Больше не верю

Светлана Кондр
Больше не верю

Глава 24

Вадим

Я отвёз Аню домой, и видел как она не хотела со мной прощаться, но я должен уехать.  После появления отца перед боем, удивляюсь как я смог собраться. Немного сплоховал. В голову лезли разные думы. Вместо того чтобы уложить соперника на первом раунде, я смог это сделать только на третьем.

– Что такое важное случилось? Я даже победу не успел обмыть.

– Ты, блять совсем охуел? Ты какого хера Анастасии наговорил? – да, долго он сдерживал себя, раз сейчас всё это вылилось ором. И где мои поздравления? Эта Анастасия волнует его больше чем победа сына. Тварь продажная.

– Я сказал правду.

– Никому не нужна твоя правда. Всем по херам. Ясно. Ничто не помешает этой свадьбе. Ты меня понял?

– Свадьба будет, но без меня. Я не женюсь на ней. Я тебе это уже говорил, но ты вбил в свою старческую башку, и никак не выкинешь эту свадьбу. Я люблю другую. И только на ней я женюсь.

– Ты уже на ней жениться собрался, на этой шалаве? Не думал, что так далеко зайдёт.

– Шалавой, была та, которая родила тебя – бессердечного ублюдка, – выдал я.

– Щенок, – отец весь покраснел от злости. – Ты играешь с огнём! Если бы не обещание, задушил бы собственными руками. Я прощаю тебе эти слова, но только потому, что ты обижен и должен лишиться своей игрушки, – заорал он.

– Я не лишусь её, – ответил я спокойно.

– Значит, я лишу её жизни, – он был серьёзен. – Если завтра же не бросишь блондинку, ты станешь виновником её смерти. И я не шучу. Её жизнь, зависит от твоего решения. И не пытайся меня обмануть, билеты в Испанию, также должны быть аннулированы. Ничего, в медовый месяц наотдыхаешся.

– Как ты смеешь…

– Последний раз повторяю. Если ты завтра же её не бросишь, она умрёт. И помехи не станет.

– Тварь. Я ненавижу тебя, – я вскочил и пошёл на выход.

Надо было найти решение. Что мне делать? Как поступить? Я не могу потерять её, ведь тогда я потеряюсь сам.

Я поехал к себе. Мне нужно было остыть. Надо выпить, может тогда станет легче. Я должен придумать как выйти из этой ситуации. Отцу не нужны проблемы, он не станет её убивать. Блефует.

Аня

Ну что, сегодня тот день, когда Вадим узнает, что у нас будет ребёнок. Он приехал рано утром, и юркнул в мою постель. Он пил. От запаха алкоголя и табака, немного мутило. Интересно как прошёл разговор с его отцом. Как я понимаю у них натянутые отношения. Стоит только им поговорить, как Вадим мрачнеет, и ходит без настроения. Но я знаю, чем его поднять. Вадим будет рад.

Как я и думала, он был чем-то озабочен. Ходил словно в воду опущенный. Если бы я стала победителем, то прыгала бы от счастья. Но с ним было что-то не то.

– Вадим, зачем отец вызывал тебя? – спросила я, а он махнул головой.

– Да так, из-за херни всякой.

– Какой?

– Ань, давай ты не будешь туда лезть, – грубо ответил Вадим.

Я отвела глаза, мне стало обидно. Я больше не решилась приставать с разговорами, пусть остынет.

По утрам меня подташнивало, но свежий воздух, хорошо помогал с этим недомоганием, поэтому позавтракав, я предложила прогуляться. Я заранее положила погремушку в сумку, и мы вышли. Это первая игрушка нашего малыша. Так и вижу как Вадим склоняется над кроваткой, играя с ребёнком. Я совсем замечталась, будто летаю в облаках. Интересно, со всеми беременными такое происходит.

– Вадим, наконец-то позади все эти переживания с чемпионатом. Теперь можно выдохнуть, и вернуть жизнь в мирное русло, – я остановилась и встала напротив, держа его за руки.

– Да, я так заебался. Прости. По-другому не скажешь. Но это стоило того. Теперь ты девушка, многократного чемпиона, – его голос был совсем нерадостен, а лицо грустное и тревожное. Может сегодня не лучший момент. Нет. Хватит скрывать правду. Он должен знать.

– И я горжусь тобой, – я потянулась за поцелуем, но Вадим пристально на меня взглянул, и я увидела в его глазах страх. Он быстро обнял меня за талию, и завёл в ближайшее кафе. Мне показалось это странным.

Мы прошли и заняли столик. Решив разрядить обстановку, я заговорила:

– Ты что? Дома не наелся? Такой голодный, – улыбнулась я. – Что даже не поцеловав, побежал в кафе.

– Да, – сухо бросил он, будто не обращая на меня внимание. Да что с ним такое?

– Вадим, я ждала подходящего момента. Я узнала об этом несколько дней назад и хочу поделиться с тобой радостной новостью, – я немного переживала, но была уверена, что его настроение в миг улучшиться. Моя улыбка не сходила с лица, для меня это большое счастье. Теперь нас станет трое.

Достав из сумочки погремушку, я положила её на стол. Он как-то странно на неё взглянул, наверно не понял.

– Вадим, мы скоро станем родителями. Я ношу под сердцем нашего малыша, – радостно проговорила я и только на один миг в его глазах появился признак счастья, и тут же исчез. Что-то не так.  Не такой реакции я ожидала. Лицо стало холодным и безразличным. Слишком долгая пауза. Он дотронулся до неё пальцами, будто пощекотав. Взял в руку, нагло ухмыльнулся, и сжал так сильно, что она хрустнула и сломалась на кусочки.

– Ангел, ты же не думаешь, что я серьезно про ребёнка сказал? – я не поверила своим ушам. Это не Вадим, он не может такое говорить. – Нам было хорошо. Мне нравилось пользоваться твоим красивым телом, но я не хочу становиться отцом, да и с тобой пора покончить. Я ведь тебя никогда и не любил, просто игрался.

Удар в сердце. Шок. Из меня словно дух выбили. Он всё это время врал, играл роль? Пользовался? Я не нужна ему? Ребёнок ему не нужен? Я лишь игрушка.

Слезы капали, а я так и не смогла произнести ни слова. Встала и побежала. Мне стало холодно, очень холодно. Он предал меня. Бросил. Растоптал. Я не нужна. Я изначально не была ему нужна. Все слова о любви были ложью. Пустотой. Вот почему он ходил такой задумчивый, не знал как избавиться от меня. Мои мечты разбились. Я, он, наш ребёнок – это было нужно только мне. Оказалось, что я совсем его не знала.

Я прикрыла рот рукой, чтобы не завыть от боли, которая уничтожала меня изнутри. Где найти силы, чтобы пережить это? Как устоять, и не упасть. Я одна.

Подбежав к подъезду, я начала набирать код, и тогда меня окликнули:

– Аня, – я обернулась. Там стояла Ирина. – Ты чего плачешь, кто тебя обидел? – я бросилась в её объятия, ища поддержки. – Ну ты чего молчишь? Что случилось?

– Он бросил меня.

– Ну ничего, ты ещё найдёшь того самого. Первая любовь, редко бывает счастливой, – она погладила меня по голове, утешая.

– Ира, я беременна, – всхлипнула я, а она вздохнула.

– Как вовремя я приехала. Пойдем домой, ты мне всё расскажешь, – я кивнула.

Пройдя на кухню, мы сели за стол.

– Что ты будешь делать?

В этот момент я посмотрела на неё серьёзно. Здесь даже думать не о чем.

– Я буду рожать.

Глава 25

Вадим

Я сидел, а перед глазами мелькали все счастливые моменты наших отношений. Первое знакомство, когда я спас её. Наш первый поцелуй, в котором участвовал только я, потому что Аня не знала, что делать. Катание на карусели под дождём. Неловкие моменты у меня дома. Тоска, когда я потерял её. Встреча в клубе, перед боем. Первый раз… Мы были самой счастливой парой на свете. И теперь она ждёт ребёнка. Моего малыша, которого мы вместе желали. Мы должны были стать семьёй. Я бы не раздумывая женился на моей девочке, но больше ничего этого не будет. Не будет нас. И в этом виноват только я.

Милая моя. Любимая. Я тоже хотел состариться с тобой. Прости родная, но я не мог поступить иначе. Он не оставил бы тебя в живых. Ты сообщила мне радостную новость, именно в тот день, когда мне не оставили и шанса на любовь. Я так надеялся, что жизнь и счастье сына, будет для отца важнее денег…

Телефон оповестил о вызове. Отец. Я снял трубку.

– Дело сделано сынок. Не переживай, у тебя таких будет ещё много. Но знай, что до самой свадьбы, она будет на прицеле. Я знаю твой характер, и чтобы ты не натворил глупостей, это будет подстраховкой.

– Чтоб ты сдох, – я сбросил вызов.

Подставил ладонь и высыпал в неё кусочки погремушки, сжал в кулак и поцеловал. Наш малыш, Бог подарил нам это счастье, а я собственными руками его разбил.

Аня

– Тебе надо подать на алименты. Ты не должна всё тянуть на себе. Аня, ты представляешь сколько денег нужно на ребёнка, а тебе ещё за квартиру платить, да и самой на что-то кушать.

– Я не хочу больше его видеть, и ничего мне от него не нужно, – я опустила голову на руки. – Ира, что же мне делать?

– Тогда иди к родителям. Они помогут, – приободрила Ира.

– Ты думаешь? – ведь, если они меня не поддержат, мне даже не на что будет кормить ребёнка. Денег от переводов на всё не хватит. А как же учёба? Как же справиться со всем этим? Я могу сколько угодно сейчас реветь, потому что мне больно. Очень больно. И это сделал, тот которого я люблю больше жизни – отец моего ребёнка. Но надо подумать о малыше. Аборт исключён. Я никогда не убью своего ребёнка. Остаётся только пойти попросить помощи у родителей.

– Ну конечно Анют, ты из такой богатой семьи, они что ещё одного человека на ноги не поставят, ты же их единственная дочь.

– Ты же знаешь какие они.

– Может поругают сначала, но всё равно примут. Не выгонят же они беременную дочку.

– Ира, ты права. Я должна поговорить с ними, – я решительно встала.

– Сейчас поедешь?

– Да, не хочу тянуть, я уже ждала, чтобы сообщить Вадиму радостную новость, не хочу больше обманываться надеждами, – я пошла в ванну и привела лицо в порядок.

– Хочешь, я с тобой поеду?

– Нет, я сама должна это сделать, возможно там я и останусь.

***

– Мам, ты дома? – я прошла в гостиную.

– Да, дочка, я здесь, – она подошла ко мне и поцеловала в щёку. – Ты плохо питаешься, у тебя очень усталый вид. Людмила накрывай на стол, будем обедать.

 

– Здравствуй дочь, – в гостиную прошёл отец и сухо поздоровался со мной.

– Мне нужно с вами поговорить, – на глаза навернулись слёзы. Я присела на краешек кресла и опустила взгляд.

– Скажи, дочка. У тебя что-то случилось? Я же говорю, вся бледная. Заболела?

– Мам, пап – я в положении, – подняв глаза исподлобья, я взглянула на отца. Его лицо посерело от злости.

– Отцом является этот бандит? – сквозь стиснутые зубы, спросил он.

– Да.

– И как он отреагировал на такие новости? – у меня потекли слёзы. За что мне всё это? Этот день должен был быть самым светлым в моей жизни. Отец ехидно рассмеялся. – Он тебя бросил, так? – я кивнула. – И ты прибежала сразу к нам, – я посмотрела на него с отчаянием. – Ну ничего. Пожила, нашалавилась. Сделаешь аборт, и мы тебя под семь замков запрём, чтобы ещё не нагуляла.

– Отец, что ты говоришь? – я с трудом произносила слова.

– Ты хоть знаешь, чьего ублюдка ты носишь? – он закурил свою трубку. – Твой бандит, является сыном наркоторговца. И ты думаешь, что я испачкаю свою родословную? Этого змеёныша, надо уничтожить ещё в утробе.

– Архип, прошу, перестань. Она же наша дочка, – вмешалась мама. – Ей итак сейчас плохо.

– Замолкни. Это ты её так воспитала. Надо было меньше времени на себя тратить, а больше на дочь.

– Анна, ты говорила, что между вами ничего нет, – продолжила мама.

– Я знала, что вы против него.

– Послушай меня, – сказал отец. – У тебя только один выход – это аборт, – я махнула головой.

– Я буду рожать. Это не только его ребёнок, но и мой. И ваш внук, – чуть тише добавила я.

– Тогда выметайся отсюда, – он схватил меня за блузку, поднял и подтолкнул в сторону выхода. – Ты сделала свой выбор. Ты изначально его сделала, когда пошла против нас и выбрала этого бандита. У нас больше нет дочери. Уходи. Чтобы глаза мои тебя больше не видели, и твоего выродка.

Глава 26

Аня

Я потихоньку шла домой, ноги практически не слушались. Нескончаемый поток слёз. Мне было так одиноко. Все отвернулись от меня. Я никому не нужна. У меня есть только мой малыш, моё счастье. Ради него я должна держаться. И в самых страшных мыслях, не могла представить, что со мной может всё это случиться. Все близкие мне люди, бросили.

Войдя во двор, на глаза попался он. По телу прошла дрожь. Я вспомнила нашу единственную встречу. Около машины, стоял отец Вадима. Он окинул меня презрительным взглядом и двинулся в мою сторону. Походка наглая, вальяжная. Я для него никто. Ничтожество. Подойдя, он кинул в ноги сумку. Я отскочила.

– Вот, возьми. Тебе их надолго хватит. И не мешайся под ногами у Вадима. Дай ему строить жизнь со своей невестой, – за сегодня я умерла в третий раз.

– Невестой? – голос стал совсем не мой.

– А он что, тебе не сказал? У него свадьба в следующую субботу.

Удар. Шум в ушах. Моё и без того разбитое сердце сожгли, пустив по ветру прах. Тело превратилось в лёд. Я ничего не чувствовала. Странное ощущение. Сознание поменялось. Слёзы, больше не текли. Лицо словно камень, никаких эмоций. Меня не пугало это состояние. Оно помогало мне устоять.

Я молча подняла сумку, и не посмотрев на отца Вадима, прошла мимо. Мне было плевать. Я должна одна воспитывать ребёнка. А деньги помогут, пусть даже их обладатели уничтожили моё нутро. Для меня теперь важны только я и ребёнок.

Я зашла в квартиру, и Ирина выскочила из кухни.

– Аня, что это? – она указала на сумку.

– Откупные, – я была совершенно спокойна. Состояние уравновешенное. Я не ощущала боли. Но я не могу сказать, что мне от этого было хорошо. Мне никак.

– С тобой всё в порядке? – озабоченное лицо Ирины, тоже не трогало.

– Да, со мной всё хорошо.

– Аня ты меня пугаешь.

– Ир, я еду с тобой в Питер.

– Как? Что родители сказали?

– Послали на аборт, – она прикрыла рот рукой и заплакала. Подошла, и обняла меня.

– Конечно, поехали. Тебе нечего здесь больше делать. Это родители тебе денег дали?

– Нет, отец Вадима. Чтобы я не мешала строить жизнь Вадиму и его невесте.

– Как невеста? И ты взяла? – возмутилась она, хватая меня за плечи.

– Да, у него есть невеста, и у них на следующей неделе свадьба.

– И ты так спокойно об этом говоришь. Аня, да что с тобой?

– Ир, мне просто всё равно.

– Скажи адрес этого козла. Я ему эти деньги, знаешь куда засуну… – она схватила сумку.

– Поставь. На эти деньги я буду растить своего ребёнка.

– Мы сами справимся, я помогу. Не нужна тебе эта грязь.

– Это деньги. И нам они понадобятся, чтобы я смогла добиться успеха. Мой ребёнок, будет мной гордиться. У тебя на какое число обратный билет?

– На послезавтра.

– Тогда давай собирать вещи…

Глава 27

Вадим

Я стоял у алтаря, и смотрел как по проходу, держа за руку отца, шла Анастасия. По полу тянулся длинный шлейф. Фата прикрывала лицо.

В моих глазах появились слёзы, пускай все думают, что это от восхищения. Никто не знал, что меня разрывало на части, от того что через несколько минут, моей женой станет нелюбимая. Я не хотел здесь стоять, но должен был, чтобы Аня была цела.

Мои друзья находились в недоумении. Ден был зол, а Марк с Мариной, смотрели на меня осуждающе. Я всё заслужил. Только таких взглядов и достоин. Представляю, что они обо мне подумали, когда им пришли приглашения. Но я не мог их не позвать, они мои лучшие друзья, но не уверен, что после сегодняшнего вечера, мы сможем дружить.

Валерий передал мне свою дочь, и пожал руку. Мы встали друг перед другом и дали свои согласия, несмотря в глаза. Счастлива ли была Анастасия? Нет! Я всё рассказал ей. Но мы не в силах ничего изменить, с её решением тоже никто не стал считаться. Вот так мы и стали мужем и женой.

Аня

Сегодня у него состоялась свадьба, а у меня ничего не ёкает, сердце не болит. Я опустошена.

Я сидела в парке, и смотрела на фонтан. Он наверно доволен, что избавился от меня. Веселиться со своей невестой, не вспоминая о нас. А я жевала яблоко, и гладила свой пока ещё не появившийся живот, и меня не трогали эти мысли. С той встречи с его отцом, я не пролила ни слезинки, мне кажется я и это разучилась делать. Никто не стоит моих слёз. Теперь у меня одна забота – мой малыш.

– Кроха, всё у нас будет хорошо. Я буду самой лучшей мамой на свете. А твоего папы для нас больше нет. Пусть будет счастлив.

Вадим

В банкетном зале всё было готово. Мы прошли, держась за руки, но счастья на лицах не было. Гостей собралось не меньше двух сотен. Поздравления, танцы. Всем весело.

Мы сидели за главным столом, и наблюдали как веселятся гости.

– Пошли покурим, – обратился Ден. Я оставил супругу, и мы вышли на улицу.

– Как ты мог так с ней поступить?

– Ты ничего не знаешь, – я достал сигарету и подкурил.

– Она что-то тебе сделала? – ненадолго его отношение ко мне переменилось.

– Нет, я сделал.

– Какая же ты сука, – он схватил меня за лацканы пиджака. – Я ведь предупреждал её, какой ты урод. Променял девчонку, на деньги. Ты ведь из-за этого женился.

– Ты не поймешь, – я отвернулся.

– Так блять, скажи, что случилось, – и тогда я открылся ему. Я больше не мог держать это в себе. Мне нужно было с кем-то поговорить…

– Тебе надо было сказать ей правду.

– Ден, я это понимаю. Но в ту секунду, я не придумал ничего лучше. Отец должен был поверить, и мне пришлось так поступить.

– Почему ты не сказал ей позже, ты же понимаешь, она могла натворить глупостей. Избавиться от ребёнка.

– За мной шла слежка, вплоть до этого дня.

– Блять, Смола, ну ты и козёл. Ты должен был рассказать нам всё раньше. Мы бы ей объяснили, – он встал. – Я поехал. Она должна всё знать, – и ушёл.

Время было за полночь, гости не собирались расходиться. Я нервничал. Как пройдёт их встреча?

Мне позвонил Ден, и я сразу принял вызов.

– Вадим, всё кончено. Она переехала в Питер, ещё неделю назад.

– Спасибо, друг, – я нажал сброс.

Аня решила начать новую жизнь. Пусть так и будет. Мои объяснения не к чему. Для неё я навсегда останусь предателем, уничтожившим нашу любовь. Ничего кроме боли и страданий я ей не принёс. Я теперь надолго под колпаком, и должен навсегда её отпустить. Пусть Аня будет не со мной, зато жива. Не знаю какое решение она примет на счёт нашего ребёнка. Захочет ли родить от такого ничтожества как я. Хотя сомневаюсь, что её родители позволят. Думаю, они и отправили Анну в Питер.

– Если хочешь, мы можем уехать, – прошептала Анастасия.

– Хочу. Свой спектакль мы уже отыграли.

Родители подарили нам дом, в который мы и поехали.

Пройдя в шикарную спальню, украшенную шарами и лепестками роз, мы остановились у кровати. Анастасия повернулась ко мне спиной, и перекинула тёмные волосы через плечо.

– Помоги мне пожалуйста, я уже задыхаюсь в нём.

Я стал расстёгивать мелкие пуговицы. Спина обнажилась, и я провёл по её коже кончиками пальцев. Взял бретели, и стянул их вместе с верхом платья, оголяя Анастасию до пояса. Её дыхание участилось.

– Вадим, не нужно этого делать, если ты не хочешь, – но я продолжил её раздевать. Руки горели от прикосновений. Я знал, что сейчас предаю не только разум, но и своё тело, которое желало другую. На которую, я больше не имел права. Ту, которая навсегда завладела моим сердцем. Этой ночью, я оскверню все свои чувства к Ангелу. И начну новую жизнь.

Глава 28

Наши дни

Вадим

Прямой рейс Москва – Ираклион. Частный самолёт. Бокал виски и мои воспоминания.

Весь полёт я думал о том, что с нами произошло за столько лет. Анне пришлось пройти много испытаний. Маленькое, хрупкое, светлое создание смогло выжить, когда все отвернулись от неё. Мне больно думать, через что ей пришлось пройти по моей вине. Она многого добилась, при этом не отказавшись от нашего ребёнка. Анализируя то, что с нами произошло, я понимаю, что должен был искать другие пути решения проблемы, но я был молод и глуп, не успел справиться с эмоциями. Всё происходило настолько быстро, что было очень мало времени подумать. Я переживал только о том, что должен любым способом сохранить её жизнь. И я сумел это сделать, даже если мне пришлось при этом разбить всё, что было между нами.

Моя жизнь сложилась по чужому сценарию, но я смог добиться самостоятельных высот. После свадьбы с Анастасией, мы прожили вместе одиннадцать лет, пока супруга не утонула. Для меня это было горем. За время брака, она стала мне близка. Я не думаю, что это можно назвать любовью, потому что любил однажды, и знаю как это бывает. Мы были партнёрами по браку. В семье царило понимание и уважение, у нас родился сын – Артур. Анастасия была хорошей матерью. Она не только посвящала своё время сыну и нашей семье, но и занималась благотворительностью. Я много работал. С боями завязал. Открыл охранную фирму. А после того как старый чёрт скончался, это я про своего отца, унаследовав его миллионы, конкретно вложился. И теперь у меня самое крупное охранное дело в Москве. Мы занимаемся безопасностью звёзд, предпринимателей, политиков. Я хорошо поднялся на этой деятельности. Все дела отца, я передал родителям жены. После того как Анастасии не стало, воспитанием Артура занимался я. Он хороший парень. Музыкант. А теперь у меня появилась и дочь. Я этому очень рад, потому что женщина, которая живёт в моём сердце, оставила её и воспитала. До тошноты противно вспоминать, как я приставал к своей же дочери, не зная кем она является. Купил ей нижнее белье, и даже поцеловал в губы.

Я сделал глоток виски.

Но узнав кто она, меня затопила волна радости, и облегчения. Но Рита не торопится признавать меня, и даже после того, как я рассказал все обстоятельства, почему мне пришлось оставить её мать, для неё важно, чтобы она сначала обсудила наши отношения с матерью, прежде чем смогла принять меня. Я долго ждал Аниного приезда. Нервничал как пятнадцатилетний мальчишка, но оказалось, что она не приедет в срок. Ангел отправилась со своим хахалем в круиз. Я знаю, что не имею на неё никаких прав, но почему-то чувство ревности разыгралось. Вот так я и оказался здесь, и через пару часов я увижу женщину, которую предал много лет назад. Какая она? Сильно ли изменилась? Как она отреагирует на моё появление? Я готовлюсь к худшему. Истерик и объяснений не избежать. Мне нужно о многом ей сказать, и самое главное буду просить, чтобы она разрешила дочери общаться со мной. Ведь я думал, что она не сохранила ребёнка, все эти годы оплакивал, то что потерял. А теперь моя Рита, дружит со своим братом и думает о переезде в Москву. Рита старше Артура на несколько месяцев. Им комфортно вместе. А для меня нет ничего счастливее чем видеть как они ладят. У неё есть любовь – Вик. Они живут вместе. Надеюсь у них всё получится.

 

 Пилот объявляет посадку, и я пристёгиваю ремни. До встречи, Ангел…

***

Лайнер сейчас стоит в Ираклионе. Там я и зашёл на корабль. Занял свои апартаменты, зная точно, чья каюта по соседству. Переоделся, вышел, и постучал к ней в дверь, но никто не открыл. Как я понимаю, её мужчина не бедствует, раз может позволить себе апартаменты в первом классе. Прошёл по коридору, и вышел на палубу. Лайнер огромный, поэтому на случай если не смогу её обнаружить в ближайшее время, подкараулю у номера. Пройдя по палубе, вдохнул свежий, морской воздух. Давно никуда не выбирался. Надо взять Артура и Риту, и хотя бы на недельку улететь в Эмираты.

Подойдя к лестнице, посмотрел по сторонам, и увидел очень милую, до скрежета зубов, картину. Аня стояла ко мне лицом. Прекрасная. Даже спустя столько лет, она всё также красива. Я не мог насмотреться на неё. Кожа переливалась, в бликах яркого солнца. Очаровательное создание. Ангел. Только вот волосы стали короткими, зачем она состригла это великолепие, в котором я любил купаться. Аня смотрела вниз, на мужчину, который стоял на одном колене. К горлу подкатила горечь. У них всё настолько серьёзно. Он протянул ей коробочку, а Ангел перевела взгляд на меня. Она не удивлена. Может не узнала? Я стал приближаться. Аня вновь посмотрела вниз, и ответила "Я согласна". Он поднялся, взял её за талию и закружил. Изобразив подобие улыбки, она поцеловала его.

Чувствую, как теряю контроль. В меня будто бес вселился. Она уже не моя, но я не смог удержаться. Кровь закипела в жилах, при виде того как он целует её. Потянулся, и оторвал незнакомца от Анны, врезав так, что он перелетел через скамейку. Она спокойно стояла, сложив руки на груди, ничего не предпринимая. Заглянул в её глаза. Пусто. Что такое?

– Здравствуй Вадим. Эффектное появление, – голос-лёд. Я её не узнаю. Куда делась жизнерадостная, эмоциональная девушка?

– Здравствуй, Ангел… – не успел договорить, как её мужик дал мне головой в нос. Блять. Сука. Я совсем сноровку потерял.

– Ну, привет, – я охренел. Ден?

Рейтинг@Mail.ru