Академия неслучайных встреч. Дом иллюзий

Светлана Казакова
Академия неслучайных встреч. Дом иллюзий

Глава 2. Штормовое предупреждение

Кеды не высохли. Пришлось надевать балетки, в которых ходила в университет. Выйдя из дома, я первым делом бросила взгляд на соседний участок и обнаружила, что его обитатели, судя по всему, собрались уезжать, не дожидаясь воскресенья. Это означало, что ещё один вечер с музыкой и шашлыками нам не грозил. Замечательно!

Прежде, чем отправиться в магазин, я решила показать Кею двор и сад, которые он ещё не видел при свете дня. Особенно его заинтересовали качели – совсем простые, но крепкие. Собственно, здесь я и провела почти все летние каникулы. В этом саду, на этих качелях. От поездки с родителями на экскурсии отказалась и была даже рада тому, что в нашем университете занятия начинались раньше, чем в других.

Сейчас эти долгие дни, наполненные тоской и томительным ожиданием перемен, остались позади. Всё изменилось, когда рядом оказался Кей – моё кавайное наказание. Правда, будущее всё ещё находилось в тумане. Что нас ждёт? Правда ли, что ректору вздумается снова отправить меня в академию? И – этот вопрос был сложнее всего – чего хочу я сама? Остаться здесь, в привычном мире, или вновь шагнуть за его границы?

Улицы посёлка были почти безлюдны, но редкие встречные посматривали на нас с любопытством. Особенно, конечно, на Кея. Насколько я знала, иностранцы здесь почти не бывали. Они и в городе-то оставались пока нечастым явлением, у нас всё же не столица и не крупный туристический центр. Сам Кей повышенное внимание к своей персоне игнорировал, попросту не замечая.

Когда мы почти дошли до магазина, мой телефон, лежащий в перекинутой через плечо летней сумке, разразился звонкой трелью. На дисплее высветился номер моей приятельницы Вики. Той самой, имя которой я использовала как прикрытие.

– Привет! – воскликнула она, когда я ответила на звонок. В голосе слышалось жгучее любопытство – не нужно было уметь считывать человеческие эмоции, чтобы это почуять. – Поблагодари меня!

– За что? – уже догадываясь, что она скажет, спросила я.

– Как это за что? Мне звонила твоя мама, и я подтвердила, что нахожусь у вас на даче! Хотя, между прочим, я вовсе не там, а в салоне красоты! Сижу в очереди! Не хочешь рассказать, что всё это означает?

– В другой раз, – отозвалась я, покосившись на Кея. Он шёл рядом, время от времени задевая меня локтем, но к разговору, кажется, не прислушивался. Впрочем, ему и без того наверняка было понятно, что я в замешательстве. Такое со мной происходило впервые в жизни, кроме того, я ещё не успела придумать, что отвечать на подобные вопросы. – Спасибо, что подтвердила мои слова!

– Ты там с парнем, да? – не спешила прерывать разговор подруга.

– Ну, в общем, да…

– Я его знаю?

– Нет.

– Ещё интереснее! Ладно, созвонимся позже, пока, тут моя очередь подошла наконец-то! Учти, ты мне всё-всё расскажешь! – попрощалась она.

– Хорошо, пока-пока, – быстро ответила я и выдохнула, пролистывая список входящих вызовов. Вот и пропущенный звонок от мамы! Видимо, потому она и позвонила Вике, а вовсе не для того, чтобы меня проверить. Впрочем, этот вариант тоже имел место. Прежде за мной не было замечено, чтобы я вот так внезапно срывалась с места и меняла планы.

Я нажала на экран, набирая знакомый номер, и закусила губу, прислушиваясь к длинным гудкам. Необходимость вновь соврать была неприятной, но пока другого выхода не имелось. К большому сожалению…

– Яна, ты куда пропала? – раздался в трубке встревоженный мамин голос. – Я не могла до тебя дозвониться! А сейчас и Вика трубку не берёт!

– Прости, я случайно отключила звук, – пробормотала я.

– Вот они – эти современные телефоны! Никакой на них надежды, то ли дело домашние! Где ты?

– Я иду в магазин, так что по домашнему ты мне, тем более, бы сейчас не дозвонилась.

– Ты слушала прогноз погоды?

– Нет, а что? – поинтересовалась я. Обычно о погоде я узнавала из интернета. Радио слушала редко.

– Передавали штормовое предупреждение! Как раз там, где дача! Может, вернёшься домой? – добавила мама, и по наступившей паузе я поняла, что она ожидает от меня положительного ответа.

– Да ладно тебе, – попыталась я её успокоить. – Разве такого не бывало, чтобы после предупреждения ничего не происходило? Наверняка синоптики просто снова ошиблись.

– То есть, ты возвращаться не собираешься? – уточнила мама.

– Сегодня нет, – ответила я. – Здесь очень хорошо, тепло, солнечно. Никаких туч на горизонте!

– Ну, как хочешь, – с недовольством заключила мама перед тем, как завершить разговор.

Я вздохнула и уже собиралась спрятать мобильник обратно в сумку, но тут Кей заинтересовался его устройством. Я объяснила, куда нажимать нельзя, чтобы кому-нибудь ненароком не позвонить, и вручила телефон ему. Довольно скоро он наткнулся на игры и, похоже, мгновенно разобрался в правилах.

В магазине, в отличие от городского салона красоты, очереди не оказалось, так что нам никто не помешал. Я истратила почти всё содержимое кошелька, оставив лишь на обратные билеты. Под конец, не удержавшись, купила мороженое, которое мы решили съесть на обратной дороге. Кей с аппетитом набросился на своё. Я посматривала на парня, осторожно разворачивая ледяной брикетик, и чувствовала, как всё больше места в душе отвоёвывает напоминающее солнечный свет тепло, от которого почти успела отвыкнуть за время разлуки.

Прежде, со стороны наблюдая за счастливыми парами, я нередко задумывалась о том, как влюбляются люди. На что это похоже? Как на рассвете вбежать в солёное море? Как увидеть падающую звезду и, не медля ни мгновения, загадать желание? А, может быть, всё происходит постепенно, шаг за шагом, как освоение нового знания?

Теперь, когда я сама встретила того, с кем мир – любой! – становился ярче, у меня всё ещё не было чёткого ответа на этот вопрос. Наверное, у всех это происходило по-своему. В академии я пыталась избежать влюблённости и привязанности, осознавая, что рано или поздно не избежать прощания, но не получилось. Это наводило на размышления о том, что хуже – найти и утратить или не находить никогда? Собираясь с головой броситься в омут чувств, открывая сердце другому, нужно быть готовым к риску расставания, предательства, безвозвратной потери, отдавать себе отчёт в том, сможешь ли быть со своим спутником в радости и в горе.

Если бы всё было так просто, как у тех, кто родился и вырос здесь, в этом мире, и слыхом не слыхивал ни о каких магических академиях! Если бы мы с Кеем могли каждые выходные проводить на даче, а затем возвращаться в город, ходить в кино, гулять по улицам… Если бы я могла представить его родителям и не обманывать их…

А ещё мне порой хотелось снова увидеть башенки академии, просторный бальный зал, свою уютную, в два уровня, комнату в общежитии. К волшебству привыкаешь. Даже когда оно тебе недоступно. Что там сказал Кей – если подучиться, я смогу не только разрушать, но и создавать иллюзии? Возможно, так и есть, ведь с преподавателем по технике иллюзий я так и не успела встретиться. Любопытно, кстати, вернулся ли тот? А кто занял место доцента Крайма?

Я представила себе, как указываю в резюме, что окончила магическую академию, и невольно фыркнула. Придёт же такое в голову! Ректор собирался использовать нас с Селией в собственных интересах, но нужна ли ему теперь я одна? Тот же Всеволод оказался не в пример талантливее. Настоящий алхимик, беззаветно преданный опытам, колбам и лабораториям.

Никогда не думала, что буду так по нему скучать!

Я вспомнила, что обещала показать Кею электричку, так что сразу к дому мы сворачивать не стали, прошли ещё немного. Днём и кусты, и поблескивающие на солнце рельсы, и даже крапива смотрелись совсем иначе. Не мрачно и пугающе, как ночью. Должно быть, так не только с окрестностями посёлка. Парк вокруг академии в темноте тоже выглядел по-другому.

Интересно, почему я так много думала об академии Эрмеслан? Только ли из-за Кея и его слов насчёт ректора? Неужели я в самом деле готова была туда вернуться? После того, как едва не погибла там. После того, как снова оказалась в своём мире.

Со мной происходило что-то странное, и никто, включая моего спутника, не сумел бы дать ответ, как быть дальше. Ведь никому другому не доведётся ни прожить за нас жизнь, ни умереть за нас. Где-то я услышала или прочитала фразу «На моей тропинке больше никого нет», и сейчас она вспомнилась так отчётливо, будто сама собой возникла перед глазами.

– Ты слишком задумчивая, – произнёс Кей. Я ойкнула, обнаружив, что мороженое успело растаять и сейчас стекало по пальцам. Несколько капель уже оказалось на сарафане.

– Подержи, пожалуйста!

Кей с готовностью взял моё мороженое и жадно уставился на него. Со своим-то он расправился так быстро, что оно даже не успело подтаять. Я невольно улыбнулась, вытирая руки и одежду влажной салфеткой.

– Можешь его доесть, пока ещё осталось, что доедать, – предложила я.

– Угу, – отозвался он, не заставляя себя ждать. – Вкусно! Так о чём ты думала?

– Да так, обо всём сразу. То, что ты сказал про ректора… Считаешь, он действительно собирается во что бы то ни стало вернуть меня в академию? – спросила я.

– Ну, намерения господина Эрмеслана вообще сложно угадать, – заметил Кей. – Но такая вероятность есть. К тому же, меня вернуть он тоже, пожалуй, захочет, хотя…

Я вспомнила, что Кей был второгодником и головной болью преподавателей, однако это не умаляло его талантов в иллюзиях, эмпатии и стихийной магии, в чём я не далее как вчера смогла убедиться лично. Едва ли ректор будет так разбрасываться студентами. Судя по случайной обмолвке библиотекаря, господина Гирдемара, дела в академии обстояли не так уж хорошо. Надеюсь, её хотя бы не коснулось то, что происходило с учебными заведениями в моём городе. Некоторые из них объединили с другими, а каким-то и вовсе грозило закрытие.

– Поживём – увидим, – сказала я и, удостоверившись, что пальцы больше не липкие, взяла Кея за руку.

 

В это мгновение я поймала на себе взгляд молодого человека, который шёл навстречу. Вот ведь незадача! Надо же было наткнуться на того, кого мне видеть ни в коем случае не хотелось!

Вадим. Сын маминой знакомой, парень на год старше меня. У их семьи тоже дача в посёлке, но, насколько я знала, Вадим приезжал сюда нечасто, предпочитая другие места отдыха.

Когда-то, ещё в школе, он мне нравился. Однажды я даже имела глупость отправить ему открытку на День святого Валентина. Но в ту пору всё обстояло не лучшим образом. Если проводить аналогии с американскими фильмами, в них он был бы всеми обожаемым красавчиком, капитаном команды по футболу или какому-нибудь лакроссу, а я – синим чулком. Возможно, в фантазиях сценаристов мы стали бы счастливой парой к финалу. В реальности же у меня не было ни малейшего шанса. То, что мы познакомились ещё в раннем детстве, никаких плюсов не добавляло.

Надо ли говорить, что ответной валентинки я не получила ни в том году, ни в следующем?

Таким образом, Вадим знал о моём отношении к нему, хотя мы этого и не обсуждали. Он всегда держался отстранённо, а, встречая меня в школьных коридорах, никогда не здоровался первым. Однажды зимой я увидела его с друзьями на улице. Что послужило тому виной – гололёд, новые ботинки на высокой платформе или моя неудачливость – неизвестно, однако я поскользнулась и на глазах у них растянулась на обледеневшем асфальте. Будь это романтический фильм или даже дорама, он бы сделал несколько шагов и мужественно помог мне подняться, но я ведь уже говорила, что речь идёт о реальной жизни?..

Со временем мои чувства сошли на нет, и сейчас каждая встреча с этим высоким темноволосым парнем вызывала только не слишком приятную неловкость. К счастью, эти столкновения были редкими и происходили обычно в городе, где все постоянно куда-то спешили и едва находили время на то, чтобы просто кивнуть случайно встреченным знакомым. Я почти забыла, что их дача тоже здесь, поэтому никак не ожидала встретить его вот так, будучи на просёлочной улице, в стареньком сарафане и за руку с Кеем.

– Привет! – лениво растягивая слова, проговорил Вадим и, окинув меня взглядом, с любопытством уставился на Кея. Тот тоже смотрел на него. – Как ты выросла!

– Ещё бы, – отозвалась я и поморщилась, когда догадалась, что он намекал на чересчур короткий сарафан. – Привет! Что тебя сюда привело?

– Уборка урожая, – хмыкнул Вадим.

– А по твоему виду не скажешь, – заметила я. Парень, как всегда, был модно и дорого одет. Я даже точно знала стоимость его джинсов – не так давно мне озвучил её двоюродный брат, мечтающий о таких же.

– Может, представишь меня своему спутнику? – поинтересовался собеседник.

– Он не говорит по-русски, – буркнула я.

– А по-английски? – осведомился Вадим.

– Тоже.

– В самом деле? И на каком же языке ты с ним разговариваешь? Когда успела выучить?

Я в замешательстве бросила взгляд на Кея. Он немного сильнее сжал мою ладонь. Я снова посмотрела на Вадима и заставила себя почти беззаботно улыбнуться.

– Извини, но мы торопимся. Была рада тебя увидеть! – покривила душой я и не стала отвечать на вопрос. – Пока-пока!

Вадим сказал что-то ещё, но я уже не слышала – прибавила шаг и опомнилась лишь тогда, когда закололо в боку. Остановилась, тяжело дыша, повернулась к Кею. Он, ничего не говоря, поставил на траву пакет с продуктами и обнял меня. Я уткнулась лицом в шероховатую ткань майки, закрыла глаза, отчаянно желая не думать ни о чём, кроме того, что Кей рядом. Но не получалось.

Встреча с Вадимом была лишь первой из тех, что предстояли в ближайшем будущем. Родители и прочие родственники, подруги и однокурсники, просто любопытствующие знакомые. Каждому из них непременно захочется выведать, откуда я знаю Кея и как разговариваю с ним, учитывая, что слов остальных он не понимает.

Какую легенду придумать? Что ответить на вопрос о нашем знакомстве? Как объяснить, что ему в этом мире, в этом городе негде и не на что жить? А если речь зайдёт о документах? Если однажды ему захочется полетать, и кто-нибудь это увидит?

Да с чего я вообще взяла, что Кей останется здесь?..

Наверняка он догадывался, если не о моих мыслях, то о чувствах точно. Но ничего не говорил. Только молча гладил меня по волосам, всё крепче прижимая к себе.

Постепенно я успокоилась. Почти. Нашла в себе силы чуть отодвинуться, размыкая объятия, смахнула слезинки с ресниц и даже улыбнулась. А тут как раз и электричка появилась. Прогрохотала по рельсам, заглушая мой голос.

– Пойдём домой, – повторила я, когда шум стих.

Хорошо, что Кей не стал ни о чём спрашивать. Ни о том, кто был встреченный нами парень, ни о том, отчего так резко, словно на безоблачное небо набежала чёрная туча, испортилось моё настроение. Впрочем, к тому времени, как мы вернулись домой, я приободрилась и постаралась выбросить из головы нежеланные мысли, которые упорно туда лезли.

Казалось, будто любопытствующий взгляд Вадима прилип ко мне, как наклейка, поэтому захотелось, не откладывая, принять душ. Я с трудом разыскала старенькое полотенце, обулась в великоватые мне мамины шлёпки и сказала Кею, что скоро вернусь. Летний душ работал исправно. Я блаженно зажмурилась, чувствуя на коже тёплые капли воды. Как хорошо… а на таком солнце никакой фен не нужен, волосы сами высохнут.

О том, что не захватила сменной одежды, а белья и вовсе не имелось, вспомнила только тогда, когда начала вытираться. Простирнуть нижнеё бельё не являлось большой проблемой, но дефилировать по двору в одном полотенце всё же не хотелось, забор не прозрачный, однако и не сплошной. Увы, другого выбора не нашлось.

Обеими руками придерживая полотенце, я пробежала через двор и, едва сбросив шлёпки на террасе, тут же попала в объятия Кея. Пробормотала ему в губы, что он сейчас тоже вымокнет, но вместо того, чтобы отстраниться, только теснее прижалась. Спустя несколько ударов сердца полотенце упало на пол, а о том, что собиралась сделать к чаю горячие бутерброды, я вспомнила только к вечеру.

Бутерброды удались – расплавленный сыр тянулся, как у самой настоящей пиццы, корочка аппетитно хрустела, а укроп и петрушка с собственного огорода вполне заменили орегано. Всю тарелку – самую большую, что удалось найти – мы умяли минут за пятнадцать. Затем я отзвонилась маме, снова попыталась успокоить её тем, что штормовое предупреждение наверняка было ошибочным, и принялась за уборку.

Кей помогал – передвигал тяжёлую мебель, носил воду. Скоро пол заблестел, пыль исчезла, пауки трусливо попрятались. Покончив с этим, я постирала бельё, расстелила на траве покрывало и удовлетворённо разлеглась на нём со стопкой старых журналов. Большинство из них я сама ещё в школьные годы выписывала или покупала. Кей присоединился ко мне чуть позже, и я, уютно пристроив голову ему на живот, принялась выспрашивать подробности о жизни в академии за время моего отсутствия.

Он охотно рассказывал про Всеволода, который успел выбиться в число лучших студентов факультета алхимии, а также всё-таки завёл роман с Теа Собрен. Про Эрику, что так и не обзавелась новой соседкой. А вот про Ваура говорить не хотел, чему я, впрочем, не удивилась. Отношения у этих двоих были довольно напряжённые. Вероятно, причина этого лежала в событиях, о которых я не знала, но пока решила не пытать Кея и не требовать немедленно поведать о них. Всему своё время. Захочет – расскажет.

– Так ты скучаешь по академии? – спросил он, когда я засмеялась, слушая об очередном конфузе незадачливого влюблённого из числа алхимиков. Того, который тогда хотел самостоятельно сделать для понравившейся ему девушки духи. Оказалось, тот предпринял ещё одну попытку, но она снова не увенчалась успехом.

– Пожалуй, – со вздохом ответила я. – Там ведь друзья – Эрика, Всеволод… Но куда сильнее я скучала по тебе.

– Ну, в этом я не сомневался, – хмыкнул Кей. Я шутливо ткнула его кулаком в бок. – Они тоже скучают.

– Интересно, как ректор отреагировал на то, что случилось с Селией и Краймом, – заметила я. Упомянула рыжую девушку и невольно вспомнила пристальный взгляд зелёных глаз, чем-то напоминающих мои собственные. – Злился, наверное.

– Ну, вид у него, в самом деле, недовольный и весьма озабоченный, – согласился Кей. – Но куда ему деваться? Работа такая.

– Господин Гирдемар сказал, что ректор не женат. Странно, – размышляла я вслух. – Такой видный мужчина…

– Ещё скажи, что он в твоём вкусе! – фыркнул собеседник.

– Не совсем. Но, если говорить о внешности и его умении себя держать, то на романтического героя он годится, – признала я. – Да и положение у него высокое, собственная магическая академия опять же…

Договорив фразу, я подумала, что почти ничего не знаю о мире, окружающем академию. За пределы замка нас не выпускали. Эрика отвечала на все мои вопросы крайне уклончиво, остальные тоже. Может, воспользоваться моментом и попробовать что-нибудь выяснить у Кея? Я уже собиралась приступить, когда он вдруг сел и запрокинул голову.

– Что там такое? – спросила я.

– Странное что-то, – ответил он, и я вслед за ним с тревогой вгляделась в небо.

Погода стремительно ухудшалась. На небо набежали тучи – тёмные, густые, похожие на громадные куски грязной ваты. Травинки пригнулись к земле. Начинался ветер. Длинная майка и джинсовые шорты, которые я обычно надевала, когда работала в саду, уже не защищали от прохлады.

– Лучше вернуться в дом, – сказала я. На ум пришли мамины слова о штормовом предупреждении. Интересно, в городе так же? – А ты не можешь изменить погоду? Как вчера, с дождём.

– Сейчас уже нет, – отозвался Кей, пожимая плечами. – А что? Тебе страшно?

– Да нет. На доме есть громоотвод. Кажется…

Вдалеке загрохотал гром, ветер усилился, и первые вспышки молний прорезали небо. Дождь пока не торопился, и всё же нужно было спешить в дом, под крышу. Кей помог мне собрать рассыпавшиеся журналы, я подняла с земли покрывало, уже не заботясь о том, чтобы свернуть его ровно.

– Красиво… – задумчиво проговорил Кей, глядя на небо. – Только странно. Как будто магией пахнет.

– У магии есть запах? – удивилась я.

– Не совсем. Она, скорее, просто ощущается, но сложно сказать, каким органом чувств. Ты уверена, что в вашем мире нет магов?

– Ну, периодически объявляются люди, которые заявляют, будто у них есть сверхъестественные способности, но всё это, насколько мне известно, пока ничем конкретным не подтвердилось.

Кей хмурился, и мне это совсем не нравилось. Вдруг вспомнилось, как Селия хотела убить меня на просторном балконе. Тогда воздух казался таким же, как сейчас, и так же потрескивали электрические разряды, и так же…

Покрывало выскользнуло из онемевших пальцев. Я подняла глаза к небу, уже понимая, что не успеваю ничего сделать, и всё же рискнула. Отчаянно рванулась вперёд, чтобы оттолкнуть Кея за секунду до того, как в него ударила молния.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru