Последняя страница осени

Стас Колокольников
Последняя страница осени

– Да.

– Где мы встретимся?

– В пивной «Кружка» на Чистых Прудах.

– Хм. Как скажите. Вы сейчас там?

– Неважно.

– Хорошо. Пождите минут пятнадцать.

Толя перешел Тургеневскую площадь и спустился в нижний зал большого пивного бара. Место выбрал поближе к стойке, так было спокойнее, да и чернокожий официант своим беззаботным видом умиротворял еще больше. Перебрав последнюю мелочь, Толя заказал пиво.

За пару минут он сглотнул содержимое кружки. Не чувствуя вкуса, выкурил сигарету и пошел в туалет. Пробыл там еще минуты три – долго не мог включить сушилку.

Когда Толя вернулся, не было ни обслуги, ни посетителей. В пустом зале на стене ярко светился большой экран – по сочной зеленой траве на коленях катился Габриэль Батистута, сжимая кулаки и вопя от счастья. Справа от экрана в дальнем углу Толя приметил человека. Перед ним горела точка сигареты, и расползалось облако дыма. Человек жестом позвал.

Отступая, Толя сделал шаг к лестнице, та зловеще скрипнула под чьим-то тяжелым башмаком. Такая ситуация не предвиделась. Но ощущения опасности не было, наоборот появилась уверенность, что именно так всё и должно происходить.

Двигаясь между больших столов, волнуясь, как на первом свидании, Толя еле превозмогал дрожь в коленях. Не от испуга. Оттуда, куда он шел, исходило благодушие и понимание. Там мог сидеть старый приятель или сам Создатель.

Человек, которого Толя увидел в свете мерцающего экрана, обладал выразительными глазами и притягательной улыбкой. В них было что-то нездешнее, верховное, как у Махакалы. Красивое лицо вызывало смешанное чувство приязни и волнения.

– Добрый вечер, – проговорил человек, словно поздравил с началом выпускных экзаменов. – Надеюсь, он таким и останется.

На кого же он похож, думал Толя. Когда человек повернулся в профиль, глянуть на еще один гол «Ромы», у Толи мелькнула мысль: «Это же Сфинкс». Перед ним стояла тяжелая хрустальная пепельница на золотых львиных лапах. У пепельницы лежали две фотографии. Сфинкс пододвинул их Толе.

По осеннему парку вдоль потемневшего пруда, в центре которого дремали лебеди, шел Толя в белой куртке. Это было в Алтуфьевском парке дней пять назад. Тогда он заходил в гости к единственному в столице знакомому и на обратном пути решил прокатиться на каруселях. На второй фотографии Толя кружился на аттракционе «Ветерок» – лицо сосредоточенное и несколько глуповатое.

– Обратите внимание на человека, который присутствует на обоих снимках, – мягко посоветовал Сфинкс.

Толя присмотрелся. На первом снимке слева от него на лавочке сидел человек в сером плаще и глядел в его сторону. Толин взгляд был устремлен на пруд. На втором снимке тот же человек стоял у лужи, в которой отражалась разноцветная карусель, и наблюдал за её кружением,

– Вы знаете этого человека? – спросил Сфинкс.

– Нет.

– И там, в парке, вы не заметили его?

– Нет.

– Что привело вас парк?

– Решил прокатиться на карусели.

– Но ведь было пасмурно и дождливо.

– Да. Поэтому и решил прокатиться. Последний раз, накануне зимы, понимаете?

Сфинкс кивнул то ли с пониманием, то ли просто так.

– Посмотрите еще раз внимательно. Вы можете сказать с уверенностью, что этот человек вам незнаком?

Толя поднес фотографию ближе, словно стараясь заглянуть в парк.

– Нет. А кто он?

– Возможно, он причастен к исчезновению Воронцова, – сказал Сфинкс.

– Какое нелепое совпадение, я в парке и этот человек, – проговорил Толя, подумав.

– Рядом с этим человеком не бывает совпадений, ни обычных, ни нелепых, – сказал Сфинкс.

Несколько минут царило молчание. В тишине гудели кондиционеры, и кто-то осторожно кашлянул несколько раз. Молчание напоминало молчание подводников, замерших на дне океана в ожидании хороших новостей.

– Что мне теперь делать? – не выдержал Толя.

Сфинкс задумчиво его изучал.

– А скажите, что там было в этих ваших играх? – наконец спросил он. – Напомните, как они называются.

– «Мультфильмиллион» и «Царевна-лягушка».

– И что это значит?

– Видите ли, я искал работу. Наткнулся на объявление, требовался сценарист для игровых автоматов, работающих по принципу крутящегося барабана. Я как мог изучил тему и наспех составил два сценария. Первая игра была на основе череды совпадающих по смыслу кадров одного мультфильма. Вторая по типу уже имевшейся игры с лягушками, но моя отличалась новыми бонусами. Самое сложное было подобрать картинки, поясняющие сценарий. К первой я нашел в интернете кадры из старого советского мультфильма, где дети отправляют со снеговиком письмо Деду Мороза. Я выбрал эпизод с волком, гнавшимся за лисицей. А ко второму сценарию я нашел в соцсетях фотографию красивой женщины в купальнике, сидевшей в позе лягушки. Она появлялась, когда игрок угадывал, какая из пяти нарисованных лягушек со стрелой в зубах бонусная.

– У вас какое образование?

– Высшее. Филологическое.

– Где работал до приезда в Москву?

– Везде. Учителем. Журналистом. Строителем.

– Сценарии до этого писали?

– Нет. Это первые.

– Оригиналы ваших работ остались?

– Да.

Сфинкс кивнул и замолчал.

– Так что же мне теперь делать? – опять спросил Толя.

– Возьмите снимки, идите домой и еще раз подумайте, что вас может связывать с человеком в сером плаще, – дружелюбно приказал Сфинкс.

Толя хотел положить фотографии в карман, но Сфинкс протянул конверт.

– Фотографии и как со мной связаться здесь, – пояснил он, глядя Толе не в глаза, а куда-то в переносицу. – Можешь идти, Анатолий.

Толя двинулся к выходу.

– Так значит, нужна работа? – услышал он за спиной.

– Да, – обернулся Толя. – Очень нужна.

Но лицо Сфинкса ничего не выражало. И Толя, смутившись, быстро вышел из «Кружки».

На улице было по-прежнему промозгло и много людей, сумерки и зажигавшиеся огни лишь добавляли одиночества. Дверь квартиры Толя отворил через час. Первым делом вскрыл конверт. Слабо ожидаемых денежных купюр не оказалось. Только две знакомые фотографии, визитка на крепкой картонке с изображением сфинкса и номером телефона без всяких Ф.И.О. и еще маленький блестящий ключик. Настолько искусный и миниатюрный, что казалось, он должен исчезнуть, унесенный подкованной блохой. Не понимая, что с этим делать, Толя убрал ключик и визитку в конверт и еще раз взглянул на фотографии. Человек в сером плаще оставался чужим. Почему он в тот день оказался рядом? Получается уже неделю, как с Толей происходило что-то странное, и удовольствия от этого он не получал.

Под бормотание радиопостановки «Странник играет на сурдинке» Толя предался привычному созерцанию вечерней меланхолии за окном. Усыпанная желтыми листьями она легко проникала в неосвещенную кухню и обволакивала сознание. Денег не было, и Толя пил пахнущий пылью хозяйский чай без сахара. Отсутствие хозяйки не беспокоило, она могла по несколько дней жить одна на отапливаемой даче в Малаховке.

Толя задремал, как вдруг показалось – кто-то возится в ванной, причем, не осторожничая, а спокойно переворачиваясь с боку на бок. Подкравшись, Толя заглянул туда. В тазике кисло белье, замоченное пару дней назад. Но грязным носкам, трусам и майке было еще рано оживать и недовольно возиться. На всякий случай Толя пнул тазик и грозно прикрикнул:

Рейтинг@Mail.ru