поговорим, – сказал он, и мы отошли за угол.

– Я не хочу вас расстраивать, но… – я схватил его за грудки, и сказал:

– Мне насрать как ты это сделаешь. Но мой внук должен жить. Постарайся, и я тебя озолочу. Понял меня?

– Мы используем всё самое лучшее, – заверил он меня.

– Я вечером приеду, надеюсь всё будет в порядке. Не подведите, – он кивнул.

Я вышел в коридор

– Артур ты со мной?

– Да.

Я обратился к Аниной маме:

– Присмотрите за Ритой, мы скоро будем, – она сухо кивнула головой, показывая, как я ей не нравлюсь.

Теперь нужно разобраться с этим говнюком.

Мы вышли из больницы, и сели в джип. Вика доставили в подвал нашего помещения, для тренировок. И я уже не могу дождаться, чтобы переломать ему ноги. Я его не убью, обещал Рите, но слегка покалечу.

Вик сидел на стуле, и я видел, что ему плохо от того, что он натворил. В его глазах не было страха, только отчаянье. Нет, мне не жаль его. Он знал, что делал. Я знаю, что он любит Риту, это видно. Он ошибся. Но это его проблемы, и меня это не должно волновать. Как бы раньше я к нему хорошо не относился, теперь всё перечёркнуто.

– Как она? – с надеждой спросил он.

– Это больше не должно тебя волновать, – я ударил ему по лицу, и он слетел со стула.

– Я это заслужил, – Вик сплюнул кровь.

– Заткнись, – удар по животу.

– Я люблю её, – простонал он, и согнулся.

– Сука, – Артур подлетел, взял Вика за волосы и хорошенько приложил лбом об каменный пол. – Чего тебе мразь не хватало, ты чуть не угробил её, – лицо Вика окрасилось кровью.

– Я не знаю, как так получилось, помутнение, – он не сопротивлялся, отдаваясь нашим рукам.

– Меньше хуем надо было думать.

– Мой ребёнок…

– Твоего ребёнка больше нет, мразь, ты убил его, – сказал я, и Артур посмотрел на меня, понимая, что я соврал. – Больше тебя не должно быть рядом с ней. Если ты приблизишься к Рите, тебе не жить, хотя может тебя сегодня уже не станет, – удары сыпались с двух сторон. Я никогда не видел Артура таким безжалостным. Рита его сестра. И он готов ради неё на всё.

Вика отвезли в ближайший лес. Сдохнет, туда ему и дорога. Нет. Значит он везунчик.

Мы поехали домой переодеться, а потом снова к Рите. Когда прилетит Анна, я должен быть готов к встрече с ней.

Рейтинг@Mail.ru