Не обманула ведьма

Сергей Владимирович Аванесов
Не обманула ведьма

21

Он открыл глаза. В проем дольмена пробивался свет от каких-то фонарей снаружи. Владимир выглянул в проем. По всей окружности дольмена горело несколько фонарей освещения. Площадка вокруг дольмена была выложена тротуарной плиткой. Владимир сел обратно на земляной пол. И где я теперь? Посидел немного, приходя в себя. Обвел взглядом пол дольмена, и увидел свою барсетку. Неужели все кончилось, неужели я вернулся? Открыл барсетку, достал телефон. Вид телефона удивил. Был похож на старый, но больших размеров. В свете наружного освещения разглядел сбоку на корпусе несколько кнопок. Надавил на первую ничего. Вторая копка откликнулась на нажатие, и на экране появилось название на русском языке, Темп 3011. Телефон начал загружаться. Секунд через тридцать, телефон загрузился, и приятный женский голос сообщил,– вас приветствует оператор спутниковой связи Союз. За время вашего отсутствия звонков и сообщений не поступало. Владимир, разглядел на экране дату 16.09.2016, и время 00: 04. От радости сердце заколотилось в груди, и он счастливо улыбнулся. Снял, холщовую сумку, пальто и шапку, высунул все через проем наружу, прихватив барсетку начал вылазить сам. Встав на ноги огляделся. Небольшая площадка освещалась четырьмя фонарями на невысоких столбах. Свет фонарей терялся в темноте леса, за которым слышался неясное течение реки. Повернув голову налево, Владимир увидел тропинку, также выложенную тротуарной плиткой, освещенную редкими фонарями, а в дали освещенное здание маленького музея. Он сделал уже несколько шагов, потом вернулся, поднял шапку, пальто, сумку. На память, подумал Владимир, а содержимое сумки прочту на досуге, особенно письмо. Интересно, какую участь мне приготовили товарищи чекисты в тридцать седьмом году.

Владимир вышел на освещённую площадку рядом с музеем. Маленькое здание было тоже, но что-то изменилось. Оно выглядело более ухоженным и нарядным. На стоянке стоял один автомобиль капотом к дороге, и это точно был не Хендай. Большой красный внедорожник, размером с Ford Excursion, в свете уличных фонарей выглядел просто красавцем. Владимир обошел вокруг автомобиля, и остановился возле капота, на котором виднелась большая эмблема автозавода Зил. Ни фига себе, подумал Владимир, порылся в барсетке, и вытащил брелок. Неуверенно надавил на кнопку, услышал звук открывшихся замков дверей автомобиля. Медленно открыл дверь. В салоне вспыхнул свет, освещая бежевую панель управления, такого же цвета кожаный салон, и поблёскивающую отделку деревом. Владимир аккуратно сел на водительское место, и на экране монитора установленного в центе панели появилась надпись: вас приветствует отдел по технической поддержке автомобильного концерна Зил. Просим пройти голосовую идентификацию. Мать твою, непроизвольно сказал Владимир, и на экране появилась надпись,– Спасибо, идентификация принята. Для запуска двигателя нажмите слева от монитора кнопку «пуск». Владимир несильно пальцем коснулся кнопки, и мощный двигатель заурчал под капотом, как котенок. Он захлопнул дверь, автоматически включились габаритные огни и фары ближнего света. Опустил стекло водительской двери, достал папиросу и прикурил. Несколько раз затянулся, и выбросил папиросу в окно. Перевел рычаг автоматической коробки передач, на движение вперед, и тронулся. Автомобиль разгонялся, Владимир улыбнулся, и сказал вслух, – не обманула ведьма.

Часть 2

1

Владимир закончил уборку после отъезда сыновей. Уселся на веранде в кресло качалку, закурил. Апрельский день удался. Ярко светило послеобеденное солнце. Слабенький ветерок гулял по молоденьким листикам и траве. Как же хорошо все сложилось в последние месяцы. Дети рядом, а ни где-то там в Москве. Свой дом, работа о которой мечтал. Жалко, что поздно ведьма появилась. Могла бы лет на пятнадцать, двадцать раньше пожаловать. А то живу как хотелось, как мечталось всего полгода, а все остальные воспоминания из прошлой жизни. А ни у детей, ни у знакомых этих воспоминаний нет.

Прочитав книги по истории СССР, Владимир узнал, что после того как он оказался в 1943 году, история страны с каждым годом все сильнее начинала отличаться от той, в которой он раньше жил. В конце шестидесятых годов прошлого века, страна вышла на первое место в мире, практически во всех отраслях науки и техники, а к концу девяностых совершила такой гигантский скачок «под руководством коммунистической партии Союза Советских Социалистических Республик», что оставила далеко позади себя все развитые страны.

Немного, обидно, – подумал Владимир, – нигде не написано: выражаем особую благодарность Белову Владимиру Сергеевичу, за предоставленную информацию во благо отечества.

Красиво звучит, – сказал в слух Владимир, и улыбнулся.

Посмотрел на часы,

– Ни фига себе, уже почти пять. Хотел же футбол посмотреть, Спартак– Динамо Киев. Вот, наверное, рубилово будет.

2

Открыв глаза, он почему-то даже не удивился, увидев стоящую рядом с его кроватью ведьму.

– Чувствую ждал ты меня Володенька, прозвучал голос в его голове.

– Здравствуйте, – ответил он, поднимаясь и садясь на кровати.

– Что не дает тебе жить спокойно, и наслаждаться жизнью, о которой ты мечтал?

– Да как вам сказать?

– А мне и говорить не нужно, я и так знаю. Все думаешь, что нужно было все-таки отправиться в 1937 год, предупредить о предстоящей войне, чтобы спасти десятки миллионов жизней.

– Да, посещают такие мысли, – кивнул Владимир, – только испугался я тогда, был уверен, что мне не дадут вернуться. А когда сопроводительное письмо прочитал, с которым меня хотели отправить, понял, что не зря боялся.

– Зря боялся, я ведь тебе говорила, что портал откроется только на один раз. Нельзя разрешать гулять во времени неподготовленным людям, менять прошлое, или будущее, как и кому захочется. Ты вот отправился тоже не только свое будущее менять, а изменил всю историю, и не только в своей стране.

Колдунья замолчала ненадолго, продолжила,

– А хочешь еще раз попробовать?

– Что именно? – удивился Владимир.

– Отправиться в прошлое, и сделать, то, о чем думал последние несколько месяцев.

Владимир, помолчав спросил,

– Какие условия, или ограничения?

– Если ты для себя лично ничего делать в прошлом не будешь, если не попытаешься нанести людям никакого ущерба, то никаких ограничений нет.

– О как интересно. Не укради, не навреди. А так меняй историю, как хочешь?

– Примерно так Володенька. Следующее полнолуние 11 мая с четверга на пятницу. По московскому времени в 00 часов 41 минута, по – универсальному в 21 час 41 минута, а по-нашему в полночь, как и всегда. Времени у тебя много, чтобы подготовиться. Запиши код Володенька, он тоже разовый, и только для тебя.

Владимир хотел огрызнуться. Не нравилось ему, что звала она его Володенька.

– Да черт с ней, с ведьмой, что я на нее взъелся, подумал он, и стал искать в прикроватной тумбочке бумагу и ручку.

– Записал.

– Да.

– Прочитай в слух.

Владимир, прочел.

– Все верно. Значит ты с четверга на пятницу сидишь в дольмене. Когда наступит полночь по московскому времени, произносишь время отбытия: число месяц, год, потом код перемещения, потом время прибытия: число, месяц, год. Все также, как и в прошлый раз. Владимир, сидел молча, так и не подняв голову, после того, как записал код.

Ведьма, посмотрела на него, спросила,

– Что голову повесил Володенька?

Владимир немного помолчал, ответил,

– Прошлый раз я чудом обратно вернулся. Думаю, в этот раз чуда не случиться.

– Понимаю, не простое время. Погибнуть ты там может и не погибнешь, а вероятность вернуться не большая.

Ведьма, помолчала, спросила,

– Я не знаю какой год ты выберешь отправиться в прошлое, это твое решение. А вот результат своего дела хочешь посмотреть в реальном времени, а не в книге по истории почитать?

– А я и так узнаю, если не смогу выбраться. А оно так и будет, наверное.

– Ладно Володенька, бери ручку, пиши другой код.

– Это и не код совсем, а поэма,– закончив писать, сказал он.

– Да не в одну строчку, ответила ведьма. С помощью этого кода ты отправишься в прошлое. Возвратиться в дольмен в свое время можешь в любое время, из любого места, и не зависимо от времени суток. Понял?

– Да.

– Теперь слушай дальше. К примеру, ты в прошлом в 1939 году. Согласно этого кода ты один раз можешь прыгнуть в будущее. Например, одиннадцатое мая 1941 года, или двадцать пятое сентября 1986. Ты переместишься во времени, но не в пространстве. Тебе это понятно?

– Понятно. Сидел на стуле, назвал число, месяц, год. Перенёсся, опять сидишь на том же стуле.

– Веселишься Володенька?

– Нет, ответил он,– нервничаю.

– Для того что бы в свое время вернутся, в слух произносишь, – одиннадцатое мая две тысячи семнадцатый год. Все понял?

– Да.

– Повтори все с начала.

Владимир повторил.

– Молодец, смышленый ты Володенька. Коньячку отпей, нервишки успокой. Да про собачку не забудь. А когда домой вернешься, сильно не удивляйся.

Ему показалось, что ведьма, исчезая, засмеялась.

Владимир решил последовать совету ведьмы, и отправился на кухню. Попивая коньяк, и куря сигарету за сигаретой, подумал,

– Надо бы идти спать.

Но не пошел. Он прекрасно понимал, что заснет только под утро.

– Завтра возьму отгул, – решил Владимир. Отхлебнул из бокала, и закурил.

3

Владимир решил отправиться в 1937 год, что бы страна успела подготовиться с его помощью к войне. И через некоторое время задался вопросом, а что будет с ним, который раньше попал в 1943 год, ведь с его помощью страна уже начиная с сорок третьем года начала меняться относительно старой реальности.

– Может махнуть потом из тридцать седьмого года в две тысячи шестнадцатый, и предупредить, решил он. Потом передумал,

– Раз вернулся, значит вернулся. А может это уже другая реальность будет. Вот какие вывороты с этим временем. Ничего не понятно с этими путешествиями в прошлое. Нужно было у колдуньи спросить, придурок. Но раз спросить не у кого, буду готовиться, как и в прошлый раз, и если я первый тот, появлюсь и в сорок третьем году, ничего страшного. Лишней информации не бывает. Кашу маслом не испортить.

 

Купив дешёвый новый ноутбук Темп, с памятью по пятьсот гигов на каждом диске, забил его до отказа всевозможной информацией, благо, времени на этот раз было предостаточно. Владимир решил этим не ограничиться. Порылся на книжных полках. Решил взять с собой еще парочку книг: СССР в борьбе против фашистки агрессии 1933-1945 год, и стрелковое оружие второй мировой войны, в которой почему-то было место и для автомата Калашникова.

– Прости Михаил Тимофеевич, сказал вслух Владимир, наверное, автомат теперь будет называться по-другому. Не обижайся, мне тоже орден не дадут.

4

Остановив автомобиль, как и в прошлый раз на стоянке возле музея камней, Владимир несколько минут сидел в автомобиле, потом вышел, и открыл багажник. Вечер был теплый. Уже неделю стояла очень теплая и солнечная погода, которая больше подходила для лета. На нем был серый костюм, белая рубашка без галстука. Что бы не тащить в руках плащ, решил его надеть. Повертел в руках фуражку, потом расстегнул сумку для ноута, и засунул ее в карман. Документы сунул в бардачок.

– Телефон забыл дома, – подумал Владимир. – А зачем он мне? Я в отгулах.

Поставив автомобиль на сигнализацию, прихватил за ранее купленный коврик, и ноутбук, включил фонарик, и двинулся по тропинку к дольмену.

Опустив у дольмена вещи, осветил фонариком часы, 23:47.

– Прекрасно, успею покурить.

Прикуривая сигарету, за спиной услышал движение, и резко развернулся. К нему приближалась старая знакомая рыжая собака, дружески виляя хвостом.

– От, скотина, напугала,– зло бросил он.

Скотина, совсем не обиделась, продолжала весело вилять хвостом. Ее дружелюбная морда, с одной стороны выражала большую любовь к человеку, с другой, дай пожрать вкусненького.

– А вот хренушки тебе собакен, – сказал беззлобно Владимир, я тебя в прошлый раз покормил, а ты мне свинью подложила.

Собака стояла, продолжала вилять хвостом, выражая бесконечную любовь к старому знакомому.

– Значит, так морда рыжая, я тебе даю половину моего вкусного пирога с говядиной, а ты валишь отсюда, идет?

Ему показалось, что собака кивнула. Он разломил печеный пирог, и протянул. Собака медленно подошла, понюхала, аккуратно взяла пирог.

– А теперь уходи.

Собака опустила и подняла морду, как будто кивнула, развернулась и пошла вниз по тропинке. Владимир проводил ее взглядом пока она не скрылась в темноте, посмотрел на часы.

– Пора, покурить не дала скотина рыжая. Ладно, покурю в другом времени, – хмыкнул, довольный от сказанного, и начал залазить в узкий проем дольмена.

5

Стены начали расплываться, множиться, и превратились в белое яркое свечение. Когда свечение погасло Владимир открыл глаза. Осветил фонариком пространство. Ключа от автомобиля в углу дольмена не было.

– Приехали,– сказал он, и начал выбираться наружу. Стояла темная, сырая ночь.

– Наверное, недавно прошел дождь, прохладно.

Осмотревшись, и не увидев ничего, он развязал коврик, опусти на него ноут. Закурил.

– Хорошо, что сейчас дождя нет, – подумал Владимир, сумка ноутбука тряпочная. Как-то не подумал.

Уселся на коврик, упершись о стену дольмена, доел половину пирога, закурил.

– Странно, – подумал он. Этот раз совсем не страшно. Даже плевать в какое время попал. Это потому, что в любое время теперь можно домой вернуться, и к дольмену добираться не нужно. Спасибо ведьма. А что она мне говорила про собаку? Значит что-то знает. Но с собакой все обошлось. Правда какая-то она не по-собачьи умная. И почему, когда обратно вернусь, не должен удивляться? И почему она меня Володенькой называет? Говорил, что не нравиться мне.

Упавшая на руку с дерева капля разбудила. Светало. Владимир встал, потянулся, Поежился.

– Прохладно, тут у них в тридцать седьмом. Глотнул из пластиковой бутылки сока, закурил.

– Нужно выдвигаться, до сельсовета, еще придется потопать.

Засунув коврики бутылку в дольмен, Владимир начал спускаться к дороге. Ступив на асфальт, не спеша двинулся к центру поселка. Осматриваясь по сторонам, констатировал, что день в селе уже начался. В домах тускло горел свет, из труб шел дым. На встречу двигалось стадо коров. Проходя мимо он увидел пастуха, который с любопытством смотрел на него.

– Понятно, подумал он, – в маленьком селе новый человек, особенно в городской одежде, всегда вызывает интерес.

Владимир осмотрелся. Здание сельсовета выглядело гораздо лучше, чем в сорок третьем. Забор и постройки были исправны. Даже над крыльцом еще был козырек от непогоды. Рядом с сельсоветом у открытых ворот сарая стояла подвода, на которую пожилой сельский житель укладывал мешок. Владимир поднялся по ступеням и вошел в помещение. За столом сидели двое. Старый знакомый председатель из сорок третьего года, и собеседник по старше. Говорившие, при его появлении замолчали, и смотрели на него с интересом.

– Доброе утро.

– И тебе доброго здравия, – ответил председатель.

– Доброе, – ответил второй.

– Как вас зовут,– обратился Владимир к председателю.

– Федор Пантелеевич.

– Федор Пантелеевич, а кто у вас в поселке за порядок отвечает.

– А какой порядок вы имеете в виду, гражданин хороший? Ты сам то, кто?

– Мне нужен, кто-нибудь из государственной безопасности.

Оба обитателя сельсовета сразу как-то сникли. Владимиру показалось, что в глазах и во всем поведении мужчин, появился испуг.

– Так это, Жуков Александр Николаевич, сержант госбезопасности. Туточки, рядом живет, – с волнением в голосе ответил председатель.

– Федор Пантелеевич, пошли кого-нибудь. Пусть скажет, чтобы быстро сюда шел.

– Кузьмич, а ну сходи сам,– обратился председатель к своему собеседнику.

– Да, конечно. Кузьмич быстро встал, схватил со стола шапку и вышел из комнаты.

– Можно присесть,– спросил Владимир.

– Присаживайтесь.

Владимир сев за стол, осмотрелся. Комната была та же. Интерьер добавлял железный ящик с навесным замком, герань в горшке на подоконнике, и настенная полка в углу. На полке стояло несколько книг и керосиновая лампа, которых в сорок третьем году не было.

Достав сигарету из пачки, прикурил. Председатель удивленно смотрел, на зажигалку. Владимир улыбнулся.

– Чайком не угостите Федор Пантелеевич?

– А как же, сейчас сделаю – ответил председатель, взял чайник и пошел наливать из ведра воду кружкой. Владимир, проследил взглядом за председателем.

– Твою мать, он же меня вспомнил, тогда в сорок третьем, – промелькнуло в голове Владимира. – А я тогда не мог понять почему он на меня так смотрит, еще у него спросил. А он сильно испугался. Значит получается реальность одна. Но какие вывороты во времени. Я еще не планировал перемещаться в тридцать седьмой, а он меня уже вспомнил в сорок третьем.

– Федор Пантелеевич, ты о том, что меня сегодня видел никому не говори, дольше проживешь.

Федор Пантелеевич, как-то весь сжался, наверно сожалея, что именно к нему зашел этот непонятный человек.

– Ты не бойся Федор Пантелеевич, я тебя не пугаю, наоборот предупреждаю, чтобы ты понимал. Ты меня никогда не видел, и обо мне никогда не слышал. Из-за меня у тебя могут быть неприятности. Я зла тебе не желаю. Просто не твое это дело. А мы с тобой еще увидимся наверно лет через шесть, осенью.

6

В дверях показался Кузьмич, следом в полевой форме вошел сержант лет двадцати пяти.

– Вот этот товарищ, просил вас прийти, товарищ Жуков, – сказал Кузьмич.

Жуков оглядел Владимира нагловато хозяйским взглядом, произнес,

– Ваши документы товарищ, – медленно произнес сержант.

Как же приятно себя ощущать, не боясь ничего в этом времени. Совершенно не испытывая, того страха, что испытывают эти люди даже перед этим ничтожным сержантиком, возомнившим себя вершителем людских судеб данного населенного пункта и окрестностей, – подумал Владимир.

Не спеша достал из пачки «Золотая Ява» сигарету, прикурил, затянулся, оглядел всю троицу, потом обратился к председателю,

– Федор Пантелеевич, вы с Кузьмичом идите, мне нужно с сержантом поговорить.

Оба, сельских жителя, неуверенно направились к двери.

– Стоять, – громко сказал Жуков. – Здесь я решаю кто и что будет делать.

Федор Пантелеевич и Кузьмич испуганно застыли на месте. А ты, – ткнув пальцем в сторону Владимира, – быстро предъяви документы.

Владимир улыбнулся, не спеша затянулся сигаретой, затушил окурок в консервной банке, используемой в качестве пепельницы, без суеты поднялся, обратился к сержанту,

– А теперь, слушай меня сюда солдафон в сапогах, у которого мозгов меньше, чем у курицы.

Оба, сельских жителя, испуганно вжали головы в плечи, не понимая, как какой-то штатский, пусть даже и городской, может себе позволить так разговаривать с сотрудником госбезопасности, от взгляда которого у любого жителя поселка, душа прячется в пятки.

– Ах ты гад, да я тебя,– заорал Жуков, пытаясь расстегнуть кобуру, и достать револьвер.

– Молчать, смирно,– громко сказал Владимир. – Ты сержант совсем нюх потерял. Если я захочу, от тебя к вечеру даже безымянной могилы не останется.

От этих слов Жукову стало не по себе, он начал медленно соображать, что обыкновенный человек в принципе не может так разговаривать с представителем госбезопасности. А значит он не простой, а значит он…Ход мыслей сержанта запутался, и он так и остался стоять с рукой на кобуре.

– Идите уже Федор Пантелеевич, – сказал Владимир.

Когда они остались вдвоем, Владимир, опять сел на лавку, закурил. Сержант так и стоял не двигаясь, молчал.

Владимир, достал из портфеля книгу Максима Поперкела, стрелковое оружие Второй мировой войны, раскрыл ее на первой попавшейся странице.

– Слышь сержант, подойди и смотри сюда.

Начал быстро листать страницы.

– Это секретная информация по стрелковому оружию. За нее могут убить не только такого недоумка, как ты, но и любого другого, включая меня. А теперь бери телефон, звони своему начальству в Майкоп, и скажи, что здесь Белов Владимир Сергеевич, у него секретная информация для товарища Сталина.

Глаза застывшего Жукова округлились, нижняя челюсть немного отвисла.

– Смешно, подумал Владимир, прямо как финальная сцена из комедии Николая Васильевича Гоголя, Ревизор.

Рейтинг@Mail.ru