Служанка ведьмака, или Не хочу быть Золушкой

Светлана Казакова
Служанка ведьмака, или Не хочу быть Золушкой

ГЛАВА 1

– Верити! – доносился до меня чей-то настойчивый голос, побулькивающий, точно варево в кастрюльке. Я, не открывая глаза, лениво от него отмахнулась, но тот никак не желал от меня отставать. – Верити! Просыпайся, засоня! Верка, а ну вставай, кому сказано!

– Да что ж такое! – вскинулась я. Распахнула глаза и всё мигом вспомнила. Для этого достаточно было увидеть того, кто так сердито меня будил.

Надо мной парила фея. Ну как фея… При взгляде на подобное существо это слово пришло бы на ум последним. Скорее она напоминала болотную кикимору, какими их рисуют в детских книжках. Сморщенная, зеленокожая, облачённая в какие-то пёстрые тряпки, а волосы – ну с виду как настоящие водоросли. И имя подходящее – Рясинта. Однако ещё в нашу – поверьте, незабываемую – первую встречу она заявила, что является именно феей и никем иным. Я и не спорила. Что ж поделаешь? Какой мир, такие и феи.

А мир этот был для меня чужим, вот только, если верить той же Рясинте, обратного хода в свой у меня уже не было.

Тот день начинался как самый обыкновенный, один из множества. Я привычно собиралась на работу. Каблук немного шатался, и я решила, что после трудового дня загляну в магазин и побалую себя новыми итальянскими сапожками моей мечты, давно на них в витрине поглядывала. Середина ноября – ещё не совсем преддверие Нового года, но кто сказал, что делать себе любимой подарки надо только по праздникам? «А сегодня прохожу ещё немножко в старых», – так я решила, захлопывая дверь квартиры, и, честное слово, никакое дурное предчувствие меня не преследовало, пока я шла я лифту, выходила из подъезда и шагала по слегка подмёрзшей дорожке к автобусной остановке.

День не задался. Начальник уехал в отпуск, и куча работы свалилась на меня. Я весь день не поднимала головы от компьютера, даже традиционное чаепитие с коллегами пропустила, а потом ещё и задержаться пришлось, так что покупку сапог решила перенести на завтра. Когда выходила из офиса, уже стемнело, было холодно и неуютно. Мне бы взять такси и переместиться с промозглой улицы прямиком в тёплый салон автомобиля, но я надумала зайти сначала в ближайший продуктовый магазинчик, а потом уже ехать домой. Это решение и стало роковой ошибкой. Но заранее я ничего подобного и предположить не могла, да и кто бы на моём месте предположил?..

Завернув за угол, я недовольно поморщилась – опять фонари не включены! Перегорели они, что ли? Или разбили их? Но скорее просто электроэнергию экономят таким образом. Ещё и скользко-то как, уф!

Несчастный каблук на сапогах не выдержал – хрустнул и сломался. У меня подкосилась нога, а другая наоборот поехала вперёд. Не удержавшись, я замахала руками и мгновение спустя рухнула прямо в распахнутый на моём пути зев колодца, который какой-то ротозей позабыл закрыть.

Ожидала жуткой боли и поломанных, а не просто вывихнутых ног, но падение закончилось чем-то мягким, воздушным и… пуховым. Периной? Я ещё не успела прийти в себя и осознать, что произошло, как передо мной появилась Рясинта.

Такой была наша первая встреча с феей, которая перенесла меня в другой мир.

Когда она заставила меня подняться с перины, на которой я себя обнаружила, и подвела к старинному зеркалу в тяжёлой медной оправе, я увидела в отражении… не совсем себя. Нет, лицо оказалось моё, вот только моложе лет эдак на пять, если не больше, и гораздо смуглее, как будто о солнцезащитном креме здесь и слыхом не слыхивали. И глаза мои – карие. И рост мой – высокий, модельно-баскетбольный, и фигура та же. Но заплетённые в две толстые косы волосы были значительно длиннее моих собственных, да и краски явно не знали, а ведь я экспериментировала с их цветом ещё со школьных лет, несмотря на мамино ворчание по этому поводу. Руки тоже вроде бы мои, но как чужие. Без маникюра, кожа обветренная, грубоватая, а я-то без тюбика крема для рук из дома не выходила, особенно в это время года.

– Что всё это значит? – спросила я, поднося ладони к лицу. На нём кожа была нежнее, но тоже явно нуждалась в должном уходе. – Кто это?

– Верити Розверт, дочка лесничего, сирота, – ответила повисшая над моим плечом Рясинта. За тощими плечами феи трепыхались её крылышки, такие же, зелёные, как волосы и кожа моей новой знакомой, которую я на тот момент воспринимала скорее собственной причудливой галлюцинацией, чем кем-то живым и реальным. – Есть мачеха, у которой две дочери, и они все трое очень вредные особы.

– Где-то я это уже слышала… – пробормотала я, опуская руки на подол довольно-таки унылого серого платья до пола, которое мне совсем не шло. – Тьфу ты! Да это же Золушка, точно! Я лежу в бреду и моё подсознание показывает мне сказку про Золушку! Нет бы китайскую историческую дораму показать, я как раз вчера вечером серию не досмотрела…

– Ууууу, как всё запущено… – качнула головой фея. – Придётся исправлять ситуацию. А то ведь хозяин скоро вернётся и лучше ему про тебя правду не знать. Для тебя лучше, имею в виду, не для хозяина. Ему-то что, испепелит и забудет.

– К… кого испепелит? – заикнувшись, спросила я.

– Тебя, кого же ещё, – невозмутимо отозвалась Рясинта и щёлкнула пальцами.

После этого её жеста меня как будто окутал туман. Сонный такой, уютный. Сразу так тихо и мирно на душе стало. Ну, подумаешь, Золушка. Подумаешь, чужое тело. Что я, фэнтези что ли не читала? Сама же ведь иногда думала что-то вроде «свалить бы куда-нибудь от этого сломанного лифта и паршивой погоды, от работы, где я тружусь как бессмертный пони, чтобы накопить на машину, а заодно от неудавшейся личной жизни, провалиться в кроличью нору и оказаться совсем в другом месте».

Вот, можно считать, моё желание и сбылось.

– Что ты со мной сделала? – спросила я у феи, когда осознала, что состояние у меня какое-то странное. Расслабленное слишком. Точно после транквилизатора.

– Успокоила, что ж ещё-то. Что, перестаралась? – склонила голову набок фея. – Ну, зато ты больше не болтаешь невесть что и готова слушать.

– Что слушать?

– Не что, а кого! Меня, мудрейшую фею Рясинту! Так вот, про хозяина. Ему нельзя знать о тебе правду, потому что он не абы кто, а настоящий ведьмак. Истребляет нечисть, а люди ему за это платят.

– Чеканной монетой*? – осведомилась я, что-то припоминая.

– По-всякому бывает, – пожала плечами собеседница. – Не в этом дело. Тебя, то есть Верити, конечно, ему продали.

– Как продали? – вскинулась я. Испуг пробился даже сквозь отупляющую магию, которой меня шарахнула фея. У них тут что, работорговля практикуется?

– Очень просто, в услужение. Мачеха продала. По своей-то воле девушки к нему работать не шли, боялись очень, а я, знаешь ли, работу по дому делать не могу, – добавила Рясинта.

– Потому что у тебя лапки?

– Потому что я фея! Ещё не хватало, чтобы урождённые феи камины чистили да закопчённые горшки оттирали! А Верити Розверт пока под мачехиной опекой, так что она и слова против сказать не могла, когда та её продавала.

– Выходит, теперь я… то есть эта Верити – собственность твоего хозяина? – уточнила хмуро.

– Ну, как сказать… Не совсем собственность, но, покуда не отработает деньги, которые он её мачехе выдал, не сможет от него уйти. Они и договор подписали…

– И всё же она нашла способ от него сбежать? – прищурилась я.

– Не она, а я! – гордо заявила Рясинта. – Я это придумала – подменить бедолажку её двойником из другого мира. К тому же один из предков Верити Розверт когда-то оказал мне услугу, так что я не могла отказать и исполнила её желание.

– Какое желание?

– Стать независимой! Чтобы никто не мог ни продать, ни купить, ни замуж выдать, чтобы сама себе хозяйка и вольна выбирать! А ты как раз в таком мире жила, где для женщин это не зазорно, а в порядке вещей. Странный мир, как по мне. Но раз девочка захотела, я её туда и отправила.

– Так, получается, сейчас Верити в моём теле, а я вот тут… вот… – пробормотала, не зная, что надеюсь услышать в ответ. Если это не так, то я что же, мертва? По коже пробежал морозный холодок, несмотря на то, что в комнате, где мы находились, ярко горел большой камин, потрескивая толстыми поленьями.

– Правильно понимаешь! – закивала фея. – Она в твоём мире и теле, а ты в её. Я поменяла вас местами.

– Но зачем?!

– Объяснила же – потому что бедняжка этого захотела! У неё и так в жизни счастья не было! Может, хоть там обретёт!

– А на моё счастье, значит, плевать?! – возмутилась я. – Я теперь, выходит, вместо неё должна прислуживать этому твоему… ведьмаку? И ещё трястись от страха, что он узнает правду и меня испепелит?

– Эээээ, милая… – протянула Рясинта, тряхнув зелёной паклей волос. – Будь ты в самом деле так сильно привязана к своему миру, мне бы не удалось твою душу из него выдернуть. На такое даже моей магии бы не хватило. Но ты поддалась. Потому что уже не слишком-то держалась ни за свою привычную жизнь, ни за людей, что тебя окружали.

– Это просто хроническая усталость! Я бы купила себе новые сапоги и шоколадно-вишнёвый тортик, а после сдачи квартального отчёта съездила бы в отпуск, может, даже в санаторий… Но погоди – я же сверзилась в колодец! Значит, это Верити упала вместо меня? Очень ты ей помогла своей магией!

– А вот и нет! Никуда она не упала! Её удержал мужчина… да, высокий такой, сильный. Подхватил и не дал упасть. И сказал, что хочет как-нибудь пригласить её на ужин, но я предупредила девочку, чтобы была осторожнее – там ей не тут!

– А работать она за меня как будет? По-быстрому окончит бухгалтерские курсы? – фыркнула я. – Я у себя золотых запасов не держу, а деньги на машину лежат на банковском счёте.

– Верити Розверт – замечательная мастерица, – похвалила моего двойника фея, как опытная сваха свою протеже. – Она шьёт, вяжет, плетёт кружева и вышивает так, как у вас никто не умеет. Здесь у нас, конечно, таких хватает, девиц сызмальства этому учат, а вот у вас уже редкость. Этим и заработает. Не пропадёт, я чую.

 

– Чует она… А мне как быть? Хочу обратно в мой мир!

– Не могу я тебя туда воротить, – развела ладошками Рясинта. – Привыкай к этому миру. Не так уж тут и плохо, знаешь ли, выжить можно.

– А если ведьмак догадается, кто я, мне хана! Скажет, что я какой-нибудь демон, который завладел чужим телом, так? Вот и всё выживание!

– Так ты, милочка, постарайся, чтобы не догадался.

– Как? Я же ничего об этом мире не знаю! Он вернётся, увидит, что я непохожа на настоящую Верити, и тогда…

– Да он её и видел-то всего пару раз! – махнула рукой фея. Удивительно пофигистичное создание всё-таки. – Почти сразу, как она в его доме появилась, уехал по делам. Нечисть в одной из деревень разбушевалась. Излом года скоро, вот они и лезут к теплу…

– Излом года? – переспросила я. – А ты, наверное, имеешь в виду Новый год. И у нас он тоже… скоро…

Мне представились наряженные улицы в огоньках, заводная музыка в кафе и горячий капучино с рисунком в виде снежинки из молочной пены. Что там эта Верити Розверт в моём теле наворотит, небось, и ёлку-то не нарядит. Глаза подозрительно увлажнились, и я шмыгнула носом. Но тут же решительно вскинула голову. Рано сдаваться и нюнить, Верка, я ещё посмотрю на этого ведьмака, которого все боятся, и не позволю ему себя испепелить. Мы, Крыловы, никогда не сдаёмся, как говаривал мой дедушка, светлая ему память. А пока надо воспользоваться отсутствием хозяина дома и побольше разузнать у Рясинты о мире, в который она меня своей фейской магией затащила.

* Отсылка к песне из сериала «Ведьмак».

ГЛАВА 2

Попадалово моё приключилось около недели назад, и всё это время в ожидании приезда ведьмака фея меня просвещала и готовила к новой жизни в теле Верити Розверт. А ещё не давала спать. Вот как сейчас, например.

– Поднимайся уже, лентяйка, там твои мачеха с сёстрами заявились! – выпалила она сердито, размахивая крыльями.

– Какая ещё мачеха, нет у меня никакой… – пробормотала я. – Стоп, кто? Мачеха Верити?

– Ну разумеется, кто же ещё!

– Та, которая её продала?

– Она самая! – закивала Рясинта.

– Но она же сразу поймёт, что я не её падчерица!

– А ты притворись!

Ишь какая умная, притворись. Я ей что, профессиональная актриса? К тому же никаких тёплых чувств я к этой зловредной особе-мачехе не питала, мне уже заранее хотелось высказать ей пару ласковых за всё хорошее. В частности за того, что не погнушалась продать Верити ведьмаку в служанки. А ведь той наверняка отец оставил какое-нибудь наследство, которое эта наглая тётка с её дочками явно себе заграбастали.

– Иди встречай гостей! – напутствовала меня фея, махнула рукой и… исчезла. Буквально растворилась в воздухе. Это что же получается, она меня одну на амбразуру бросает?

Разозлившись, я поднялась с кровати, схватилась за спину, ноющую после вчерашней неудавшейся попытки почистить камин, и так, охая, как дряхлая старуха, пошагала к входной двери. Теперь и я слышала, как яростно в неё стучат. Будь там дверной колокольчик, как в мультфильме про Винни-Пуха, уже давно оторвали бы его напрочь.

Я представляла мачеху прежней обладательницы тела похожей сразу на всех мачех Золушек из кино, но та ничем их не напоминала. Она оказалась совсем другой и с виду даже не сказать, чтобы неприятной. Пухлая фигура в распахнутом отороченном мехом пальто и чёрном вдовьем платье, которое несколько её стройнило, круглые щёки, светло-голубые глаза и пшеничные локоны, выбившиеся из-под капора. Что ж, зато ничего удивительного в том, что на ней женился лесничий, отец Верити Розверт. Такой особе ничего не стоило прикинуться беспомощной и беззащитной, чтобы любому мужчине захотелось её оберегать и заботиться.

А я вот никогда не умела так…

Дочки представляли собой юные копии матери. На них одежды были яркие, явно дорогие и очень отличавшиеся от скудного гардероба бедняги Верити, который я уже успела изучить и перемерить. Эта девушка и в самом деле хорошо умела шить, вот только денег на новые ткани ей, похоже, не выдавали или же делали это крайне редко, когда платья уже становились совершенно изношенными. Зато на нарядах для своих дочурок мачеха, похоже, не экономила. Они и украшения на себе таскали, причём довольно-таки крупные.

– Ну наконец-то открыла! Долго ты будешь нас на пороге держать? Холодно же! – визгливым голосом выпалила госпожа Розверт.

На дворе и в самом деле было прохладно, даже снежок ночью выпал. Зато у Верити не имелось на такую погоду даже подходящего головного убора. Один-единственный тонкий плащик и шерстяной платок, по краям поеденный молью, – вот и всё, что я у неё нашла на зиму.

– А вы зачем пришли? – спросила я. Очень сомневалась, что просто навестить. У мачехи явно имелись какие-то другие причины для их появления на пороге дома, в который она отправила несчастную Верити.

– Сначала пусти – потом спрашивай!

Я неохотно отошла в сторону. Войдя в тепло дома, незваные гостьи сбросили верхнюю одежду и сами пригласили себя в большую комнату, которую в моём мире назвали бы, пожалуй, смесью гостиной и столовой. Тут был самый большой камин во всём доме, ковёр на полу и круглый стол со стульями, а на стенах картины в рамках – пара неплохих морских пейзажей, которыми, по словам Рясинты, расплатился с ведьмаком за услуги один проезжий художник.

– Вот что, Верити, – начала госпожа Розверт, усевшись за стол, – мы одна семья. Всё, что я делала, для твоей же пользы.

Угу, и продала тоже.

– Ты меня ещё когда-нибудь благодарить будешь. Ну посмотри на себя – кто на тебе женится? Разве такой должна быть девушка? Девушка должна быть пышная, сдобная, румяная, как булочка! Вон, как Айта и Тайра, – кивнула на своих упитанных дочерей мачеха. – Только такие и возбуждают мужской аппетит! А тощие воблы, как ты… – презрительно махнула она рукой. – Ещё и темноволосая. Не повезло тебе с внешностью, сама понимаешь, так что одна надежда на добрый нрав, но и тут… – поджала губы стервоза.

Мда. Об этом мне фея рассказать позабыла. Стандарты красоты в здешних краях значительно отличались от принятых в моём мире. Нет, там при взгляде на меня мужчины, конечно, не падали от восторга, но комплименты я слышала нередко. Однажды даже получила приглашение поработать в качестве модели, но тогда как раз училась в университете и сдавала сложную сессию, потому на подиум так и не вышла.

Теперь я ещё сильнее понимала тоску Верити по иной жизни. Мало того, что осталась круглой сиротой под опекой этой змеи, так ещё и уродилась высокой худощавой шатенкой, а не блондинкой-пухляшкой. Тут поневоле взвоешь и пожелаешь куда-нибудь исчезнуть.

– К чему вы клоните? – склонила голову я. Рясинта сказала притворяться, но я всё сильнее чувствовала себя героиней старого индийского фильма «Зита и Гита». Язык так и чесался высказать мачехе всё, что я о ней думала.

– Раз ты всё равно не выйдешь замуж, то и приданое тебе не нужно! – опередила мамашу одна из её дочек, то ли Айта, то ли Тайра. – А нам с сестрой оно ещё как надобно! Мы-то в отличие от тебя выглядим как надо и супругам угодить сумеем!

После этих слов наступила немая сцена. У меня, кажется, даже челюсть слегка отвисла. Как современный человек я считала, что уже давно не удивляюсь пределам человеческой наглости, ан нет, оказалось, что рановато так решила.

То есть мало того, что эти трое загнобили, а потом и вовсе продали Верити, так они теперь ещё хотят её приданое оттяпать? И так запросто пришли об этом поговорить? На что они рассчитывали, интересно, неужели на полное и безоговорочное согласие?

– Твой отец, мой покойный муж, да упокоят Хранители его душу, относился к моим дочерям как к своим собственным! – картинно вздохнула мачеха. – И обещал – клятвенно обещал! – позаботиться об их будущем. Дать приданое, подыскать мужей, обеспечить, чтобы ни в чём не нуждались. Их родной папаша-то вконец проигрался! С долгами нас оставил!

– Сочувствую, – неискренне хмыкнула я. – Но сейчас-то вы, кажется, неплохо устроились. А что касается приданого…

– Да, что касается приданого! – подалась вперёд жадная тётка. – Отец твой не успел написать завещание. Иначе бы упомянул там и Айту, и Тайру, даже не сомневайся! И мужей им найти не успел. Но это даже к лучшему – вызнала я, что в графском замке готовится бал по случаю Излома года. И приедут туда знатные гости из самой столицы. Даже принц, говорят, будет!

– Аж целый принц? – отозвалась я, но собеседница, похоже, не почувствовала за моими словами сарказма и энергично закивала.

– Вот именно, сам принц! А он ещё не женат и даже не обручён! Вдруг ему приглянется одна из моих дочурок? Или если не ему, так одному из придворных. Может, герцогу какому-нибудь. Как же – такой шанс да без приданого? Граф нас всех троих на бал пригласит, даже не сомневайся!

Я невольно скосила взгляд на ноги мачехиных дочек. Тёплая войлочная обувь с трудом позволяла угадать размер, но, несмотря на невысокий рост, тот был явно не миниатюрным. Тяжело же им будет хрустальную туфельку примерять…

Стоп, какая туфелька? Если история Верити в чём-то напоминает сказку про Золушку, ещё не факт, что и дальше всё будет так же. Хотя бал – это ведь тоже оттуда. Вот только ведьмаков там определённо не было, ни в одной версии. Ведьмак – это вообще из другой оперы.

– У принца, его придворных и прочих герцогов наверняка и без того большой выбор невест, – заметила я.

– Это они так думают, пока Айту и Тайру не увидели! – парировала госпожа Розверт и вернулась к теме приданого. – Завещания нет, но кое-что мой покойный супруг таки успел скопить за жизнь. Всё же лесничим был, не последним человеком в графстве. Не золото, конечно, но серебро в сундуке имеется. А ещё украшения его покойной матери… и первой жены.

Меня едва ли не перекосило. Она так спокойно об этом говорила! Планировала присвоить украшения бабушки и родной матери Верити, её наследство! А у бедняжки даже нарядного платья в гардеробе нет! Конечно, её-то на бал брать не собираются!

– Но господин Кроули, нотариус, говорит, что без твоего официального отказа мне нельзя сделать всё это приданым моих дочерей. Крючкотвор несчастный! – пожаловалась мачеха. – Ещё и пригрозил, что по новому закону за такое наказание положено!

– Так, значит, вам надо, чтобы я отказалась от своего же имущества? – охрипшим голосом переспросила я.

– Ты ведь согласишься подписать бумагу, да? Мы твою доброту не забудем, не переживай! Когда Айта и Тайра выйдут замуж за богатых и знатных людей, они тебя щедро отблагодарят. Может, даже возьмут в свой дом. Будешь их деток воспитывать, своих-то всё равно не будет…

– Вон!

– Что? – вытаращила глаза нахалка.

– Вон! – повторила я и указала на дверь. Рука немного дрожала, но голос зазвучал твёрдо. – Убирайтесь отсюда немедленно, пока я не взяла вон ту метлу в углу и не выгнала вас с её помощью!

– Да как… Как ты смеешь?! – визгливо завопила мачеха, поднимаясь на ноги. – Уже забыла про розги, да? И про свою каморку на чердаке! Когда успела такой бесцеремонности понабраться?

– От вас научилась, – проговорила я, упирая руки в бока. – Уходите подобру-поздорову! А украшения моей бабушки и мамы я заберу, чтобы ни одно из них в ваши поганые руки не попало.

– Я пока ещё твоя опекунша! – топнула ногой вдова.

– Сейчас я живу в этом доме и нахожусь под покровительством его хозяина, – напомнила я. – Вы сами так захотели. Так что даже не надейтесь, что сможете лишить меня законного наследства.

– Думаешь, ведьмак тебя защитит? – прищурилась мачеха. – Как же, надейся! И я этого так не оставлю! Учти! Пойдёмте, девочки!

Когда за незваными гостьями яростно хлопнула дверь, передо мной материализовалась Рясинта.

– Плохо ты притворялась, – покачала головой она. – Настоящая Верити бы таких слов не сказала. Она бы ни за что не выставила их… вот так.

– Плевать! – буркнула я. – Пусть думают, что меня бешеная муха укусила! Нет, ну ты видела, как обнаглели?!

– Всегда такие были, – развела руками фея. – А теперь, может, состряпаешь что-нибудь? Что-то я проголодалась.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru