Академия неслучайных встреч. Дом иллюзий

Светлана Казакова
Академия неслучайных встреч. Дом иллюзий

Глава 3. Снова студентка

Я проснулась, тяжело дыша и содрогаясь всем телом. Села на постели, вглядываясь в темноту, лишь чуть-чуть разбавленную проникающим в окно лунным светом. Сердце билось так, словно я пробежала кросс.

Это сон! Двор, грозовое небо, молния… Всего лишь сон! Должно быть, маме всё-таки удалось напугать меня этим штормовым предупреждением. А на самом деле ничего страшного не случилось.

Я почти совсем успокоилась, когда, запоздало оглядевшись, не обнаружила поблизости Кея. Куда-то вышел? Засыпали-то мы рядом…

В доме не слышалось ни шагов, ни шорохов, старые ходики и то замолчали. Мне стало не по себе при мысли о том, что я осталась здесь одна. Будто никогда и не было всего этого – его внезапного и волшебного появления в Студенческом переулке, тёплых рук на моих плечах, совместной поездки на дачу, смеха и разговоров. Поманили счастьем, дали немного подержать в руках желанный подарок и тут же отобрали. Осталось только одиночество, к которому требовалось привыкать снова.

Нет уж, не дождётесь!

Я спрыгнула с кровати, торопливо оделась, зябко переступая босыми ногами на холодном полу. Выскользнула из комнаты, прикрыв дверь. Обошла пустой дом, повсюду зажигая свет. Кея нигде не было. Входная дверь оказалась не заперта, я толкнула её, вышла во двор и ненадолго остановилась на крыльце, прислушиваясь к долетавшим до меня звукам.

Сейчас, ночью, особенно явственно чувствовалось то, что пока не слишком обращало на себя внимание днём. Лето осталось позади. Ещё можно надевать лёгкие вещи и любоваться россыпью звёзд, но всё холоднее ветра и светлые утренние туманы, и ложатся под ноги влажные от росы жёлтые листья. В воздухе пахло осенью. Интересно, а какая сейчас погода в академии?

Кей обнаружился в саду. Он сидел на качелях, лишь слегка отталкиваясь ногами от земли и глядя в одну точку, вид у него был удручённый. Я даже не сразу решилась к нему подойти. Замерла за ближайшими кустами, гадая, что могло послужить причиной его поведения. Ему плохо здесь? Хочется уйти? Связано ли это со встречей с Вадимом?

Придя к выводу, что смысла прятаться и тайком наблюдать нет, я решилась подойти к нему. Кей услышал мои шаги, поднял голову и не сразу, но всё же улыбнулся, впрочем, не так открыто, широко и лучезарно, как обычно. Я заставила себя улыбнуться в ответ.

– Что ты здесь делаешь?

– Просто… Не спалось. А ты почему проснулась?

– Страшный сон приснился, – ответила я, поёжившись. Поскольку одевалась я второпях, о поиске тёплых вещей даже не подумала. Как выяснилось, напрасно.

– Мы не можем оставаться здесь? – вдруг спросил он. – Надо вернуться? Уже скоро?

– Я что-нибудь придумаю, – пообещала я. – Может быть, договорюсь с родителями, чтобы они разрешили тебе пожить на даче. Или оставлю тебя тут тайно, – добавила, пытаясь говорить как можно беззаботнее.

– Не хочу быть вдалеке от тебя, – повторил он мои собственные мысли, и вся тяжесть нашего положения снова навалилась на меня, точно полный камней мешок. Отчего так сложно совместить в одной жизни реальность и сказку, повседневность и чудо? Как объяснить окружающим, что без него мне не нужен ни один из множества миров?

– И не будешь, – пообещала я вслух. – Даже если мы… Даже если нам снова придётся расстаться, мы всё равно будем вместе. Я сделаю всё для этого. Чего бы мне это ни стоило.

Никогда прежде не думала, что когда-нибудь скажу кому-то такие слова. При всей своей романтичности, которой скорее смущалась, нежели гордилась, не предполагала, что сумею полюбить столь безоглядно. Но даже сейчас, когда он проделал долгий путь ради нашей встречи, меня не оставляли мучительные сомнения. Достойна ли я его? Останусь ли для него интересной в будущем? А главный – и самый сложный! – вопрос: как сделать так, чтобы мы оба жили в мире, который бы принимал нас, и не чувствовали себя в нём лишними? Впрочем, где бы мы ни поселились, можно смириться с тем, что большинство не хочет тебя знать, если для одного определённого человека ты лучший.

От этой мысли я почти повеселела и уже собралась было начать уговаривать Кея вернуться домой, когда он вдруг протянул руку и показал мне на небольшой куст, на котором распустились цветы. Крупные, белоснежные и, как я убедилась, приблизившись, очень ароматные. Красивые, но… совершенно не знакомые.

– У нас нет… не было таких цветов, – озадаченно произнесла я, легко коснувшись гладкого, как шёлк, лепестка. – Странно… Откуда они?

– Это нлэис, – ответил Кей. – Ночные цветы. Говорят, охраняют от всякой нечисти.

– От нечисти? – рассеянно переспросила я. Смысл услышанных слов дошёл не сразу, но, стоило мне его понять, как я тут же отступила от куста, словно и сама была какой-нибудь нечистью. Кончики пальцев закололо, а вдоль позвоночника пробежали мурашки, не имеющие ничего общего с холодом. – То есть… Где мы?!

Я сделала ещё один шаг в сторону, спиной вперёд, не удержала равновесия, пошатнулась, взмахнув руками…

И проснулась. Теперь, похоже, окончательно. Во всяком случае, попытка себя ущипнуть ни к чему не привела. Да и затылок болел так, словно я в самом деле упала и обо что-то твёрдое приложилась. Я поморщилась, повернула голову и наткнулась взглядом на блестящий кружок металла, который мне протягивала чья-то рука.

– Кажется, это твоё.

Кое-как поднявшись на ноги, я наконец-то разглядела, что это за предмет. Небольшой металлический медальон, похожий на серебряный. Я не сомневалась, что, если открою его, подцепив круглую крышечку, то увижу там свою фотографию.

Студенческий билет академии Эрмеслан.

А рука, что держала его, принадлежала ректору этой самой академии.

– Что я здесь делаю? – прохрипела я и закашлялась. Потёрла затылок под взъерошенными волосами, нащупала внушительного размера шишку. Оставалось надеяться, что хотя бы сотрясение мозга я не заполучила. Однажды приходилось его пережить. То ещё удовольствие.

– Добрый день, Яна, – невозмутимо отозвался господин Эрмеслан.

Темноволосый мужчина в старомодном, но отлично сшитом чёрном костюме и такого же цвета мантии, выбритый и причёсанный, выглядел таким бодрым, свежим и подтянутым, что на его фоне я показалась себе особенно жалкой. На голове наверняка воронье гнездо, а не причёска, длинная растянутая майка с легкомысленным рисунком из птичек и бабочек то и дело сползает с плеча, а шорты слишком короткие. Если бы с нас сейчас рисовали аниме, то ректора бы там изобразили высоченным писаным красавцем, а меня – крохотным чибиком, прячущимся в углу.

Кстати, где это мы? На ректорский кабинет не похоже. Помещение гораздо больше и совсем пустое. За приоткрытым окном чистое небо, такое ярко-синее, что больно глазам. И где Кей?

Этот вопрос я задала вслух.

– Ну-ну, не надо так беспокоиться, – произнёс ректор. – С твоим… хм… другом всё в порядке. Скоро вы с ним встретитесь.

– Обещаете? – всё ещё хрипло выдохнула я, заталкивая медальон в задний карман на шортах.

– Разумеется. Надеюсь, ты хорошо отдохнула на каникулах. А теперь пора вернуться к учёбе, – добавил он, на тонких губах промелькнула улыбка.

– Я уже учусь, – упрямо возразила я.

– Да ладно тебе, – ответил господин Эрмеслан. – Разве это учёба? Ни магии, ни перспектив. Кем ты собираешься стать в будущем? Если я правильно разобрался в устройстве твоего мира, специальность у тебя там далеко не самая престижная.

– А вы мне что предлагаете?

Я почувствовала себя уязвлённой. Ректор говорил правду. Насколько я знала, многие выпускники моего факультета работали вовсе не по специальности. А для того, чтобы с утра до вечера торговать косметикой в сетевом магазине или кричать «Свободная касса!» в закусочной, диплом не нужен. Но это вовсе не означало, что я сожалела о своём решении поступить в этот университет.

– Что я предлагаю? Может быть, возможность прикоснуться к чему-то волшебному? Так близко, как людям из твоего мира и не снилось.

– Прикасалась уже, помню. Еле жива осталась, – буркнула я. Вскинула голову и с опаской заглянула собеседнику прямо в глаза.

– Кстати, об этом. Мне жаль, что я утратил часть зеркала будущего, на которое весьма рассчитывал. Но я не стану тебя за это наказывать.

– Вот спасибо! – фыркнула я. Споткнулась на мысли, что прежде не позволяла себе разговаривать с ректором академии в подобном тоне. Но, видимо, любому терпению однажды приходит конец, и усвоенные с детства хорошие манеры вкупе с уважением к старшим и вышестоящим иногда тоже отходят на задний план.

– Не забывай ещё и о другом. Тот, к кому ты так привязана, студент этой академии. Он едва ли сможет жить полной жизнью в мире, лишённом магии. Там, где ему постоянно придётся скрывать собственные возможности и способности. А, если и примирится с таким существованием, не возненавидит ли он тебя однажды за жертву, которую ему пришлось принести?

Я вздрогнула. Обняла себя за плечи, поправляя сползший рукав майки, и не сразу смогла разжать пальцы. Уж неизвестно, все ли маги отличались подобной проницательностью, но господин Эрмеслан снова ударил в самое больное место. Напомнил о тех страхах, которые не оставляли меня с той минуты, как мы с Кеем сели в автобус. Я усердно их прогоняла и старалась отвлечься, но те оказались очень уж прилипчивыми.

– Так что, подумай не только о себе. Здесь ты сможешь быть с ним и вашими друзьями, учиться, осваивать создание иллюзий. А со временем, когда уже получишь диплом, примешь окончательное решение, – предложил ректор почти сочувствующим тоном.

– Но как же мои родители? – пробормотала я растерянно. – Они ведь меня потеряют, объявят в розыск. Будут считать, что со мной что-то случилось.

– Я могу предложить тебе такой вариант – твоя семья будет считать, что ты уехала учиться по обмену в какую-нибудь другую страну, а общаться вы сможете посредством писем. Только, пожалуйста, не спрашивай, кто и как будет их доставлять. Но для этого придётся приложить некоторые усилия, поэтому могу ли я рассчитывать на то, что ты не станешь бунтовать? Продолжишь учёбу и будешь делать всё так, как я скажу. В частности, без всяких возражений отправишься на практику.

 

– Куда?

– Об этом позже. Так как? Договорились?

Я закусила губу. В голове, которая и без того болела, всё перемешалось. Недавние мысли об академии, тревоги о том, сможет ли Кей ужиться в моём мире, и что нас ждёт в будущем.

– Только ради Кея, – произнесла я, отчаянно надеясь, что не пожалею об этом.

– Как скажешь, – хмыкнул ректор. Сделал шаг вперёд и взял меня за руку. Я дёрнулась. От прикосновения сильных горячих пальцев кожу закололо, и я заметила неяркое свечение, которое охватило на несколько секунд наши соединённые ладони. – Повторяй за мной: я даю обещание и не нарушу его, что бы ни случилось.

– Я даю обещание… Стоп-стоп! А если чрезвычайные обстоятельства?

– Например? – раздражённо отозвался господин Эрмеслан. Ему явно не понравилось то, что я его перебила. Но должна же я была прояснить хоть некоторые нюансы до того, как соглашусь на его предложение окончательно. К тому же, опыт с Теа Собрен меня уже научил, что заключать договоры и что-то обещать в академии нужно осмотрительно. Впрочем, тогда всё закончилось хорошо…

– Если моей жизни снова будет что-нибудь угрожать? – предположила я.

– Хорошо, тогда перефразирую. Я даю обещание и нарушу его лишь в том случае, если окажусь в смертельной опасности. Повтори! – потребовал он.

– Я даю обещание и нарушу его лишь в том случае, если окажусь в смертельной опасности, – пробубнила я.

Ректор отпустил мою руку, но тут же взял меня за плечи и развернул к себе спиной.

– Не шевелись! Не съем я тебя. Закрой глаза.

Я зажмурилась и почти сразу ощутила, как он дотронулся до моей многострадальной головы как раз в том месте, где я ею приложилась. Ощупал, будто заправский хирург, хмыкнул и легонько погладил по волосам. Это было почти приятно, если забыть о моём недоверии к ректору и той лёгкости, с которой он играл чужими судьбами.

Боль схлынула примерно через три минуты. Общее самочувствие тоже значительно улучшилось. Меня будто посадили в тёплую ванну с эфирными маслами и напоили великолепным кофе одновременно.

– Пойдём, – сказал господин Эрмеслан. – Провожу тебя. Ты снова без вещей?

– Если б меня предупредили, я бы собрала их хоть целый чемодан, – отозвалась я. – Но в мою комнату ведь пока никого другого не подселили? Я могу туда вернуться?

– Само собой. Но учти, что законы академии не позволяют совместного проживания разнополых студентов, поэтому перебраться в мужское общежитие у тебя не получится. Впрочем, есть исключение, – добавил ректор.

– Какое? – полюбопытствовала я и поняла, что краснею, причём до самых кончиков ушей.

– Если студенты женаты или помолвлены, они могут рассчитывать на смягчение условий.

– Вот как?

– Именно.

– И много у вас женатых студентов? – поинтересовалась я, когда мы вышли из пустого помещения в коридор.

– Таковых пока нет, а помолвленные имеются. Никто не торопится с браком в столь юные годы. Это тебе информация к размышлению, – с усмешкой заметил собеседник.

– А можно вопрос? Вы-то сами почему ещё не женаты? – окончательно снаглела я. В конце концов, не каждый раз удаётся заполучить ректора магической академии для приватной беседы.

– Надеюсь, ты не предлагаешь свою кандидатуру? – откликнулся он.

– Да что вы, как можно?! – Я даже споткнулась. В самом страшном сне не могла вообразить себя госпожой Эрмеслан!

– У меня ещё есть время жениться и обзавестись законными наследниками.

Ректор оставил меня у поворота в женское общежитие, которое на этот раз находилось на пятом этаже. Я ещё некоторое время смотрела ему вслед, переваривая своё повторное попадание в академию, наш разговор и то, на что я только что согласилась. Любопытно, кстати… Он сказал «обзавестись законными наследниками». А незаконные, получается, уже есть?

Несмотря на то, что двигалась я по направлению к женскому общежитию, первым, кто мне встретился по дороге, оказался Ваур, одетый в узкие чёрные брюки и белую рубашку с закатанными до локтей рукавами. Он шёл прямиком оттуда, и вид у него был довольный, как у кота, дорвавшегося до распахнутого холодильника, полного сливок, печёнки и сарделек. Меня инкуб, похоже, встретить никак не ожидал, поэтому я получила редкую возможность полюбоваться на его изумлённую, но даже с таким выражением на редкость красивую физиономию.

– Откуда к нам?! – выпалил он спустя несколько долгих мгновений.

– Оттуда, – глубокомысленно ответила я и взвизгнула от неожиданности, когда Ваур обхватил меня обеими руками и приподнял, отрывая от пола.

О том, что Кей что-то говорил насчёт опасности объятий с инкубами, я вспомнила поздно. Когда уже позволила белобрысому вдоволь наобниматься со мной и сама, радуясь неожиданной встрече, ответила тем же. От Ваура приятно пахло хвойным лесом и морским ветром, и прижимал он к себе крепко, однако довольно бережно.

– Пожалуй, хватит, – произнёс инкуб и первым отстранился, но придержал меня за локти, будто остерегаясь, что я снова исчезну. – Хотя, поцеловаться тоже можем, – добавил с лукавыми искорками в синих глазах. – Если хочешь.

– В другой раз.

– Ловлю тебя на слове! Так, значит, ты снова будешь учиться здесь? А где Кей?

– Надеюсь, у себя, в мужском общежитии… Ректор сказал, что с ним всё в порядке. Как ты?

– Прекрасно! Разве не заметно? – Ваур приподнял брови. – Знаю, кто будет просто счастлив с тобой встретиться! Прислать его к тебе?

– Всеволода? – догадалась я. – Да, конечно! Я по нему тоже скучала!

– Тогда передам ему, а позже опять увидимся, – пообещал собеседник и скрылся за поворотом, а я направилась к своей комнате.

Встреча с Эрикой получилась не менее бурной. Я даже не ожидала, что соседка, с которой мы прожили бок о бок не так уж долго, будет настолько рада моему возвращению. Она заверила меня, что к моим вещам – вернее, к тем, что когда-то ещё до моего первого появления здесь оставила в комнате предыдущая обитательница – никто не прикасался, и я по-прежнему могу ими распоряжаться.

К тому времени, как появился химик-алхимик, я уже успела ополоснуться и переодеться в длинное бледно-голубое платье. Магия ректора, которой тот соблаговолил меня подлечить, заряжала энергией не хуже, чем чайник пуэра. Я размышляла, не устроить ли на своём уровне комнаты генеральную уборку, когда в дверь постучали.

Всеволод, как мне показалось, стал выглядеть несколько иначе. Взрослее, увереннее в себе. По-другому причёсаны непослушные тёмно-русые волосы, галстук подобран под цвет серых глаз, только очки в старомодной оправе те же самые.

С ним мы тоже обнялись. Пока Теа Собрен поблизости не наблюдалось, следовало воспользоваться моментом. Мне не хотелось увидеть, какова та в приступе ревности.

Я коротко рассказала о том, как проводила время, пока меня не было в академии, и решилась поинтересоваться, не хочется ли и ему вернуться домой. Всеволод внимательно выслушал и покачал головой. Я нахмурилась.

– Совсем не хочешь? Тебе здесь так нравится? Только из-за учёбы или…

– Видишь ли, в своём – нашем – мире я был всего лишь подающим надежды аспирантом.

– Простым ботаником, ага, – хмыкнула я. – Примеряешь образ классического попаданца? Только что-то не похоже, чтобы ты здесь семерых одним ударом.

– Это стереотипы, – поморщился Всеволод. – За тобой тоже эльфы толпами не бегают.

– Ну, знаешь, я на свою личную жизнь не жалуюсь.

– Я тоже, – мечтательно улыбнулся собеседник.

– И что ты собираешься делать в будущем? Открывать философский камень? Или писать диссертацию по алхимии?

– Поживём – увидим, – философски заключил он.

Поскольку ректор никаких запретов по этому поводу не озвучивал, я поведала и о нашем с ним договоре.

– Может быть, он что-то придумает и для связи с твоими родителями? – предположила я.

– Я поговорю, – ответил Всеволод, и я пожалела о том, что так и не попыталась ничего выяснить о его родственниках. Но чем бы я сумела помочь? Не рассказывать же им о том, что их сын успешно продолжает получать образование в магической академии, где учится на алхимика. Вздумай я озвучить что-то подобное, меня бы посчитали сумасшедшей. – Твой парень с тобой?

– Надо его найти! – снова забеспокоилась я за Кея и ринулась к двери.

– Ага, больше не говоришь, что он не твой, а сам по себе парень, свой собственный! – рассмеялся мне в спину Всеволод. – Подожди, я с тобой! Бегаешь, как электровеник!

Он поймал меня за руку уже в коридоре. Я запоздало вспомнила, что даже не успела выяснить, на каком этаже и в каком крыле сейчас расположены мужское общежитие и столовая, где в первую очередь следовало искать Кея. Пока меня здесь не было, академия успела в очередной раз перестроиться.

Всеволод ориентировался превосходно. На фоне большинства здешних студентов, которые одевались и красили волосы в немыслимые цвета (а, может быть, родились с такими экзотическими оттенками), он смотрелся не слишком ярко, однако мне отчего-то показалось, что химик-алхимик не выглядел в коридорах академии кем-то чужеродным. Возможно, он в самом деле нашёл своё место, где был счастлив, занимался любимым делом и даже встретил девушку, подобную которой никогда не нашёл бы там, откуда его сюда забросило.

Кто я такая, чтобы осуждать его за это? К тому же, едва ли ректор предлагал Всеволоду какой-либо выбор между возвращением домой и дальнейшей учёбой в академии. Возможность загадать желание, как мне в своё время, ему тоже не представилась. Любопытно, кстати, какое желание произнесла Теа в ту ночь с двумя лунами? Выходит, что оно так и не исполнилось…

– Мы пришли, – сказал Всеволод, сворачивая в коридор мужского общежития. – Комнаты остались в том же порядке. Думаю, дальше сама найдёшь.

– Спасибо, – ответила я, оценив деликатность с его стороны.

– Тогда до встречи в столовой!

Он развернулся и, спрятав руки в карманы, зашагал в обратном направлении. Я проводила его взглядом и, не обращая внимания на снующих по коридору парней, двинулась дальше. Где находится нужная мне комната, я прекрасно помнила.

Перед тем, как толкнуть дверь, я чуточку помедлила. Было страшно, что войду и не обнаружу там Кея. Или снова увижу его больным, пострадавшим по моей вине…

Ректор сказал, что не станет наказывать меня за случившееся с Селией и доцентом Краймом, а также за побег из академии, но он ничего не говорил насчёт Кея. Тот ведь тоже нарушил правила академии, и не в первый уже раз. Едва ли студентам позволялось вот так запросто путешествовать по другим мирам, чтобы найти кого-то.

Я постаралась отогнать дурные мысли и решительно вошла в комнату.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru