Сердце пирата

Стефани Лоуренс
Сердце пирата

Stephanie Laurens

A BUCCANEER AT HEART

Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Иллюстрация на обложке используется с разрешения Harlequin Enterprises limited. Все права защищены.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением.

Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

A Buccaneer at Heart

Copyright © 2016 by Savdek Management Proprietary Limited

«Сердце пирата»

© «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

© Художественное оформление, «Центрполиграф», 2018

* * *

Действующие лица

Главные:

Роберт Фробишер – главный герой

Эйлин Хопкинс – главная героиня

В Лондоне:

Семья:

Деклан Фробишер – младший брат Роберта

Леди Эдвина Фробишер – жена Деклана

Прислуга в доме Деклана и Эдвины:

Хамфри – дворецкий

Правительство:

Ройс, герцог Волверстоун, он же Дальциэль – бывший начальник британской секретной службы за пределами Англии

Минерва, герцогиня Волверстоун – жена Волверстоуна

Виконт Мелвилл – первый лорд адмиралтейства (военно-морской министр)

Кристиан Эллардайс, маркиз Дирне – бывший агент Дальциэля, ныне выполняющий некоторые поручения секретной службы

Майор Рейф Кастерс – армейский связной, выполняющий поручения, требующие особой осмотрительности

Лорд Джек Хендон – бывший агент секретной службы, ныне владелец судоходной компании

В Абердине:

Фергюс Фробишер – отец Роберта

Элейн Фробишер – мать Роберта

Ройд (Маргатройд) Фробишер – старший из братьев Фробишер

В Саутгемптоне:

Хиггинсон – клерк в Судоходной компании Фробишеров

На море:

Калеб Фробишер – младший из братьев Фробишер

Катрин (Кит) Фробишер – кузина братьев Фробишер

Локлан Фробишер – кузен братьев Фробишер

Во Фритауне:

Капитан Джон Диксон – офицер армии, пропал без вести

Лейтенант Уильям Хопкинс – брат Эйлин, офицер Западно-Африканской эскадры, пропал без вести

Лейтенант Фэншоу – офицер Западно-Африканской эскадры, пропал без вести

Хиллсайт – бывший агент Волверстоуна, помощник губернатора, пропал без вести

Холбрук – губернатор Британской Западной Африки

Леди Летиция Холбрук – жена губернатора, в отъезде

Мистер Сэттерли – первый помощник губернатора

Майор Элдридж – командир форта Торнтон

Вице-адмирал Деккер – командующий Западно-Африканской эскадрой королевского флота, в настоящее время в море

Капитан Ричардс – офицер, служит в форте Торнтон

Мистер Хардвик – англиканский священник

Миссис Мона Хардвик – жена англиканского священника

Миссис Шербрук – местная дама

Миссис Хичкок – местная дама

Майор Уинтон – комиссар форта Торнтон

Миссис Уинтон – жена майора Уинтона

Чарльз Бабингтон – партнер торговой компании «Маколей и Бабингтон»

Мистер Маколей – старший партнер компании «Маколей и Бабингтон»

Обо Ундото – местный священник

Сэмпсон – старый моряк

Лашория – жрица вуду

Кэтрин Фортескью – пропавшая гувернантка из дома Шербруков

Мэри Уилсон – пропавшая племянница хозяина магазина, возлюбленная Бабингтона

Малдун – морской атташе

На борту «Трайдента»:

Мистер Джордан Латимер – первый помощник

Мистер Херли – штурман

Уилкокс – боцман

Миллер – старшина-рулевой

Мистер Фоксби – стюард

Бенсон – опытный моряк

Коулман – опытный моряк

Фуллер – опытный моряк

Харрис – опытный моряк

Глава 1

Май 1824

Лондон

Капитан Роберт Фробишер непринужденно шагал по Парк-Лейн, скользя взглядом по зеленым кронам больших деревьев Гайд-парка.

Накануне вечером во время прилива он завел свой корабль «Трайдент» в Темзу и пришвартовал его к причалу «Судоходной компании Фробишер и сыновья» в доках Святой Екатерины. Когда Роберт покончил со всей этой суетой, было уже слишком поздно, чтобы куда-то идти. Сегодня с утра он, согласно своим обязанностям, посетил контору семейной компании на Бёр-стрит и, как только ему удалось завершить все таможенные формальности и распорядиться, чтобы команде предоставили выходной, нанял экипаж и поехал в Мейфэр. Но вместо того чтобы направиться прямиком в дом своего брата Деклана, он попросил кучера отвезти его в самый конец Пикадилли, чтобы несколько минут полюбоваться зеленью парка. За свою жизнь он так много времени смотрел на море, что был не прочь вспомнить о красотах суши.

Роберт свернул за угол Стэнхоуп-стрит, и на его губах появилась ироничная улыбка. Едва пробило десять утра. Определенно не самое подходящее время для визита к молодому джентльмену. Однако он знал, что брат и его милая молодая жена Эдвина встретят его с распростертыми объятиями.

Утро выдалось хорошее, хотя и немного прохладное. Солнце то и дело пробивалось сквозь серые облака, скользившие по светлому небу.

Деклан и Эдвина жили в доме 26. Посмотрев вперед, Роберт увидел, что чуть дальше по улице у обочины стоит черный экипаж.

По спине холодными пальцами скользнуло неприятное предчувствие. В этот утренний час на короткой улочке, где располагались только жилые дома, никаких других экипажей не было.

Пока Роберт, небрежно играя тростью, продолжал идти вперед, спрыгнувший на мостовую лакей бросился открывать дверь экипажа.

С растущим любопытством Роберт наблюдал, кто оттуда выйдет. Ему не требовалось смотреть номера домов, чтобы понять, какой из них был целью визитеров.

Джентльмен, с ленивой грацией вышедший из экипажа, отличался таким же высоким ростом и широкими плечами, как Роберт. Черные волосы обрамляли лицо, черты которого буквально кричали о высоком положении их обладателя.

Волверстоун. Точнее, его светлость герцог Волверстоун, в прошлом известный как Дальциэль.

Учитывая, что Волверстоун, очевидно, подкарауливал его, чтобы поговорить, Роберт догадался, что герцога, как минимум временно, восстановили в должности начальника секретной британской службы за рубежом.

Циничная, познавшая жизнь сторона его сознания подсказывала, что встреча с этим человеком его ничуть не удивляет.

Однако появление джентльмена, который куда менее элегантно вылез из экипажа вслед за Волверстоуном, оказалось неожиданным. Плотный, очень строго одетый, с чопорными, несколько суетливыми манерами, он тщательно поправил жилетку, украшенную цепочкой карманных часов. Большой опыт общения с людьми самого разного толка подсказал Роберту, что перед ним политик. Встав рядом с Волверстоуном, мужчина повернулся лицом к Роберту.

Когда Роберт приблизился, Волверстоун кивнул и протянул руку:

– Доброе утро, Фробишер.

Роберт переложил трость в другую руку и, кивнув в ответ, пожал руку Волверстоуна, потом перевел взгляд на его товарища.

Разжав руку, Волверстоун изящно взмахнул ею.

– Позвольте представить вам виконта Мелвилла, первого лорда адмиралтейства.

Роберт приподнял брови. Слегка наклонил голову:

– Фробишер.

Какого черта здесь происходит? – промелькнуло у него в голове.

Мелвилл вежливо кивнул в ответ, потом с торжественным видом набрал в легкие воздуха и начал:

– Капитан Фробишер…

– Может быть, – мягко перебил его Волверстоун, – нам лучше пройти в дом. – Его темные глаза встретились с глазами Роберта. – Вашего брата не удивит наше появление, чего нельзя сказать о леди Эдвине. Поэтому мы сочли, что будет лучше дождаться вас в экипаже.

Сомнительно, чтобы возможная реакция Эдвины могла до такой степени повлиять на Волверстоуна… Роберт с трудом сдержал улыбку. Его невестка была дочерью герцога, а значит, ровней Волверстоуну по происхождению, однако Роберт мог побиться об заклад, что найдется совсем немного избранных, с кем Волверстоун стал бы так церемониться.

С чувством стремительно растущего любопытства в отношении такого странного поведения Волверстоуна Роберт поднялся по ступенькам к парадному крыльцу.

Он никогда прежде не бывал в этом доме, но дворецкий, открывший дверь на его стук, сразу же узнал его. Лицо дворецкого просияло.

– Капитан Фробишер!

В следующий момент он заметил двух других джентльменов, и оно сразу же приняло непроницаемое выражение.

Поняв, что дворецкий не знает ни Волверстоуна, ни Мелвилла, Роберт улыбнулся:

– Как я понимаю, у этих джентльменов договоренность с моим братом.

Больше ему не понадобилось ничего говорить, поскольку Деклан, должно быть, услышал приветствия дворецкого, вышел в холл и стремительными шагами приблизился к брату:

– Роберт, рад тебя видеть!

Они с улыбкой потрепали друг друга по плечу. Потом Деклан заметил Волверстоуна и Мелвилла, и его голубые глаза посмотрели на Роберта с откровенным любопытством.

В ответ Роберт приподнял бровь.

– Они поджидали меня около дома.

– А-а, понятно.

По тону, каким Деклан произнес эти слова, Роберт понял, что он не знает, чего ожидать – хорошего или плохого – от появления Волверстоуна и Мелвилла.

 

Тем не менее он любезно поздоровался и пожал руку обоим.

– Джентльмены. – Когда дворецкий закрыл дверь, Деклан поймал взгляд Волверстоуна. – Пожалуй, лучше сразу пройти в гостиную.

Волверстоун кивнул, и дворецкий, повернув налево, распахнул перед ними дверь.

Деклан жестом пригласил Волверстоуна, Мелвилла и Роберта пройти внутрь. Когда Деклан последовал за ними, Роберт услышал, как дворецкий спросил, должен ли он сообщить о визитерах миледи.

Деклан без колебания ответил:

– Да, пожалуйста.

Опустившись в одно из многочисленных кресел, расставленных в уютной гостиной, Роберт удивился, что Деклан даже не задумался, перед тем как позвать жену присутствовать на этой очевидно деловой встрече, хотя Роберт не догадывался, о каком деле пойдет речь.

Деклан едва успел предложить своим гостям прохладительные напитки, от которых все отказались, как дверь открылась, и в гостиную впорхнула Эдвина, что заставило всех четверых мужчин встать.

В своем красивом шелковом платье с васильковыми и белыми полосками она выглядела счастливой и довольной, сияя незамутненной радостью бытия. И хотя ее первая улыбка была обращена к Деклану, уже в следующую секунду она повернулась к Роберту и распахнула объятия:

– Роберт!

Он не смог удержаться от широкой ответной улыбки и позволил ей обнять себя.

– Эдвина.

Роберт встречался с ней несколько раз в доме своих родителей и в ее доме и с самого начала всей душой одобрял выбор брата, видя в ней идеально подходящую жену для Деклана. Он тоже обнял ее и покорно поцеловал подставленную ему гладкую щеку.

Отодвинувшись назад, Эдвина заглянула ему в глаза:

– Я очень рада тебя видеть! Деклан уже говорил тебе, что мы намерены сделать этот дом своей лондонской резиденцией?

Едва дождавшись ответа, она бросила быстрый взгляд на мужа и задала несколько вопросов насчет «Трайдента» и планов Роберта на сегодняшний день. После того как Роберт ответил ей, куда пришвартовал корабль, и сказал, что у него пока нет определенных планов, она сообщила, что он остается у них на ланч и вечером непременно должен с ними отобедать.

Потом она повернулась, чтобы поздороваться с Волверстоуном и Мелвиллом. Легкость, с которой Эдвина с ними общалась, говорила о том, что она знакома с обоими.

После ее грациозного жеста, предлагавшего мужчинам сесть, все устроились в креслах и на диванах и следующие несколько минут вели общую беседу, на темы, предложенные Эдвиной.

Заметив короткий счастливый взгляд, которым она обменялась с Декланом, Роберт почувствовал легкий укол зависти. Не сказать чтобы его влекло к Эдвине. Она ему нравилась, но на его вкус была слишком деятельной личностью. Деклан нуждался именно в такой жене, чтобы уравновесить его характер, но Роберт был совсем другим.

В семье он считался самым дипломатичным, осмотрительным и осторожным, в то время как троих его братьев отличала безрассудная отвага.

– Ну что ж. – Эдвина удовлетворенно хлопнула ладошками по коленям, очевидно удовлетворившись, что Волверстоун снизошел до того, чтобы поделиться несколькими словами о здоровье своей семьи. – Раз уж вы здесь, джентльмены, я думаю, нам с Декланом пора рассказать Роберту, как мы провели последние пять недель… о нашей миссии и о том, что нам удалось узнать во Фритауне.

Миссия? Фритаун?

Роберт думал, что, пока он пребывал на другом краю Атлантики, Деклан и Эдвина жили в Лондоне. Очевидно, он ошибался.

Эдвина взглянула на Волверстоуна и выгнула бровь.

Он с невозмутимым видом кивнул:

– Смею сказать, так будет лучше всего.

От Роберта не ускользнул смиренный тон его голоса.

Судя по всему, от Эдвины тоже, но она лишь одобрительно улыбнулась Волверстоуну и перевела свой ясный взор на Деклана:

– Полагаю, лучше, если начнешь ты.

Деклан бросил на Роберта совершенно спокойный взгляд и начал.

Перебивая друг друга, Деклан и Эдвина поведали эту поразившую Роберта историю. Его, конечно, удивило то, что Эдвина тайком проникла на корабль, чтобы вместе с мужем отправиться на юг, но загадочная ситуация во Фритауне и то, как подстерегавшая их опасность, которую никто не мог предвидеть, затронула Эдвину, захватили все его внимание.

К тому времени, когда Эдвина закончила рассказ, заверив всех, что события их последней ночи во Фритауне не причинили ей большого вреда, у Роберта уже не осталось сомнений по поводу того, почему Волверстоун и Мелвилл дожидались его возле дома брата.

Мелвилл хмыкнул и тут же подтвердил предположение Роберта.

– Как видите, капитан Фробишер, нам отчаянно нужен человек с такими же способностями, как у вашего брата, чтобы он как можно скорее отправился во Фритаун и продолжил наше расследование.

Роберт взглянул на Деклана:

– Как я понимаю, это подпадает под наши… обычные договоренности с правительством?

Волверстоун встрепенулся.

– Безусловно. – Он посмотрел Роберту в глаза. – У нас есть всего несколько человек, способных выполнить эту работу, но ни у одного из них нет быстроходного корабля, стоящего в порту.

На секунду задержав взгляд на темных глазах Волверстоуна, Роберт кивнул:

– Хорошо.

Это поручение не шло ни в какое сравнение с обычной для него переправкой дипломатов и секретных дипломатических депеш в то или иное место, но он видел его необходимость и понимал, что дело срочное. К тому же ему уже доводилось ходить во Фритаун.

Роберт посмотрел на брата:

– Так вот почему в конторе компании мне не дали никаких других поручений?

Его это удивило, поскольку его услуги всегда были нарасхват и «Трайдент» редко простаивал в порту дольше нескольких дней, да и Ройду часто приходилось брать на борт своего «Корсара» лишний груз.

Деклан кивнул.

– Волверстоун сообщил Ройду, что, как только вернется «Корморант», правительству, скорее всего, понадобится еще один из нас, и, к счастью, ты оказался на подходе. Я получил от Ройда письмо, а то, что предназначено тебе, дожидается в библиотеке. Нас освобождают от всех обычных дел, поскольку мы должны послужить короне.

Роберт склонил голову в знак согласия. Он машинально барабанил пальцами по подлокотнику кресла, прокручивая в уме то, о чем рассказали Деклан и Эдвина, вкупе с сухими комментариями Волверстоуна и возбужденными словами Мелвилла. Прищурив глаза, он пытался из известных ему фактов сложить в уме картинку-головоломку.

– Ладно. Давайте посмотрим, правильно ли я все понял. Один за другим пропали четыре офицера, находившиеся на службе. Одновременно с этим пропали по меньшей мере четыре молодые женщины и другие мужчины, число которых неизвестно. Эти исчезновения происходили в течение четырех месяцев или больше, и в тех нескольких случаях, о которых стало известно губернатору Холбруку, он заявляет, что эти люди сами решили уйти, чтобы попытать счастья в джунглях или где-то еще. В довершение всего примерно в то же время из трущоб пропали семнадцать детей, и Холбрук отмахивается от их исчезновения, под предлогом того, что дети постоянно бегают туда-сюда. Трудно придумать более подлое объяснение.

– На сегодняшний день невозможно сказать, почему Холбрук пытается всячески замять историю с пропавшими людьми. Возможно, он как-то в ней замешан, а может быть, его поведение вызвано какими-то другими, более безобидными причинами. Так или иначе, но леди Холбрук определенно была в чем-то замешана, и, скорее всего, она уже могла уехать из поселения. Как я понимаю, вы хотите, чтобы я убедился, что Холбрук еще не оставил свой пост. Если он еще там, мы будем считать, что он не причастен к этим исчезновениям или по меньшей мере не знает, кто за ними стоит. – Роберт, приподняв одну бровь, взглянул на Волверстоуна: – Верно? Волверстоун кивнул.

– Я незнаком с Холбруком лично, но, судя по тому, что мне удалось о нем узнать, не похоже, чтобы он как-то в этом участвовал. Тем не менее вполне возможно, что он из тех чиновников, которые предпочитают не обращать ни на что внимания, пока не окажутся лицом к лицу с неприглядной правдой и обстоятельства не вынудят их принять меры.

Роберт добавил этот штрих к мысленной картине происшествия.

– Продолжим. В случае пропавших взрослых есть серьезные основания полагать, что их брали не наугад, а определенным образом отбирали и что к этому имеет какое-то отношение тот факт, что они посещали службы местного священника Обо Ундото. О том, как забирали детей, нам ничего не известно, кроме того, что они не имели никакого отношения к службам Ундото.

Деклан слегка приподнялся в кресле.

– Мы даже не уверены, что пропавших детей забрали те же люди и с той же целью, что и взрослых.

– Но, учитывая, что брали не только мужчин, но и женщин, – вставила Эдвина, – вполне возможно, что всех их, и мужчин, и женщин, и детей… каким-то образом используют. – Ее губы сжались в твердую линию. – Какие-то негодяи.

Немного помолчав, Роберт сказал:

– Независимо от того, отвезли ли детей туда же, куда и взрослых, учитывая заявления жрицы вуду – пока ни одно из них не опровергнуто, так что будем считать, что она говорит правду, – первым делом надо разобраться с Ундото и его службами.

Никто не стал возражать. После недолгого размышления, когда мысленная картина происходящего обрела более отчетливые формы, Роберт продолжил:

– Если я правильно понимаю, – он бросил взгляд на Деклана и Эдвину, – по вашему мнению, к людям «заслуживающим доверия» можно отнести жрицу вуду Лашорию, преподобного Хардвика и его жену, старого моряка по имени Сэмпсон и Чарльза Бабингтона.

Оба кивнули.

Деклан уверенно добавил:

– Они наши потенциальные союзники и, возможно, захотят сыграть более активную роль, чтобы помочь тебе узнать больше. – Он встретился взглядом с Робертом. – Особенно Бабингтон. Мне кажется, у него есть личный интерес к одной из пропавших молодых женщин. Однако мне не представилось случая разузнать об этом подробнее. К тому же в поселении он располагает определенными возможностями, которые наверняка окажутся полезными.

Мелвилл кашлянул.

– Есть еще вице-адмирал Деккер. У нас нет никаких причин подозревать, что он каким-то образом причастен к гнусным преступлениям, творящимся в поселении. – Он бросил на Деклана сердитый взгляд. – Я дал вашему брату письмо, позволяющее обратиться к Деккеру за помощью. Полагаю, в нем я использовал достаточно общие выражения, так что вы сможете воспользоваться им, как и он.

Деклан опустил голову.

– Когда я там был, Деккера не оказалось в порту. Письмо по-прежнему у меня, я тебе его отдам.

Уклончивые слова Деклана не могли обмануть Роберта. Он тоже не собирался ходить на задних лапках, выпрашивая милости у Деккера. По правде сказать, он надеялся, что во время его визита в поселение адмирал по-прежнему будет находиться в море.

– В любом случае, – вмешался Волверстоун, – я не могу не подчеркнуть, насколько серьезно вам следует отнестись ко всему, что произойдет во время выполнения этой миссии. Вы ни при каких обстоятельствах не должны делать ничего, что позволило бы виновным заподозрить интерес властей к происходящему. Мы не должны подвергать опасности жизнь похищенных людей. Даже в мыслях нельзя допустить, чтобы те, кто отправится их спасать, обнаружили лишь груду мертвых тел. Учитывая, что мы не знаем, кто из представителей местных властей в этом замешан, а кому можно доверять, все ваши действия должны оставаться для них тайной.

Роберт ответил вежливым кивком. Чем больше он слышал, чем больше думал о том, что узнал, тем яснее понимал, что наилучший выбор – это с начала и до конца действовать скрытно.

– Итак, капитан, – многозначительно произнес Мелвилл, – вы должны отправиться во Фритаун, продолжить расследование, начатое вашим братом, и узнать все подробности этой отвратительной схемы.

Несмотря на то что слова Мелвилла звучали с воинственной агрессивностью, в его голосе звучала отчаянная мольба. Роберт догадался, что политик оказался перед лицом угрозы, находящейся за пределами его контроля.

Прежде чем он успел ответить, Волверстоун мягко произнес:

– На самом деле не совсем так. – Он перехватил взгляд Роберта. – Мы не можем просить вас выяснить все подробности.

Роберт заметил, как Мелвилл сник, глядя на Волверстоуна, который в этом вопросе имел все основания его поучать. Словно не замечая вызванного его словами беспокойства, Волверстоун плавно продолжил:

– Из того, что сказал ваш брат, и того, что я за последние дни узнал от других, можно сделать вывод, что похищения совершили работорговцы. Как и во всем этом регионе, во Фритауне у работорговцев наверняка имеется постоянный лагерь. В этом лагере они держат своих пленников, пока не наберется то количество, которое нужно покупателю. Лагерь почти наверняка находится за границей поселения, где-нибудь в джунглях, возможно на отдаленном расстоянии.

 

Волверстоун взглянул на Деклана. Тот кивнул ему с бесстрастным видом.

Волверстоун снова перевел взгляд на Роберта и невозмутимо продолжил:

– Следовательно, крайне маловероятно, что эту миссию удастся выполнить в два этапа. Нам потребуется много шагов, чтобы узнать все, что нам нужно, не потревожив злоумышленников. Ваш брат, – он сделал паузу и кивнул в сторону хозяйки, – и леди Эдвина дали нам первые важные сведения. Они определили, что частью схемы являются службы Ундото, который каким-то образом связан с работорговцами. Они также подтвердили, что в этой схеме участвует кто-то из людей, занимающих высокое положение в поселении, о чем нам никак нельзя забывать. Если они подкупили леди Холбрук, могли подкупить и других.

Волверстоун сверкнул глазами в сторону Мелвилла, но, несмотря на хмурый вид и явное недовольство, военно-морской министр не стал делать попыток его перебить.

– Таким образом, – продолжал Волверстоун, – ваша миссия – подтвердить связь Ундото с работорговцами и определить местонахождение их лагеря. Ваша задача только это. Найдете лагерь, где держат похищенных, и сразу же возвращайтесь. Не предпринимайте больше ничего, как бы вам этого ни хотелось.

Волверстоун замолчал, но потом добавил:

– Я понимаю, что, скорее всего, это будет непросто выполнить, и меня не радует, что я вынужден давать вам такой приказ. Но чтобы спасти похищенных, нам необходимо знать, где расположен лагерь. Если вы пойдете дальше и вас поймают… просто поймите, похищенные не дождутся спасения. Если вы попадетесь, мы не узнаем об этом, пока ваша команда не вернется и не расскажет об этом нам. Но когда они это сделают, мы окажемся на том же месте, где сейчас, и ничуть не приблизимся к тому, что необходимо знать, чтобы предпринять спасательную экспедицию.

Волверстоун взглянул на Мелвилла, а когда его взгляд вернулся к Роберту, его черты посуровели.

– Вам может показаться, что такой способ слишком медленно приближает нас к цели, но это единственный приемлемый способ двигаться вперед, ведь те, кто оказался в руках злодеев, заслуживают, чтобы попытка освободить их закончилась успешно.

Роберт посмотрел Волверстоуну в глаза. Прошло несколько секунд, прежде чем он кивнул.

– Я найду место, где находится лагерь, и доставлю вам информацию.

Просто. Прямо. Он не видел причин спорить. Если он должен отплыть во Фритаун и выполнить это задание, даже хорошо, что оно такое определенное и имеет очевидный конец.

Волверстоун кивнул.

– Спасибо. – Он бросил взгляд на Мелвилла. – Больше мы не будем вас беспокоить. Собирайтесь в плавание.

Мелвилл встал, за ним поднялись все остальные. Он протянул Роберту руку.

– Сколько вам нужно времени, чтобы подготовить корабль к отплытию?

Роберт пожал руку Мелвилла.

– Несколько дней. – Когда рукопожатия закончились и гости двинулись к выходу, Роберт задумался о том, что ему нужно сделать. Остановившись у дверей, он обратился к остальным: – Я пошлю «Трайдент» в Саутгемптон, чтобы запастись всем необходимым с тамошних складов. Думаю, через три дня мы сможем выйти в море.

Мелвилл хмыкнул, но ничего не сказал. По выражению его лица Роберт заключил, что военно-морской министр обеспокоен ситуацией во Фритауне даже больше, чем Волверстоун.

Впрочем, в данном случае Волверстоун не нес реальной ответственности за ситуацию, тогда как Мелвилл… как понял Роберт, первый лорд адмиралтейства, отвечал за нее головой. По меньшей мере политически, а возможно, и морально в глазах всего общества.

Роберт вернулся в кресло напротив дивана. Пока Деклан и Эдвина прощались с нежданными гостями, он быстро прокрутил в уме все сказанное.

Когда Деклан и Эдвина снова вошли в гостиную и сели на свои места, он посмотрел сначала на него, потом на нее.

– Прекрасно. А теперь расскажите мне все с самого начала.

Как он полагал, у супругов осталось еще много того, что они могли рассказать ему о положении дел в колонии и об обществе Фритауна. Обо всех, кто сыграл пусть даже самую маленькую роль в их личной истории, и обо всем, что их окружало: топография, звуки, опасности, притаившиеся в трущобных кварталах. Роберта интересовало абсолютно все, потому что он знал – все это может оказаться полезным и даже жизненно важным, как только он ступит на землю поселения.

Время пролетело незаметно.

Когда пробило час дня, они перебрались в столовую и продолжили разговор за ланчем. Увидев, как вносят блюда с едой, Роберт улыбнулся.

– Спасибо тебе, – сказал он Эдвине. – Корабельная еда недурна, но мне так приятно, когда появляется возможность поесть как следует.

После сытного ланча они снова перешли в уютную гостиную. Изложив все факты и большую часть своих соображений, они наконец вернулись к последнему вопросу: какие цели преследовали эти странные похищения.

Утонув в кресле и скрестив свои длинные, обутые в сапоги ноги, Роберт теребил подбородок кончиками пальцев.

– Значит, вы говорите, что первым исчез Диксон. Учитывая, что он достаточно известный инженер, можно предположить, что его выбрали из-за его профессиональных качеств. Я согласен, что, вполне возможно, наши злодеи имеют отношение к обустройству шахты.

Расположившийся на диване рядом с женой Деклан кивнул.

– По крайней мере, если речь идет о тех местах.

– И что же они добывают? – Роберт посмотрел в голубые глаза брата. – Ты знаешь эту территорию лучше меня. Что самое вероятное?

Деклан взял за руку Эдвину.

– Золото и алмазы.

– Но не одновременно же. Так что ты выберешь?

– Если делать ставки, я бы выбрал алмазы.

Роберт с огромным уважением относился к мнению брата обо всем, что касалось разведки недр.

– Почему?

Деклан скривил губы. Посмотрел на Эдвину.

– Я думал о том, зачем тем, кто стоит за всем этим, понадобились молодые женщины и дети. Какая от них польза? Детей часто используют в шахтах, где добывают золото, они вытаскивают наружу вагонетки с рудой. Значит, они могут оказаться полезными и в алмазных копях, по крайней мере в этих местах. Но молодые женщины? Я не понимаю, что они могут делать на золотых рудниках. Но на алмазных шахтах в тех местах…

Сжимая руку Эдвины, Деклан смотрел на Роберта.

– Найденные там алмазы располагаются в конкрециях, то есть представляют собой вкрапления в другую породу. Отделять алмазы от породы – это тонкая работа, но не слишком сложная. Просто надо уметь обращаться с мелкими вещами. Молодые женщины с хорошим зрением могут делать грубую очистку небольших камней, после чего их размер и вес сильно уменьшается, а ценность сохраняется. Такие маленькие камни легко украсть и спрятать где угодно, даже в конверте с письмом.

Деклан пристально посмотрел Роберту в глаза.

– Если строить предположения, то я бы сказал, что наши злодеи нашли алмазную трубку и торопятся извлечь как можно больше камней, пока о ней не узнали другие.

Вечером того же дня в таверне Фритауна, расположенной на узкой боковой улочке в западном конце Уотер-стрит – излюбленном месте клерков, владельцев магазинов и прочего люда победнее, – в дальнем, плохо освещенном углу за столом с кружкой эля сидел человек, одетый несколько лучше других ее обитателей.

Дверь таверны открылась, и туда вошел еще один человек. Первый поднял глаза. Он наблюдал, как второй, который тоже был одет лучше других завсегдатаев заведения, подошел к стойке, взял себе кружку эля и направился к столику в углу.

Мужчины обменялись взглядами, но ничего не сказали. Второй выдвинул стул, сел и сделал большой глоток эля.

Он сидел спиной к входу и замер, когда услышал звук открывшейся двери. Второй мужчина посмотрел на первого:

– Это он?

Первый кивнул.

Не говоря больше ни слова, оба подождали, пока вновь прибывший взял себе эля и подошел к их столу.

Третий мужчина поставил свою кружку на исцарапанный стол и, прежде чем выдвинуть себе стул и сесть, окинул взглядом посетителей бара.

– Хватит смотреть на всех с таким виноватым видом. – Второй мужчина поднял свою кружку и сделал еще один глоток.

– Тебе хорошо. – Третий мужчина, который был моложе двух других, потянулся за кружкой. – Не у тебя же дядя твой непосредственный начальник.

– Ладно, здесь-то он нас не увидит, верно? – ответил второй мужчина. – Он будет сидеть в форте, по горло занятый проверкой списков.

– Господи, надеюсь, что нет. – Более молодой мужчина передернулся. – Не хватает еще, чтобы он понял, сколько человек пропало.

Первый мужчина, молча наблюдавший их разговором, приподнял бровь.

– Но ведь он этого не поймет, если я не ошибаюсь.

Молодой вздохнул:

– Нет… думаю, нет. – Он уставился на свой эль. – Я очень аккуратно убрал из книг все, что нас интересует. Нельзя заметить пропажу того, чего – если судить по книгам – у тебя никогда не было.

Первый мужчина мрачно усмехнулся:

– Хорошо, коли так.

– Не бери в голову, – успокоил второй первого. – А как насчет леди Х.? Я слышал в конторе, она от нас сбежала.

Даже под сильным загаром было видно, как покраснел первый. Его руки крепче сжали кружку.

– Мне сказали, что леди Х. поехала навестить своих родных и, насколько мне известно, еще не возвращалась. Так что да, она сбежала. Но поскольку она ничего не знает о моей причастности к нашей операции, она не стала мне объяснять свои причины. Я тут поспрашивал – не прямо, конечно, – но Холбрук, видимо, тоже не знает, когда она вернется.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru