Кровавый бог

Серж Винтеркей
Кровавый бог

Глава 1
Там, где не справилась доблесть эльфов…

Встав в намеченный на местности квадрат три на четыре метра в десяти метрах от насыпных холмов, мы все одновременно скастовали одно из простейших заклинаний – ров, сразу же оказавшись в небольшой яме. Еще десять кастов – и яма оказалась глубиной в два с лишним метра. Уже достаточно для наших целей – более глубокая яма могла бы и обвалиться на нас, грунт тут был не очень стабильный.

Рудокопы поспешно начали укреплять бревнышками стены ямы, ликвидируя возможность обвала. А я выбрался наверх и стал поспешно накидывать сверху оставленные рядом длинные жерди. Закончив с этим, достал из сумки несколько оленьих шкур и расстелил их поверх жердей. А затем достал лопату и принялся сверху накидывать землю, стараясь рассыпать ее как можно более равномерно.

Ну, а затем, убедившись, что шкуры прикрыты слоем земли минимум пять сантиметров, и в одном месте между шкурой и краем ямы остался небольшой зазор для беспрепятственного прохода воздуха вниз, я щедро сыпанул сверху горсть семян, полил все парой литров воды, и, сев рядышком поудобней, закрыл глаза, начав работать друидом. Через пару минут на насыпанной на шкуру земле уже был шикарный газон – никто, находясь рядом, не сможет заподозрить, что тут недавно кто-то вырыл большую яму.

Рудокопы, когда у них закончится действие выпитых эликсиров на ночное зрение, теперь смогут безопасно зажечь взятые с собой масляные лампы. И начать копать боковой проход к данжам. Заклинание «ров», к сожалению, действует только в вертикальном направлении, поэтому делать они это будут обычными инструментами. За пару дней обещали управиться. До этого времени мне тут делать нечего.

Когда серией телепортов удалился с места на пять километров, и открыл портал в родные места, звякнуло пришедшее письмо. Выйдя из портала, прочитал:

Привет, Трой!

Очень лестное предложение, должен сказать! Конечно, я его принимаю! Передай мои лучшие пожелания своей девушке, надеюсь скоро увидеть ее лично. Что нужно сделать вначале, чтобы попасть к вам в гости, продать душу дьяволу?

Жду схему пентаграммы!

Твой друг,

Галатиан

Получив ответ, я обрадовался – сработало! Не знаю еще точно, как именно, но я по полной припашу Галатиана к охоте на Арпурета. Да и приятно будет пообщаться с настоящим человеком, может, расскажет мне что новое про то, что там сейчас творится в реале. Эх, проклятые ограничения по условиям участия! Все бы отдал, чтобы узнать, как там моя семья. Но, раз нельзя, то хоть просто послушаю, что там нового в России и в мире происходит. Главное, не выдать то, что я вообще ничего про происходящее в реале в последние месяцы не знаю. Впрочем, всегда можно закосить под ботана, который целиком погружен в вирт, и знать ничего не знает про то, что происходит у обычных людей.

Тут же накатал письмо Манивальду с просьбой через его связи у короля эльфов организовать переход по туннелю в параллельный мир для моего знакомого. Одно, конечно, плохо, что засвечу таким образом Галатиана перед ним, но разве у меня есть другие варианты?

Манивальд, штаб-квартира клана «Гордость победителя»

Совещание кланлидеров в штаб-квартире клана шло уже тридцать минут. Все семь кланлидеров прибыли к Манивальду по его первому сигналу, чтобы обсудить вставший перед альянсом важный вопрос. Битва кровавых колдунов с эльфами на равнине Ксхевахайр была бы прекрасной возможностью нанести серьезный удар по кровавым колдунам – если бы не две проблемы. Узнали о ее начале слишком поздно, чтобы собрать армии всех союзников. Сами игроки альянса были легки на подъем, но армии нечисти, гномов и орков нуждались в нескольких часах для того, чтобы организованно переместиться в нужное место. К тому времени битва с кровавыми колдунами давно закончится. И второе – остальные кланлидеры альянса полностью согласились с мнением Манивальда, что без использования огня кровавых колдунов не победить, а рисковать тем, что эльфы начнут мстить за сожженный во время битвы их волшебный лес, никто не хотел. Эльфы те еще эко-фанатики, и нечего их злить без крайней необходимости.

К согласию по обоим вопросам пришли достаточно быстро, и теперь в штаб-квартире царило уныние. Как говорится, и хочется, и колется. Возможность насолить кровавым колдунам вроде бы теоретически есть, но одновременно нет понимания, как ее использовать на практике. Все, до чего пока договорились, так это только о том, что надо попробовать после завершения битвы проследить, куда кровавые колдуны будут перебрасывать свое войско. Все восемь кланов уже послали многочисленных разведчиков на равнину Ксхевахайр.

Особо неприятно было от того, что все знали от Манивальда, что кровавым колдунам нужны три победы в больших битвах, чтобы призвать Кровавого Бога. И получалось, что первая победа у них скоро уже будет. Вот разгромят эльфийскую армию – и все. А кланлидерам очень не хотелось доводить ситуацию до появления нового бога у противника. В игре пока с богами было кисло. Игроки то и дело находили заброшенные храмы и алтари, да и НПС молились множеству богов в действующих храмах в городах. Вот только любые попытки стать членом того или иного культа в надежде разжиться ценными бафами или заклинаниями у игроков неизбежно проваливались. Все было как в реале – храмы и религии есть, но твердой уверенности, что за ними что-то действительно стоит, кроме недвижимости и процедур – нет.

На многочисленные запросы игроков в администрацию «Эгиды» следовали ответы, что игра только недавно запущена, над религиозной компонентой идет работа, и соответствующие ивенты обязательно в ней появятся. Кланлидеры опасались, что первым ивентом может оказаться как раз-таки призыв Кровавого Бога армией магии крови. Учитывая, что кровавые колдуны и сами по себе не были подарком, появление на их стороне первого и единственного в игре бога могло сделать жизнь игроков в ней крайне неприятной. И первыми пострадают как раз кланы альянса, находившегося на переднем фронте борьбы с кровавыми колдунами.

Все конструктивные мысли были исчерпаны, когда в комнату вошёл дежурный по клану, и подошёл к Манивальду.

– Срочная депеша от короля эльфов, – сказал он негромко, наклонившись к уху Манивальда, но из-за тишины в комнате все его прекрасно услышали. Манивальд заметил, как изумление, так и зависть, промелькнувшие на мгновение в глазах его коллег. Сам он никакого письма от короля эльфов не ждал, так что тоже был очень удивлен, но произведенное на других кланлидеров альянса кратким сообщением дежурного впечатление ему очень понравилось.

Манивальд принял из рук дежурного свиток с королевской печатью, и неспешно, стараясь держаться максимально солидно, развернул его, сломав печать. Пусть коллеги видят, что открывать присланные на его имя королевские депеши дело для него привычное. Поскольку письмо было адресовано лично ему, читать его вслух он не стал. Но сам текст письма привел его в полное изумление.

– От короля Ангэрэда главе клана Манивальду. Благодарю за предупреждение о нападении. Битву нам эту не выиграть. Жаль, нет никого, кто мог бы воспользоваться огнём в нашем лесу против кровавых колдунов.

Король.

Манивальд прекрасно понимал, что такое эзопов язык. И раз за разом перечитывал текст про себя, пытаясь осознать, правильно ли он понимает, что король эльфов даёт ему карт-бланш на поджог священного эльфийского леса.

Первым не выдержал прямолинейный американец. Смотря на изумлённо выпученные глаза Манивальда, ему нестерпимо захотелось узнать, что же такого написано в этом письме.

– Там что-то важное, коллега? – спросил он Манивальда.

Только услышав этот вопрос, Манивальд наконец осознал, что он по-прежнему находится за столом рядом с другими кланлидерами альянса. Но только он открыл рот, параллельно прикидывая, стоит ли озвучивать текст письма, как вдруг свиток вспыхнул синим пламенем прямо в его руках. Манивальд выронил его на стол, чтобы не обжечься, и через пару секунд о том, что письмо вообще было, напоминала только горстка пепла у его рук на столешнице.

– Черт побери! – пораженно сказал он, – вот теперь я действительно уверен, что правильно понял текст!

И, не желая больше томить других кланлидеров в ожидании, возбуждённо сказал:

– Король эльфов, по сути, в завуалированных выражениях, попросил нас поскорее поджечь священный эльфийский лес, чтобы досадить захватывающим его кровавым колдунам. Раз уж письмо было зачарованно, чтобы тут же сгореть, я явно не мог ошибиться в его смысле! Поразительно!

Краткое изумлённое молчание было прервано словами американца:

– Ну так чего же мы ждём! Давайте поджарим кровавых колдунов!

– Секунду, секунду, давайте не будем спешить, и подумаем, как нам подстраховаться, – остановил его осторожный, как все китайцы, Ма Имин, – а не стоит ли подумать о том, что король эльфов впоследствии может все же спустить на нас всех собак за этот пожар, и на его разрешение мы сослаться не сможем! Свиток с письмом благополучно сгорел, а наше слово для надменных эльфов имеет не большее значение, чем брехня бродячей собаки. Они, кстати, как-то так наши кланы и называют – бродячими. Плевать они хотели на каждого, у кого нет земель во владении, и длинной череды высокопоставленных родственников.

Манивальд решил, что в речи китайца все же многовато упоминаний про собак в разном контексте, как будто он не китаец, а кореец. Но общий смысл заслуживал внимания.

– Предлагаю послать для участия в акции только эльфов. Пусть они не приближаются близко к местным, просто поджигают лес вокруг войск кровавых колдунов, и сразу же оттуда убираются. Пусть в случае поиска виновных эльфы в своем королевстве ищут их среди своих собственных собратьев, а не обращаются с претензиями к нам. Всем же известно, что у нас смешанный состав участников, – тут же выдал идею он.

 

Несколько секунд собравшиеся оценивали его идею.

– Да, так и надо сделать, – хлопнул ладонями по столу американец, – теперь давайте решим, по сколько игроков пошлет каждый клан.

– Думаю, по сотне самых быстрых игроков-эльфов будет достаточно, – сказал Гупта, – голосуем?

Никто не хотел тянуть с этим вопросом – армия кровавых колдунов, разбив эльфов, ждать никого не будет. Поэтому быстро проголосовали, единодушно поддержав предложенный расклад, и тут же каждый кланлидер сосредоточился на чатах, отдавая соответствующие приказы.

Через полчаса восемь сотен эльфов уже были собраны в одном месте, были определены и точки выброса. Поскольку точного места битвы эльфов с кровавыми колдунами никто не знал, решили отправить их шестнадцатью партиями по полсотни участников со всех сторон равнины Ксхевахайр. А уж на месте никто не мешает взлететь на грифонах повыше, и отправиться поближе к месту битвы.

Участникам десанта дали указания не палить лес просто так – поджигать его только в местах скопления солдат кровавых колдунов. В целях конспирации предупредили и о том, что в плен к эльфам попадать нельзя, а если вдруг попали, то надо побыстрее кончать жизнь самоубийством, не оставляя улик участия альянса в поджогах.

Одну из партий десанта возглавил лично Манивальд, порадовавшись тому, что решил играть в «Эгиду» эльфийским персонажем. Немедля сломали печати на портальных свитках, и ринулись в открывшиеся порталы.

Манивальд лично на равнине Ксхевахайр раньше не бывал, поэтому был поражен величественным видом заповедного леса, открывшимся перед ним. Лес был красив и тих, словно и нет никакой битвы на равнине. Тут же вызвали грифонов и взмыли на них над лесом. Прятаться не было необходимости – эльфы, летящие над эльфийским лесом – что может быть естественнее? Тем более, что из-за сражения можно смело рассчитывать на то, что у местной охраны есть дела поважнее, чем проверять личности пролетающих над лесом эльфов.

Следы битвы заметили, пролетев десять километров вглубь равнины. Она разгорелась не на шутку – внизу, в прогалинах между деревьями, перемещались десятки тысяч участников сражения, кое-где были видны и трупы, в основном эльфийские. Манивальд понимал причины этого – не сжигая трупы кровавых колдунов, победить их невозможно, и удивлялся фанатизму эльфов. Ну если вы заведомо проиграете битву, раз не готовы использовать огонь, так зачем в ней принимать участие? Кто мешает поберечь войска до лучших условий сражения?

Но что есть, то есть. Поэтому Манивальд сосредоточился на выполнении миссии. Он отмечал с высоты, где расположены основные войска неприятеля, куда дует ветер, распределяя зоны, в которых нужно будет высадиться его солдатам. Разбил он всех на четыре группы. Спустя несколько минут каждый получил по групповому чату указания, к какой группе относится, и куда ему с ней следовать.

– Все, вперёд, вперёд! – скомандовал кланлидер.

Перед походом каждого предупредили, что во время поджога леса на глаза попадаться никому не надо, и факелом орудовать можно только в стелсе. Предупредили и о том, что слишком увлекаться не надо – сделал свое дело, и тут же беги. Манивальд искренне надеялся, что его подчинённые излишне не увлекутся, и все сделают правильно. Но надежды – это одно, а как все будет на практике…

После приказа каждая группа развернула своих грифонов в указанную сторону. Одну из групп повел сам Манивальд. Достигнув указанной точки, все скастовали стелс, и спрыгнули с грифонов. Над кронами деревьев скастовали и полет, чтобы не разбиться. А, опустившись на ветви крон огромных деревьев, попрыгали дальше уже телепортами.

Оказавшись в нужном месте, Манивальд зажёг факел и замер, прежде чем бросить его в сухие кусты, поймав себя на том, что делать ему это психологически тяжело. Лес был невероятно эффектен, и потрясал своей заповедной красотой. Но было бы странно отступать сейчас, да и на кону было слишком многое. К тому же, даже если он прикажет своим игрокам отменить операцию, игроки из других кланов все равно будут жечь лес. Так что, вздохнув, он все же кинул факел, и унесся телепортом в следующую намеченную точку заповедного леса. И задумался – может ли сказываться на его боязни поджигать лес тот факт, что он играет за эльфа?

Дождей в последнее время было мало, и лес занялся с охотой. Раскидав пяток факелов, Манивальд решил, что дело сделано, и прыгнул на вершину огромного дерева. С нее он увидел множество дымков, поднимающихся по всему периметру леса вокруг расположения кровавых колдунов. Наверняка в поджоге уже активно участвовали и игроки других кланов, что гарантировало желанный результат. Но ожидаемого удовлетворения он не почувствовал. Вздохнув, Манивальд вызвал грифона и взмыл на нем в небо.

Арпурет, равнина Ксхевахайр

Верховный жрец был глубоко удовлетворен развитием событий. Первоначальный рывок эльфов сквозь его армию выглядел эффектно, но не принес им никаких значимых результатов. Убитые ими воины поднялись, и вернулись в сражение. В отличие от эльфов, которые, истощив силы в рубке его солдат, все больше падали ниц под их ударами. Фактически, победа в битве была одержана – нужное количество эманаций от погибших эльфов было уже собрано, и ему всего лишь предстояло завершить разгром эльфийской армии, а затем приказать оттащить пленных на алтари, увеличив мощь находящихся в его распоряжении сил.

Внезапно он нахмурился. Он чувствует запах дыма, или ему только кажется?

– Господин! – подскочил к нему один из жрецов, – огонь со всех сторон! Несколько минут – и тут все загорится!

Множество мыслей тут же пронеслось в его голове. Эльфы все же решились на использование огня в своем заповедном лесу? Но почему тогда остатки сражающейся эльфийской армии по-прежнему не используют огонь, чтобы сжечь тела его поверженных солдат, не дав им восстать из мёртвых? Это он отчетливо видел с высоты своей колесницы, наблюдая за ходом сражения. Непонятно! Впрочем, одно было ясно – армию нужно спасать. Там, где не справилась доблесть эльфов, нанести огромный ущерб мог обычный лесной пожар. Арпурет не был готов после одержанной победы в битве потерять в огне свою армию.

Открыть порталы, вывести войска как можно быстрее на базу? Но что тогда будет с алтарями? Арпурет доставил их сюда два десятка, и не был готов бросить их, чтобы после пожара они достались врагу! Внезапно он осознал, что недавно смеялся над фанатизмом эльфов, боящихся использовать огонь в своем заповедном лесу, но сейчас сам тоже проявляет фанатизм – отказываясь бросить алтари и увести войска на базу. Тем не менее, иначе он, как верховный жрец, поступить не мог – его религия предписывала ему защищать алтари во что бы то ни стало.

– Алтари быстро доставить в центр больших полян, там же собраться войскам, приказываю валить деревья по периметру полян и вскапывать землю, чтобы огонь далеко не мог распространиться от кромки леса! – рявкнул он так громко, что несколько из стоявших рядом слуг пошатнулись от акустического удара, – когда огонь слишком приблизиться, всем закапываться в землю, чтобы слишком сильно не обгореть!

Ничего, он сделает все, чтобы, понеся минимальные потери, спасти алтари!

Глава 2
Второй пет

Манивальд, равнина Ксхевахайр

Как и было заранее условлено, Манивальд парил на грифоне на высоте четырех километров над полем битвы. Большинство своих воинов он отослал на окраину равнины, подальше от эльфийского леса, чтобы они не попались на глаза эльфам. С ним оставалось только пять лучших разведчиков, которые должны были дождаться, когда армия кровавых колдунов начнет открывать порталы, чтобы спастись от пожара, и попытаться проникнуть в них, чтобы найти местоположение новой базы армии. Слишком сильно снижаться кланлидер запретил, не хотелось проверять, насколько сильна кровавая магия. Мало ли, жрец магии крови способен снять его с грифона, просто увидев в небе? Впрочем, пока внизу шла битва, жрецам явно было не до этого. Хотелось надеяться, что теперь они отвлечены еще и пожаром.

Эльфийская армия, едва начался пожар, стала массово эвакуироваться порталами. Эльфам ли не знать, насколько страшной силой является пожар в лесу!

Манивальд недоумевал, почему в местах расположения армии кровавых колдунов все еще нет вспышек открывающихся порталов. Там было лишь много суеты, а вскоре начали еще и валиться огромные деревья. Странно! Огонь еще до них не добрался!

При помощи своей подзорной трубы с максимальным двадцатикратным увеличением, Манивальд с удивлением обнаружил, что деревья валят солдаты армии кровавых колдунов. Но почему они занялись этим в момент, когда огонь вот-вот ворвется в их ряды?

Хаос в рядах армии кровавых колдунов прекратился достаточно быстро, и Манивальд заметил, что солдаты целенаправленно собираются по центру больших полян. После этого он с удивлением увидел, что они принялись за земляные работы. Похоже, что враги вовсе не собираются покидать равнину, а планируют переждать на ней пожар, несмотря на свою уязвимость перед огнем!

Тренькнуло сообщение от главы разведчиков. Тот докладывал о том же, и спрашивал, что им теперь делать?

Ответив, что надо ждать развития событий, Манивальд продолжил наблюдать. Огненный вал пожара, наконец, докатился до подразделений кровавых колдунов, а затем все заволокло дымом.

Манивальд с его солдатами терпеливо кружили над равниной, ожидая, когда что-то станет видно. Ночь полностью опустилась над равниной, и периодически приходилось пить зелья на ночное зрение. Но вскоре дым поднялся вверх такими мощными клубами, что Манивальд и его разведчики оказались вынуждены отлететь в сторону от пылающей равнины, и ждать, когда можно будет вернуться обратно. Со стороны центр пожара походил на взрыв атомной бомбы, настолько мощные клубы дыма поднялись над равниной. Не верилось, что внизу кто-то может уцелеть.

Когда огонь полностью охватил место битвы, у Манивальда начали появляться уведомления перед глазами о погибших от разожженного им огня солдатах кровавых колдунов. Он воспринял их с удовлетворением, тревожило только, что было их не так и много. За полчаса выскочило не больше двух десятков. С другой стороны, поджигало лес вместе с ним еще восемь сотен игроков. Может, другим повезло больше с количеством килов?

Пожар на месте битвы начал стихать только через полтора часа, огонь ушёл дальше. Манивальд с разведчиками подлетели поближе. Огромные деревья еще дымились, кусты выгорели напрочь, все было усыпано черным пеплом. Манивальда кольнуло острое чувство вины за произошедшую с чудесным лесом трагедию.

– Вижу внизу движение! – пришло ему сообщение в групповой чат от одного из разведчиков.

Наведя подзорную трубу на центр одной из больших полян, на которой перед пожаром собралось большое количество солдат кровавых колдунов, Манивальд и сам увидел, как она ожила. Множество пепельных фигурок энергично двигалось к соседней поляне, еще большей.

– Похоже, они собираются снова в одну армию! – пришло еще одно сообщение Манивальду.

И тут его труба уловила что-то странное. Группа солдат тащила что-то большое. Присмотревшись, Манивальд увидел, что это алтарь! И тут же он догадался, почему армия кровавых колдунов не покинула равнину перед пожаром!

– Вижу внизу алтарь! Скорее всего, он не один! Кровавые колдуны не покинули равнину, потому что побоялись их бросить! – написал он в групповой чат.

Подумав, он продублировал сообщение и для кланлидеров альянса. Им тоже нужно знать, что происходит на равнине Ксхевахайр.

У Манивальда тут же забурлили в голове идеи, как можно использовать тот факт, что кровавые колдуны не готовы бросить свои алтари. Правда, в прошлый раз, когда он пытался это сделать, его клан попал в искусно устроенную засаду. Что же, в этот раз надо постараться взять реванш!

Трой, Бантоса

Вернувшись в Бантосу, задумался над тем, как там обстоят дела на равнине Ксхевахайр. Завязалась ли там новая эпичная битва? Кто в ней одержит вверх?

Я знал, что мое личное участие в этой битве было бы плохой идеей. Раз эльфы прознали о том, что я был у кровавых колдунов верховным жрецом, то мне в эльфийском лесу точно не стоит появляться. Не факт, от кого мне будет угрожать большая опасность в этом случае – от слуг Арпурета или от воинов Ангэрэда.

Адельхейд уже заснула, но мне, несмотря на ночное время, спать не хотелось. Решил посвятить еще немного времени своим личным делам. Пришла пора немного отвлечься от суеты последних дней, и подумать о способах усиления. На поверхности лежал вопрос с обзаведением вторым питомцем, раз уж я получил такую возможность. И я решил больше этот вопрос не откладывать. Вот отложил в прошлый раз, и случайно стал кровавым колдуном. А дрессировщик мог тем временем и коньки откинуть в захваченном Меродлентом городе. И откуда бы я тогда получил необходимые консультации по выбору и получению такого второго пета, который меня в наибольшей степени устроит?

 

Поэтому я спустился на первый этаж, и попросил одного из тусующихся здесь бойцов команды сбегать за Камлэйтом. Появился тот быстро, но от него снова крепко пахло спиртным. Да, надо что-то делать, чтобы не потерять его! Кстати, у меня же до сих пор на него и персональный квест имеется! Но это чуть позже, сначала надо самому усилиться.

– Камлэйт, – обратился я к дрессировщику, – помнится, мы с тобой обсуждали, какого второго питомца мне имеет смысл завести, раз уж у меня появилась такая возможность. С того разговора прошло много времени. Может, у тебя появились какие новые идеи?

Мой собеседник так на меня посмотрел, что я понял, что сразу после нашего разговора он никогда больше о нем и не вспоминал. А зачем, если вокруг полно пива?

– Ладно, замяли, – сказал я. Хотя и злился, но не в моих интересах было сориться с дрессировщиком в ситуации, когда мне так нужны его профессиональные знания. К тому же я чувствовал к нему и сострадание – смерть трех питомцев сразу его сильно надломила. Легко мог представить собственные эмоции, если вдруг Принц безвозвратно исчезнет. А он потерял сразу трех петов!

– Буду думать, милорд, прямо сейчас и буду думать, – дал Камлэйт обнадеживающий ответ.

– Есть дополнительная информация, – сказал я, обрадовавшись, – мне предстоит одна очень важная операция, против верховного жреца кровавых колдунов. Как ты, наверное, уже слышал, магию использовать против такого противника нельзя, он обратит ее против тебя. Придется полагаться на навыки и хитрость. Так что мне бы очень пригодился питомец, при помощи которого можно без использования магии получить преимущества в подобной битве.

Камлэйт кивнул, но выглядел он каким-то обалдевшим. Напился и лег спать, а тут я послал за ним? Чтобы немножко его пробудить, и привести в рабочую форму, я заказал яблочный пирог и ледяной квас. Пусть жует, пьет квас и думает над моим вопросом.

– Летающий питомец у вас уже есть, сэр, – наконец, когда тарелка Камлэйта опустела, он что-то начал говорить по существу вопроса, – обычный наземный в описанной вами ситуации не поможет. Зато может оказаться полезен питомец, способный рыть норы и свободно перемещаться под землей.

– Крот, что ли? – удивился я.

– Зачем сразу крот, – задумчиво ответил Камлэйт, – таких питомцев много. Я вот сейчас пытаюсь вспомнить, тех, данжи на которых я знаю, где расположены. Лиса маловата, енот тоже. По их норам у вас не получится перемещаться, застрянете. А, вот что может вам подойти! Реликтовый вомбат!

– Вомбат? – удивленно переспросил я, – да еще и реликтовый?

– Да, именно реликтовый вомбат, обычный для вас тоже будет немного маловат! – твердо ответил дрессировщик.

Так, а что я вообще знаю о вомбатах? К счастью, немало. Когда ты хороший семьянин, и у тебя две маленькие дочки, передачи про всякое зверье – неплохой способ для их воспитания. Не показывать же им всякую современную мультяшную муть, где все мелькает перед глазами, порождая схожий с стробоскопическим эффект. Так и эпилепсию заработать можно. А вот передачи про животных с маркером для самых маленьких самое то. И природу любить будут, и знаний к школе поднаберутся. Да и родителям неплохо заходит. Сьемки при помощи подражающим животным роботов и с бесшумных квадрокоптеров – это нечто.

Знаю, что вомбат обожает рыть норы. Уже плюс, неплохо для скрытного проникновения на хорошо охраняемые объекты. Вес взрослого зверя под сорок килограмм, понятия не имею, какой может быть у реликтового. Такую тварюшку получить – так это вообще мечта шахтера и диверсанта.

Зверь агрессивный, любит бодаться, а на заднице у него твердый щит – можно закупорить им нору от врага, или долбануть как следует, чтобы расплющить об стену. А, и еще – это единственное животное в мире, которое не в шутку, а на самом деле откладывает кирпичи. Кал вомбатов прямоугольный, они из него даже сооружения какие-то возводят, стараясь превзойти конкурентов в высоте. Меряются друг с другом.

Вроде все. Нет, еще кое-что вспомнил. С таким петом я никогда не замерзну – он теплый и пушистый. А также няшный – Адельхейд от него точно будет в восторге. Похоже, надо брать.

– А какого размера это реликтовый вомбат по сравнению с обычным? – решил все же уточнить.

– С носорога, примерно, – невозмутимо ответил Камлэйт.

Услышав это, я едва не поперхнулся пивом. С носорога?

– Но это, конечно, на трехсотом уровне! – уточнил дрессировщик, – сами понимаете, сэр, до такого уровня поднять питомца совсем непросто.

– И что надо сделать, чтобы его получить? – спросил я, едва откашлялся. Такой пет мне очень нужен! Я на многое готов пойти, чтобы им разжиться!

– Два года назад это было бы невозможно, – задумчиво сказал дрессировщик, – данж откатывается раз в месяц, и там такая очередь стояла из желающих войти, заплатив владельцам круглую сумму, что не пробиться было. Теперь такой проблемы нет. Надо только пройти данж, преодолев все опасности на своем пути.

– Далеко отсюда? – деловито спросил я.

– Пару тысяч километров будет, – ответил Камлэйт, и я заметил, что он снова начал клевать носом.

– Так, взбодрись еще на несколько минут! – попросил я, – сейчас мы наведаемся к картографу, покажешь там, куда надо двигать, и свободен. Хорошо?

До Анфира мы добрались быстро. Несмотря на то, что подняли мы его с постели, небольшой кошелек с золотом помог ему быстро сосредоточиться и проявить к неожиданным гостям максимум внимания. Едва Камлэйт описал, куда надо перемещаться, и как выглядит вход в данж, как я немедленно отпустил его, тоже на радостях одарив золотом.

– Место мне знакомое, – сказал картограф, глядя на расстеленную на столе карту.

Конечно, знакомое! Как Перфундар говорил, Анфир облазил в параллельном мире каждый квадратный километр.

– Когда изволите отправиться, сэр рыцарь? – посмотрел на меня картограф.

Когда – когда! Черта с два я теперь засну, если уже размечтался о таком пете!

– Да прямо сейчас и изволю! – твердо ответил я.

Не выказав никакого удивления, картограф накинул камзол и отправился со мной в грот.

Выскочив из открытого им портала, я тут же направился к темному оврагу справа, который мне описал Камлэйт как начальную точку данжа. На всякий случай выпил эликсир на ночное зрение и скастовал стелс. В этой местности я раньше никогда не был, кто его знает, какие тут могут возникнуть неприятности. Тем более, вокруг были глухие горы, которые ночью всегда производят давящее ощущение на психику. Похоже, немало представителей рода человеческого пострадало в подобной местности, раз это отложилось в генетической памяти.

Двадцать шагов по оврагу до его середины, терпеливое минутное ожидание, как и велел дрессировщик, и я внезапно оказываюсь в большом туннеле. Туннель земляной, под ногами лужи, потолок сантиметрах в восьмидесяти над головой. Обращаю внимание на то, что туннель больше похож на нору – стены округлые. Не реликтовый ли вомбат и вырыл ее? Но размерчик у него тогда действительно носорожий!

Туннель приводит меня в большой зал, тоже округлой формы, метров сто в диаметре, и в нем потолок уже под три метра. Спустя несколько шагов в зал из другого тоннеля вываливается огромная меховая зверюга с пару тонн весом. Сразу узнаю по характерной морде – а вот он и реликтовый вомбат! Неужели мне нужно будет победить его, чтобы получить такого же пета?

Но реликтовый вомбат, не обращая на меня никакого внимания, разворачивается на месте и пятится к центру зала, наклонив голову, от туннеля, из которого выскочил. Обращаю внимание, что его щиток на заднице блестит свежими царапинами. Выскакивает уведомление:

– Приветствуем Вас в данже «Реликт». Помоги реликтовому вомбату одержать победу над врагами! Рекомендуемый уровень – 280+. Условия победы: сохранить жизнь реликтовому вомбату и уничтожить всех врагов. Награда: уникальный питомец.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru