Черное золото

Сергей Зверев
Черное золото

Глава 1

Пронзительно звенели цикады в летней ночи. Билось о берег Каспийское море. Весело и уютно подмигивал на горизонте маяк. Махачкала спала, редкие огоньки светились далекими точками в ночной темноте. Часы показывали несколько минут после полуночи. Июньская жара спала, и свежий ночной воздух был особенно приятен.

На военно-морской базе не спали. Горели окна в зданиях, слышались шаги. Повсюду стояли автоматчики, растянувшись цепью вокруг причала. Урча мотором, к причалу подкатил военный грузовик. Вокруг заходили люди, хлопнула дверца. Рядом, у причала, покачивался невидимый в темноте корабль.

– Привет, – пробасил чей-то голос. – Принимай подарки.

– А вы позже приехать не могли? – ответили с корабля. – Вы что – лунатики, дня для вас нету?

– Не умничай. Могли бы – приехали бы раньше. Ты начинай работать, раньше начнешь – раньше кончишь…

– А мне уже все равно спешить некуда.

На палубе послышались шаги.

– Так, все, отставить разговоры. – Голос, произносивший эти слова, принадлежал, похоже, командиру. – Хорош трепаться и вперед за работу!

Возле грузовика суетились фигуры в черных робах. Кузов аккуратно расчехлили. Двое забрались наверх, кран опустил крюк со стропами. В кузове лежали два длинных ящика, первый подцепили крючьями. Кран повернулся, перенося ящик с автомобиля на палубу. Ту же операцию повторили с другим ящиком. Работа велась неспешно, то и дело слышались предупредительные окрики:

– Осторожно!

– Не спеши, спешка нужна только при ловле блох…

В конце концов водитель дал предупредительный гудок, и грузовик задним ходом выехал к полосатому шлагбауму. Работа была окончена.

Чуть позже у курилки собралась компания из нескольких мужчин, принимавших участие в ночной работе. Курилкой называлась большая бочка, на дне которой плескалась вода, туда бросали окурки. Три доски вокруг, установленные на кирпичах, заменяли скамейки. На досках сидели шесть человек. Порхали в темноте огоньки сигарет. Слышалась негромкая речь.

– Я ж тебе говорю – это не торпеда, а зверь! – продолжал разговор грузный мужчина. Свет прожектора упал на его лицо, стали видны темные курчавые волосы и короткая седая борода.

– Ну и что же в ней такого особенного? – поинтересовался подошедший рыжий грузчик.

– А то, что легко и без проблем разносит любую цель, – бросал фразы седобородый. – Хочешь – на море, а хочешь – на суше.

– Такого не бывает! – Рыжий грузчик снял рукавицы и покрутил головой.

– Не бывает? Н-на! – Рыжий не успел опомниться, как курчавый сунул ему под нос промасленный кукиш. – Эта штука твой сарай разбомбит в два счета, если он даже за двести метров от берега стоять будет… Это ж ракета…

– А если на пути забор? – недоуменно спросил стоявший над ними грузчик со шрамом на щеке.

– Помнишь песню: «Спрячь за высоким забором девчонку – выкраду вместе с забором»? – ехидно произнес курчавый. – Так и тут! Хана будет твоему забору!

Компания тихо рассмеялась.

– А почему столько охраны вокруг? – долетел голос.

– Вот потому и столько охраны…

– Да, – протянул грузчик. – Немалые денежки отвалил бы кое-кто за такой вот аппарат.

– Ты, что ли, стратег, продавать ее будешь? – заперхал смехом мужчина в черном комбинезоне. – В два счета на морском дне окажешься. И это в лучшем случае.

Все снова захихикали.

– Ты вообще свою бригаду организуй, – толкнул кто-то рыжего в плечо. – Заказы пойдут один за другим. Я вам и название придумал – «торпедная смерть», ха-ха-ха!

– Да ну вас, – отмахнулся рыжий, поднимаясь. – Только бы языки точить…

– Да, пора, ребята, и по домам, – зевнул грузчик со шрамом. – Сегодня не поспали, а завтра – тем более.

* * *

Когда компания разошлась, на доске у бочки остались сидеть двое: курчавый грузный мужчина и другой, молодой широкоплечий парень, который прежде все больше молчал, не принимал участия в разговоре. Курчавый бросал на соседа быстрые взгляды, закуривая новую сигарету.

– Ты откуда, парень? Что-то я тебя раньше здесь не наблюдал… Ты как оказался на Каспии – с этими, кто приехал? – наконец спросил он.

Молодой пожал широкими плечами.

– Командирован с Северного флота обеспечивать безопасность испытаний. Я тут не один, с тремя инженерами.

– Вроде пастуха, что ли? – курчавый передвинулся по доске ближе, кашлянул.

– Да вроде того, присматриваю за ними. Штатские – народ ненадежный. Ну а в таком деле – сам понимаешь.

Курчавый неопределенно мотнул головой, сплюнув под ноги.

– Эк тебя забросило, да в нашу дыру…

Здоровяк усмехнулся.

– А по мне так у вас и ничего, – он с наслаждением втянул в себя теплый воздух. После наших суровых краев у вас – так просто курорт. Одна Волга чего стоит. А море…

– Курорт… Море… – хмыкнул курчавый. – Это тебе со стороны поглядеть приятно. Лужа это все, а мы здесь как жабы барахтаемся. Кстати, дружок у меня там, на Северном есть, Никешин фамилия. Не встречал?

Парень смешно наморщил лоб и почесал затылок.

– Никешин… Нет, не приходилось.

– Понятно… – Курчавый внимательно посмотрел на собеседника.

Огонек его сигареты вскоре погас.

– А вы где остановились?

– В офицерской гостинице.

Они помолчали. Плеск волн рядом убаюкивал, настраивал на мирный лад. Не хотелось думать вообще ни о чем.

– Ну что, расходимся? На сегодня все? – потянулся могучим телом парень.

– Да, перед завтрашним надо выспаться…

Двое выбрались наверх и потопали по причалу в сторону города.

* * *

Свежее утро дарило прохладу. Черная и страшная ночью, морская вода оказалась утром веселой и зеленой. Пронзительно кричали чайки. Грузный мужчина с курчавыми волосами при свете дня выглядел совсем иначе. Сейчас на нем был мундир капитан-лейтенанта, он оказался командиром тральщика. Стоя у борта, он курил и поплевывал в воду, глядя куда-то в сторону.

Сам тральщик покачивался у причала. Рубка корабля была смещена к носу, ведь боевое траление – то есть процесс обнаружения и уничтожения мин – может привести к взрыву мины в десятке метров за кормой. На длинной и пустой корме была установлена странного вида конструкция, похожая на гладильную доску на скрещенных опорах, только большую.

Экипаж корабля выстроился на палубе. Капитан-лейтенант выслушал рапорт о построении команды. Откашлявшись, он произнес, глядя исподлобья:

– Отдать швартовы. Начинаем.

Чуть в стороне, у борта, стояла группа людей в штатском. Курчавый подошел к ним.

– Ну как, вы готовы? Что-нибудь объясните?

Один из штатских посмотрел на командира, кивнул:

– Да, конечно. Пройдемте в кают-компанию. Лучше будет устроить небольшую лекцию.

– Давно у нас лекторов не было, еще с советских времен, – хохотнул капитан-лейтенант, стряхивая с рукава какую-то пыль. – Помню, приезжал к нам лектор аж из самой Москвы. О чем, дай бог памяти, лекция-то была?.. А, вспомнил, – о вреде курения. Капля никотина, ну и так далее. Ну да ладно, пошли.

Присутствующие вошли в тесную кают-компанию, расселись вокруг стола. Высокий штатский представился главным инженером. Он остался стоять, вынул из сумки и поставил на стол компьютер-ноутбук. Тут глаза длинного сощурились, он весь подобрался. Раскрыл ноутбук, включил. Экран компьютера загорелся матовым светом. Длинный развернул компьютер к аудитории, и все, вытянув шеи, уставились на экран, словно зрители перед киносеансом. Штатский окинул всех взглядом, присутствующие притихли, готовясь слушать. Он навел стрелку на папку, раскрыл ее и принялся зачитывать:

– Вот, господа, хотелось бы, чтобы вы внимательно выслушали мою информацию. Перед нами – установка «Шквал», новейшая торпеда-ракета последней конструкции. Разработка, без преувеличения должен сказать, уникальная. Уничтожает практически любой корабль или подлодку противника. Дальность поражения цели – до 10 километров. Способна развивать скорость под водой до 100 метров в секунду и поражать цели как на глубине, так и на берегу. – Штатский отвлекся и прокомментировал, обводя слушателей взглядом: – Если берег не очень высок, эта стерва запросто вылетает на берег, причем линия полета повторяет рельеф местности.

– Вот черт! – не то удивленно, не то восхищенно воскликнул кто-то из присутствующих.

– Вот именно, – усмехнувшись, подтвердил главный инженер.

Он помолчал мгновение и вновь уставился в экран ноутбука:

– Для запуска торпеды практически не надо никаких приспособлений – вытеснительных систем, пусковых аппаратов. Установка для запуска поставляется с завода с торпедой. – Стрелка прошлась по небольшому чертежу на экране. – Приведение установки в готовность занимает минимум времени. Только что вы могли наблюдать, как двое специалистов произвели ее монтаж за два часа.

– Можно вопрос? – перебил кто-то.

– Да, пожалуйста, – произнес инженер, повернув голову в сторону интересовавшегося.

– Почему установка смонтирована перпендикулярно борту корабля? – офицер пощипывал седоватый ус.

Длинный откинулся на спинку стула.

– Все очень просто – иначе струя газов при старте снесет рубку.

Офицер удивленно хмыкнул. Инженер серьезно посмотрел на человека, задавшего столь наивный вопрос, и продолжил:

– Короче, вы поняли. Это что-то вроде ПЗРК «Игла», только для морских целей. – Он сделал паузу. – Такая система идеальна для условий Каспийского моря, поэтому испытания и проводятся здесь. «Шквал» можно установить на любом судне или на берегу. Для примера выбран боевой тральщик «БТ-251». Какие еще есть вопросы?

Командир тральщика кашлянул.

– Как пройдут испытания?

Длинный, объясняя, впивался глазами в человека и словно буравил собеседника.

– Для испытаний прибыли две торпеды, обе не оснащены боевой частью. В качестве цели выбрана одинокая скала вдали от берега. Сейчас мы направляемся к ней, верно?

 

– Так точно! – кивнул командир тральщика.

– Еще вопросы есть?

Вопросов больше не последовало, и небольшое совещание было закончено. Все вышли. Плечистый старший лейтенант, идя последним, задержался, рассматривая главного инженера, который сворачивал ноутбук. Это был тот самый парень, который разговаривал с командиром тральщика ночью. Старший лейтенант заметил корректно:

– Рискованно носить с собой компьютер.

– Вы так думаете? – Штатский посмотрел на него. – Зато компактно, практично и удобно… И вообще, знаете, ваше дело – следить за испытаниями самой торпеды, старший лейтенант, а не за мной, понятно?

– Так точно! – ответил подводник.

Инженер поднял сумку и ласково похлопал по ней.

– Ничего страшного, компьютер имеет пароль, включить его могу только я, – произнес он, словно оправдываясь. – И вообще, я сплю с ним в одной кровати, – пошутил он, – даже, бывает, в туалет его с собой беру: так что волноваться нечего.

Здоровяк пожал плечами.

Когда они вышли на палубу, тонкая полоска берега уже еле синела на горизонте. Волны наперегонки бились о борт.

Корабль давно вышел в открытое море.

* * *

Испытания прошли успешно. Вечером того же дня старший лейтенант Сергей Павлов, известный в офицерских кругах Северного флота под прозвищем Полундра, знаменитый подводный спецназовец, и три инженера завода, изготовившего торпеду, среди которых был и тот, с компьютером, в спортивных костюмах, уставшие, лежали на койках в четырехместном номере офицерской гостиницы и мирно подремывали. Вставать не хотелось.

Один из инженеров, превозмогая сон, сражался с кроссвордом.

– Товарищи, рыба семейства карповых, шесть букв, последняя – «н». Ну, кто скажет?

– Васильев, угомонись, – поднялась голова с подушки. – Ты уже достал со своими кроссвордами.

Раздался стук в дверь. Дверь тут же распахнулась, словно стучавший был уверен, что ему обрадуются. В номер влетел капитан-лейтенант – командир тральщика.

– Товарищи, отставить сон, еще выспитесь! Успех надо замочить! – заорал он и прошел на середину номера. В руках он держал бутылку шампанского. – Вы как?

Сергей Павлов думал, что им завтра вылетать из Махачкалы. Билеты уже были куплены, но рейс представлялся утомительным, он имел две пересадки. Одна – в Воронеже, вторая – в Москве. Дальше ожидал Питер.

Инженеры сонно переглядывались.

– Ну, я не знаю, – начал было один, протирая глаза. – Я уже неплохо прикемарил.

– Может, ну его, мужики? – спросил Полундра.

– Вставайте! – не унимался командир тральщика. – Все сомнения – к черту! К черту этот клоповник! Недалеко есть частная гостиница «Путь к причалу». Хозяин гостиницы – мой хороший друг. Сейчас он закончил ремонт, гостиница пока пустует. Он приглашает нас!

– С какой это стати? – пробасил Полундра.

Командир тральщика посмотрел на него:

– День рождения, – загадочно объявил командир. – За все уплачено, старлей, расслабься. Если не замочить первый успех, второй никогда не придет.

– Ну что, пойдем? – уже поднялся кто-то из инженеров.

Полундра вздохнул и сел, спустив ноги в разношенные тапочки, которые ему в последний момент сунула в спортивную сумку жена.

– Пойдем, – вяло согласился он. – Куда вы, туда и я.

– Значит, все, – решил командир. – Жду вас снаружи. Ноги в руки и не задерживаемся.

– Ладно-ладно, – отозвался высокий инженер с огненно-рыжими волосами.

– Забирайте вещи, «Путь к причалу» как раз по дороге к аэропорту! – донесся уже из коридора веселый голос курчавого.

* * *

«Частная гостиница»? Черта с два «частная гостиница»! «Путь к причалу» оказался весьма живописным местом. Полундра даже пожалел, что не сразу согласился идти сюда. Аккуратный, словно собранный из детского конструктора «Лего», коттедж высился на берегу моря, посреди зеленой лужайки, которая оканчивалась бетонной дамбой.

Море плескалось в двух метрах от дома – Полундра вспомнил знаменитое «Ласточкино гнездо» в Крыму и решил, что здесь очень похоже. К морю от входа вела изящная каменная лестница, огибавшая клумбу, называемую альпийской горкой.

– Ребятки, и вы еще сомневались, – приговаривал курчавый командир тральщика, ведя всю компанию вперед. – Местечко что надо. Когда вы еще будете на Каспии? Так хоть останутся воспоминания о приятных моментах. Мы ведь не только работать умеем, но и отдыхать.

Двери в гостинице были массивными, из дорогой породы дерева, украшены резьбой. Сбоку висел деревянный молоточек.

– Хочешь – звони, хочешь – стучи. Все как в лучших домах Лондона, – кивнул на царские двери курчавый. – Заходи, ребята!

Роскошь, которая встретила их внутри, поражала еще больше. Дорогие ковры на полу, в которых ноги утопали по щиколотку, приглушали шаги по этой восточной сказке. «Делегацию» встретил хозяин гостиницы, дагестанец, который картинно развел руки и с типично кавказским акцентом громогласно заявил:

– Прошу, дорогие гости, оказать честь этому скромному дому своим присутствием. Проходите, садитесь за этот скромный стол и не обижайтесь, если что не так. Как говорится, чем богаты, тем и рады. Отдыхайте, веселитесь!

Все гуськом прошли дальше в большую гостиную. На первом этаже коттеджа их ждал нарядный, как именинник, накрытый стол. Скромность угощения была, конечно, весьма относительной. Полундра и остальные прямо ахнули, увидев вазы с фруктами на белоснежной скатерти, батареи бутылок дорогих вин и тарелки с ломтями жирного мяса.

Один из инженеров хлопнул в ладоши:

– Вот это я понимаю – финальный аккорд! – Он, словно кот у сметаны, обошел вокруг стола, облизываясь и причмокивая. – Люблю я грешным делом повеселиться, особенно выпить и закусить.

– А после выполненной работы – особенно! – подхватил второй. – Хорошо поработали – надо хорошо и отдохнуть.

– Откуда такое богатство? – спросил Полундра.

– Вам очень повезло! – смеялся хозяин гостиницы. – Все вопросы к моему другу, Бунчуку Федору Даниловичу: он решил профинансировать мой день рождения. Прошу любить и жаловать!

– А? – переспросил уже успевший выпить командир тральщика, сидевший в центре стола. Он поскреб пальцем хрусткую седую бороду, укрывавшую нижнюю часть лица. – Что-то не так?

– Откуда… – начал Сергей, но инженеры, не задававшиеся такими вопросами, ко всему отнеслись значительно проще. Не успел Полундра закончить фразу, как застучали отодвигаемые стулья.

– Давай-давай, – махнул ему рукой Бунчук. – Не задерживай. Приказываю всем занять места за столом и приступить к боевым действиям!

Он пьяно захохотал, брызгая слюной.

Пока все рассаживались, Бунчук бормотал что-то невнятное насчет того, что можно не беспокоиться, что он за все отвечает, и в конце концов коротко, нервно махнул рукой:

– Наливай!

Застолье началось. Дагестанец суетился, ходил вдоль стола, в руках держал двухлитровую четырехугольную бутыль водки.

– Водка холодная, дорогие гости, даже руки обжигает. Так что медлить не будем, – приговаривал он, улыбаясь всем и каждому.

Всем было налито по полной, только главный инженер успел шутливо оттолкнуть руку хозяина, и его рюмка осталась наполовину пустой.

– Ну, за знакомство, – сказал курчавый. – Чтоб пилось и елось, да не последний раз.

Главный инженер, крякнув после опрокинутой стопки, стал накладывать себе на тарелку все те щедроты, что были на столе. Бунчук, фыркая, обгрызал куриную ногу.

Один из инженеров, постучав ножом о бокал, заявил:

– А я хочу поднять тост за сегодняшнего именинника, за хозяина этой прекрасной гостиницы! За того, кто нас пригласил сюда! – Он высоко поднял рюмку.

Застолье было как застолье. Инженеры, выпив, разговорились на заводские темы. Водитель, который подчинялся дагестанцу, рассказывал что-то про карбюратор своему хозяину.

– Серега! – хлопнул по плечу Полундру командир тральщика. – Ты почему в мундире? Явился к столу, словно английский лорд. Бери пример с меня, работа есть работа, отдых есть отдых.

Полундра скосил глаз на свой китель, застегнутый на все пуговицы, – почему-то он был в таком настроении, что захотелось явиться в мундире.

– Ничего, мне удобно, – иронически отозвался он. Сергей пил на равных, но сегодня хмель его брал с трудом.

– А вот зря, – тупо уставился командир тральщика на блюдо ветчины. – Отрываться надо по полной, иначе, – он хохотнул, – начинаешь быстро уставать.

Он сидел рядом с Полундрой, слева. Начав раньше всех, он уже был в приличном градусе. Одет был командир в кожаную куртку, под которой белела рубашка, расстегнутый ворот обнажал волосатую грудь каспийского здоровяка. Яркой змейкой блеснула на толстой шее золотая цепочка. Сергей прищурился.

– Ты мореман, Серго? – спросил пьяный Бунчук, обнимая его.

– Мореман, отстань. – Павлов отстранился.

– Как я могу отстать, если я тоже мореман? – хохотнул Бунчук и ударил кулаком по столу. – Ты мне понравился с первого взгляда, Серго. Пей до дна. Ты ж такой же боевой пловец, как и я – в прошлом, правда…

Сергей удивился насчет боевого пловца, но спрашивать не стал.

Дагестанец, сладко улыбавшийся гостям, то и дело щелкал пальцами, и две девушки, прислуживавшие за столом, появлялись в одно мгновение. То заменят посуду, то принесут жирный плов, тающий во рту, то включат негромкую приятную музыку. Тосты сменяли один другой. Пили за здоровье хозяина гостиницы, сложного имени которого никто, кроме Бунчука, не мог выговорить. Поднимали бокалы за процветание Военно-морского флота. За Каспий, за Балтику и за Тихий океан.

Ближе к полуночи Сергей огляделся. Компания расположилась вокруг стола в самых разнообразных позах и состояниях, кто как мог.

Бунчук, тяжело облокотившись на стол, всматривался в поднятый стакан водки таким взглядом, будто хотел его испепелить. Сидевший рядом инженер разговаривал по мобильному телефону со своей женой. Он тщетно старался ей объяснить заплетающимся языком, что находится еще на работе.

– Зинуля, я же тебе говорю, мы тут вкалываем. Ну, какие бабы, нет здесь никаких баб! Зинуля, ты же знаешь, что я люблю только тебя. Алло! Алло! – бормотал он в трубку.

Два инженера, стуча ладонями по столу, о чем-то горячо спорили, пытаясь перекричать друг друга. В общем, вечер был уже в той стадии, когда никто никого уже особенно не слушает.

– Пойду я, мужики, – встал из-за стола Полундра.

– А чего так? – мотнул головой Бунчук, протягивая к нему руку. – Серега, как же мы тут без тебя?

– Оставайся, Сергей! – прогорланил один из инженеров. – Пока все не выпили и не съели, мы никуда не пойдем!

– Спать хочу. Устал, – отрезал Павлов.

– Ну, Серго, ты знаешь, как я к тебе отношусь, – грохнул стаканом об стол Бунчук. – Да мы же с тобой, можно сказать… Эх!

Дагестанец что-то коротко, гортанно крикнул в сторону коридора. Откуда-то появилась горничная – стройная, черноволосая девушка. Ее почти безукоризненную красоту портил только небольшой шрам на шее.

– Идемте со мной, я вас провожу в ваш номер, – приветливо сказала она Сергею.

Поднимаясь за ней по лестнице, Полундра слышал за спиной шум и гам продолжающегося застолья.

– Что-то мы приуныли! – звякнув посудой, пьяно прогорланил главный инженер. – Я хочу танцевать! Где девушки? Мне не хватает женского внимания!

– Сиди, танцор, – пробормотал его коллега. – Обделенный вниманием, хе-хе.

Павлова клонило в сон. Ноги его ступали по великолепному восточному ковру, который прижимали к лестнице позолоченные прутья. Резные балясины в виде каких-то мифических зверей были такими красивыми, что страшно было и дотрагиваться до них. Чеканка и картины дорогой работы украшали стены.

– Вот ваш номер, – горничная открыла дверь под номером «29». – Входите, пожалуйста.

– Спасибо, – устало произнес Сергей, присев на кровать.

– Больше ничего не желаете? – спросила девушка. Ее улыбка стала загадочной и завораживающей.

– В смысле? – удивился Полундра. – Нет, спать буду.

– Спокойной ночи. – И изящная фигурка горничной растаяла в проеме двери.

Посидев пару минут, Сергей решительно мотнул головой и поднялся, глядя по сторонам. Номер, отведенный для старшего лейтенанта Павлова, оказался роскошными апартаментами, которые по сравнению с номером офицерской гостиницы были просто раем. Полундра разделся и влез под душ. Подставляя свое богатырское тело под струи воды, он сладко позевывал. Хмель его сегодня что-то не особенно разобрал, только до одури хотелось спать. Постояв минутку перед окном, глядя на широкую гладь реки, он решительно махнул рукой. Спать! Он завалился на двуспальную кровать, вспоминая сегодняшние стрельбы. Все, кажется, прошло гладко. Свою задачу он выполнил. Как говорится, сделал дело – гуляй смело. Теперь можно было подумать о предстоящей встрече с семьей.

 

По правде сказать, несмотря на бесконечные разлуки с семьей, Павлов работу свою любил. Даже если его в разгар дня рождения срочно вызывали из-за праздничного стола. Мог ворчать, посылать ее к черту, но все равно понимал, что ничем другим заниматься он бы уже не мог.

Тем временем банкет затихал. Постепенно разошлись и все остальные. Здесь уже все зависело от выносливости и здоровья: кто своими ногами, а кто был доставлен в номер под руки.

В соседнем с Полундрой номере на такой же двуспальной кровати ворочался с боку на бок главный инженер. Он не соврал тогда в разговоре с Полундрой – тонкий компьютер в самом деле был спрятан у него под подушкой. Инженер спал неспокойно.

Луна вышла из-за туч, и ее свет падал на стену, на вентиляционную решетку под потолком. Приблизительно спустя час после того, как все разошлись по номерам, в комнате инженера послышался странный шум. Из решетки выползла трубка, отчетливо чернело отверстие на ее конце. Послышалось едва различимое шипение, словно через трубку пустили газ.

Перевернувшись на другой бок, инженер вдруг подхватился, сел в постели, несколько секунд смотрел вокруг ничего не понимающим взглядом, потом закрыл глаза и с тихим стоном откинулся на простыни. Грудь его мерно вздымалась и опадала – он продолжал дышать.

Тут за окном мелькнула тень – на балкон инженера кто-то спрыгнул с балкона верхнего этажа. Неизвестный напоминал персонаж из детского фильма о ниндзя – на человеке было черное трико, а вот голову обтягивала маска противогаза. Незнакомец толкнул балконную дверь – она оказалась не заперта и едва слышно скрипнула. Гость проник в комнату, осторожно обошел стол, стоявший у окна. Ступал он совершенно бесшумно – на ногах его были толстые шерстяные носки, обувь отсутствовала.

Он приблизился к постели, помахал над лицом лежавшего ладонью – инженер не шелохнулся.

Тогда человек протянул руки к подушке, приподнял ее край. Инженер продолжал храпеть. Человек вытащил из-под подушки ноутбук и вернулся с ним к столу.

За окном луна снова зашла за тучи, и в номере потемнело.

Неизвестный сел за стол и положил перед собой компьютер. Ноутбук легонько стукнул о полированную поверхность, незнакомец повернул голову в противогазе в сторону кровати.

Все было спокойно, трубка в вентиляционной решетке под потолком и газ сделали свое дело – инженер по-прежнему никак не реагировал на присутствие в номере постороннего. Гость с облегчением вздохнул.

Торс незнакомца обтягивал толстый свитер, на груди было несколько кармашков. Незнакомец вынул из кармашка отвертку и приступил к разборке компьютера.

Он раскручивал винты и снимал заднюю панель ноутбука так умело, словно занимался этим всю жизнь. Человек четко и профессионально вынул из компьютера жесткий диск. Положил на стол. Снова раздался стук, более громкий, чем в первый раз, но незнакомец уже не волновался – хозяин номера крепко спал. Он вынул из нагрудного кармана второй такой же диск, положил рядом с первым. Диски выглядели одинаково.

Неизвестный спокойно вставил свой жесткий диск в компьютер, а тот, который вынул из ноутбука, сунул в карман свитера. Затем закрутил установочные винты. Приложил к компьютеру заднюю панель, она тихо щелкнула. Закрутил оставшиеся четыре винта и спрятал в карман отвертку.

Затем, тихо ступая, вернулся к постели, засунул компьютер на прежнее место, под подушку.

Инженер что-то промычал, но остался недвижим.

Неизвестный-ниндзя исчез так же бесшумно, как и появился. Выйдя на балкон, он перелез через чугунные прутья балконной решетки и – пропал. Прошло еще немного времени, и исчезла трубка из вентиляционного отверстия. В номере все осталось, как и было, без единого изменения, только висел в воздухе слабый сладковатый запах, который, впрочем, быстро рассеивался – газ уходил через оставленную приоткрытой балконную дверь.

* * *

Сергей Павлов в эту ночь спал беспокойно. Едва лишь Полундре удавалось расслабиться, как начинало казаться, будто он слышит какой-то шум. Вроде бы скрипнула балконная дверь, но Сергей устал, да и выпитое давало о себе знать. Он переворачивался c боку на бок, но дрема цепко держала его в своих объятиях.

В конце концов он вскочил и сел в кровати. Ноздри явственно уловили запах дыма.

Полундра всполошился. Вскочил, еще не совсем соображая, где он, натянул на себя тренировочные штаны и выскочил в коридор. В конце коридора светила одинокая лампочка, сейчас она была едва видна, все заволок дым. Стену у выхода на лестницу вдруг лизнул язык пламени.

– Черт побери! – Полундра метнулся назад, рубанул по двери ближайшего номера кулаком. – Пожар! Пожар! Выходи! – Он кричал изо всех сил, желая разбудить людей. В соседнем номере не ответили, но в остальных, кажется, услышали. Сергей увидел огнетушитель под лампочкой в дальнем конце коридора, бросился туда. Сорвал его с крепления и метнулся к лестнице, где увидел пламя. Дернул за рычаг и перевернул баллон, направляя струю пены на огонь.

И тут языки пламени появились во многих местах, словно первый этаж был весь объят огнем.

Сергей не выпускал из рук огнетушителя, но понимал, что его усилия напрасны. Пена била по пламени, но его было слишком много и сразу во всех местах.

В конце концов Полундра отбросил опорожненный огнетушитель и бросился по коридору, молотя кулаками в двери всех номеров:

– Пожар! Спасайся! Выносим вещи!

В номерах слышались всполошные крики, двери открывались. Люди, кто в чем, задыхаясь от кашля, выбегали в коридор. В охватившей всех панике один Полундра сохранял спокойствие и направлял людей к выходу. Времени не было совсем – с каждой секундой шансов выбраться на улицу оставалось все меньше.

– Куда… Куда? – хрипло орал мужик с выпученными глазами. Выскочив из своей двери, он заметался по коридору, не соображая, куда ему податься.

Полундра, ухватив его за шиворот, толкнул в нужном направлении по коридору.

Спустя четверть часа Сергей стоял вместе со всеми перед гостиницей, еще недавно такой красивой. Спортивная сумка была у ног Павлова, в ней находились документы, деньги и кое-какие вещи, на ногах были тапочки и тренировочные штаны – а вот мундир остался в номере. И пилотка тоже. Павлов с трудом представлял, как, в какой одежде ему теперь добираться домой. Остальным удалось вынести не так много вещей.

Рядом с Полундрой стояли те, кого он успел предупредить. Горела примерно половина особняка, языки пламени летели в ночное небо.

– Говорят, поджог, – послышался голос сзади. Павлов обернулся и увидел маленького старичка с разводами сажи на сморщенном, как печеное яблоко, лице.

Женщина лет пятидесяти отмахнулась:

– Да какой поджог, дед, чего ты городишь, проводку замкнуло, не иначе. Мой младший у этого дагестанца работал полгода назад, электриком. Так вот он мне и тогда говорил, что проводку менять надо. Вот тебе и… – она выразительно кивнула головой, на которой красовался огромный узел волос.

«Как на маковом пироге», – некстати подумал Полундра.

Люди испуганно жались к бордюру, за которым плескался черный маслянистый Каспий.

Полундра споткнулся о сидевшего на бордюре водителя. Тот был в трусах, майке и почему-то в носках.

– Вот оно как бывает, – бормотал тот, сидя на бортике и мерно покачиваясь. – Выпивали, веселились, подсчитали, – он пьяно икнул, – прослезились.

Люди, ошеломленные, перекликаясь, искали друг друга. От пламени стало светло, почти как днем.

– Дима, ты где? – кричал кто-то слева.

Павлов осматривался вокруг, словно что-то старался найти. Вдруг он почувствовал, как по плечу его кто-то сильно хлопнул. Он обернулся – рядом стоял водитель с чумазым лицом.

– Слышь, старлей. Я тут бутылку успел, того, спасти, – подмигнул водитель. – Выпьем? Помянем, так сказать, что сгорело и что осталось.

– Да ну тебя! – набросился на него Полундра. – Нашел время, идиот.

Сердце ему подсказывало – что-то здесь не так. Пожар не мог возникнуть сам собой.

Прибежал откуда-то взволнованный дагестанец. На одной ноге его брюки лопнули по шву, рубашка была перепачкана сажей. Дагестанец что-то кричал по-аварски, долго тряс руками. Сергей подумал, что так и не запомнил его имени.

– Пожарных вызвал? – спросил Полундра.

Хозяин коттеджа кивнул с затравленным видом.

– Звонил с мобилы. Кто это? Кто?! – Он оглядывался и сжимал кулаки. Казалось, он сейчас набросится на любого, кого посчитает виновным в пожаре.

Внимание толпы временно переключилось на него.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru