Невеста волка

Сильвия Лайм
Невеста волка

– Ей ничего не известно об этом мире, не стоит забывать, – суетливо отозвалась хозяйка. – Достаточно посильнее запугать. Да протянуть еще три дня, пока в город не приедет пастырь. А там голову в мешок – и под венец.

– Почему никто и никогда не спрашивает моего мнения, интересно? – вклинился Джерил. – А я теперь должен жениться на этой безродной? Ну, грудь у нее, конечно, ничего и фигурка ладная. Но я как-то рассчитывал на большее, маман.

– Замолчи, Джер. Иногда мне кажется, что у тебя в голове мозгов – как у утки, – процедила «маман». – Твоей женой станет иномирянка! Дитя звезд! Ты представляешь, какой вес это придаст нашему клану в министерстве?

– Но…

– А дети? – продолжала женщина. – Ваши дети будут обладать уникальной магией. Наследники прошлых детей звезд становились самыми влиятельными магами в Диархане! Один правнук даже стал королем!

– Ладно, ладно, я согласен, – пробурчал Джерил. – Тем более что девка симпатичная. Думаю, мы с ней быстро найдем общий язык.

Он гадко рассмеялся, отчего у меня по позвоночнику словно проползла промозглая и липкая змея.

– Ах, прошу без подробностей, Джер, я же твоя мать!..

На этом я оторвала ухо от стены и встала. Сердце оглушительно стучало. Я протянула руку вперед и увидела, что у меня дрожат пальцы.

– Почему-то все вокруг пытаются меня обмануть, – тихо проговорила я, глядя на разноцветные плитки пола.

– Я не пытаюсь, – тут же возразил оборотень, что все это время стоял рядом и внимательно смотрел на меня.

Одна прядь его волос совсем выбилась из хвоста и теперь упала на лицо, вызывая настойчивое желание прикоснуться и заправить ее за ухо.

– А вот в этом я вовсе не уверена, – ответила тут же, сжав губы.

– Позвольте мне забрать вас, – сказал он твердо. – Это очень важно.

– Важно не только для меня, так ведь? – спросила я, приподняв бровь.

В моей прошлой жизни Рома с Катей хотели отжать у меня всего лишь квартиру. Я думала, что это много, пока в этом мире новым знакомым не потребовалась моя свобода и моя репродуктивная функция.

Чего хотел оборотень, оставалось лишь догадываться.

– Я никуда с вами не поеду.

– Здесь все не так, как кажется, Эйлина, – едва слышно произнес он, сделав шаг ко мне.

Я сперва дернулась назад, инстинктивно пытаясь увеличить между нами расстояние.

Мужчина замер на месте, снова пытаясь меня не пугать. Это немного отрезвило. Меньше всего мне хотелось чувствовать себя затравленным животным, меньше всего хотелось бояться.

Хватит.

Я глубоко вздохнула и тоже сделала шаг вперед. Навстречу оборотню.

Мужчина задержал дыхание. Я заметила. Его глаза распахнулись, черные зрачки заполнили радужку.

Еще один шаг.

Почему, почему с ним это происходит? Ведь бояться должна я…

Теперь и мое сердце билось как сумасшедшее.

Ненормальное.

Мы оказались рядом, напротив друг друга. На расстоянии нескольких сантиметров.

Снова этот запах. Легкий аромат, почти неуловимый, ни капли не похожий на навязчивый парфюм. Снова окутал, проник в легкие.

В кровь

Сердце колотилось уже в горле. Что-то поднималось внутри меня. Такое горячее и неотвратимое, как цунами южных морей. Как волна, которая, упав на берег, смывает все на своем пути, не спрашивая.

Не жалея.

Я поднялась на мысочки, сглатывая застрявший ком. Пытаясь оказаться напротив мужского лица. Напротив, а не снизу. Глаза в глаза.

Наши носы едва не соприкоснулись.

Проклятье. Что на меня нашло?

Только удержаться уже невозможно.

Я все равно осталась ниже. Но теперь я видела так близко его лицо, потемневшие огромные глаза. Глаза дикого зверя.

– Мое имя – не Эйлина. Елена, – прошептала я, не разрывая эту странную магию между нами. Зрительный контакт, от которого трещал воздух. – Елена Алексеева. Но можно просто Лена… большой злой волк.

Мужчина выдохнул, и на миг его рука дернулась, приподнялась, словно он хотел что-то сделать. Коснуться меня, зарыться пальцами в волосах, притянуть ближе…

Проклятая моя фантазия.

Но пальцы сжались в кулак, и мужчина ничего не сделал.

– А мое настоящее имя – Ранфер Крас. Можно просто… Ран…

Последнее слово вырвалось из его груди будто само. С придыханием. Голос стал ниже, мягче, с легкой вибрацией рычания.

От этого короткого звука «Ран» у меня едва ноги не подкосились. Кровь ударила в виски. Стало тяжело дышать. Я снова почувствовала то самое безумие, которое накатило на меня вчера на поле. То ощущение всепоглощающего голода. Чужое и незнакомое чувство, которое я не испытывала даже к Роме.

В жизни мною всегда управляла голова. Рассудок. Я гордилась собой за это качество.

Но теперь это будто осталось где-то за спиной. В том самом мире, где я умерла.

– Я все равно увезу тебя, даже если ты не согласишься, – поговорил он вдруг и все же поднял руку, коснувшись моих волос. Еле-еле.

Словно, как и прежде, не хотел пугать.

Словно боялся сам…

В этот момент дверь кабинета открылась, и на пороге появилась вся семья Девон.

– Надеюсь, вам хватило времени? – с широкой улыбкой спросила Кларита.

Только теперь я увидела, насколько эта улыбка ненатуральная. Натянутая.

И как раньше я этого не замечала? Или замечала, но просто ужасно сильно хотела поверить хоть кому-то?

– Конечно, – так же широко улыбнулась я в ответ.

Что ж, обе стороны конфликта решили использовать меня в каких-то своих играх. Придется постараться переиграть всех.

И начать стоит с волка.

– Я приняла решение, – сказала весело я, повернувшись к Ранферу: – С вами я никуда не поеду.

Оборотень сжал губы, но промолчал. Чета Девон заметно оживилась.

– Прекрасное решение! – похвалила хозяйка. – Очень мудрое!

Чтобы разобраться с Девонами, у меня еще есть время. А пока можно сделать вид, что я в их команде.

Довольная собой, я сложила руки на груди и посмотрела на оборотня.

Он не сводил с меня пристального взгляда цвета неонового пламени. А затем вдруг повернулся к хозяевам дома и произнес:

– На лэриссе Эйлине стоит малая метка оборотня.

– Что? – протянул Айрим.

Лицо его жены вытянулось. А у Джерила физиономия и вовсе едва не позеленела от отвращения.

– Значит, этот пес вчера успел ее пометить, – проговорил Айрим, бросив на меня взгляд, полный гадливости. – А вы в этом уверены? Как вы могли об этом узнать, если вы человек? Или же мы возвращаемся к тому, с чего начали?

Он резко схватил пистолет со стола и направил на Ранфера.

Тот закатил глаза и сжал зубы. Затем достал из нагрудного кармана пиджака небольшое стекло в металлической витой оправе. Подошел, бросив на меня хищный взгляд, так и говорящий: «Этот раунд за мной, детка». А вслух сказал:

– Вы позволите, лэрисса?

Не дожидаясь разрешения, отогнул острый воротник моего платья и приставил стеклышко к основанию шеи сбоку. Прямо рядом с ключицей.

Члены семейства Девон как один наклонились вперед, разглядывая там что-то. А затем отстранились, сделавшись еще более зелеными, чем прежде.

Однако реакция хозяйки дома удивила даже Ранфера.

– Что ж, метка – это, конечно, плохо. Но, в конце концов, это лишь малая метка. Со временем она сотрется. Милочка, идите к себе, пожалуйста. Мы решим остальные вопросы с этим господином.

Я стиснула зубы, больше не собираясь спорить. Но и терпеть это больше не собираясь тоже.

Криво улыбнулась в ответ, кивнула всей честной компании и направилась прочь. Уже захлопнув дверь, услышала за спиной:

– Маман, и я должен жениться на меченой?!

Ярость закипала у меня внутри синим пламенем. Пламенем цвета глаз проклятого оборотня, чья «какая-то там метка» оказалась на мне. Я ни секунды не сомневалась, что это его рук дело.

Зайдя к себе в комнату, первым делом подошла к зеркалу и посмотрела на свою шею. Как и предполагалось, ничего не увидела. Сжала губы и даже топнула ногой.

Затем стянула с постели простыню и расправила ее по полу. Открыла шкаф, в котором для меня подготовили тонну красивого барахла, и быстро покидала все в простыню. Свернула ее и завязала узлом, перекинув через плечо.

– Это не воровство, нет, – бухтела я, вылезая из окна. – Это компенсация морального ущерба.

Осмотревшись по сторонам и убедившись, что вокруг никого нет, я прошмыгнула в конюшню. Конь, о котором говорил испуганный паренек, и правда стоял уже оседланный. Я вывела его из стойла, кое-как залезла и хлопнула по задней части:

– Ну, как тебя там, старый Лысь, давай, вези!

Как ни странно, конь и впрямь направился из конюшни.

Таким нехитрым образом через десять минут мы выбрались с территории усадьбы и оказались на широкой дороге, которая вела в неизвестном мне направлении.

Раз погони не наблюдалось, похоже, Девоны не торопились идти ко мне. Брезговали, наверное. Или пытались выпроводить гадкого Ранфера. А может, они и вовсе его там пристрелили.

От этой мысли что-то холодное и промозглое полоснуло когтями по позвоночнику. Но я напомнила себе, что этого оборотня стоит бояться. Он не спаситель мне, а еще один игрок, которому что-то нужно. А значит, мне должно быть наплевать.

Я еще раз тихонько шлепнула коня, попросив его ехать быстрее, увереннее сжала его бока бедрами и приготовилась к долгому побегу. Прочь из этого места.

Прочь – куда глаза глядят.

Глава 4

Больше всего меня беспокоило, что траекторию моего движения слишком просто отследить. Всего один дорожный тракт. Всего одна беглянка.

Однако когда впереди замаячила тройная развилка, а мой коняжка самостоятельно выбрал самое правое ответвление, стало чуточку легче. Теперь, по крайней мере, погоне придется разделиться, если они захотят меня найти. Или действовать наугад.

На второй вариант я не рассчитывала, а потому понукала коня двигаться все быстрее и быстрее. Признаться, шею свернуть было не так страшно, как снова попасть в лапы улыбчивому семейству Девон.

 

На тракте, кроме меня, было еще довольно много народу. Телеги, диковинные автомобили, просто редкие всадники, как и я. И никто не обращал на меня никакого внимания. Хорошо, что мне пришло в голову оставить себе местную одежду. Так я хотя бы не выделялась из толпы.

Местность по обеим сторонам дороги выглядела сельской. Редкие деревянные домики, которые постепенно и вовсе исчезли, сменившись сплошным зеленым полем, которое вот-вот должно было уступить место густому лесу. Он уже виднелся впереди.

Примерно через час в груди начало так нестерпимо жечь, что слезы сами собой потекли по щекам. Нехотя вспомнились слова Ранфера о том, что магия будет сжигать меня изнутри.

Стало безумно страшно. Неужели это правда? Неужели я и впрямь могу так просто умереть?

Но в этот момент я очутилась у высокой каменной арки. Внутрь нее уходила дорога, извиваясь змеей к самому замку, который я видела в первый день своего попадания сюда.

Я так залюбовалась древними стенами, что как-то со временем забыла о боли. А потом она и вовсе исчезла.

На стенах арки было написано: «Извилиста тропа Луны. Но в ее конце всегда – свет Селены. Добро пожаловать в Темный Диархан».

Буквы были старыми, и камень, в котором они выдалбливались, местами выкрошился. Однако надпись все еще читалась. А вырезанные по бокам волчьи силуэты, воющие на ровный диск, и вовсе прекрасно сохранились.

Я проехала внутрь, чувствуя, как по спине бежит табун мурашек.

Еще через несколько минут конь подошел к подножию высокого дворца. Вокруг него не было ограждения или рва с водой. Высокие серые стены росли прямо из-под земли и казались ужасно древними.

Мне не пришлось применять навыки красноречия, чтобы уговорить коня остановиться. Не пришлось прибегать к сложным гимнастическим трюкам, чтобы спрыгнуть. Животное остановилось само, как только подошло к массивным дверям.

Я осторожно слезла, чувствуя, что совершенно отбила себе всю задницу. И как люди ездят на конях целыми сутками? Что у них вместо пятой точки?

Прямо передо мной возвышалась еще одна арка. Чуть меньше прежней. На ней было написано лишь два слова: «Академия „Арктур“».

Похоже, конюх не обманул. Старый Лысь оказался очень спокойным жеребцом. И он действительно знал дорогу сюда.

– Спасибо, друг, иди домой, – аккуратно погладила я животное.

Конь тихонько заржал, развернулся и пошел в обратном направлении.

А я двинулась к замку.

Стоит ли идти прямиком туда, куда заманивал меня тот обаятельный оборотень?

Не знаю. Но больше идти некуда. Кроме того, кто сказал, что среди толпы студентов меня можно будет легко узнать и найти? Кто сказал, что, найдя меня, будет легко забрать?

В общем, я была настроена решительно. Главное, чтобы в этом заведении не было какого-нибудь особенного отбора на почетное место студентки.

Но отбор, конечно же, был. Впрочем, об этом я узнала чуть позднее. А сейчас я заходила в огромный холл с высоким потолком и каменным полом, на котором мозаикой был выложен необычный рисунок. Девушка сидела спиной к белому волку. Ее волосы были похожи на половинку солнца. А волк выл на голубую половинку луны. Вместе они составляли красивое единство дня и ночи.

А наверху, прямо над дивной мозаикой, располагалось объемное изображение этого самого луносолнца. Оно висело под потолком, и с солнечной стороны сейчас светили удивительные желто-оранжевые огни.

Вокруг никого не было, кроме одиноко сидящей на скамейке молоденькой девушки. Она что-то писала в тетрадке, положив ее прямо рядом с собой. Я подошла поближе, стараясь не отвлекать. Сняла с плеча мешок с одеждой и спрятала его в ногах за спиной, постаравшись сделать так, чтобы он не слишком бросался в глаза.

У девушки были черные как ночь волосы, заплетенные в маленькую, тощую косу. Светлая кожа очень выделялась на их фоне. А когда девушка подняла голову, чтобы взглянуть на меня, я увидела, что у нее удивительно яркие желтовато-карие глаза. Почти медовые.

– Привет, – проговорила я сбивчиво, прикидывая, сколько лет может быть незнакомке. Она выглядела не старше двадцати.

– Привет, – с легким недоумением ответила она. Словно не поверила, что я к ней обращаюсь.

– Извини, что отвлекаю, не подскажешь, где тут можно… мм… записаться в студенты?

– Документы принимают вон там, – указала девушка рукой в правое крыло здания. – По коридору третья дверь слева. Поторопись, сегодняшний набор проходит испытания уже через двадцать минут.

– Набор? Испытания? – ахнула я. – Ай, ладно, спасибо большое! Надеюсь, еще увидимся.

Девушка хлопнула пару раз своими желтыми глазами, которые на фоне узкого лица казались огромными, и промолчала. Похоже, она ошарашена до глубины души.

Я же поспешила в указанном направлении, размышляя о том, где возьму документы. А еще о том, что стоило мне только закончить один вуз, под дикие пляски сжигая старые конспекты и радуясь, что больше не придется учиться «никогда-никогда-никогда», как я вновь ломлюсь к очередной приемной комиссии, в надежде, что меня не пошлют куда подальше.

В небольшом пятиугольном помещении сидела женщина лет тридцати. Телосложением она немного напоминала спортсменку: подтянутая, гибкая, стройная.

Мельком взглянув, она сухо и безэмоционально спросила:

– Поступать пришли? Документы, пожалуйста. Личное свидетельство, диплом об образовании либо свидетельство подмастерья.

– Знаете, у меня, к сожалению, ничего нет. Видите ли…

Женщина так резко приподняла одну бровь, что я замерла на полуслове.

– А где же ваши документы?

– Ну, предположим, потеряла, – развела руками я, ежась под внимательным взглядом.

Женщина опустила глаза вниз, глядя, как я ногой отталкиваю свою авоську подальше в сторону.

– Как я запишу вас без документов, интересно? – фыркнула она наконец, уставившись мне в лицо. – Как вас хоть зовут?

– Елена Алексеева, – отозвалась я со вздохом, отчаянно размышляя, как умаслить эту женщину.

Однако, услышав мое имя, она вдруг кивнула, открыла огромный журнал, что лежал перед ней на столе, просмотрела его и сказала:

– Хорошо. Этого хватит. На вступительные экзамены пройдите, пожалуйста, в аудиторию сто один. Это в противоположном коридоре. Начало через десять минут.

Я подхватила свои вещи и выскользнула из кабинета как ветер, не веря такому везению. Стоило, конечно, задуматься, как так вышло. Но теперь мне необходимо сдать экзамены, и вот это сейчас беспокоило куда сильнее.

Однако в соседнем крыле двери с номером «сто один» не было. Девушки с большими желтыми глазами – тоже. Так что просить помощи оказалось не у кого.

Вокруг себя я видела около двадцати кабинетов, на табличках которых были изображены животные. Медведь, страус, лебедь, аист и еще очень много других. Что из этого «сто один», можно только гадать.

Время, выделенное на поиск, подходило к концу. И я уже готова была заглядывать в каждый кабинет наугад, когда в коридоре появился невысокий широкоплечий мужчина в серой форме. Он мыл пол, не обращая никакого внимания на мои метания.

– Здравствуйте, извините! – накинулась я на него. – Подскажите, пожалуйста, где тут аудитория номер сто один? Я не вижу ни одной цифры!

Уборщик замер, уперев обе руки в древко швабры, окинул меня любопытным взглядом и улыбнулся:

– Новенькая, значит? Животные – это и есть цифры. Выпь, смотрящая в небо, – единица, лебедь – двойка, медведь – тройка, потому что такой же круглый сверху и снизу. Страус с приподнятым хвостиком – четверка, кенгуру – пятерка, коала – шестерка, вот это сложно, да. Семерка – это аист, смотрящий влево, восьмерка – это два хомяка, что сидят друг на друге, девятка – это тигр, что свернулся клубком и спустил вниз свой хвост. Запомнила?

Я хлопала глазами, пытаясь понять, кто же это такое выдумал.

– А что значит сотня впереди? – спросила наконец.

– Сотня – это номер этажа. У тебя «сто один» – значит, нужна просто дверь с выпью.

Он продолжал так же широко улыбаться, пока я озиралась в поисках двери.

– Ладно, – махнул он рукой. – Ты права, дурацкая система. Но оборотень, что много лет назад создал эту академию, видимо, думал, что это будет весело.

– Спасибо! – бросила я обрадованно, обнаружив заветную дверь. – Извините, я очень тороплюсь!

– Ничего, милая, ничего. Удачи на экзаменах, – донеслось мне вслед, когда за мной уже закрывалась дверь.

Да уж, удача мне пригодится.

В аудитории меня ждали пять преподавателей и пара десятков учеников. И отовсюду уже сверкали удивительные огни.

Это была настоящая магия! Магия, которая меня убивает и которой я совершенно не умею пользоваться.

Я мельком осмотрела аудиторию, довольно сильно напоминающую уменьшенную копию какого-нибудь греческого амфитеатра. Шестиугольное помещение по краям было заставлено скамейками, которые постепенно спускались все ниже. К центральной площадке, на которой происходило основное действо.

Там же, в самом центре, стояли пятеро преподавателей. Они выглядели старше студентов, однако все же трое из них были подтянутыми и атлетически сложенными, из-за этого угадать возраст не представлялось возможным. Оставшиеся двое смотрелись на их фоне древними развалинами, хотя их возраст тоже явно не перевалил даже и за сорок. Четверо были мужчинами, и всего одна щупленькая женщина в очках.

Пробежав глазами по трибунам, я заметила ту брюнетку, с которой разговаривала в холле, и поспешила пробраться к ней.

Девушка снова сидела совсем одна. Грызла карандаш и что-то записывала в тетрадке.

Как только я подсела к ней, она дернулась и с удивлением посмотрела на меня.

Я же заглянула к ней в тетрадь и обнаружила там красиво изображенный пейзаж. Черный грифель карандаша передавал хмурое небо и дождь, готовый вот-вот сорваться с тяжелых туч.

– Как здорово ты рисуешь! – проговорила я бодро. – Можно с тобой сесть?

Девушка еще пару раз хлопнула желтыми глазищами и кивнула.

– Спасибо, – отозвалась она неуверенно.

Я затолкала под скамью свою авоську, стараясь не привлекать к себе лишнее внимание.

– Уже началось, да? – тихо спросила я, когда в центр площадки внизу вышел широкоплечий парень с обнаженным торсом и горой бугрящихся мышц. Он разминал руки и готовился что-то делать.

– Ага, – кивнула девушка. – По очереди будут проверять людей и оборотней на уровень магии и мастерства.

Она сделала короткую паузу, а затем неловко спросила, опустив глаза:

– Ты совсем не знаешь, как это происходит, да? Ты же человек?

– Я – да, а что, я похожа на оборотня? – улыбнулась в ответ, на что девушка стушевалась еще сильнее, сдвинула брови домиком и нервно оторвала от тетрадки кусок листа. – Прости, я сказала что-то не то?

Тогда она подняла на меня взгляд своих магических глаз и ответила неожиданно:

– Я – оборотень. Но я не чувствую запахов. А потому не поняла, кто ты.

– Ты оборотень? – ахнула я.

Первым позывом было отшатнуться. Но я взглянула снова в узенькое испуганное личико девушки и не поняла, чего должна бояться.

Семейство Девон уверяло меня, что оборотни опасны. Что они – убийцы и насильники. Но сейчас передо мной сидела простая будущая студентка, и она ни капли не походила на монстра.

– Ну и хорошо, – кивнула я, приняв решение не делать из мухи слона. – А отсутствие обоняния – это плохо для вас, да?

В этот момент мимо нашей скамейки прошли две девушки. Высокие, стройные, загорелые. Они казались звездами, сошедшими с обложки журнала.

– Эй, Тиль, ты что тут забыла? – бросила одна из них. – Бракованным не место в академии.

Остальные засмеялись и, не дожидаясь ответа, пошли дальше.

Я снова посмотрела на девушку, которая сидела рядом со мной. Она словно вся сжалась в комочек, опустив глаза.

– Эти курицы – тоже оборотни, да? – спросила я тогда, услышав, как за окном по стеклу застучал дождь.

Погода испортилась.

– Ага, – кивнула девушка, но на меня посмотрела уже с большим интересом.

– Не обращай внимания, – постаралась я ее успокоить. – Сами они бракованные. Вон, ни рожи ни кожи. Издали и не поймешь, то ли девки, то ли парни.

Моя новая знакомая захихикала. Те нахалки, что прошли мимо нас, конечно, были красивыми вопреки моим словам. Но атлетическое телосложение и широкие плечи и впрямь делали их отдаленно похожими на мужчин.

– Меня зовут Тилья, а тебя? – робко спросила девушка.

– А меня Лена. Будем знакомы.

– Лена… Интересное имя. А почему ты разговариваешь со мной, Лена? Как правило, люди не любят оборотней.

– Правда? – Я сперва удивилась, а затем вспомнила семейство Девон. – Ну, я, знаешь ли, лишена предрассудков.

 

Моя собеседница еще сильнее посветлела.

В эту минуту на площадке внизу происходило не менее интересное действо, чем здесь у нас. Тот парень, что залихватски поигрывал обнаженными мускулами, подошел сперва к большому прозрачному камню-кристаллу. Положил на него руки и закрыл глаза.

Камень тотчас начал будто изнутри наполняться голубоватым светом. Цветная сфера пульсировала, двигалась по часовой стрелке, закручиваясь спиралью.

– Потенциал – шесть баллов, склонность к гидрологии, – прокомментировал преподаватель, что стоял около камня.

Парень отошел в сторону к другим четырем членам комиссии. Те сидели за столом, перед которым на полу был начерчен круг. По всей его окружности на одинаковом расстоянии друг от друга располагалось семь каменных чаш. С водой, землей, деревом, металлом, зажженным огнем, камнями и какими-то мелкими предметами.

Парень поднял руки, сделал пару непонятных движений кистями, затем прыгнул вперед и словно ухватил что-то невидимое в воздухе.

– Он что, мух ловит? – фыркнула я с улыбкой, повернувшись к Тиль.

Та прыснула в кулак и покачала головой.

Как по мановению волшебной палочки вода, что была в одной из чаш, поднялась в воздух упругим жгутом и застыла в ожидании.

Тогда колдун стал описывать в воздухе круговые движения, вслед за которыми двигался водяной жгут. Словно самая настоящая летающая змея.

– Удивительно, – выдохнула я, когда парень закончил представление и аккуратной лентой вернул воду обратно в каменный сосуд, ничуть не расплескав.

– Очень неплохо, – похвалил один из преподавателей, записывая что-то в журнал. – Студент Фурсмер, факультет «Л», свободны.

Довольный парень кивнул и с улыбкой пошел прочь.

– А что такое факультет «Л»? – спросила я.

– «Л» – значит «ловкость», – с готовностью ответила Тиль.

Дальше было еще несколько магов, которые показывали разные восхитительные фокусы с землей, деревяшками и камнями. Кто-то передвигал в воздухе предметы, кто-то заставлял огонь быть то больше, то меньше, а то и вовсе перекидывая его на напольную плитку, где тот продолжал послушно гореть. Кто-то делал из камней что-то вроде снеговиков, кто-то из земли движением пальцев лепил собаку.

Всех распределяли по разным факультетам: «Б» – «Быстрота», «С» – «Сила», «Л» – «Ловкость», «Р» – «Разум».

– Как думаешь, куда ты попадешь? – спросила Тиль, а я в очередной раз испытала предчувствие подкрадывающегося песца.

– Не знаю, – ответила тихо. – Хорошо бы не выгнали.

– Не бойся, все пройдет нормально, – улыбнулась она. – Уверена, ты – отличный маг!

Я еще раз оглядела довольную девушку с ног до головы, недоумевая, кто вообще мог назвать оборотней опасными и кровожадными тварями. Сейчас Тиль казалась настолько безобидной и светлой, что становилось стыдно за людей, которые смеют обижать подобных ей. Впрочем, может, в своем зверином облике она внушает ужас и трепет?.. Или, может, моя новая знакомая – исключение? Проблемы с другими волками у нее определенно имелись.

В это время внизу на площадку вышел еще один парень. У него были волнистые рыжевато-русые волосы, спадающие на плечи. Узкое прямое лицо и уверенный взгляд. В отличие от нескольких предыдущих абитуриентов, что выходили исключительно с обнаженным торсом, этот носил рубашку, и это сразу же бросалось в глаза.

– Скажи, Тиль, – начала осторожно я, не зная, что в моем вопросе может расстроить девушку, а что нет. – Вон те полуголые парни – наверное, оборотни, да?

Моя собеседница кивнула:

– У нас очень горячая кровь. Особенно у мужчин. Как правило, в большинстве случаев нам жарко в одежде. Поэтому… вот.

Она махнула рукой вперед, указывая на десяток парней с голыми торсами, что сидели в первых рядах.

– А девушки?

– Девушкам приходится терпеть, – усмехнулась она и кивком указала чуть правее.

Там сидели три девчонки. Те самые, что недавно так грубо задели Тиль. Кроме них и нас, других абитуриенток здесь больше не было в принципе.

Пока мы все это обсуждали, русый парень вышел вперед и положил руки на магический кристалл.

Тот вспыхнул мгновенно. Гораздо ярче, чем прежде, гораздо интенсивнее. Цвет пламени внутри на этот раз был желтым.

– Потенциал – девять баллов. Склонность к пирокинетике.

В первых рядах зашептались. Члены приемной комиссии стали что-то записывать в свои тетради.

Парень же подошел к чашам с элементами и встал в круг. Выставил одну ногу вперед и согнул колени. Левую руку сжал в кулак у живота, а другую протянул к горящему огню.

А затем закружилось волшебство.

Правой рукой он описал в воздухе кольцо, которое тут же загорелось, превращаясь в букву О. Еще несколько быстрых движений – и перед членами комиссии прямо в воздухе застыла горящая надпись: «Ольтер Викс».

Очевидно, это было его имя.

Красивая магия. Но я подскочила от удивления вовсе не от нее. А оттого, что Тиль рядом со мной вдруг громко захлопала в ладоши, широко улыбаясь.

– Как здорово! – проговорила она, увидев мое недоумение. – Ну, понимаешь, у оборотней редко встречается склонность к пирокинетике. Вот я и…

Она пожала плечами и покраснела.

– Этот парень не похож на оборотня, – заметила я.

Тиль кивнула:

– Судя по его имени, это наследник одного из богатейших человеческих кланов. Виксы – монополисты всей винной продукции Светлого Диархана. Да и всего королевства, по-моему, тоже. Впрочем, за пределами Диархана я никогда не была.

– Понятно, – протянула я, в то время как Ольтер, вполне довольный собой, ожидал решения комиссии.

– Студент Викс! «Ультра!» Свободны! – провозгласил наконец один из ее членов.

И все присутствующие разразились аплодисментами.

Я тоже хлопала, чтобы не выделяться.

– Что за «ультра»? Вроде про «ультру» ты ничего не говорила, – спросила я у Тиль, когда на площадке начали появляться новые претенденты.

Теперь все шло, как и прежде. Без особенных неожиданностей. Хотя мне было все так же интересно смотреть на каждый магический номер.

– «Ультра» – это название самого сильного факультета. Там учатся самые одаренные студенты. Самые перспективные. И процент отсева с этого факультета – девяносто.

– Правда? – ахнула я.

– Правда, – усмехнулась девушка и добавила: – Все, кто выпускается с «Ультры», имеют право подать прошение на вступление в орден Клевера. Туда берут уникальных магов, способных управлять максимальным количеством типов магии. Волшебники-универсалы. Сильнейшие.

В этот момент я усиленно вспоминала, что там про орден Клевера говорил Ранфер, белый волк, который хотел меня выкрасть. Что только в академии присутствуют члены этого ордена?

Но подробности вызнать уже не было времени. Мрачный мужчина из приемной комиссии поднял голову и громко проговорил:

– Елена Алексеева.

Мое имя отразилось от стен, резонируя в ушах, груди, сердце.

Я встала, чувствуя, как не гнутся ноги.

– О, так твое полное имя – Елена? – вдруг спросила Тиль и улыбнулась: – Красивое. Иди, у тебя все получится.

Я шагнула вперед, едва слышно прошептав:

– Мне бы твою уверенность…

Пока я шла к центральной площадке, в спину мне смотрели несколько десятков глаз. Я чувствовала себя бабочкой, приколотой булавкой к стенду на всеобщее обозрение.

На самых нижних площадках сидела та самая толпа полуголых оборотней, пройти мимо которых казалось сложнее всего.

Честно говоря, эти парни ничем не походили на волшебных существ. На зверей и чудовищ, которыми их обзывали Айрим Девон и его сын. Напротив, они все, как на подбор, были высокими, статными и широкоплечими. А еще в них чувствовалась природная мощь, какая-то магнетическая сила, от которой мурашки пробегали по спине.

Стоило поравняться с их партами, как кто-то из парней присвистнул и бросил:

– Классная попка, детка!

Остальные одобрительно засмеялись, а я покраснела, чувствуя себя восемнадцатилетней первокурсницей. А мне, между прочим, двадцать три. И я надеялась, что институтские годы давно позади.

Но как только передо мной возник огромный магический кристалл, все остальные проблемы отошли на задний план. Члены приемной комиссии смотрели на меня не отрываясь. А тот преподаватель, что фиксировал вспышки от камня, и вовсе казался хмурым и холодным.

– Коснитесь кристалла, – нетерпеливо потребовал он, когда заметил, что я бездействую.

Оцепенение спало с меня в тот же миг, я сделала шаг вперед и положила руки на камень.

Его поверхность оказалась шероховатой и теплой. Пальцы словно приросли к ней. В следующий миг магический сенсор вспыхнул.

Я уже размечталась о том, как сейчас кристалл озарится всеми цветами радуги, представив меня уникальным магом всех направлений и элементов. Как дружно ахнут все присутствующие. И я наконец поверю, что я и правда какое-то там дитя звезд.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru