Попадос. Книга 4

Sunmen
Попадос. Книга 4

Глава 1

Буквально в одночасье в моей жизни всё изменилось, очередной теракт унес жизни пятнадцати человек, среди которых оказались мои родители, а сам я чудом выжил, всего лишь потеряв зрение и правую ногу, перебитую осколком. Сам момент взрыва я абсолютно не помню, и как выжил, до сих пор не понятно. Ехали мы всей семьёй в общественном транспорте, который и стал целью террористов. Можно было расценивать то, что я остался жив, за удачу или чудо, но я так не считал: жизнь инвалида и смерть родных – такого и врагу не пожелаешь.

Несколько лет длились бесконечные лечебные процедуры и всевозможные операции, но зрение ко мне так и не вернулось, не говоря уже о потерянной конечности. Я настолько устал от всего этого, что когда мне озвучили окончательный «приговор», воспринял его спокойно и даже с некоторым облегчением, что наконец-таки все это закончилось.

Первое время рядом со мной были мои близкие родственники и друзья семьи, которые не давали мне скучать и хандрить, но со временем, когда я уже более-менее освоился со своим увечьем и мог выполнять несложные работы по дому, то все чаще стал, оставался один. Я специально просил оставить меня, не желая быть им обузой, мотивируя тем, что сам хочу побыть одному. Бывало в такие моменты, мои мысли возвращались к погибшим родным, я очень скучал по ним, и не мог понять, кому понадобилось убивать их, простых людей которые в своей жизни никому не причинили зла. К чему эти бессмысленные жертвы, не могу назвать себя наивным, но все равно не мог понять: для чего?! Религия, политика, деньги, неужели нет других способов добиться своих целей, но оставаться людьми!? Их просто не стало и в мире от этого ничего не изменилось, никому от этого не стало лучше. В новостях я слышал, что были пойманы несколько исполнителей, но на суде им далее смешные сроки в 5 и 8 лет, хотя какая мне была разница, родных уже не вернешь, и мои увечья от этого не пропадут. Месть и правосудие, спросите вы, так и что с того, что будут наказаны пешки, тупые и недалёкие исполнители, ведь заказчики этого злодеяния так и останутся на свободе.

Со временем жизнь моя выровнялась, боль поутихла, насколько это вообще возможно, правда с учебой пришлось пока завязать, не говоря уже про работу. Благо хоть выплатили компенсацию от государства, да и накопления небольшие у родителей были, вот я и жил, стараясь научиться справляться со слепотой, не сильно заботясь о хлебе насущном.

Конечно, не все было так легко и гладко, ведь привычки, выработанные за свою жизнь, причиняли очень много неудобств, взять хотя бы любовь к книгам, интернету и играм, которым я уделял много времени. Друзья, иногда навещавшие меня, рассказывали об интересных новостях и новинках в индустрии игрового мира, делясь своим опытом и впечатлениями, чем еще больше сыпали соль на мои душевные раны. Я не останавливал их порывы и наоборот проявлял живейший интерес ко всем новостям, по-новому оценив сам факт живого общения с близкими людьми.

За время, проведенное мной во тьме, в мире оказывается, много чего произошло и изменилось. Новые войны и конфликты, развязанные в борьбе за ресурсы, даже на мой восемнадцатилетний взгляд толкали мир в пропасть. Плюнув на политику, я больше не интересовался подобными новостями, дабы не травмировать свою и так побитую жизнью психику, да и при всём желании я ничего не мог изменить, особенно теперь, будучи слепым калекой. Куда больший интерес у меня вызывали другие новости. В игровой индустрии как «чертик из табакерки» вылезла ранее неизвестная фирма «Нейро-Ком», представившая общественности уникальные разработки в сфере виртуальной реальности, с игрой, за короткое время стремительно завоевывающей мировой рынок. В первый раз, услышав о ней, я не обратил внимания на эту новость, порадовавшись за наших людей, но расценив для себя как бесполезную. Да-да фирма эта оказалась нашей, российской, что было очень удивительно, но приятно. Так было до того момента, как я случайно не наткнулся на телевизионную передачу, посвященную этой теме. В этой передаче видные ученые активно ругали эту технологию, грозя всевозможными карами и возможными последствиями, но привлекла меня и очень заинтересовала фраза о том, что эта виртуальная реальность генерируется прямо в мозг, минуя остальные органы чувств!!!

Уже через месяц у меня появилась капсула, купленная по льготной программе, и был заключён договор с этой компанией на их услуги. Цены на капсулы были как на квартиры, но с 80 % скидкой для инвалидов денег хватило даже с тех, что выплатило мне государство после гибели родных. Дядька несколько раз отговаривал меня от этой идеи, опасаясь, что я совсем выпаду из жизни, но я смог убедить его, что я и так вне её.

– Олег, просто знай, что ты не один и у тебя есть мы, – были его слова, когда он понял, что не переубедит меня.

– Я знаю, дядька. Всё будет хорошо.

После моего первого подключения я понял, что он в чём-то был прав и теперь моя жизнь будет по большей части виртуальной. В капсуле я снова мог видеть и даже больше: жить полноценной жизнью… почти полноценной. Если вы думаете, что я сразу бросился играть, то вы ошибаетесь, возможностей тут хватало и без них. Учёба, работа и просто творчество стали снова доступны мне. На момент взрыва, изменившего мою жизнь, мне было 16 лет, и только оказавшись в вирте, я смог получить аттестат и поступить в архитектурный институт и всё это за каких-то полгода. Время в вирте шло быстрее, чем в реальности почти в три раза, что открывало огромные возможности для всех людей, не только для меня, ведь успеть можно было очень многое. Люди очень быстро оценили все преимущества виртуальности и пользовались ею почти во всех сферах жизни.

Пока я был поглощен учёбой и просто наслаждался виртуальной жизнью, в мире происходили не слабые волнения вокруг этой корпорации и нашей страны. С появлением этой технологии огромные убытки стали нести производители железа и софта потеряв огромный рынок сбыта. Капсула могла заменить собой самый навороченный компьютер, как и поступившие ранее в продажу коммуникаторы и шлемы. Дело даже доходило до вооружённых нападений на филиалы и производственные комплексы корпорации, не говоря уже про санкции к России и запрет технологий в странах НАТО. Имея поддержку государства в лице президента, всё это мало влияло на саму корпорацию и только увеличивало стоимость её продукции на западе, куда она попадала, несмотря на все запреты.

За эти полгода, пока я занимался учёбой и поступлением, вышло больше двух десятков виртуальных игр, рассчитанных на разный возраст и интересы. Созданная платёжная система, через которую осуществлялся вывод средств из виртуальности, стала одной из самых популярных, особенно после гарантированных выплат игрокам, сумевшим заработать в игре деньги. Это ещё больше привлекало людей в вирт, но уже с целью постоянного заработка и, что самое интересное, возможности хорошо зарабатывать были даны для всех.

Начал я играть после поступления, времени хватало с такой большой временной разницей, и когда стал разбираться, в какую игру, собственно зайти, понял, что все игры суть одна большая игра. Хочешь мир меча и магии – добро пожаловать в закрытые миры. Желаешь летать в космосе? На выбор империи разных рас или независимый фронтир. Вариантов и миров было огромное множество, на все вкусы и пристрастия, но в целом – это была одна вселенная. Технологии, позволившие всё это, были за гранью понимания и вызывали много вопросов, мусолившихся средствами массовой информацией. Особенно усердствовали западные, но и наши нет-нет, но поднимали их.

За время учёбы в институте я успел побывать во многих мирах, полетать в космосе и даже заработать неплохие деньги многократно окупив свою капсулу. В последнее время я почти не играл, просто жил там, где она кипит и творил. Разработчики постоянно объявляли разные конкурсы, и я старался участвовать в тех, которые были связанны с дизайном и проектированием. Приходилось разрабатывать концепции, начиная от дизайна скафандра и заканчивая кораблём или целой космической станцией. То, что я за всё время только один раз вошел в призовую десятку, получив солидную премию за дизайн и концепцию «меха», в которых я любил поиграть, меня нисколько не смущало и не расстраивало. Денег для безбедного существования за это время накопилось достаточно, да и участие в конкурсах нет-нет, но приносило какой-то доход, который в основном уходил на очередных наставников и учителей. Игроки уже давно заметили, что навыки и знания, полученные в играх, смело применялись в реальной жизни и наоборот. Были слухи, что по заказу спецслужб России были разработаны особые игровые миры, в которых проходили подготовку их бойцы и специалисты. Всё это было на уровне слухов и реальных подтверждений, конечно же, не было, да и сомневался я в этом, так как корпорация, хоть и работала при поддержки государства, но всё же, на мой взгляд, имела независимость и собственную линию поведения.

В очередной раз в моей жизни всё изменилось после того, как мне на почту пришло уведомление о начале очередного конкурса на создание или, проще говоря, проектирования концепции мегаполиса на одной из виртуальных планет. Я сразу же уцепился за эту идею, зарегистрировавшись и получив необходимый для работы материалы, так как моя дипломная работа в чём-то оказалась схожей с этой темой, и она меня очень заинтересовала.

Архитекторы, дизайнеры и конструкторы, уже давно работали только в вирте, пользуясь созданными специально для этих целей рабочей средой и инструментами, ставшими за короткий промежуток времени очень популярными. Иметь возможность пройтись по только что созданному зданию или использовать то, что ты разработал, очень дорогого стоит и позволяет уже на стадии проектирования избавиться от всех недоработок и болезней.

По итогам конкурса я не занял первые места и даже в десятку не попал, но в сотне призёров оказался и получил даже больше, чем мог рассчитывать. Помимо солидного денежного приза неожиданно пришло приглашение войти в группу проектировщиков и дизайнеров корпорации, которые будут разрабатывать и проектировать на постоянной основе игровые объекты. По мере ознакомления с условиями работы стали возникать мысли отказаться, так как требовалось переезжать в другой город, а человеку в моём состоянии это всё очень напряжено, да и привык я к своему дому, однако, дочитав соглашение до конца, серьёзно задумался. Корпорации были известны мои сложности, и они все расходы и сопровождение брали на себя, но самое интересное было сказано в одном из последних пунктов. Как будущему сотруднику корпорации мне будут доступны все медицинские ресурсы самой корпорации «не имеющие аналогов в мире». Количество слухов и теорий о корпорации по сети гуляло немало, но в чём все были уверены – это в том, что она оставила далеко позади себя всех конкурентов и если предположить, что медицина у них на том же уровне, что и остальное, то не использовать этот шанс глупо.

 

Переезд не занял много времени, после отправки подписанного соглашения уже через неделю я оказался, по словам моей сопровождающей, в закрытом городе, принадлежащем корпорации. По прибытии в ближайшие дни был помещен в медицинский центр, из которого уже вышел полноценным, здоровым человеком, а ещё через полгода я, как и тысячи других специалистов-землян оказался в космосе.

Ирлан.

Переход прошёл как обычно: буднично и без особых спецэффектов, мир просто мигнул – и я уже в очередном измерении. Если сам переход проходит без спецэффектов, то вот предугадать, куда попадёшь и в какие условия, почти невозможно – пока невозможно! Несколько раз я оказывался в космосе среди плавающих в пустоте астероидов, а поначалу бывало, что и под водой, вследствие чего принял за правило делать переходы высоко над поверхностью планеты. Вот и сейчас я оказался посреди пылевой бури, но хоть не в космосе. Эту планету почти во всех её измерениях, терзали в прошлом те или иные катаклизмы, причём настолько серьёзные, что бывало, вместо планеты оказывался, просто в космосе посреди пылевых облаков и астероидов.

Телекинез и щит надёжно ограждал и от более агрессивной среды, а пси восприятие позволило сориентироваться в пространстве. Висеть я мог так очень долго, но смысла в этом было мало, да и просто скучно. Цели в этой реальности у меня не было, как и во всех предыдущих, кроме как научиться, наконец, пользоваться и управлять переходами, поэтому примерно недели две, как обычно, придётся тут погостить, и сделать это лучше в более комфортном положении, чем просто висеть без движения. До этого мне не раз приходилось в подобном состоянии проводить время, ожидая, пока артефакт накопит энергию для следующего перемещения, и скажу вам, что приятного в этом мало, благо хоть базы имелись для изучения в достаточном количестве, и мне было чем заняться.

По внутреннему времени я уже почти год, как прохожу подобную практику, и конца и края этому не видно, так как я так и не смог пока научиться самому важному, тому, чему безуспешно пытался научить проклятый артефакт – самостоятельно выбирать нужное, а ведь так всё хорошо начиналось…

Очнулся я после проблем с артефактом в несколько неожиданном месте, хотя и должен был оказаться на своём корабле, а не лежать на песочке и пялиться в серое небо, к слову сказать, красивое с сиреневым отливом. То, что оно безжизненное я понял позже, проверив состав атмосферы, а пока ещё не до конца понимая, что происходит, лихорадочно пытался безуспешно связаться с Красавицей или вообще достучаться до кого бы то ни было. Очень быстро стало понятно, что даже намёка на связь в обозримом пространстве не фиксировалось, и даже примитивных радиосигналов не было, не говоря уже про галасеть. Я был настолько озадачен сложившейся ситуацией, тем бредом, что вокруг творился, что не сразу сообразил обратиться к Шизе, а когда послал ему мысленный запрос, что-то произошло, некое мгновенное затмение, после чего в голове стала появляться информация. Это было похоже на то, как будто я стал вспоминать о вещах, давно мне известных. Подобный способ передачи информации мне встретился впервые, и он уже был третьим, известным мне, и скажу откровенно, самым удобным и комфортным. Мне было сложно оценить объём знаний, переданный артефактом, но под конец Шиза сообщил, что процесс длился почти двадцать минут.

На фоне полученной информации эта прошла мимолетом, ибо то, что теперь я нахожусь на практике после экспресс-обучения артефактом, меня, мягко сказать, озадачило. Какого чёрта мне сдалась эта практика, да ещё и на таких условиях!? И зачем вообще нужно было перемещать меня на этот полигон, находящийся в закрытой системе!? Да, позже я стал понимать причины подобных предосторожностей, но пока же для меня казалось это всё бредом.

Поначалу я думал, что мне быстро удастся разобраться в том, чему меня пытаются научить, но как оказалось, очень сильно ошибался…

В первый раз покинуть измерение самостоятельно мне удалось лишь спустя месяц, один из тяжелейших месяцев в моей жизни. Без еды и питья мне пришлось перестроить свой организм на энергетическую подпитку, что увеличило время заряжания артефакта почти вдвое. Оглядываясь назад, я понимал, что мне очень повезло, что со мной был запас накопителей способных самостоятельно аккумулировать энергию. В некоторых измерениях пополнение энергии очень сильно замедлялось, а в других её было просто завались, приходилось даже перестраивать щиты, чтобы уменьшить её воздействие на организм, настолько её было много. В таких условиях артефакт, бывало, уже за пару дней способен был перемещать меня в следующее.

Первое время я пытался изучать места, куда попадал, ожидая встретить жизнь, пусть даже и не разумную, но мне за всё это время ни разу не встретилась органическая жизнь. Надежда появилась после того, как я случайно при очередном перемещении обнаружил развалины некоего сооружения. Атмосферы на планете почти не было, а её лунный ландшафт лучше всего убеждал меня, что жизни тут я не встречу, но вот, то, что она когда-то тут была, я уже не сомневался.

Всё время пока заряжался артефакт, я провёл в раскопках развалин, но, кроме очень плохо сохранившихся надписей на неизвестном мне языке и пыли, я ничего не обнаружил. В последующих измерениях я уже целенаправленно старался обнаружить подобные признаки и, бывало, находил! Что самое интересное по разным признакам было похоже, что существа, жившие когда-то в этих измерениях, были разного вида. Доказать это я не мог, но, по логике и ощущениям, такие выводы напрашивались. В археологии я почти ничего не смыслил и очень жалел, что такой базы у меня не было.

Когда первый азарт прошёл, я уже на автомате при каждом последующем переходе рефлекторно проверял состав атмосферы и делал короткий облет, после чего просто выбирал удобное место и входил в обучающий транс. Да, базы меня спасали, но лишь в это время я понял, что такое скука и как иногда может не хватать живого общения. Шиза спасал, создавая голограмму и общаясь со мной периодически как живой человек, или виртуальную реальность, в которой мы создавали всевозможные объекты, начиная от кораблей и заканчивая детально проработанными замками и дворцами. Базы по психологии помогли ему ещё раньше понять все сложности в моём положении, и он грамотно и профессионально старался нивелировать все негативные последствия, за что я был ему безмерно благодарен.

Не только базы и Шиза помогали, но и практика после изучения «Псиона». В большинстве измерений на поверхности планет было много песка, с которым было очень удобно работать, создавая причудливые скульптуры и даже строения которые мы разрабатывали с Шизой. Бывало, это занятие занимало почти всё моё время, и откровенно говоря, спасало. Там же, где было мало песка, я работал с камнем, пользуясь для обработки уже своим клинком и некоторыми пси-техниками.

Многое изменилось, когда я оказался посреди песчаной бури. Выполнив все стандартные процедуры, в шоке перепроверил данные и убедился, что мне не показалось! На планете была атмосфера, годная для дыхания! Остальные показатели меня так же озадачили, к примеру, высокий энергетический фон было видно даже без замеров. В энергетическом зрении всё вокруг светилось и переливалось разными цветами. Даже сама буря была насыщенна энергией и, скорее всего, поддерживалась ей. Подобного я ещё не встречал за время своей «практики» и всю мою скуку как рукой сняло, после того как передо мной замаячила возможность встретить живые организмы или даже разумных существ!

Оставалось решить ещё одну проблему – артефакт. В этом повышенном энергетическом фоне он бешеными темпами за мой счёт накапливал энергию и, даже по примерным расчётам, через пару дней я перемещусь в очередное безжизненное место. Идея отложить этот процесс пришла моментально, и для пробы решил реализовать одну разработку. Задействовав все свои силы в режиме слияния, я стал гравитацией и телекинезом уплотнять и стягивать весь песок, кружащийся вокруг, беря по контроль максимально доступное мне пространство. Выбрав один из готовых проектов башни, стал слой за слоем создавать его, пользуясь всем спектром доступных техник. Уплотнённый песок под воздействием температуры спекался даже легче чем в прошлых моих экспериментах и постепенно сформировал фундамент. Очень быстро вокруг стал расширяться котлован, по дну которого стелился и стягивался весь окружающий песок, текущий целыми ручьями. Получившаяся картина была просто феерична, особенно для меня, наблюдающего всё это в энергетическом зрении. Насыщенный энергией песок под большим давлением и температурой принимал тёмно-бордовый цвет и при желании становился гладким как стекло, что должно было быть в итоге очень красиво и необычно. За пару часов и очистив от песка пространство вокруг моей будущей постройки радиусом почти в двести метров, я стал уже целенаправленно стягивать песок из не успокаивающейся бури. За пять часов, что я трудился над своим строением, буря предоставила мне столько песка, сколько мне было нужно, и только к утру неожиданно успокоилась, очистив такое красивое изумительное лазурное небо. Открывшийся вид просто завораживал. Бордовая, глянцевая как стекло, башня высотой около тридцати метров и диаметром в основании пятнадцать, ещё пылала жаром, постепенно остывая. Всю доступную энергию я тратил на поддержание температуры и медленное остывание, а также на огромную опалубку, которая и формировала общую форму всего здания. Созданная в несколько этапов башня у фундамента уже почти остыла и приняла свой окончательный вид. Никаких узоров и фактуры я не стал делать по нескольким причинам, и основная из них была техническая. Получившееся стеклянное покрытие мне очень понравилось, особенно после того, как всё было готово, и она заиграла на солнце. По прочности, конечно же, трудно было сравнить с камнем, но неожиданное свойство получившегося материала заставило провести некоторые эксперименты. В энергетическом зрении полученный материал всё так же содержал энергию и даже более того имел более насыщенный фон. Несколько экспериментов показали, что это стекло оказалось слабым накопителем, и при некоторых условиях можно было улучшить этот показатель! До уровня накопителей, известных в Содружестве, он даже близко не доходил, но вот за счёт объёма этот материал оказался просто бесценным! Чтобы улучшить его свойства, нужно было на стадии плавления и сжатия, просто напитав его энергией до его полного физического насыщения, после чего уже постепенно охладить. Получившийся материал мог хранить в несколько раз больший запас энергии, чем при том способе, что я использовал при создании башни.

Все эти открытия меня так захватили, что мы с Шизой стали развивать идею дальше задумав, создать башню-артефакт! Если изначально она была больше приспособлена под условия пустыни с узкими бойницами, то теперь уже основной задачей стало создать действительно красивое сооружение. Был разработан целый комплекс вокруг этой башни и самое главное, что каждое здание становилось гигантским артефактом-накопителем, призванным защищать себя от времени и внешнего воздействия.

Три месяца у меня ушло на эту работу, за время которой граница пустыни отступила почти на километровый радиус вокруг моего творения, а одинокая башня стала донжоном, вокруг которого выросли замковые постройки и высокие стены. Пусть для меня это всё было бесполезно, но это было неважно, для меня имел значение сам процесс и возможность сливать лишнюю энергию, чтобы отложить неизбежный переход в другое измерение. В итоге весь комплекс с его энергетическим потенциалом стал артефактом, способным прикрыть даже весь континент, если не больше, не говоря уже про сам замок. С тех пор, как работа была закончена, в пустыне больше бурь не было, да и энергетический фон немного уменьшился, но самое важное, что я полноценно смог поесть за всё это время!

Работая как обычно, я неожиданно получил сигнал: защита засекла нарушение периметра, и, не настроенная на жёсткое ограждение, пропустила неведомого гостя, которому я безумно обрадовался. Бросив все свои дела, я метнулся в том направлении и вскоре обнаружил нарушителя. К моему удивлению в мою сторону бодро рысила кракозябра – помесь ящерицы и черепахи, по размерам не сильно уступающая слону. Понять, что это неразумное существо, а хищник, было не сложно, следовательно, и статус оно поменяло автоматически с вероятного аборигена на долгожданную еду! Удивительно, но на мои техники на неё почти не воздействовали, лишь злили, но вот от гравитации защиты у неё не было, не говоря уже о моём клинке проткнувшим ей мозг, к счастью находящийся там, где и всех живых существ, в голове. Панцирь же этой зверюги уже с трудом поддавался моему клинку и то только после насыщения его энергией.

 

В замке быстро организовав холодильное помещение, разделав, перетащил туда тушу, после чего отрезав самые, на мой взгляд, привлекательные куски пожарил их и съел. Это было, наверно, самое вкусное мясо за всю мою жизнь, пусть без соли и специй, но те, кто больше года даже крошки не держал во рту и выжил при этом, меня поймут. Только наевшись до отвала, почувствовал себя полностью умиротворённым человеком, единственное, что не хватало для полного счастья – это горячего чая или кофе.

Как бы там ни было, ещё неделю я потратил на доведение до ума своей задумки, после чего решил двигаться в сторону, откуда пришла эта кракозябра. Проблему с избытком энергии я решил просто, сделал широкую платформу на лыжном основании, по разработанной технологии превратив её в своеобразный артефакт, куда я буду сливать лишнюю энергию. Можно было просто пешком пройтись, сливая излишки в песок, но скорость передвижения будет просто смешной, а тут пока платформа будет двигаться с хорошей скоростью, я с комфортом буду сидеть в удобном кресле. Для этих целей очень хорошо подошли некоторые костяные пластины с кракозябры. Получившееся стеклянное кресло с костяными накладками, конечно, было бы жестковато для обычного человека, но в костюме мне это было фиолетово.

После первого испытания я понял, что далеко так всё же не уеду. Нет, платформа могла двигаться с хорошей скоростью, но вот то, что песок будет стирать основание, я не подумал. Очень в тему пригодились остатки пластин, которые пошли на основании и от трения вообще не страдали. На всю платформу их не хватило, но по пути мне встретились еще подобные звери так, что пластины даже осталось. Выкидывать их я не стал, сложив аккуратно на платформе: если понадобятся – будут под рукой. Дней через пять стали попадаться редкие оазисы, в которых я, наконец-то, напился от души чистейшей водой, а заодно и перекусил живущим тут же хищником, настолько же вкусным, насколько и отвратным на вид. Щупальца и шипы по всему телу, в дополнение к пасти с острейшими зубами, заставили меня задуматься о съедобности этого вида. К счастью, по факту он оказался даже вкуснее прошлой кракозябры, так что я с удовольствием пообедал им, а остатки оставил для местных падальщиков. Брать с собой запас я не стал, поняв, что живности в этом измерении хватает, и без еды я тут не останусь. Продвигаясь всё дальше по пустыне, обнаружил, что стали появляться редкие птицы и встречались большие и часто появляющиеся оазисы, в которых я периодически останавливался, чтобы поесть и попить. Животный мир тут был настолько разнообразен и причудлив, что я невольно провёл аналогию с планетой Балу. Местным зверям по смертоносности было далеко до наших, уже родных, монстров, но всё равно эволюция явно постаралась сделать их максимально опасными, благо хоть они были съедобными и вкусными… в основном.

По мере удаления от моего замка я стал замечать, что энергетический фон стал уменьшаться, но мне всё равно приходилось сливать энергию в платформу, избыток которой уходил в песок, и получалось это уже почти на автомате. На ночёвку я останавливался каждые четыре дня, четырёх часов мне хватало полноценно отдохнуть, после чего снова продолжал путь. За расходом энергии во сне отвечал уже Шиза, и я очень надеялся, что у меня ещё есть время, из-за чего я стремился разведать местность всё дальше и дальше, и это вскоре принесло свои плоды: я наконец-то обнаружил следы разумных.

Очередной оазис имел явно рукотворные постройки, выложенный камнями родник и полуразрушенный навес лучше всего указывал на это. Хоть и было видно, что посещали его регулярно, но давно, всё равно я безумно обрадовался этой находке. Даже если тут год не появлялись, это ни о чём не говорит, в этом измерении есть разумные, и это – бесспорный факт!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru