Город, где живёт магия

Светлана Казакова
Город, где живёт магия

Глава 11

Вероника

Сложно было подобрать слова для того, чтобы описать то, что случилось в ту секунду, когда я открыла глаза. Дарий отпустил меня, его руки больше не удерживали мои плечи, и я смогла сделать несколько шагов вперёд. Все ощущения будто усилились во много раз – мир вокруг казался более ярким, объёмным. Я чувствовала пряные запахи травы и цветов, слышала пение птиц, которое стало громче, чем несколько минут назад.

Кажется, именно в это мгновение я поняла, какую свободу и силу может дать магия. Неужели я когда-то стыдилась этой своей особенности, считала магию не даром, а проклятием? Я готова была рассмеяться над собой прежней.

Магия – это возможность дышать полной грудью, нерушимо ощущать себя частью мира, знать, что тебе подвластно недоступное большинству людей.

Когда я пошла вперёд, мне не нужно было больше задумываться над тем, как и где разыскивать спрятанный амулет. Ноги сами вели меня, а я лишь подчинялась чьей-то воле. Но это совершенно меня не пугало. Казалось, это было вполне естественным переживанием. Надо мной смыкались ветви деревьев, а я всё шла, не обращая внимания на едва слышные шаги Дария за спиной.

Я ничуть не удивилась, когда увидела прямо перед собой небольшой поросший мхом камень. Не было нужды рассматривать его, чтобы проверить, не вырезаны ли на нём руны. Сейчас я и так знала – это именно то, что мы ищем.

Встав на колени, я запустила под камень руку, нащупывая то, что под ним находилось. Рука ушла глубоко. На мгновение мелькнула мысль, не спряталась ли там змея, но я уже вытаскивала свою добычу, желая поскорее рассмотреть её.

Свёрток в моей руке оказался небольшим. Я развязала стягивающую его верёвку, затем развернула несколько слоёв плотного материала и вытащила золотой браслет. Каплями крови в солнечном свете вспыхнули усеивающие его рубины.

Я надела браслет на запястье. Щёлкнула застёжка, позволяя ему плотнее обхватить руку. Казалось, браслет был сделан для меня, так изящно и естественно смотрелось это совершенное украшение.

– Вероника, нет! Что ты наделала? – со злостью в голосе воскликнул Княжевич, поднимая меня с колен и встряхивая. – Тебя не учили, что нельзя примерять чужие амулеты?

– Чужие? – переспросила я. – Да нет же…

Дарий просто не понимал, что этот браслет никак не мог быть чужим. Вытянув руку вперёд, я залюбовалась игрой света на алых камнях. От браслета исходило тепло, и я чувствовала, как меня наполняет его сила, ничуть не ослабевшая за те годы, что он находился под камнем.

Княжевич негромко выругался, затем что-то прошептал, и наваждение прошло. Я снова была собой. Не сопротивляясь, я позволила ему осторожно расстегнуть браслет и стянуть его с моей руки.

– Как ты себя чувствуешь? – пытливо заглядывая мне в глаза, спросил Дарий.

– Не знаю, – пробормотала я. – А что сейчас было? Как ты это сделал?

– Помнишь книгу, которую я читал в доме? – произнёс он, отворачиваясь и аккуратно пряча браслет в карман.

– Трактат по псионике? – уточнила я. – Помню, а что?

– Так вот, я воспользовался методом, описанным в этой книге.

– Магией разума? – изумлённо переспросила я. – Но как же… Разве она не запрещена почти всем?

– У меня есть разрешение, – неохотно ответил Дарий. – Нас немного обучали. Иногда мы прибегаем к такой магии. На допросах, например.

Лучше бы он не говорил этого. Я тут же представила себе, как проходят допросы в Магическом Надзоре. Ведь не только инквизиторы, но и коллеги Княжевича занимаются нарушившими законы магами. Да и он сам тоже…

По телу пробежала дрожь, мне стало холодно, я обхватила руками плечи.

– Идём, – бросил мне Дарий, направляясь обратно к выходу из леса. – Надо возвращаться в город.

– Сегодня? – глядя на его спину, спросила я.

– Мне нужно отвезти амулет, – обернувшись, ответил он.

– Но ведь машина…

– Поедем на общественном транспорте.

– А мы можем остаться здесь хотя бы до завтра?

– Ладно, – неожиданно легко согласился он. – Только до завтра.

Возвращаясь в дом, мы почти не разговаривали. Я хмуро смотрела под ноги. Княжевич думал о чём-то своём, и по его виду нельзя было сказать, будто он рад тому, что нам удалось найти амулет. Дарий даже не подумал извиниться передо мной за то, что загипнотизировал меня. Можно сказать, просто воспользовался мною для поиска амулета, и у него это получилось.

Ещё бы, с опытом такой работы…

Возвращаясь в мыслях к тому, что было пережито мною в лесу, я снова задавалась вопросом – какой была та ведьма, которая носила этот золотой браслет, украшенный рубинами? Почему так сложилось, что она занялась запрещённой магией? Что с ней стало после того, как она оказалась в руках инквизиторов?

Опять слишком много вопросов и ни одного ответа.

При мысли о скором возвращении в город мне становилось не по себе. Я старалась не думать о том, что меня ждёт, когда придётся вернуться в общежитие, а затем и в университет. Ведь Княжевич не сможет постоянно меня охранять.

Я немного завидовала тем, кто с самого рождения принадлежал магическому миру. Например, моей соседке по комнате, Инне. Мне же входить в этот мир до сих пор было непросто. Кроме того, я чувствовала вину перед приёмными родителями, которых не слишком устраивала ведьма в семье, и жгучее любопытство – кем же были мои настоящие родители? Принадлежали ли они к числу ведьм и магов? Почему от меня отказались?

Кстати, про семью Дария я тоже совершенно ничего не знала. Должно быть, они им гордились. Маг высшей ступени, служит в МН – неплохо для его возраста. Это вам не магическую лавочку держать. А мне, если останусь жива, пожалуй, никакая особенная карьера вовсе не светит…

– Хочешь прогуляться по посёлку? – поинтересовался Княжевич, оглядываясь на меня. – Можем в магазин зайти.

Я пожала плечами.

– Ты на меня злишься? – спросил Дарий, а когда я снова равнодушно пожала плечами, остановился и встал прямо передо мной. – Я не хотел прибегать к этому способу. Но, похоже, другого выхода у нас не было. Не следовало задерживаться в лесу, могло повториться то же, что вчера. Или что-нибудь похлеще, – добавил он, нахмурившись.

– У тебя нет никаких догадок, кто мог поставить эти магические ловушки? – спросила я. Но он только покачал головой – то ли в самом деле не было догадок, то ли просто не хотел мне рассказывать. – А авария? Она тоже могла быть подстроена?

Княжевич кивнул и, развернувшись, пошёл дальше. Я растерянно зашагала следом. Мысли путались, а вопросов, которыми я терзалась, стало ещё больше.

Если подумать, вся эта командировка была довольно странной, словно её придумали специально для того, чтобы заставить Княжевича уехать из города. Но едва ли кто-то знал о том, что он взял с собой меня. А если узнали, то как? Следили за нами?

Я никогда не стремилась к опасностям и приключениям, но никак не могла предугадать того, что однажды они найдут меня сами. Если бы я тоже куда-нибудь уехала на каникулы и не оказалась в тот вечер в коридоре университета, всё было бы по-другому. Но предаваться сожалениям и раздумьям о том, как развивались бы события в ином случае, было уже поздно.

– Где ты собираешься жить до начала занятий в университете? – поинтересовался Дарий, словно угадав мои недавние мысли.

– Дома, наверное, – ответила я. Впрочем, какая разница, если я нигде не ощущала себя в безопасности?

– Ты можешь пожить у меня, – произнёс он.

– В самом деле? – уточнила я. – А это не помешает вашей… – я запнулась. Мне всё ещё было сложно называть его просто по имени и на «ты». – Это не помешает твоей личной жизни?

– Раньше тебя это как-то не заботило, – проговорил Дарий, снова поворачиваясь ко мне.

Я посмотрела в его насмешливые глаза и вспомнила, как попросила Княжевича остаться со мной до утра. В одной комнате. В одной кровати. Как стыдно! Ни за что не стала бы рассказывать об этом подругам.

– А твоей? – парировал он.

– Если бы она ещё была… – пробормотала я, обходя его и шагая вперёд.

– Я думаю, это неплохой вариант, пока не вернулись твои соседки по комнате, да и большинство преподавателей тоже. Может, к моменту начала занятий что-нибудь изменится.

– И мне больше не будет ничего угрожать? – поинтересовалась я.

– Надеюсь, – отозвался он, но мне почему-то казалось, что Дарий и сам несколько засомневался в своих словах.

Я задумалась о том, как расследуют убийства, совершённые с помощью магии. Принимает ли в этом участие обычная городская полиция? Или только Магический Надзор и Инквизиция? Но смерть декана пока не считалась убийством. Все признали её вполне естественной, но мы с Княжевичем знали правду.

Я ничего не ответила на предложение Дария пожить у него, но уже понимала, что другого выбора у меня нет. Едва ли кто-то стал бы искать меня в его квартире. Да и защитных заклинаний там наверняка предостаточно…

Прогулка по посёлку заняла минут двадцать. Домов там оказалось не очень много, а магазин всего один. Мы встретили несколько местных жителей. Они, как и продавщица в магазине, посматривали на нас с недоверием. Я подумала, что скорее всего, причина этого в случившейся с нами аварии, из-за которой весь населённый пункт на какое-то время остался без электричества.

Вернувшись, мы пообедали, после чего Княжевич снова углубился в книгу, а я решила ещё раз и более основательно осмотреть дом. Начала с мансарды, где кроме той комнатки, в которой я ночевала, располагались ещё две. Одна из них была почти полностью завалена всяким хламом. Большинству из находившихся там вещей место было на свалке, но кое-что привлекало внимание. Я задумалась – а нет ли среди них магических предметов?

Позабыв о времени и не обращая внимания на пыль, я погрузилась в изучение оказавшихся в моём распоряжении сокровищ. Здесь были книги, одежда, сломанные детские игрушки, сувениры, шкатулки, часть которых не открывалась, поскольку к ним нужны были ключи. Сражаясь с одной из них в надежде посмотреть, что внутри, я не сразу заметила, как в комнату вошёл Дарий.

 

Глава 12

Вероника

– Что ты здесь делаешь? – спросил Дарий.

– Ты не говорил, что это запрещено, – отозвалась я, не оставляя попыток открыть небольшую деревянную шкатулку с вырезанным на крышке цветочным узором. – Я ведь ничего не собираюсь отсюда забирать. Просто смотрю.

– Ты вся в пыли, – подойдя ближе, он наклонился и провёл кончиками пальцев по моей щеке. – И на носу тоже.

– Попозже умоюсь, – отмахнулась я, и продемонстрировала ему свою находку. – Ты не знаешь, как это открывается? Я не вижу тут замочной скважины, значит, ключ не нужен.

– Что ты рассчитываешь там обнаружить? – поинтересовался Княжевич, присаживаясь на корточки и забирая шкатулку из моих рук.

– Что-нибудь интересное. Как ты думаешь, она могла принадлежать той ведьме? Как и браслет.

– Может быть. Но мы ведь точно не знаем, жила ли она именно в этом доме. Мой начальник далеко не всё мне рассказал.

– Почему? – полюбопытствовала я.

– Он предпочитает, чтобы вся информация полностью была известна только ему, – задумчиво проговорил Дарий. – Наверное, это разумно.

Затаив дыхание, я наблюдала за тем, как его пальцы ощупывают хитроумный механизм. Негромко щёлкнул скрытый рычажок и шкатулка открылась. Я сразу же заглянула внутрь, едва не столкнувшись с Княжевичем лбом, и некоторое время с удивлением рассматривала обнаружившийся там предмет.

– Ключ? – произнесла я, протягивая руку и вынимая из шкатулки изящный ключик, изготовленный, судя по всему, из серебра и причудливо украшенный завитушками и камнями.

– Опять хватаешь чужую вещь, как уже было с браслетом? – проворчал Дарий. Но в его взгляде, обращённом на нашу находку, можно было прочесть восхищение.

– Никогда раньше таких не видела, – призналась я, передавая ему ключ, и уже начиная сожалеть о том, что нам, скорее всего, придётся вернуть этот чудеснейший предмет обратно в шкатулку и оставить здесь, в этой пыльной комнате, где давным-давно никого не было.

– Я тоже, – ответил Княжевич, осторожно прикасаясь к крупному камню, который переливался различными оттенками от бирюзового до почти чёрного.

– Интересно, что он открывает? – вслух подумала я, перебирая в памяти все прочитанные мной книги, в которых ключи имели какое-то особенное значение. – Вот бы найти…

– Думаешь, все ключи обязательно должны что-то открывать? – усмехнувшись, заметил Дарий. – Может быть, его сделали просто как украшение.

– Было бы очень жаль. А это магическая вещь? – поинтересовалась я.

– Нет. Но, похоже, редкая и драгоценная.

– Я могу пока не возвращать его в шкатулку? – спросила я, поглаживая кончиками пальцев изящную вязь узоров и пытаясь представить себе, какой искусный мастер мог создать такую красоту. – Только до завтра. Или до вечера.

– Ладно, – снисходительно отозвался он, как будто я была ребёнком, в руки которого попала новая игрушка.

Дарий вышел. Я продолжила своё занятие, но это оказалось далеко не так интересно. Самый необычный предмет я уже нашла, а остальное казалось слишком простым по сравнению с этим ключом. Я даже позволила себе немного помечтать о том, как было бы замечательно повесить его на цепочку и носить на шее… Но я не имела права забирать ничего из этого дома и не собиралась этого делать.

Я снова совершенно потеряла счёт времени и спустилась на первый этаж лишь через несколько часов, когда поняла, что проголодалась. Ключ, с которым мне так не хотелось расставаться, положила в карман. Спускаясь по лестнице, я услышала Княжевича и предположила, что он разговаривает по телефону. Но затем раздался незнакомый голос, который ему отвечал. Я с удивлением замерла на лестнице, не зная, идти ли мне к ним или скрыться обратно в мансарде.

Тем временем, Дарий появился сам, а с ним и его собеседник. Это оказался плотный мужчина средних лет, светловолосый, с залысинами, одетый в серый костюм. Я поздоровалась.

– Иди сюда, – сказал мне Княжевич. – Это Аркадий Фогль, мой начальник, – представил он мужчину, а затем, когда я подошла чуть ближе, неожиданно небрежно обнял меня за плечи и притянул к себе. – А это Вероника, моя девушка, – добавил он и, пока я могла только изумлённо моргать, продолжил: – Фогль останется на ночь, а завтра утром уедем вместе.

– Очень приятно, – пробормотала я, переводя взгляд с одного на другого.

Дарий вёл себя так невозмутимо, как будто не было ничего странного в том, что в доме внезапно объявился его начальник, и я была представлена ему как девушка Княжевича. Его рука всё ещё лежала на моём плече, а сам он широко улыбался, словно был невероятно рад увидеть этого человека. Мне же почему-то казалось, что это вовсе не так.

– Какая молоденькая, – проговорил Фогль, и под его пристальным взглядом мне стало неловко. – Учитесь в Университете Магии?

– Да, – ответила я, не успев удивиться тому, как быстро он догадался. – Я пойду, мне надо умыться, – вспомнила я о том, что успела перемазаться в пыли, пока перебирала старые вещи.

– Потом вместе поужинаем, – сказал мне вслед Дарий, когда, выскользнув из его рук, я заторопилась в ванную комнату.

Я оттёрла с мылом пыль с лица и рук, отряхнула одежду, а затем села на край старой чугунной ванны и глубоко задумалась. Княжевич ничего не говорил о том, что сюда собирается приехать его начальник. Получается, что для него это оказалось таким же сюрпризом, как и для меня. Вот только я никак не ожидала, что ему вздумается разыгрывать перед Фоглем этот странный спектакль. Теперь я ещё должна была изображать из себя его девушку!

А может быть, им даже было запрещено брать с собой в командировки тех, кто не работает в Магическом Надзоре. Осознав, что теперь Княжевичу может крепко влететь из-за меня, я и вовсе расстроилась. Мне захотелось куда-нибудь спрятаться, провалиться сквозь землю или вовсе стать невидимкой.

– Вероника, ты там не уснула? – проговорил Дарий, постучав в дверь.

– Нет, – отозвалась я и открыла ему.

Княжевич вошёл в ванную и прикрыл за собой дверь.

– Он тебя поругал, да? – негромко спросила я. – Потому что я здесь?

– Как видишь, мне пришлось придумать предлог, – ответил он. – Уверен, мы справимся.

– Но ты ведь не говорил ему… про меня и декана?

– Нет, – нахмурившись, произнёс он. – Пойдём ужинать.

Я уныло поплелась за ним в кухню. Оставалось только надеяться, что этот маг со странной фамилией Фогль и внимательным взглядом нас не раскусит. В своих актёрских способностях я была не слишком уверена.

За ужином начальнику Дария вздумалось расспрашивать меня об учёбе и преподавателях. Мне пришлось очень осторожно выбирать слова, стараясь не обмолвиться о том, что я приходила в университет во время каникул. Если Княжевич пока не стал рассказывать Аркадию Фоглю о том, что я в тот вечер была там, значит, у него есть на это свои причины.

Еле вытерпев эту беседу до конца ужина, я оставила Дария и его начальника обсуждать их дела, а сама вернулась в мансарду. В своей комнате я села на подоконник и вытащила из кармана ключ, рассматривая его со всех сторон. Я не знала, были ли драгоценными украшавшие его камни, но мне казалось, что я в жизни не видела вещи красивее этого ключа.

Если не считать браслет с рубинами, который был на моей руке утром. Амулет ведьмы…

Когда я уже собиралась ложиться спать, в комнату вошёл Дарий.

– Что ты тут делаешь?

– Собираюсь тут ночевать, – огорошив меня своим ответом, сказал он.

– В доме больше нет места? – попыталась сыронизировать я.

– Фогль будет спать в соседней комнате.

– Ну и что? – не поняла я.

– Если ты моя девушка, мы должны спать вместе, – всё так же невозмутимо заявил Дарий.

– Кто сказал?! – возмутилась я. – А как же моя репутация?

– Если я пойду в другую комнату, пострадает моя репутация, – произнёс он. – К тому же, Фогль может о чём-нибудь догадаться.

– Между прочим, здесь всего одна кровать, – заметила я.

– Кажется, тебе не привыкать.

Напомнив мне о той ночи, когда мы пили ром, он заставил меня ещё больше возмутиться. Оставалось лишь порадоваться тому, что кровать была достаточно большой, пусть и не настолько, как в его квартире. Кроме того, на ней имелись две подушки.

Я понимала, что бесполезно спрашивать Княжевича о том, что именно он обсуждал со своим начальником, но мне всё равно было очень любопытно. Он уже успел занять половину кровати, пока я сидела на краешке, размышляя о том, что завтра мы должны уже оказаться в городе, а я так и не ответила ничего Дарию на его предложение пожить у него. В самом ли деле он так заботился о моей безопасности или это просто было в его интересах?

– Не надо так хмуриться, Вероника, – заметил Княжевич и, расположившись поудобнее, прикрыл глаза. – Это вредно. И ложись спать, завтра рано вставать.

– Давай поговорим, – я, не потушив лампу, прилегла на свою половину кровати и повернулась к нему. – Если ты ничего не сказал своему начальнику про меня, то получается, он тоже думает, что декан умер своей смертью? Или у него есть какие-то подозрения?

– Я ещё раз тебе повторяю, что всей информацией Фогль с нами не делится, – не открывая глаз, отозвался Дарий. – Может, и подозревает.

– У меня есть идея, – проговорила я. – Нам надо самим расследовать это убийство. Ты ведь тоже не всё рассказываешь ему. Вот и об этом пусть узнает, когда всё уже будет закончено.

– Как у тебя всё быстро, – усмехнулся он.

– Но ведь это мне теперь угрожает опасность, – вполне резонно заметила я. – Значит, это в первую очередь в моих интересах. Может быть, я всё-таки смогу вспомнить, откуда мне был знаком этот голос… Когда начнутся занятия, я вернусь в университет и буду наблюдать там за всеми. Если кто-нибудь что-то знает, то может себя выдать.

– Вероника, может быть, ты в другой раз будешь примерять на себя работу Шерлока Холмса? – недовольно буркнул Княжевич. – Я хочу спать. Поговорим завтра.

Больше он разговаривать не пожелал, и мне пришлось, смирившись, попытаться заснуть. Получилось это не сразу, – я продолжала думать о том, чей же голос слышала тогда в университете.

Глава 13

Вероника

Молодая женщина бежит по лесу. Подол длинного платья касается земли. По плечам струятся тёмные волосы. На запястье её золотой браслет с рубинами, похожими на капли крови. Я пытаюсь её догнать, но она оказывается всё дальше от меня.

Открыв глаза, я несколько секунд пыталась осознать, где нахожусь. Нет, не в лесу. В мансарде дома. Лес снова оказался всего лишь сном. А эта молодая женщина… Была ли она той самой ведьмой, которая когда-то носила этот браслет?

Повернув голову, я увидела Дария Княжевича. Он безмятежно спал, положив голову на согнутую в локте руку. Во сне черты его лица сгладились, так что он казался моложе и беззащитнее. Да и встрёпанные волосы делали его куда более юным, чем тщательно причёсанные. Я обнаружила, что ресницы у него довольно длинные и тёмные.

Неожиданно я поняла, что уже несколько минут разглядываю спящего мужчину, придвигаясь к нему всё ближе. Хорошо ещё, что Княжевич спал и не мог меня на этом поймать! Я подумала – что было бы, если бы я рассказала подругам по университету об этой поездке? Они бы забросали меня вопросами, самым невинным из которых был бы «А вы уже целовались?»

Смутившись и пообещав себе, что они ничего об этом не узнают, я осторожно, чтобы не разбудить мужчину, соскользнула на пол, взяла кое-что из своих вещей и выскользнула в коридор. День обещал быть жарким. Из соседней комнаты не доносилось ни звука – должно быть, Фогль тоже ещё спал.

Я спустилась на первый этаж и снова почувствовала, что мне не хочется прощаться с этим домом. Если поначалу он и казался мрачноватым, то сейчас словно признал меня и стал по-настоящему уютным. На деревянном полу плясали солнечные лучи, а за ближайшим окном я увидела пышные кусты шиповника. Захотелось остаться здесь ещё хотя бы на несколько дней, привести в порядок сад, ещё немного порыться в находящихся в мансарде вещах. Но нельзя. Уже сегодня нужно уезжать. Я даже задумалась – не спросить ли у начальника Дария, кому принадлежит этот дом сейчас? Но едва ли он стал бы мне о чём-то рассказывать. Да я, пожалуй, и не решилась бы задавать Фоглю какие-либо вопросы.

В ванной я надолго не задержалась. Намотав на голову полотенце, вернулась в комнату. Княжевич уже не спал.

– Надо стучаться, – проговорил он, когда я, взвизгнув от неожиданности, сразу же отвернулась к стене.

– Я как-то не привыкла жить в одной комнате с мужчиной, – проворчала я, пока он застёгивал джинсы. – Общежитие в Университете Магии организовано более традиционно, знаешь ли. Девочки отдельно, мальчики отдельно.

 

– Знаю, сам там жил, – буркнул Дарий.

– Правда? – оборачиваясь, поинтересовалась я. – Тоже важничал и не желал даже разговаривать с первокурсниками?

– Не припомню такого, – отозвался он, продолжая одеваться. – Где Фогль?

– Я его не видела.

– В машине помалкивай. В смысле, отвечай только в том случае, если он о чём-то будет спрашивать.

– Могу и вообще молчать! Не очень-то и хотелось. У вас свои… серьёзные разговоры, которые меня не касаются, – добавила я, оглядывая комнату в поисках вещей, которые могла забыть.

Ключ всё ещё лежал на подоконнике. Я взяла его, провела кончиками пальцев по всем камешкам и узорам, зная, что буду по нему скучать. Да и по рубиновому браслету, пожалуй, тоже. Ведь лишь надев его, я ощутила в себе настоящую силу, истинную магию…

– Вероника… – обратился ко мне Княжевич.

– Да? – не сразу отозвалась я.

– Если тебе так уж сильно понравилась эта вещица, можешь её взять. Я про ключ, – добавил он. – Сделаешь себе из него украшение.

– Но как же… А Фогль разрешит? – спросила я.

– А мы ему не скажем, – ответил Дарий. – Это будет наш маленький секрет. Договорились?

Я подняла глаза. Княжевич подмигнул мне и улыбнулся. Теперь мы стали настоящими заговорщиками, и это был уже не первый секрет, который мы держали в тайне от его начальника.

– Договорились, – ответила я.

Дарий протянул мне руку. Я в ответ дала ему свою, думая, что он хочет её пожать, как бы заверяя наш договор. Но Княжевич удивил меня – поднёс мою руку к губам и быстро поцеловал. По правде сказать, я даже не ожидала, что в наше время кто-то ещё целует руки, но это оказалось… неожиданно приятно.

В это время в дверь постучали.

– Не хотел бы тревожить, но нам пора ехать, – послышался из коридора голос Фогля.

– Уже иду, – отозвался Дарий, выходя из комнаты.

Я быстро спрятала ключ во внутренний карман своей сумки и почувствовала, как меня переполняет внезапная тёплая радость, несмотря на то, что радоваться было, в сущности, нечему. Едва ли в городе ожидало что-то хорошее.

Позже мы торопливо позавтракали и покинули дом. Уезжать не хотелось. Несмотря на аварию и жутковатое приключение в лесу, мне здесь понравилось.

Машина у Фогля оказалась серая, как его костюм, аккуратная и строгая. В такой машине можно было только примоститься на краешке сиденья, сложив руки на коленях, ничего не трогать и, в самом деле, помалкивать. Я с грустью подумала про автомобиль Княжевича, который пострадал в аварии куда больше, чем я, отделавшаяся лишь головной болью и царапиной.

Ожидая, пока Княжевич и Фогль запрут двери дома, я сидела в машине и тоскливо глядела в одну точку. Звонок моего мобильного телефона показался неожиданно громким. Я думала, что это звонят родители, чтобы узнать, всё ли в порядке с квартирой, но на дисплее высветилось другое имя – Инна Розенберг.

Я тут же обрадовано нажала «ответить». Инна – моя подруга по университету и соседка в общежитии. Единственная из нашей комнаты, кто родился и вырос в семье магов.

– Привет-привет, – с мягкой, почти мурлыкающей интонацией проговорила Инна. – Как ты поживаешь? Что нового в городе?

– Всё нормально, – отозвалась я.

– Правда? И в университете? Разве ты не слышала про декана? – поинтересовалась она.

– Слышала, – ответила я, сжав руку так сильно, что ногти воткнулись в ладонь. – Но я не… не так часто бываю в университете.

– Тебе, наверное, дико скучно сидеть в городе, когда все разъехались? – продолжала Инна. – Я хотела пригласить тебя в гости.

– Куда?

– В наш загородный дом. Тут тоже не очень-то весело, но вместе мы сможем что-нибудь замутить. Я почти всё время одна.

– Я подумаю, – быстро ответила я, решив посоветоваться с Княжевичем.

– Да чего тут думать? Приезжай! Хоть развлечёмся за остаток каникул! Мы ведь и так отдыхаем меньше, чем другие студенты. Что скажешь?

– Я тебе перезвоню, – проговорила я, заметив, что Дарий и его начальник уже идут к машине.

Идея поехать к Инне выглядела на редкость соблазнительно. Но разговаривать об этом приглашении с Княжевичем в присутствии Фогля не следовало. Поэтому я молчала, как Дарий мне и наказал, а затем и вовсе сделала вид, что сплю. Впрочем, никаких интересных разговоров они между собой не вели, очевидно, тоже не желая ставить меня в известность о том, чего мне знать не следовало.

К тому времени, как мы доехали до города, я успела задремать на самом деле. Когда Дарий потряс меня за плечо, я обнаружила, что машина остановилась возле его дома. Фогль повернулся ко мне.

– Отдыхайте теперь после дороги, – проговорил он. – Всего доброго, Вероника. И спасибо за помощь.

– До свидания, – ответила я.

Когда машина скрылась из вида, Дарий повернулся ко мне.

– Почему он поблагодарил меня за помощь? – поинтересовалась я. – Он знал, что я помогала найти браслет?

– В общих чертах, – отозвался Княжевич. – Я не рассказал ему, что тебе вздумалось его примерить.

– А что теперь… – начала я, но он взял меня за локоть и потащил к подъезду.

– Поговорим в квартире.

– Но мне надо домой, – возразила я.

– Ни к чему. Мало ли кто тебя там дожидается. Сегодня останешься у меня, а там посмотрим, – безапелляционно произнёс Дарий, затаскивая меня в лифт.

Даже слушать ничего не пожелал! Всё закончится тем, что он снова уйдёт на свою работу, а я буду сидеть в его квартире словно Рапунцель. Приглашение Инны начинало казаться всё более привлекательным. Разумеется, я уже побывала недавно в загородном доме, но подруга об этом не знала. К тому же было интересно посмотреть, как живёт Инна вне стен университета и общежития.

Квартира Княжевича встретила нас тишиной, но Дарий тут же прошёл на кухню, включил радио и открыл окно, впуская пение птиц и свежий воздух.

– Ты понравилась Фоглю, – заметил он.

– Почему? – поинтересовалась я.

– Вот и я удивляюсь, – ответил он. – Впрочем, с ним ты не была такой любопытной.

Я нахмурилась. Дарий рассмеялся. Я подумала, что спящим он мне нравился гораздо больше.

– Послушай, Вероника, – посерьёзнев, проговорил он. – Я хочу тебя защитить. Но мне неизвестно, с чьей стороны тебе угрожает опасность. Понимаешь?

– Ага, – отозвалась я, опустив голову. Чего тут не понимать? С каждой стороны и в любой момент можно ожидать очередного странного письма или чего похуже.

– Поэтому ты должна быть осторожнее, – добавил он. – Будет лучше, если ты не будешь никому верить или хотя бы станешь проявлять осмотрительность.

– Никому не верить? – переспросила я. – Даже тебе?

– Не так буквально, но… – задумавшись, произнёс Дарий. – В общем, будь начеку. Я не смогу всегда быть рядом, и не в каждую командировку ты можешь ездить со мной.

– Понятно, – буркнула я, садясь на край табуретки.

– А сейчас мне нужно на работу.

– Но я хотела сказать…

– Позже.

Не слушая меня больше, Княжевич вышел из кухни, а я так и не успела сообщить ему о звонке Инны.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru