Между нами вечность

Светлана Казакова
Между нами вечность

Глава 5

Я напряглась, но пришлось подчиниться. Подойдя ближе, я увидела, как лирр Теннантхилл взял в руки небольшой металлический шар. Покатав его между ладонями, протянул этот предмет мне.

– Возьмите, лирра.

Я послушалась. Шарик оказался холодным и гладким. Я обхватила его пальцами и подняла взгляд на мужчину, ожидая дальнейших распоряжений.

– Сожмите его в ладонях, вот так, покрепче, и закройте глаза… Представьте себе… хм-м-м… Представьте себе зелёный луг. Вы сидите на лугу, над вашей головой светит солнце, поют птички…

Я невольно хихикнула. Всё это походило на какую-то медитацию. Вот сейчас он скажет что-то вроде: «Дышите ровно, полной грудью, сосредоточьтесь на дыхании…»

Но хозяин сказал другое:

– Будьте посерьёзнее, лирра Глория. Если станете веселиться, я буду вынужден прервать эту проверку и указать вам на дверь ещё раньше, чем вашим предшественницам. Представили луг?

– Да, – пробормотала я. Что там представлять-то? Луг как луг. Зелёная травка, над головой тучки. Стоп, наниматель ведь говорил, что там должно светить солнце, но вообразить его перед внутренним взором у меня почему-то не получалось.

– Откройте глаза и посмотрите на меня.

Открыла, посмотрела. Скосила взгляд на шарик и обнаружила, что тот совершенно не изменился. Даже не нагрелся в руках.

– Сведения не солгали – в вас действительно нет ни капли магии, Глория Лэйн.

Я изумлённо приоткрыла рот. Он сказал «магии»? Или мне это померещилось?

– Чему вы так удивляетесь? Уверен, для вас это не новость. Будь у вас магический дар, вы были бы куда более ценным экземпляром на рынке невест. А так – ни дара, ни приданого. Никакого полезного для мужа и будущих наследников капитала. Красота? Что ж, пожалуй, в этом вам нельзя отказать, но любой со мной согласится в том, что проще и выгоднее завести хорошенькую любовницу-простолюдинку, чем жену-аристократку только лишь по причине её красоты.

Я едва поборола порыв дать ему пощёчину, даже рука зачесалась, но вот слов, которые тут же сорвались с губ, сдержать уже не смогла.

– Да вы… Да как вы… Как вы можете быть таким циничным, таким бессердечным, таким… Я – не вещь, лирр Теннантхилл! Не экземпляр! Я живой человек! И мне неприятно… Мне оскорбительно слышать вот такие ваши рассуждения!

– Ну надо же, – приподнял бровь мужчина. – У лирры есть голос и гордость. Недолго же вы притворялись кроткой скромницей.

– А что, прежние ваши помощницы безропотно выслушивали… вот такие вещи?

– Они понимали, что я говорю правду, всего лишь. Но не могу сказать, что им это нравилось. Просто девушек в местных аристократических семьях учат глотать обиду, если те хотят неплохо устроить свою жизнь, а вам, видимо, эти уроки преподать забыли.

– Можете считать, что я её проглотила, если вам так больше нравится. Ведь развернуться и уйти я всё равно не могу, и вы это знаете, – добавила я, подумав, что незавидное положение лирры Глории Лэйн весьма напоминает моё собственное. Она тоже не могла похвастаться финансовым положением, тоже сирота, выросшая на попечении дяди и тёти, которым лишь бы сплавить её замуж. Я тоже через всё это проходила, с поправкой на реалии моего мира. Вот только я сумела сбежать на поиски лучшей жизни, а здесь, похоже, с женской эмансипацией всё ещё непросто, поэтому девушке пришлось покориться воле родственников и пойти устраиваться на работу к этому невыносимому типу, который скорее съест свой паспорт – или какие тут у них документы? – чем женится на одной из своих помощниц.

Любопытно, кстати, зачем они ему вообще нужны? И почему он не может нанять на эту должность мужчину? Было бы гораздо проще, и отбиваться от потенциальных невест бы не пришлось.

– Я готова работать, лирр Теннантхилл, – сказала я максимально сухо и деловито. – Но для начала позвольте вопрос? Для чего вы проверяли, есть ли во мне магия? – спросила я, протягивая ему так и лежавший в моих руках шар.

– Потому что, лирра Глория, для самого важного из моих исследований мне нужна девушка, родившаяся без дара. Там требуется сочетание двух энергий – мужской и женской, магической и лишённой даже тени магии. Поэтому эту работу мы с вами будем делать вместе. Кроме того, вам придётся выполнять обязанности моего секретаря. Сортировать бумаги, составлять библиотечные каталоги, и всё прочее.

– Вы занимаетесь наукой? – спросила я и тут же прикусила язык – наверняка настоящая Глория Лэйн должна была точно это знать, а не предполагать.

– Можно и так сказать.

– Что-то ещё от меня требуется?

– Быть поблизости, когда вы мне нужны, и не надоедать, когда не нужны. Не пытаться меня соблазнить, скомпрометировать и тому подобное. Были здесь до вас и такие хитроумные, что чуть ли не в постель ко мне залезали в чём мать родила. Не ругаться с моей прислугой. Не мешать моим гостям, когда таковые будут в доме. Благо это бывает не так уж и часто. А ещё, милая лирра, не пытайтесь выяснить, что именно не так с мужчинами моего рода.

– А с ними что-то не так? – выпалила я озадаченно. Мне тут же вспомнились слова служанки. Что-то там о про́клятом, которому и бесприданница сгодится, как наверняка считают родственники настоящей Глории, которые её сюда и спровадили.

Глава 6

Я поняла, что мне ой как не следовало этого говорить, и запоздало прикусила язык, но было уже поздно. Как говорится, слово не воробей. Я с испугом уставилась в лицо лирра Теннантхилла, которое мгновенно изменилось – как будто на и без того пасмурное небо набежала тёмная, как южная ночь, грозовая туча.

– П… простите, я… – сорвалось с моих губ, когда мужчина принялся неотвратимо надвигаться на меня. Я попятилась от него и упёрлась спиной в стену. Дальше отступать было некуда.

– Вы сейчас смеётесь надо мной, лирра Глория? – искривив губы в пугающей усмешке, осведомился хозяин. – Вам кажется это забавным? И сколько же сплетен вы слышали обо мне и моей семье?

– Я…

«Всего одну, и ту от вашей же служанки!» – хотелось выпалить мне, но я не могла этого сказать. Ведь настоящей Глории Лэйн наверняка было известно гораздо больше о своём будущем нанимателе, вся основная информация уж точно имелась в её полном распоряжении. А я даже полного имени его пока не знала…

– Простите меня, лирр Теннантхилл, – произнесла я, опуская глаза и комкая в повлажневших от волнения ладонях гладкую ткань платья. – Я не должна была задавать вам подобный вопрос… Язык мой – враг мой.

– Я это заметил, лирра, – сухо отозвался собеседник. – Что ж, частично я могу удовлетворить ваше любопытство. Да, мужчины моего рода в самом деле прокляты, но о том, в чём состоит суть проклятия, я говорить не хочу. Для меня это слишком личная… и непростая тема. Надеюсь, вам хватит деликатности не поднимать её больше.

– Вы сами её подняли, – напомнила я, но, заметив молнии в тёмном взгляде, с покаянным видом кивнула. – Да, лирр Теннантхилл, слушаюсь вас. Я больше не стану говорить о вашем проклятии… с вами.

– Честное уточнение, – хмыкнул он и добавил, пожав плечами: – Обсуждать меня с другими вы всё-таки собираетесь, в чём я и не сомневался. – Мне снова стало обидно от того, кем он считает всех представительниц моего пола – заядлыми сплетницами и поголовно сдвинутыми на замужестве особами. – Сегодня ваш первый рабочий день, лирра, но из-за подготовки к балу мне некогда посвящать вас в курс дела, так что пока отложим это.

– Я могу помочь с подготовкой? – спросила я.

– Пожалуй, да, – кивнул лирр Теннантхилл, шагнув к двери из кабинета, и я последовала за ним, надеясь не пожалеть о том, что предложила ему свои услуги. Всё-таки я в этом мире первый день, а о балах и подготовке к ним знаю только из исторических романов и их экранизаций. Но идти на попятную было уже поздно.

Ступая вслед за нанимателем по коридорам особняка, я думала о том, что произошло. Мне всё ещё отчаянно не верилось в то, что это на самом деле. Что прямо сейчас я нахожусь не просто в другом мире, но и в чужом теле, а никто из тех, кто меня окружает, об этом и не догадывается. Что Дарквуд-Хаус, который ещё недавно был для меня всего лишь старинным зданием, где много лет никто по-настоящему не жил, превратился в мрачноватый, но вполне обжитой дом, имеющий своего хозяина и целый штат прислуги. Как такое возможно объяснить логически, я и представить себе не могла, потому что тут отказывала абсолютно любая логика.

Прежде те, кто желал получить миллион долларов за ночь в Жутком особняке, не пропадали бесследно. Такое действительно не смогли бы скрыть, да и в своих поисках информации я натыкалась на воспоминания одного из таких смельчаков. Он рассказывал о паническом страхе, который заставил покинуть Дарквуд-Хаус, не дожидаясь ночи. О том же говорила и секретарь нынешнего владельца. Люди пугались непонятно чего и сбегали, но все они к этому времени уже находились внутри особняка, а я только порог переступила, как сразу же почувствовала себя плохо и очнулась уже в теле Глории.

Если тут замешана магия, та самая магия, о которой говорил лирр Теннантхилл, то при чём здесь я? Что во мне особенного? По какой причине со мной не произошло того же, чего и с остальными, кто заключал контракт на ночёвку в доме с историей?

И самый главный вопрос – как мне теперь вернуться обратно?..

Вспомнился какой-то фильм или сериал, в котором героиня, оказавшись в параллельном мире, делала что-то из ряда вон выходящее, чтобы переместиться обратно в свой, но я сомневалась, что это поможет в моей ситуации. Конечно, попытка не попытка, но слишком сильно шокировать лирра Теннантхилла всё же не хотелось. С него станется отправить меня восвояси, то есть обратно к родственникам Глории Лэйн, а там, как я поняла, не сахар. Дядя и тётя девушки мало того, что куском хлеба попрекать станут, так ещё и в любой момент могут сыскать какого-нибудь непритязательного кандидата в женихи и выдать-таки подопечную замуж. Нет, спасибо, лучше я здесь как-нибудь на противника брака поработаю, чем окажусь перед подобной неутешительной перспективой.

 

– Бал будет здесь, – нарушил ход моих мыслей наниматель, распахнув дверь, за которой располагался просторный зал. Или как в старые времена говорили – зала. Высокие потолки, хрустальные люстры и натёртый до блеска паркет выглядели так, словно здесь ждали как минимум особу королевских кровей.

– Очень красиво… – совершенно искренне сказала я.

– Вы так считаете, лирра Глория? – оглянулся на меня хозяин.

– А разве вам самому не нравится?

– Я не люблю балы, – поморщился он.

– Зачем же тогда вы их устраиваете?

– Вы чересчур любопытны и задаёте слишком много вопросов, – хмуро откликнулся мужчина, глядя в пустоту парадного зала так, словно видел там кого-то.

Или жаждал увидеть.

Глава 7

«Да, я любопытная, – захотелось ответить мне. – Зато вы – угрюмый вредный тип, вот!» А ведь его лицу наверняка пошла бы улыбка. Но пока я видела лирра Теннантхилла только лишь надменно усмехающимся, а это совсем не то. А впрочем, зачем мне его улыбка?..

Какие только глупости в голову не лезут, когда оказываешься в настолько непонятной ситуации! И главный вопрос сейчас – почему всё-таки я? Что я забыла в другом мире в теле миловидной блондинистой барышни? И где, в конце-то концов, мой миллион? Нелюбезный хозяин о будущей зарплате помощницы ни словечка не сказал!

– Что я должна буду делать? – спросила я. – Ну, как помогать в подготовке к балу? Имейте в виду, у меня… не слишком большой опыт.

Это ещё мягко сказано. На самом деле опыта у меня никакого. Не считать же таковым украшение школьного актового зала к мероприятию по случаю Нового года. Я себе мозоль натёрла ножницами, пока эти снежинки вырезала! Кстати говоря, в нашей школе это мероприятие тоже пафосно окрестили Зимним балом, а сами даже медленную музыку не включили во избежание танцевального разврата старшеклассников.

– Об этом вы узнаете от лирры Тамиллы, – обернулся и равнодушно мазнул по мне взглядом лирр Теннантхилл. Даже обидно стало от его безразличия. Всё же Глория довольно привлекательная молодая особа, а этот айсберг в океане на неё ноль внимания.

Любопытно, а ему вообще представительницы противоположного пола нравятся? Почему он нанимает на работу именно девушек, я вроде бы поняла. Всё ради его исследования, для которого необходима женская энергия. Правда, что за исследование, я пока ещё не выяснила. Надеюсь, хотя бы не вредное для здоровья и психики помощниц этого типа.

– Кто такая лирра Тамилла? – осведомилась я.

– Моя кузина. Вы с ней разве не знакомы? – отозвался собеседник, и я напряглась. Неужели прокололась? – Впрочем, неважно. Вы наверняка найдёте её на втором этаже в музыкальной комнате.

– В музыкальной комнате?

– Тамилла увлекается игрой на картолане, – устало, очевидно утомившись от моих вопросов, откликнулся хозяин особняка.

– Ну, я тогда пойду? Поищу её. Спасибо, что показали бальный зал, – быстро проговорила я и, пока не ляпнула что-нибудь ещё, поспешила отправиться на поиски музыкальной комнаты. Правда, одно слово из ответа лирра Теннантхилла я не поняла. Похоже, какой-то местный термин, который был бы понятен для настоящей Глории Лэйн, но никак не для попаданки, которая ещё не освоилась в новом мире и по возможности не собиралась в нём задерживаться.

Поднявшись по лестнице, я огляделась и прислушалась. Так и нашла нужную мне комнату – по звукам музыки, которая доносилась из-за прикрытых дверей. Я постучала и, услышав звонкое: «Войдите!» – толкнула дверь.

Картолан оказался музыкальным инструментом вроде нашего пианино, а лирра Тамилла, которая в полном одиночестве сидела за ним, выглядела типичным синим чулком и старой девой века из девятнадцатого. Убранные в пучок русые волосы, строгое бледное лицо, тонкие нервные пальцы, которыми она пробегала по клавишам инструмента. Однако стоит заметить, что мелодия, которая рождалась под этими гибкими пальцами, мне понравилась. Неспешная и плавная, она вызывала ассоциации с горным озером, чистым и холодным. Так же звучал и голос женщины, когда она обратилась ко мне:

– Лирра Глория, я полагаю?

– Да, – кивнула я, отметив с облегчением, что кузина хозяина не была знакома с его новой помощницей ранее. Угроза немедленного разоблачения отступила, и я почувствовала себя гораздо увереннее. – Лирр Теннантхилл отправил меня к вам, чтобы узнать, чем я могу помочь в подготовке к балу.

– Ах, к балу… – протянула лирра Тамилла. – Что ж, лишние руки никогда не помешают. А что вы умеете делать?

– Э-э-э… – протянула я. Не говорить же «вырезать снежинки из бумаги». – Я быстро учусь, так что можете поручить мне что-нибудь… несложное.

– Простите, я не подумала… В вашей жизни наверняка было не так много балов. Эти ваши родственники… Наслышана о них. Они в самом деле морили вас голодом, наказывая за проступки?

«Вполне вероятно, – ужаснувшись про себя, подумала я. – Глория и правда выглядит на редкость худой и бледной. Не удивлюсь, если у этой бедняжки железодефицитная анемия по причине скудного питания».

– Они… Их нельзя назвать щедрыми людьми, – ответила я. – Вы ведь знаете, я бесприданница, и очередь из женихов ко мне не стоит…

– В наше время женщине вовсе не обязательно выходить замуж! – воскликнула она. Похоже, я затронула болезненную для неё тему. – Мне, конечно, повезло больше, ведь у меня есть кузен, но теперь и вы не одиноки, лирра Глория. Вы под моей защитой. Больше никто не станет обходиться с вами подобным образом, уж поверьте мне.

– Спасибо… – пробормотала я. Наверняка настоящей лирре Глории услышанное бы очень понравилось. Однако я была не слишком склонна доверять первым встречным и принимать за чистую монету все их уверения, что они желают мне только добра. Пусть сначала докажут это не словами, а делом.

– Не благодарите! – Лирра Тамилла захлопнула крышку своего музыкального инструмента и энергично поднялась с места. – Давайте лучше вместе подумаем, чем же вы сможете помочь…

Глава 8

– Превосходно, дорогая, вы в самом деле очень хорошая ученица, – похвалила меня лирра Тамилла. На мой взгляд, незаслуженно – я всего лишь помогла сделать красивую драпировку для занавесок, вспомнив попутно журналы по дизайну интерьера, которые изучала, когда мечтала связать свою жизнь с этой профессией. Увы, не вышло – любимые (в кавычках) родственнички поспособствовали тому, чтобы я лишилась практически всех денег, отложенных на курсы.

– Благодарю, – пробормотала я, оценивающе оглядывая бальный зал. Кажется, сейчас во мне снова просыпался несостоявшийся дизайнер. У меня всегда был хороший вкус, я получала по его поводу немало комплиментов и действительно верила в то, что смогу освоить эту специальность.

– Моему брату с вами повезло. Знаете, лирра Глория, – понизив голос, проговорила собеседница, – вы совершенно не похожи на его прежних помощниц. Даже удивительно, но факт!

– Почему вам так кажется? – напряглась я. Как бы не спалиться на какой-нибудь ерунде! Кузина нанимателя со мной совсем недолго проговорила, а уже вынесла вердикт о моей непохожести на предшественниц Глории Лэйн.

– Видите ли, они… вовсе не горели желанием работать, – поморщилась она. – Все хотели совсем другого… А именно – стать хозяйкой этого дома.

– Так уж и все? – скептически переспросила я. – Ваш кузен настолько завидный жених? Даже учитывая, что он… – добавила я, но тут же осеклась, осознав, что начала превращаться в ту самую злостную сплетницу, которой посчитал меня лирр Теннантхилл. А с другой стороны, как же ещё мне выведать побольше информации о мире, в который меня занесло? Хоть какие-то сведения нужны, без них я совсем ориентироваться в обстановке не смогу.

– Вы хотите сказать, проклят? – поняла мою невысказанную мысль лирра Тамилла. – Да, это не секрет от большинства, но, видите ли… Таких мужчин, как мой кузен Сеймур, мало, – вздохнула она. Ага, так вот как зовут владельца особняка. – Он молод, хорош собой, благороден, очень богат, занимает высокое положение в обществе… Да, мужчинам его рода не повезло, на них лежит давнее семейное проклятие, но в глазах многих это не такой уж и недостаток. Особенно в свете всех тех достоинств, которые я вам уже перечислила. Вот родственники и стремятся пристроить девиц на выданье в помощницы к нему. И вам ваши тётя с дядей наверняка давали наставления, говоря, чтобы вы не упустили столь выгодный для себя и своей семьи шанс, лирра Глория…

Я задумалась, что отвечать, и спустя некоторое время кивнула, соглашаясь с её словами. Мне вспомнились отчего-то романы Джейн Остин и те битвы за красивых и обеспеченных женихов, что происходили на их страницах. Да, тут удивляться нечему – такое и в нашем мире не редкость.

– Не буду скрывать, они в самом деле мне это говорили, лирра Тамилла, – сказала я. – Но я предпочитаю жить своим умом, а не слушать на каждом шагу родственников, которые к тому же не добра мне желают, а попросту хотят отделаться от обузы в моём лице поскорее. И по правде говоря, ваш кузен при всех его достоинствах… не привлекает меня как мужчина. Я хочу лишь работать на него и надеюсь, что справлюсь с этой работой. Потому что возвращаться домой мне совсем не хочется.

– Бедное дитя! – воскликнула женщина, расплываясь в сердечной улыбке. – И такое искреннее! Мне даже жаль, что вам не по душе мой дорогой Сеймур. Поверьте, я бы не отказалась от такой невестки, как вы. Ведь рано или поздно ему всё равно придётся жениться.

– Пока я здесь живу, мы можем быть подругами, – предложила я в ответ.

– До чего же умилительная сцена, – не без сарказма проговорил вдруг мужской голос. Обернувшись, я увидела незаметно подкравшегося к нам лирра Теннантхилла и задалась вопросом, как много он успел услышать из нашего с его кузиной разговора. – Аж зубы сводит, точно от сладкого. Вижу, вы уже успели подружиться. Не слишком ли быстро ты записала эту барышню в приятельницы, Тамилла?

– Ах, Сеймур, у тебя всегда такое скверное настроение перед балами! – расстроенно вздохнула она. – Всё ведь было так хорошо! И твоя новая помощница готова и полна решимости продемонстрировать тебе своё рвение к работе!

Лирр Теннантхилл перевёл взгляд на меня, и я энергично закивала, подтверждая слова моей заступницы. Так точно, полна и готова, настолько, что аж из панталон выпрыгиваю. Главное, не отправляйте меня обратно к родне и кормите поприличнее, а то как не стыдно – такой большой дом и такой маленький завтрак.

– Рад это слышать, лирра Глория, – недоверчиво заметил мужчина. – Вы спуститесь на сегодняшний бал? Или…

– Что за вопросы?! – возмутилась его кузина. – Конечно же, лирра Глория будет присутствовать на балу! Она же не служанка, а девушка из приличной семьи и умеет себя вести!

«А вот с этим могут быть проблемы», – подумалось мне. Я понятия не имела, как у них тут танцуют и вообще ведут себя на балу. Могу опозориться. Хотя не факт, что настоящая Глория всё это умела. Она ведь, как я поняла, была кем-то вроде типичной Золушки, и балами её точно не баловали.

– Если лирр Теннантхилл против, я могу и не выходить к гостям. Побуду у себя в комнате, – вступила в беседу я. – У меня и наряда подходящего нет.

– Глупости! – возразила лирра Тамилла. – Вы пойдёте на бал в любом случае. А с платьем что-нибудь придумаем.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru