В объятиях Тени

Сильвия Лайм
В объятиях Тени

Но мужчина, скрытый черной тканью, быстро взмахнул ладонью, и зеленокожий бросил свое занятие, отскочив в сторону. Затем незнакомец поднялся на постамент, остановившись в метре от меня.

Я не различала его глаз из-под низкого капюшона, но чувствовала, что он прекрасно все видит. Пора было что-то предпринять, если я хотела продолжить представление. Мой выбор уже сделан. И, несмотря на то, что я вдруг испытала легкий укол страха, решение быть купленной этим человеком не переменилось.

Я упала перед ним на колени и протянула вверх руки, делая взгляд как можно более наивным.

– Только ты! – проговорила я с придыханием. – Только ты.

Должно было выглядеть эффектно, пусть и непонятно.

Покупатель молчал. Напряжение в воздухе стало стремительно расти. Мое сердце гулко застучало. Вроде все шло по плану, но почему-то в груди начала разливаться странная тревога.

И в следующий миг мужчина резко наклонился, схватив мое лицо и приблизив к себе. Я почувствовала тепло его тела, доносившееся из-под маски и капюшона, и задрожала.

– Только ты, – повторила во мрак его черных одежд.

А через секунду он меня отпустил. Развернулся, сделал едва заметный взмах рукой в сторону своих охранников, и сошел с постамента. Не прошло и минуты, как все они скрылись в толпе. Таинственный Скрудж не стал меня покупать. Разочарованию не было предела.

Почти сразу после этого, несмотря на весь мой кашель, хрипы и прочие ухищрения, приобрел и меня, и Ири невзрачный человек просто огромных размеров. Вместе с ним ехали другие рабыни. Темный вагончик был запряжен тройкой самых невероятных коней, каких я могла себе представить. Они были черны как ночь, а в глазах горел зеленый огонь.

Когда довольный сделкой огр отвязывал Ири, она почему-то стала белой как смерть. На лице девушки застыл такой ужас, какой было сложно передать словами. Он стал почти осязаем. Ее руки тряслись, а спина все сильнее вдавливалась в столб в попытке скрыться.

– Что с тобой? – спросила я, касаясь худенького плеча.

– Льерд, – прошептала она, указывая рукой на мрачный вагончик, на котором я заметила крупный рисунок: змею, обвивающуюся вокруг кинжала, и сверху три звезды. Ничего особенного.

– Льерд? – переспросила я.

– Льерд, – повторила Ири.

– Ну, Льерд так Льерд, – кивнула я, смело спускаясь с помоста.

Это Ири страшно – она знает, с чем имеет дело. А мне ради чего бояться? Просто так, заранее?

– Велите карету заложить, – деловито проговорила я, взмахивая рукой. – Да поторапливайтесь! Барыня желает прогуляться!

Ну и черт с ним, что никто не понимает. Зато мне не скучно.

Два охранника возле вагончика бросили на меня странные взгляды, вполне учтиво помогая забраться внутрь к другим восьми рабыням.

«Поздравляю, Лера, тебя официально купили!» – подумала я, располагаясь поудобнее. Вновь осмотрелась по сторонам, как и в первый раз. Здесь девушки выглядели гораздо более… аппетитно. У них были сильные, здоровые на вид тела, эстетически красивые лица. Вот только все они тряслись от страха, как моя Ири.

– Неужели все так ужасно? – задумчиво проговорила я.

И вдруг одна светло-русая рабыня уронила голову на ладони и громко расплакалась. Нет, это уже никуда не годилось.

– Льерд! – повторила она сквозь всхлипы это слово, что бы оно ни означало.

Дорога, размытая дождями, петляла между домами разной высоты, позволяя мне в деталях рассмотреть город. Стены построек в основном состояли из серого камня. Иногда встречались белые жилища, реже – деревянные. Вокруг было довольно грязно. Открытые туалеты стояли прямо на улице, и люди не стеснялись ими пользоваться.

И вот впереди показался замок. Похоже, нас везли именно туда. Большой, окруженный высокой черной стеной и рвом с водой, он совершенно не вписывался в антураж этого города. Словно из другого века. Другой сказки.

Чем ближе мы становились к месту назначения, тем громче подвывали мои товарки. Это уже начинало напрягать.

Повозка подъехала к подъемному мосту, перед которым развевался флаг с тем самым кинжалом и змеей.

Впереди дорога заканчивалась обрывом. Внизу плескалась темная вода. Возница громко свистнул, и металлический мост со скрипом опустился. Мы подъехали к массивным воротам и, наконец, оказались внутри комплекса.

Территория замка была огромной. Множество больших и маленьких строений скрывались за наружными стенами. Нас отвели в одно из самых крупных зданий. Но все же не в главное.

Здесь оказалось неожиданно уютно. Девушки и сами уже перестали трястись, сквозь уныние рассматривая богатое убранство. Любопытство брало верх над страхом.

На полах – ковры, на стенах – гобелены, вокруг много диванов и невесомых тканей, струившихся прямо с потолка.

Первым делом нас отвели… куда бы вы думали? Правильно – в бани. Все мужчины с этого момента остались позади. В медных тазах была подготовлена вода, на бортиках каменных ванн – ароматное мыло.

– Ничего, жить можно, – улыбнулась я, довольно хватая скользкий кусок.

После сегодняшних приключений я выглядела, мягко говоря, не лучшим образом. Волосы всклокочены, на теле – грязь. Как в том анекдоте: «Ей нравились брутальная щетина и запах рыбы, но муж упорно заставлял ее следить за собой». Так что возможность искупаться я приняла с радостью.

Девушки не разделяли моего восторга, приступая к водным процедурам. Жизнерадостная я на их фоне выглядела несколько… контрастно. И вот, когда я выходила из теплой купальни, обмотавшись полотенцем и готовая проследовать, куда скажут, мимо по коридору пронесли бесчувственную девушку. Ее бледные руки безжизненно свисали вдоль тела, губы были почти бескровны.

Ири позади меня вскрикнула от ужаса.

– Льерд… – прошептала она. А дальше последовало что-то нечленораздельное, сильно напоминавшее молитву.

Так, похоже, даже меня начинает пугать это загадочное «льерд». Сегодняшний день с каждым часом становился все более устрашающим. Что же это за фрукт, в самом деле? Пора уже паниковать или еще нет? Как говорится, «чем дальше в лес… тем ближе вылез». Нет, не стану я бояться не пойми чего. Сперва нужно во всем разобраться!

В большом общем зале нас всех одели в удобные платья в пол. Ткань поразительно напоминала шелк. Мне достался зеленый наряд, высоко поднимавший грудь. Ни дать ни взять – рабыня Изаура. Говорят: «Хорошего человека не купишь, но продать можно». Вот так вот я и превратилась за одни сутки из операционистки в наложницу. Осталось понять, где ж там наш господин, которому все это богатство предназначается?

Снова появился стражник, встретивший нас еще у ворот замка, высокий мужчина с короткой серой бородой и прямым взглядом. Он не производил впечатления верного слуги лорда-тирана. Не пролегали угрюмые складки по его лбу, глаза не бегали в злом испуге. И меня это успокаивало. В конце концов, не так страшен черт, как красотка без косметики. Наверняка все не так плохо, как кажется.

Стражник коротко махнул рукой и провел нас в одну из комнат. Туда девушкам предстояло заходить строго по очереди. Я зашла первая, видя, что остальные жмутся к стенам, боясь сделать и шаг. Вот вечно я так: вперед батьки в бордель. Ничего, я смелая. Этим бедняжкам ведь и не снилось: сперва десять бестолковых лет в школе, потом пять – в институте, и еще пять – на нелюбимой работе. В наше время человек привык делать то, что нужно, а не то, что хочется.

Скрипнули петли, пропуская меня в небольшое хорошо освещенное помещение. Немолодая женщина окинула мою фигуру удивленным взглядом и даже потрогала за влажные розовые волосы.

– Эренг илье шарман? – произнесла она, одновременно указывая пальцем на широкую кушетку.

– Бурли-Бурли, – отрицательно покачала я головой. И для убедительности прибавила, имитируя интонации огра: – Ыгыр!

Брови женщины удивленно вскинулись. Она тут же подбежала к низкому каменному столику, на котором стояло множество баночек. Выбрала несколько, пододвинула к себе странное приспособление, напоминавшее горелку, и бодро ссыпала ингредиенты в колбу.

Под стеклом зажегся огонек, а удовлетворенная дама отошла обратно ко мне и вновь нетерпеливо указала на кушетку.

Пришлось сесть. Дальше – хуже. Эта низенькая стареющая особа ловко толкнула меня, заставляя полностью лечь, согнула мои ноги в коленях и раздвинула их, забираясь под платье. Предварительно зыркнула на меня весьма строго. Мал клоп, да удал, что тут скажешь.

Не успела я и ахнуть, как этот местный гинеколог, кем, судя по всему, данная особа и являлась, закончила свои неприятные делишки и поманила меня к столу. Там в колбе кипела зеленая жижа. Женщина перелила отвар в глиняный стакан и отдала мне.

Я втянула носом пряный запах. В голове мелькнула мысль: «Может, выплеснуть ей эту гадость в лицо?»

Но опять же дальше шел вопрос: «А что потом?»

Замок наполняла стража, а бежать все равно было некуда. Сперва нужно разобраться: что это за место, куда я попала и как вернуться домой? И только потом – побег.

А значит, продолжаем игру. Я спокойно взяла стакан и начала осторожно пить. Тут женщина рядом неожиданно запела. Я чуть не поперхнулась, услышав странный гортанный ритм, от которого мурашки побежали по спине. Но даже зажмурив глаза, она рукой показывала мне, что нужно продолжать пить.

Одно четверостишие, пять коротких глотков и обожженное горло, но случилось невероятное.

– Ну, как теперь? – спросила она, вглядываясь в мое лицо.

– Спасибо, все – огонь, – кивнула я, потирая горло и поражаясь, как легко я стала понимать ее речь. Мне еще слышались иноземные слова, но теперь я знала их значение.

– Огонь? Горло болит? Грудь? – спохватилась она, нахмурившись.

– Да нет, в смысле – хорошо все! – протянула я вперед руку, не позволяя ей опять себя щупать. Сегодня мы и так были уже чересчур близки.

Она кивнула и отошла в сторону, бросая через плечо:

– Ты говоришь на языке огров? Они воспитали тебя? Поэтому ты так странно выглядишь?

 

– Ага… именно.

Говорить, что я – иномирянка, не стоило однозначно, но легенду я придумать еще не успела. Впрочем, эта версия меня устраивала.

– Занятно. Ладно. Остальное мне не интересно. Расскажешь господину, когда он спросит. Если, конечно, его выбор падет на тебя.

– Выбор? Что вы имеете в виду? – немного напряглась я, вспоминая бледное тело девушки, которую несли на руках.

– Скоро узнаешь. Зови следующую.

Все. Мне ясно дали понять, что сеанс нашей короткой любви окончен.

Я вышла из помещения, прикрывая за собой дверь. Ко мне подскочила какая-то девушка в красном платье и тут же выстрелила:

– Что с тобой делали? Было больно?

– Оставь, она не понимает, – махнула рукой Ири, а я улыбнулась.

– Пять минут – помет нормальный, – ответила я, чем еще больше повергла всех в шок.

– Ты понимаешь? – удивилась моя хрупкая подруга.

– Зелье, песни, пляски, и вот вам результат – девять негритят, – я распахнула руки в стороны, с улыбкой демонстрируя себя любимую.

– Она какая-то странная, – повернулась к Ири та, в красном платье.

Я шумно вздохнула.

– Да нормально там все, – махнула рукой на дверь. – Осмотр врача. Медика, лекаря. Так яснее?

– Да, значительно, – кивнула девушка.

– Ну, тогда вперед! – я легонько подтолкнула ее в спину, а сама плюхнулась на мягкий вишневый диван.

Удивительно, но мне здесь почти нравилось. Интерьерчик что надо, стильный, персонал довольно приветливый. В наших Сочах встречается гораздо хуже. Жить можно. Если, конечно, не вспоминать ту несчастную, что несли на руках…

– Ты совсем не боишься, – проговорила Ири, осторожно садясь рядом.

– Кстати, о птичках, – я придвинулась к ней, готовая наконец узнать ответ на вопрос, – что за «Льерд»?

Но знание языка тут же подсказало слово «Тень». «Льерд» означало «Тень».

– Неужели ты не знаешь нашего господина? Наместника всей провинции Дайше?

– Кхм… я не здешняя, – проговорила я, вспоминая, что Ири вряд ли поверит в мое детство у огров. Она ведь ясно видела, что по-огрски я тоже ни бельмеса не понимаю.

– О! Понятно, – протянула она, странно на меня глядя, но, слава богу, не спеша выведывать мои тайны. – Леран Дайше, по прозвищу Тень, лайет провинции Дайше королевства Пангирия. Самый страшный и опасный господин, к которому только можно было попасть. Нам жутко не повезло.

– Почему же? Лайет – это типа правителя, как я понимаю. Значит, Леран – самый богатый и влиятельный лорд этих земель?

– Лорд? – не поняла она.

– Ну, лайет…

– Да, лайет – самый богатый, – кивнула она, и взгляд ее нервно блеснул. – Но попасть в его гарем – смертный приговор.

– Да почему? Он что, так жесток со своими наложницами? – нахмурилась я.

Не хватало еще попасть в лапы Синей Бороды.

– Хуже, все гораздо хуже, – прошептала она и вдруг побледнела. – Лайет Дайше – отступник, черномаг. Он околдовывает разум, заставляя женщин идти на смерть. Все его рабыни рано или поздно умирают.

И тут пришла ее очередь заходить в комнатку с местным гинекологом. А я так и осталась при сомнениях, которых теперь оказалось еще больше.

Околдовывает? Заставляет идти на смерть? Что за очередная жесть? Если в этом мире есть огры, почему бы тут не быть и магии? Интересно, а я колдовать смогу? Вот бы смочь!

В общем, как вы поняли, мои мысли очень быстро переключились со «страшного колдуна» на заманчивые перспективы наколдовать себе что-нибудь полезное и приятное.

Когда наконец все девочки завершили осмотр, тот же высокий стражник располагающей наружности отвел нас в большой зал, заканчивавшийся широким троном-диваном. Да-да, не креслом, а диваном! Этот лайет по прозвищу Тень мне уже нравился, честное слово. Правильно, зачем сидеть, если можно лежать?

Мы все выстроились в линию, ожидая, когда появится наш хозяин. И, похоже, мне не терпелось чуть ли не больше всех. Я выпрямила спину, расправила плечи и приготовилась понравиться отступнику, кем бы он ни был. Ведь если я произведу хорошее впечатление, шансов договориться с ним или, на худой конец, сбежать у меня будет гораздо больше. Это простая логика. Да и приставка «черномаг» натолкнула на важное умозаключение: если уж кто-нибудь сможет забросить меня в мой мир, так это наверняка именно он. Отступник с таинственным и мрачным прозвищем. Так что мне вообще повезло! Можно никуда не торопиться и располагаться покамест тут. Как говорится: «Тише едешь – добыча целее».

Я выставила грудь вперед и даже улыбнулась, сияя во все тридцать два зуба. Ири посмотрела на меня скептически. Подозреваю, теперь и она думает, что у меня «не все дома».

И вот массивные двери зала открылись, и внутрь вошел… он! Тот самый мужчина, закутанный во все черное, перед которым я устраивала представление на невольничьем рынке! Плащ, скрывавший голову под капюшоном, темный платок на лице, кожаные штаны с множеством ремешков по бокам, серебристая бляха на поясе в виде открытой змеиной пасти. Значит, я ему все-таки понравилась!

Хитрая улыбка скользнула по моим губам. А как гордо он удалялся вдаль, будто я не произвела никакого впечатления! Вот, от моей красы неписаной так просто не уйдешь. Поглядим, что дальше.

А дальше лайет уверенным шагом пересек пространство, разделявшее нас, и остановился напротив первой из девушек. Невольница сжалась, как будто перед ней выросла сама смерть. Мужчина коснулся ее подбородка, заставляя поднять голову и посмотреть на него. Из-под тьмы капюшона сверкнул взгляд. Я вздрогнула, испытав тонкое ощущение тревоги. Тревоги и странного узнавания. Мурашки лизнули поясницу.

Мужчина коснулся ладонью женского лба, и по испуганному девичьему лицу скользнула легкая судорога. Рабыня побелела, и хозяин тут же потерял к ней интерес.

Тем временем он подошел ко второй наложнице и повторил свои действия. Ее реакция была аналогичной. Так, переходя от одной к другой, лайет оказался напротив Ири. Бедняжка дрожала как осиновый лист. Если честно, мне тоже от этой странной процедуры стало не по себе. Как говорится: «Хорошо быть смелой, но страшно». Но почему они все так ужасно реагируют на его касания?

Тень дотронулся до лба Ири, девушка вздрогнула, но не более того. Никакой бледности или дрожи, напоминающей боль. Хозяин кивнул и, наконец, оказался около меня.

Жаркая лента страха и предвкушения чего-то таинственного и неизвестного проползла по спине. Я чувствовала на себе взгляд мужчины, но сама не могла рассмотреть его. Это тревожило и немного нервировало.

Я затаила дыхание, ожидая, что сейчас он дотронется и до меня. Блин, да мне этого почти хотелось! Странный мужчина вызывал у меня внутри трепет затаенного узнавания, и я никак не могла понять – почему? А он замер напротив, даже не думая поднимать ладонь. Просто неподвижно стоял и смотрел.

Сердце начало стучать слишком громко. Почему он ничего не делает?!

В следующее мгновение хозяин отвернулся, подзывая того самого стражника, что привел нас. Затем указал на Ири и снова посмотрел на меня. Легкий взмах рукой – и прислужник вывел мою трясущуюся подругу через боковую дверь, а остальных направил к выходу. И вот я стою одна напротив мужчины, скрытого плащом, а в огромном зале нет больше никого.

Кровь прилила к лицу.

И вдруг он спросил:

– Что ты сказала мне там, на рыночной площади?

Его голос звучал низко и холодно, словно он пытался показать свою силу.

Я слегка занервничала. И не столько от самого вопроса, сколько от близости этого мужчины, скрытого капюшоном.

– Только ты, – повторила я немного сбивчиво. А следующие слова вообще выбили меня из колеи:

– Ты шлюха? – спросил он резко.

– Нет! – к щекам прилила кровь.

– Лжешь?

– Нет! – я покраснела еще сильнее, и волна праведного гнева заставила сжать губы.

– То есть ты не всем на рынке бросалась под ноги с криком: «Только ты»?

В голосе лайета проскочила легкая издевка. Стыд обжег кожу, сдавил горло. Вот хамло!

– Не всем, – проговорила я, испытывая почти непреодолимое желание содрать с нахала капюшон и отвесить звонкую пощечину. С другой стороны, откуда ему знать: может, я и впрямь шлюха?

– Чем же я оказался лучше? – продолжал он между тем. И на этот раз голос приобрел обманчивую мягкость. – Понравился тебе?

Я стиснула зубы, гордо вскидывая подбородок.

– Да я просто обозналась. На дедулю моего немощного показался похож. Думала, тебе стряпуха хорошая нужна, кашу для беззубого рта варить!

И вот куда меня понесло?..

Несколько секунд мужчина оставался неподвижно-удивленным. Словно перед ним на тарелке лежала вареная сосиска, которая неожиданно превратилась в змею и цапнула его за палец. Затем он медленно сделал шаг вперед, приближаясь ко мне на опасно близкое расстояние, наступая и подавляя. Возвышаясь всей своей огромной темной фигурой. Я тут же попятилась. Сердце гулко отдалось в ушах, по венам заструилась дрожь.

И вдруг спина уперлась в стену. Затылок коснулся холодного камня – бежать некуда. Грудь с глубоким декольте высоко вздымалась от тревожного дыхания. А в следующую секунду капюшон мужчины медленно упал назад, откинутый пальцами в перстнях, а затем и платок слетел с лица.

Я ахнула, не в силах сдержать удивления. Передо мной стоял тот самый незнакомец из парка! Его сиреневые глаза смотрели с ехидным превосходством, а губы дерзко и мрачно улыбались.

– Узнала, наконец, – проговорил он мягко, опуская руки на стену с двух сторон от моего лица.

Я вздрогнула, чувствуя, как вновь накатывают те странные ощущения волнения и трепета. Мужчина склонился к моему уху и глубоко вдохнул. Тело тут же отозвалось затаенной вибрацией. Он не касался меня, но его жар начал незримо обжигать. Тонкий дурманящий аромат проник в легкие, и мышцы вдруг стали мягкими, как тающее мороженое.

Новый хозяин опустился к ключице и коснулся языком кожи, проведя вверх по шее в странном диком жесте.

А потом резко отстранился. Его глаза блеснули и снова потемнели, став почти нормальными.

«Все-таки не линзы», – мелькнула шальная мысль где-то на задворках сознания.

И вдруг непонятно откуда мужчина резко вытащил кинжал и с невероятной силой воткнул его в каменную стену. Около моего лица. Я вздрогнула от неожиданности. Громкий треск раздался возле уха, отколотые куски посыпались на пол.

– Признавайся, тебя подослали убить меня? – резко произнес он, все еще находясь слишком близко, чтобы можно было нормально соображать.

– Нет! – воскликнула я, понимая, что подобное обвинение разрушит все мои планы на будущее. А может, и того хуже.

Он сжал зубы.

– Тогда, зачем эти странные волосы, дурацкий наряд? Чтобы я заметил тебя и взял к себе?

Все это больше смахивало на допрос обвинителя. Но почему тогда он не отстранится? Почему его рука касается пряди у моего виска почти ласково? Этот контраст между голосом и движениями полностью выбивал из колеи, путал, смущал…

– Что ж, очень похоже, что хитрость сработала…

– Клянусь, это не так, – ответила я, стараясь держать себя в руках. Но его удивительные сиреневые глаза – словно шаткая палуба корабля для моего самообладания. Я не могла не признать, что они дивно красивы.

А затем раздался его тихий шепот:

– Если бы я был в этом уверен, ты была бы уже мертва. Несмотря на… ни на что…

Мужчина снова втянул воздух рядом со мной, просунув руку сквозь волосы на затылке и сжимая ладонь. Я запрокинула голову, повинуясь его желанию. Легкая слабость появилась в теле, захотелось закрыть глаза, коснуться его гладко выбритой щеки. Воспоминания о нашем чуть не свершившемся сексе кружили голову, несмотря на нынешнюю резкость.

Но я держала себя в руках. Я и так слишком глубоко в его власти. Не стоит сдавать позиции. Ведь у меня в планах не любовь, а дорога домой.

– Откуда ты? – вдруг спросил он совершенно иначе. Без грубости и холода. Спросил в приоткрытый рот, почти касаясь меня мягкими губами.

Так близко, так жарко, так чувственно…

– Издалека… Очень дальнего далека, – проговорила я, еле справляясь с желанием податься вперед и утонуть в его поцелуе.

Он ничего не ответил. А в следующий миг отпустил меня, и от накатившей слабости я чуть не сползла на пол. Сердце грозило выскочить из груди или просто остановиться от перенапряжения.

– Будешь звать меня лайет Дайше. Наедине – Леран, – произнес спокойный отстраненный голос. Словно он только что не сводил меня с ума, а я вообще просто стояла рядом. – Ты и девушка в желтом платье останетесь здесь в качестве моих рабынь. Остальных уже отпустили.

Ири. Он выбрал меня и Ири.

– Почему только мы? – спросила я звенящим голосом.

Леран еле заметно улыбнулся.

– Узнаешь. В свое время.

А затем развернулся и пошел к выходу. Вот так просто!

 

– А ты не хочешь спросить мое имя? – бросила я вслед слегка обиженно. Да, это было глупо. Но я не могла просто смолчать. Иначе пришлось бы окончательно почувствовать себя чужой вещью.

– Ты? – переспросил он, оборачиваясь. А я поняла, что назвала целого правителя провинции на «ты». Но мужчина вдруг усмехнулся. – Это будет интересно… Так как тебя зовут?

– Лера, – ответила и покраснела опять. Что со мной творится? Прям не девушка, а свекла.

Но этот лайет был слишком привлекателен, чтобы я могла остаться равнодушной. Слишком привлекателен и странно чарующ. Есть такая дурацкая поговорка: «Красив, как чернослив». Да-да, это про него. А вместе мы – свекла и чернослив. И вот о чем я опять думаю?..

– Лера? – произнес он, и брови его удивленно взлетели вверх. – Лера… – повторил еще раз с легкой улыбкой, перебирая слово на языке.

А затем все же ушел. Стражник тут же забрал меня из зала, провожая туда, где мне предстояло жить.

Несколько секунд я обдумывала недоумение на лице мужчины, когда он услышал мое имя. А потом волна подозрительного удовольствия прокатилась по телу, стоило в тишине коридоров раздаться моему затаенному шепоту: «Лера и Леран…»

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru