Больше не твоя

Светлана Кондр
Больше не твоя

Глава 39

Рита

Проснулась, и бегом в туалет. Снова рвота. Что со мной? Неужели правда беременна. Мне срочно нужен тест. Как до аптеки дойти? Ноги не слушаются. Потихонечку встала, и побрела из туалета.

– Вик, Вик, – тишина. Смотрю на часы, восемь утра. Наверно никак не проснётся, дохожу до спальни, но в кровати пусто. Бреду на кухню, ужин так и стоит на столе, ничего не тронуто. Он что, не ночевал дома? Нахожу телефон. Пропущенный звонок. Нажимаю на вызов, гудки идут, но ответа нет. Дурное предчувствие поселяется во мне. Не раздумывая жму на Артура.

– Алло, – тихо ответила Настя.

– Настя, это Рита. Позови пожалуйста Артура.

– Да, сестрёнка, ты что-то рано, – он при Насте назвал меня сестрой, надеюсь она никому ничего не скажет. А если с ними Борн, тогда это узнают все. Отбросив мысли, спросила:

– Артур, Вик не ночевал дома. Я волнуюсь, ты не знаешь где он? – Арт зевнул в ответ.

– Рит, мы вчера поздно закончили, а он остался ещё поработать, наверно там и уснул. Я сам ещё сплю, так вчера умаялся.

– Если он тебе позвонит, набери мне, хорошо?

– Договорились сестрёнка.

Договорив, почувствовала снова тошноту. Побежала к унитазу. Слёзы градом. Лихорадит. Надо как-то добраться до аптеки, срочно нужен тест.

Встала у раковины, и посмотрела в зеркало. Лицо белое, глаза опухшие. Умылась, собрала волосы в пучок, и пошла ставить чайник. Надо хоть чая попить, сил совсем нет. Выпив чай, одела легенсы и набросила толстовку.

Пока дошла до аптеки, мне стало полегче. Наверно свежий воздух, так хорошо повлиял.

– Девушка, дайте мне тест на беременность.

– Вам какой? – она выложила на стойку четыре штуки.

– Давайте все эти, – надо быть уверенной в точном результате.

– Тогда возьмите ещё баночку, раз сразу на всех проверять будете.

Придя домой, пошла в туалет. Почитала инструкцию. Пописала в баночку, и поочередно опустила тесты, выложив их на стиральную машинку. На каждом начала высвечиваться одна яркая полоска, я выдохнула с облегчением. Но время окончания теста ещё не прошло. Последний раз, когда Вик закончил в меня, был во время месячных, неужели во мне уже так долго живёт жизнь. В голове было столько мыслей. Если беременна, буду ли я рада. Да буду, ребёнок – это счастье. Тем более, когда так сильно любишь его отца. На лице появилась улыбка. Ну а если не беременна, надо быть осторожней впредь, мне надо сначала отучиться, а малыш будет, только позже.

Время подошло, и я начала присматриваться. На трёх виднелась бледная вторая полоска. На четвёртом была намного ярче. Я села на унитаз, и заплакала. Я беременна. Улыбалась, и плакала. Мне страшно. Я скоро стану мамой. Вик, как ему сказать? Обрадуется ли? Конечно. Мы ведь любим друг друга, а это плод нашей любви. Наша частичка. Дочка. Алиса. Не могу поверить. Я, как и мама рожу рано. Она одна справилась. А нас двое. Мы вместе сможем всё, наш ребёнок познает любовь обоих родителей. Надо собираться на студию, думаю Вик там.

– Дочка, давай обрадуем папочку, – я улыбнулась, положив руку на живот.

Одела лёгкие белые брюки, и в тон белый жилет на поясе. Шпильки в сторону, теперь только небольшой каблучок. Волосы оставила распущенными, подкрасила глаза тушью, и нанесла немного блеска. Если вдруг по дороге стошнит, хоть лицо не поплывёт. Но сначала надо забежать в детский магазин, купить розовые пинетки. Эту новость надо преподнести красиво.

В магазине столько всего, глаза разбегались. Скоро нам всё это понадобится. Ползунки, памперсы, ванночка, горшок. Мне на глаза попалось боди серого цвета, с розовой юбочкой из нежного фатина. Улыбка озарила лицо. Какая прелесть. Это обязательно надо взять. От одного взгляда на это чудо, сразу хочется малыша. Подошла к пинеткам, и выбрала по цвету к боди. Пушистые, со смешными мордашками розово-серых тонов. В разделе с подарками, взяла пакетик белого цвета. На кассе мне пробили все покупки. Я сразу сложила вещички в пакет, и вышла. Мне так легко и хорошо, лицо сияет счастьем. Я стану мамой. Любимый жди меня, я иду.

На телефон поступило оповещение. Наверно Вик. Кое-как отыскав его в сумочке, посмотрела на экран. Номер неизвестен. Открыла сообщение, а там видео. Включила, и встала в ступор. Улыбка испарилась, слёзы понеслись по моим щекам. В тело будто попала сотня пуль, пропитанных ядом. Они отравляли меня. Тело жгло и горело. Нескончаемый поток слёз пытался потушить пожар. Голова закружилась, и пакетик вылетел из рук. Я упала на колени, не отрывая взгляда от экрана. Стоны, резали слух. Мой любимый. Мой мальчик с остервенением врезался в податливое тело Марисы, которая лежала на столе студии с широко расставленными ногами. Ещё сообщение. Снова видео. Мариса лежит грудью на столе, а Вик входит в неё сзади. Вновь сообщение. Видео. Мариса заглатывает член Вика, а он стонет от удовольствия, безжалостно натягивая её.

Сигнал. Сообщение: Ты взяла моё, а я отобрала твоё.

Господи. Вик. За что? Как ты мог? Ты предал нас. Ты предал нашего ребёнка. Ты клялся в любви, говорил о семье, и так просто променял меня на другую. Ты стал для меня самым родным, и лучшим, а я для тебя только очередной дурочкой, поверившей в то, что ты мог измениться. Его довольное лицо, навсегда останется в моей памяти, как самый страшный кошмар. День, когда мы должны были назвать одним из самых счастливых, ты обмарал и испачкал грязью предательства и неверности. Тело окутал холод. Живот свело сильным спазмом. Моё сознание уплывало вместе с жизнью, появившейся во мне. Между бёдер стало влажно. Колени уже не держали. Мне нужна помощь. Я нажала на последний исходящий вызов.

– Рита, что случилось?

– Помоги, – и подняла руку вверх. Тело не слушалось, и я упала, врываясь во тьму. Мне холодно. Я ничего не чувствую.

Глава 40

Виктор

– Просыпайся сука, – я поднял голову, не понимая, что происходит. Удар. Я упал со стула, приложившись затылком. Ничего не пойму, голова болит. Алкоголь ещё в крови. Удар по почкам. Блять. – Вставай мразь.

Открываю глаза, и натыкаюсь на взъерошенного Артура. Кулаки сжаты. Взгляд отдаёт болью. Волна ненависти, исходящая от него, отрезвляет.

– Ты охуел? Ты что творишь? – попытался подняться я.

– Тварь, если она умрёт, тебе не жить. Мразь, – схватил меня за грудки. – За что ты так с ней?

– Ты о ком? О Марисе? – Артур ещё больше покраснел от злости.

– Только она тебя волнует? А на ту, которую ты предал, тебе плевать? – удар головой. Из носа полилась кровь, и я засмеялся. Ах, он про эту шалаву.

– Эта сука спит с твоим отцом, – сплюнул, и вытер рот.

– Ты опять про Марису, урод. Я про Риту говорю.

– И я про Риту. Эта тварь меня предала. Я знаю, что она крутит с Вадимом, – Артур издал рык. – Да и ты наверно в этом участвуешь. Я видел ваши фотки. Ну как ты сзади или спереди?

– Мудак! Какой же ты мудак! – тяжело вздохнул Арт. – Вадим отец Риты. Она моя сестра, – проорал он. На меня будто вылили ушат ледяной воды.

– Как дочь? – тихо произнёс я, не понимая, как такое может быть.

– Вот так мразь, – поднял меня, и схватил за шею. – Ты хоть знаешь, что Рита была беременна? И сейчас находится в тяжёлом состоянии, – беременна? Была. Ребёнок, у меня был ребёнок? Она потеряла его? Я махнул головой, принимая реальность. На глазах появились слёзы. Что же я натворил. Я сам себя готов удавить. Какая я мразь. Предал любовь всей моей жизни, лишив нас счастья и ребёнка. Нашего ребёнка.

Лис и Борн вбежали в студию, и схватили Артура.

– Я видел видео, как ты трахаешь Марису. Эта сука послала его Рите, когда та выбирала для вашего малыша одежду, – его слова разрывали остатки моего гнилого сердца. – Пустите меня. Я убью его, – Артур пытался освободиться. Я встал, и направился к выходу. Я должен увидеть её. – Беги сука, – орал Арт. – Он уже едет. Тебе не жить. Он не пощадит тебя за дочь. Мариса уже пущена по кругу бойцами отца. Твоя очередь.

Я вышел, не понимая, что мне делать. Где она? В какой больнице? Поискал в интернете куда позвонить, чтобы узнать всю информацию. Через пятнадцать минут я уже направлялся по нужному адресу. Таксист протянул мне влажные салфетки, чтобы я привел себя в порядок. В голове творился хаос. Что я ей скажу? Она никогда меня не простит. Корю себя всеми похабными словами. Я всё испортил. Сломал. Растоптал. Послушал эту Марису. Надо было ехать домой. Признаться. Попросить прощение. Может и не простила бы, но лучше узнала от меня, чем увидела собственными глазами. Я ведь знал, что ей плохо, надо было догадаться, что она беременна. Но видимо, я такая тварь, что вместо того чтобы поехать к приболевшей Рите, трахал эту шмару. Вцепился руками в голову, оттягивая волосы, чтобы стало ещё больнее. Я впервые плакал. Оплакивая то, что потерял. Бедная моя девочка, что же я сделал с нами. С нашим ребёнком.

Мы подъехали. Я расплатился, и вышел. У входа в больницу стоял Кирилл, и курил. А он тут какого хуя? При виде меня, у него появился звериный оскал. Я прошёл мимо него, но Кирилл схватил меня за футболку, и ударил по лицу. Бей, наказывай. Я даже не буду сопротивляться. Я всё заслужил.

– Тварь, сука, ублюдок. Ненавижу. Я чуть не потерял её из-за тебя, – орал Кирилл, осыпая лицо ударами.

– Она моя, и всегда была моей, ты лишь эпизод. Я налажал, но попытаюсь всё исправить, – я отвёл взгляд, зная, что на самом деле потерял её навсегда.

– Тварь. Она никогда, слышишь, никогда тебя не простит. А я буду с ней всегда, чтобы не произошло. Только она мне нужна. Рита готова была всё ради тебя бросить: начать жизнь в новом городе, оставить мать, учёбу. А ты сука ничего не оценил. – удар. – Я всё сделаю, чтобы она была со мной. А тебя больше нет в её жизни. Ты всё просрал. Убить тебя мало. Всю жизнь будешь мучиться, что убил любовь, и своего ребёнка. Пошёл на хуй отсюда, – Кир поднял меня, и оттолкнул.

 

Я опустошён. Осталась только оболочка, которая держала меня.

– Скажи одно. Она в сознании? Рита будет жить? – мне важно было это знать, если да, тогда я уйду. На мне теперь много грехов. Но если, и её не станет, то и мне жизнь не нужна.

– Да, – более спокойно ответил он. – Убирайся отсюда, и никогда больше не появляйся в её жизни, – я кивнул головой.

На шатающихся ногах развернулся, и пошёл. Не оглядываясь. Ушёл в ту жизнь, где не будет её звонкого смеха, искренней улыбки, романтических вечеров, жарких поцелуев, сладкого тела. Туда где не будет её. И нашей дочери.

Эпилог

20 лет спустя

Виктор

Пролюбив всю жизнь одну женщину, которую потерял по глупости, упустил свой шанс на счастье.

Я женился на Кате. Через два года после рождения Лёшки, Лиса не стало. Катя тяжело переживала этот момент, и я всеми силами поддерживал её. Мы оба оплакивали наших любимых. Единственной радостью, был их сын и мой крестник. Он-то нас и сблизил. Мы всё свободное время проводили вместе. Я помогал с ребёнком, оплакивая своего. Через полгода у Кати было день рождения. Мы с ней выпили бутылку вина, тихо отпраздновав. Это и привело нас в спальню. После той ночи, я остался с ней навсегда. Я вырастил Лёшку, как своего. Катя предлагала, завести ещё детей. Но сына и неродившейся дочери мне было достаточно. Катя хорошая жена, но также, как и моё сердце, которое я очень давно отдал черноволосой красавице, её занято моим другом.

Кирилл расширил свой бизнес, и теперь является одним из главных застройщиков страны. Я часто вижу его в газетах или в новостях. Много пишут про их семью. Рита всегда выглядит прекрасно. У них трое детей. Дочь и два сына.

Мне больно видеть их вместе, но я всё равно читаю эти статьи. В наказание. Не соверши я тогда ошибку, Рита была бы моей, а её дети – наши. Я надеюсь, что она нашла счастье с ним, и не вспоминает обо мне. Хотя наши сердца тянутся друг к другу. Я это чувствую. Скучаю. Тоскую. Притяжение настолько сильное, что ощущается через расстояние. Как она живёт с этим? Игнорирует?

Я не оценил её жертв, она готова была ради меня на всё. А мне было плевать. Я затоптал, запятнал любовь, оставив шрам на её сердце в виде нашего неродившегося ребёнка, которого я убил. Девочка, я уверен это была дочка, наша Алиса. Самое красивое имя, которым я мечтал её назвать. Она навсегда в моём сердце.

Прости меня, любимая. Прости. Мне никогда не загладить вину, и не вымолить прощения за предательство и дочь. Пусть он любит, и ценит тебя, а он любит не меньше чем я. Кирилл смог вернуть, и удержать тебя своей любовью. Не отступил. Сделал всё, чтобы ты снова была с ним. Я ему завидую. Он смог, а я нет.

Пусть ты не со мной, но все эти годы что мы не вместе, не изменят того, что ты моя.

С первого вздоха.

С первого взгляда.

С первого касания.

С первого поцелуя.

С первого раза…

Кирилл

Жалел ли я когда-нибудь, что не отпустил Риту, снова её завоевав. Нет. Она самая лучшая женщина на свете, любящая жена и заботливая мать. Я в ней не ошибся. А то что случилось двадцать лет назад, я сваливаю на совсем юный возраст Риты. Для меня это стало, самым большим уроком в жизни. Я не совершал ошибок, из-за которых мог потерять её. Всегда дорожил, и дорожу нашими отношениями. Моя семья, самое главное на свете.

Пусть изначально она была со мной, любя другого мужчину. Мне было тяжело знать, что её сердце занято другим, но я ждал и надеялся, что она обязательно полюбит. Так и случилось. Она впустила меня в своё сердце, доверила самое дорогое что у неё было. Дочь.

Я никогда не воспринимал её как чужого ребёнка. Она моя девочка. Дочка. Её родила моя любимая женщина. А я для неё самый лучший папа на свете. Только ко мне она бежала, когда падала и ударялась, чтобы я поцеловал её бобо. Только ко мне она шла, когда в школе были проблемы, или кто-то её обижал. Её любимый отец, может решить все проблемы. Моя девочка – самая родная, но ничуть не похожая на меня. Ни своим необузданным характером, ни внешностью. Если Данила и Илья, мои мини-копии во всём, то Алёнка вылитая он.

У нас всё хорошо. Мой бизнес расширился. Но я, как и прежде, ставлю семью на первое место. Рита посвятила себя семье и нашим детям. Она закончила МГУ, но работать не стала. Для неё самоё главное – это мы.

Рита

Много лет назад, я приняла правильное решение. Согласилась стать женой Кирилла. Я не хотела, чтобы у моего ребёнка не было отца. Я долго сопротивлялась, потому что в моём сердце был тот, который променял мою любовь на пятиминутное удовольствие. Ведь рана ещё не затянулась, но я старалась об этом не думать. Мне нельзя было переживать, и волноваться. Я практически всю беременность провела в больнице. Ещё до того, как я узнала о предательстве Вика, мой организм начал отторгать плод. А удар, который он нанёс, только усугубил ситуацию. Врачи разводили руками, и не оставляли шансов на спасение ребёнка. Вмешался отец, и у врачей просто не было выхода. Они должны были совершить чудо, чтобы его внучка осталась жива. Так и случилось.

Меня поддерживала вся семья, и Кирилл. Он приходил каждый день. Сначала я не могла смотреть на него. Мне было противно видеть в его глазах жалость. Я думаю он это понял, и поменял тактику. Пошёл напролом. Приносил мне книги для будущих мам, читал их вместе со мной, и мы могли долго обсуждать, периоды беременности, или как заботиться о малыше в первое время. Выбирал вместе со мной детскую мебель и игрушки, по интернету. Кирилл скрашивал все мои дни, вызывая улыбку. Заботился обо мне. Он сразу стал называть моего ребёнка – нашим, клал руку на живот, и общался с ним, а я молча плакала. Представляя другого человека на его месте, который больше не объявлялся в моей жизни, вычеркнув меня. Я знаю, что он приходил один раз. В первый день. Кирилл мне всё рассказал. Но после я оказалась ему не нужна, да и я видеть его больше не хотела. Когда я была на шестом месяце беременности, уже немного успокоилась. Взвесила все за и против, и решила принять предложение Кирилла. Мы сблизились, и я верила, что у нас могло что-то получиться. Тогда я поняла одно, что меня должны любить сильнее, чем я люблю. Мы отпросились у врача на два дня, и сыграли скромную свадьбу, во дворе дома, который принадлежал Кириллу. Арка была украшена цветами, а с неба падал пушистый снег. Из гостей только наши родные. Всё прошло тихо, мы немного посидели за столом, и все разъехались. Нам предстояла первая брачная ночь, в которую я разревелась, и призналась, что до сих пор люблю другого мужчину. Сколько боли я увидела в глазах Кирилла, я никогда этого не забуду. Но он ласково улыбнулся, и сказал:

– Ты полюбишь меня. Обязательно полюбишь.

Так и случилось. Он сделал всё чтобы я полюбила его. Он доказывал свою любовь действиями, а не только словами. Для меня он стал надёжной опорой, и человеком, которому я доверяю больше чем себе. Он мой любимый муж, лучший друг, и превосходный любовник. Кирилл стал самым лучшим отцом для моей дочери. Нашей дочери. Я подарила ему ещё двоих сыновей. У нас всё хорошо. Мы счастливы.

Что касается Вика, любовь к нему, я заперла на сто замков в своём сердце. И даже смотря на его точную копию, вижу только нашу дочь с Кириллом, а не его. Я простила, и отпустила. Потому что не случись его измены тогда, он бы всё равно сделал это позже. И мы могли бы не воссоединиться с Кириллом. Я бы не познала женского счастья. Значит всё должно было быть так, как произошло.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru