Поле Куликово

Сергей Викторович Пилипенко
Поле Куликово

От автора

Знаем ли мы по-настоящему нашу историю? С одной стороны – многое известно, с другой – есть какие-то белые пятна, по которым по день настоящий идут споры.

Можно ли довольствоваться только этим и, как говорят, на том поставить крест или все же лучше попытаться узнать больше, дабы пролить на свет нашу настоящую русскую натуру, с коей мы живем и прощаемся, в век уходя?

Вопрос этот затрагивает, в первую очередь, мир души человека, ибо это как раз то, что к нему относится. Настоящие реалии жизни мало к тому располагают, ибо, по большей части, нам все равно, кто мы есть, лишь бы жилось хорошо.

Естественно, душа относится к менее реально выраженному и по большинству имеет степень сближения с более духовным и стоящим по разуму выше.

Таким образом, сами знания как бы относятся к миру духовному, коим в целом заведует Бог, а значит, и просвещать нас проще ему самому.

В стиле написания данной книги так и происходит, ибо, откуда знать самому автору о множествах событий, произошедших когда-то давно, да еще и с другими людьми. Тут уже и собственной абструктурной памятью не поможешь.

Но в целом, ведь сам материал откуда-то берется, мысль возлагается на бумагу, пробиваясь к сознанию каждого, кто ее пытается понять.

Вопросы веры я не затрагиваю, хотя они, несомненно, присутствуют, и как бы негласно сами за себя заявляют.

Чего же больше в нашем современно построенном дне – веры или порядка? Думаю, ни того, ни другого.

Ибо, если есть вера, то она вне порядка, а где есть порядок – там не содержится ее ни капли, так как реалии напрочь выбивают ее из головы.

Потому, я сам думаю следующее. Эта история нам дана для восприятия, как нечто новое и сомнительно тревожащее любую душу.

Мы вправе знать свою истинную историю, хотя я и не призываю вас поддерживать мою точку зрения. Каждый вправе самостоятельно решать для себя вопросы своей веры, а тем более, призывать лично свою голову к порядку.

Мне кажется, за всю нашу настоящую историю мы просто налепили на себя чью-то шкуру, как волк овечью, и пытаемся выстоять в ней во времени в то время, когда другие то и дело пытаются нам указать именно на это. Не в этом ли действительно наша беда? Та, общая ото всех, что никак не выведет нас на благой уровень жизни.

Мы всегда жили плохо, и вопросы веры приживались с большим трудом. Значит, есть в нашем русском характере что-то такое, что мешает понять самих себя и заставить изменить облик до настоящего.

В книге указано на многое из того, что я сказал. Болью проносятся некоторые строки в веках и в чьих-то даже настоящих телах. Это отображение нашей истории на нас самих. И если она лжива и до сей поры недовыяснена, то боль и дальше будет поражать наши сердца, создавая на лицах упрямое выражение прошлого.

Ну и что из того, – ответите вы сами. Мы ведь победили многих и даже побеждаем сейчас в трудные для нас годы. Значит, живем правильно, и наш путь избран верно.

Согласен. Но не в победе самой суть. Не каждая победа будет за нами. Ведь путь к ней в первую очередь пролагает ум, а он, усилиями многих, оскудел за последнее время. И его потеря ни к чему хорошему не приводит. Избранные меры будут превентивно только мерами и никак не больше. Нужен доиск причин, благодаря чему мы сможем развиваться по-новому. В любом случае эта история предлагается к размышлению.

Правдива ли она – покажет свое время. Я знаю только одно, что нельзя полагаться на то, что было когда-то и кем-то написано, рассказано или перенесено по уму. Это никогда не являлось достоверностью, так же как и то, что любой найденный предмет мог принадлежать, кому угодно и быть просто утерянным на участке земли.

Сама написанная история не так велика по масштабу и затрагивает в основном только невыясненные стороны или перевернутые моменты. Потому, читается не тяжело и так же просто усваивается, ибо все по-настоящему близко, так как происходит от нас самих. Говорят, ничто не учит так близко и просто, как история.

Так оно и есть. История одного становится явью для других и омывается со всех второй словесами, словно прилежием каким.

Обсуждение – долг каждого ума, это его сторона мысли, его жизненная позиция и, не узнав ее, вы не узнаете самого человека. Не сотворив греха, человек безгрешен. Но даже в этом имеется грех, ибо воплощение жизни является для каждого в мире священным. Вот и подумайте над всем этим. Я же подумаю над своим и создам другое. Читайте и не памятуйте зло, ибо оно болью в сердцах оседает, а еще хуже – располагается у каждого внутри.

Если хотите держаться своего мнения, то и держитесь. Отдайте только дань тому прошлому, заблаговременно приотворив дверь своей души. Она постигнет в этом более вас, а на дальшее подскажет, что сделать.

Всякая история хороша, но она будет всегда благорассудна, если будет правдива и высказана с сердцем, то есть с душой. Вот на этом я и остановлюсь, предоставив право каждому на разговор со своей душой.

Всякое недовысказанное всегда будет тревожить и мучить. Облегчите души свои и уже ваши строки лягут где-то рядом и чем-то потревожат мою. Так и строятся между людьми отношения, так строится весь мир, если он есть и присуще отвечает каждому слову.

Мы пока на Земле, пока пытаемся устоять. И надо извлечь самое главное из нашего же прошлого. Не торопить события, а пусть они приходят как надо, как праздник по заранее обусловленному дню. Это и станет нашим общим достижением, а в целом – историей, слагающейся в века.

До свидания. С уважением, автор.

Пролог

Настоящая книга является своеобразным продолжением исторического эпоса народов, изложенного в предыдущем издании "Фараон".

Чтобы понять связь, которая существует между этими различными названиями, надо прочесть и то, и другое. Тогда, как говорят, все станет на свои места.

Что особенного в данном произведении? Особенностей небезосновательно много.

Книга в буквальном смысле откроет нам всем глаза на наше прошлое и заставит невольно содрогнуться каждого, кто хоть на чуть-чуть сопереживает сам за себя или другого. Старинная история о сражении двух великих воинов является только предлогом для того, чтобы оповестить о многом другом.

В частности, о самой истории русского развития, о традициях, вере и о многом другом. Книга большая по содержанию и смыслу своего написания. Разобраться в том, что произошло и происходит сейчас – значило бы уверовать в свое собственное русское будущее.

Здесь не будет говориться о ком-либо другом. Это история Руси, которая была, есть и, если поможет Бог и сами люди, будет и далее.

Книга будет лишена какого-то авторского права. Так повелел сам Бог. Это его преподношение древним язычникам и иудеям по-своему. Может, вы удивлены? Причем здесь иудеи? На этот вопрос ответ даст сама книга. Ее стоит прочитать каждому. Она не затронет время настоящее, но по-настоящему возложит дань прошлому и даст понять каждому, что, как, когда произошло. Правда, в ней не будут указаны точные даты событий.

Эту почетную обязанность Бог возлагает на историков, географов, археологов и т.д. В общем, всех тех, кто хоть как-то причастен к самой истории.

Книга укажет только на факты свершений какими-то людьми с их подлинными, а не придумано-надуманными именами, а также раскроет некоторые, не понятые и по сей день способы традиционно русских методов общения и обогащения себя какими-либо видами искусства.

Возможно, книга покажется кому-то чем-то невероятным или даже сумасбродно насыщенным, но хочу сразу предупредить. Все претензии к своему роду и, само собой, Богу, ибо, в первую очередь, этим ведает он сам.

Не сочтите эти слова за какое-то доподлинное богохульство. Сие издание Богу нашему ведомо и с его уст истекает река нашей молодости русской правоязычной.

Конечно, многим могут показаться странными такие слова и, естественно, каждый может затребовать доказательства.

Так вот. Доказательства – это мы с Вами совместно. Вся наша жизнь. Такая, какой мы видим ее сейчас натурально.

Помимо этого, нужно покопаться у себя внутри и попытаться осознать то, что здесь будет сказано, то есть увязать книжное со своим личным.

И еще одно доказательство – это время наших совместных раздумий. Пока оно будет идти, тот же Бог непременно скажет свое слово и выразит его примерно так, как опишется в данном произведении.

Бог не любит что-либо вообще подтверждать. Он желает, чтобы наш ум развивался и думал самостоятельно, а не стоял на месте. Чтобы он не питался его божьей милостыней, от которой только чреву нашему помощь и вред всему, что умом и духом зовется.

Вот и всё краткое содержание книги. И не будем тратить время на разные дополнительные объяснения.

Дело каждого: верить или нет. Дело личное – видеть свое будущее или нет. И, конечно же, дело только собственное – принимать то, что Бог посылает или отрицать.

В общем, решать каждому единолично. На этом я, как автор, как говорят, исчезаю и передаю слово непосредственно Богу или тому, кто будет его время от времени замещать.

Пролог окончен, и в силу вступает регрессия времени, исполненная самими людьми и вызванная божеской помощью.

Как говорят русские, счастливого пути, на страницах не мною составленного повествования.

Раздел 1. Унисон

Вы знаете, что такое петь в несколько голосов одновременно. Это в исконно русской традиции и вероисповедании. Примерно так отображалось русское прошлое и возможно, поэтому оно сохранилось до сей поры.

Но перейдем к делу, и не будем попусту отнимать время, которого всегда почему-то не хватает и на которое поставлена сама человеческая жизнь.

Итак, начнем, пожалуй, с самого начала. Говорят, краткость – сестра таланта. Так поступим и мы с вами. Но давайте, вначале познакомимся.

Я, то есть тот, кто это пишет, вовсе не автор, а его дух во времени прошлом и темном. Наш мозг обустроен так, что способен содержать большее, нежели думаем мы сами. Часть истории я и сохранил и попробую воспроизвести ее с самого начала.

 

Давным-давно, когда еще Земля только-только стала матерью для нас всех и других, что нас окружают, на свет появилось одно племя. Точнее, тогда оно содержало только двух человек, но это был успех, и это послужило началом к дальнейшему. Уж, не помню, как нас называли, но что-то очень схожее с тем, как зовут уже сейчас почти по-современному.

Итак, эти двое отправились на поиски своего счастья, и вскоре подле них образовалось потомство. Совсем небольшое и малое.

Шло время. Потомство подрастало и совсем скоро стало само родителем следующего поколения. Так появился род. Он размножался по традиционному принципу семьи, как говорят, ни во что другое не вмешиваясь.

Прошли годы, где-то около ста с небольшим. Племя насчитывало уже аж сорок четыре человека, хотя по тому поведению и образу вряд ли вообще можно было сказать такое.

В то же время случилось на Земле небольшое несчастье, которое заставило род повернуть обратно к своим родным или изначальным местам зарождения, и вскоре он добился своего.

Повстречав на пути таких же бедолаг, род значительно пополнил свой состав, а за время протяженности маршрута эти семьи попросту слились и образовали одну семью, то есть некоторый совмещенный род.

Одни были белыми, другие более темными и желтокожими. Так и повелось с тех пор.

Одни рождаются белыми, словно мрамор, другие – темновато-желто-коричневыми.

Время странствий закончилось, и совмещенная семья пришла в свои родоизначальные места, где провела довольно много времени, что незамедлительно сказалось на потомстве и их количестве.

Спустя еще сто лет, семья насчитывала уже двести восемьдесят пять человек. Как видите, рост шел в благополучную сторону.

Но вот, Бог принял решение, а он для всех тогда был самым главным, и вновь отправил семью или род к тем самым местам. Что ж, странствие – дело не сложное.

Люди научились кое-как справляться со своими проблемами, и перемещение шло нормально.

Лет через пятнадцать, когда род увеличил в очередной раз свой состав, они достигли цели.

Сейчас трудно сказать, какая конкретно это была территория, но по признаку и внешнему пейзажу – это относилось к Сибири, а в дальнейшем – и к Дальнему Востоку.

Надо сразу отметить, что на одном месте род прожил достаточно долго. Где-то около 258 лет. Затем, когда в местах стало поменьше еды и разных запасов, племя двинулось далее.

Так и достигло тех мест, что сказали ранее. Там прожили недолго. Всего 70 лет. Земля вдруг начала подниматься у них под ногами, иногда тряслась, а порою в небо валил какой-то дым, и огонь сжигал все в округе.

Пришлось возвращаться обратно. Но пошли несколько другим путем, опустившись чуть ниже к югу.

И вновь на пути повстречали других людей. Но на этот paз род не стал соединять свои узы. Обошлось без этого. Правда, во многом подстраховал Бог, не желая совмещать рода далее.

Но, как говорят, все же недосмотрел, и многие из тех людей все-таки успели соединиться.

Бог рассерчал за это и почти насильно разогнал рода в разные стороны. Одних погнал на запад, других опустил еще ниже к югу.

Совмещенные, уже рожденные единицы, ему пришлось забрать и поселить отдельно. Наш род шел на запад. То наступали холода, то приходила весна, а за нею лето. В общем, время не стояло на месте.

Вскоре племя, насчитывающее уже больше тысячи человек, подошло к горам, которые стали перед ними словно преграда. И здесь произошло то, что в русском языке именуется раздором. Мнения разошлись. Одни хотели идти дальше, другие желали остаться здесь. В итоге, племя поделилось примерно на равные части.

Те, кто не захотел остаться, ушли далее и вскоре заселили часть территории, которая сейчас именуется Европейской частью России.

Бог посмотрел на это как-то по-своему. То ли ему было некогда, то ли решил пока так и оставить, но разделение произошло, и род образовал подгруппы.

Надо отметить, что Богу действительно было некогда. Шли работы по освоению другой "Земли", а также по созданию иной жизни на самой Земле.

Прошло более 270 лет. Вновь на планету обрушилась беда. Рода снялись со своих мест и двинулись снова в путь. Холода заставили свернуть всех строго на юг.

Спустя двадцать два с небольшим года, эти подгруппы повстречались. Общая беда заставила их объединиться. Был избран вождь, и род снова стал таким, каким был в самом начале.

Однако та же беда затронула не только их интересы. Отовсюду к одному месту потянулись другие рода. Время от времени вожди встречались и решали какие-то общие вопросы. Надо сказать, что жизнь их была строго примитивной и не несла того, что хотел бы видеть сам Бог.

Потому, совсем скоро он принял свое решение и объединил все племена под единым руководством самого первого египетского фараона. А точнее, по тому времени еще вождя, ибо "фараон" появилось уже позже.

В составе египетского государства род пробыл около 87 лет. Практически, он самым первым покинул те места и двинулся обратно в направлении своего природного дома.

К этому времени племя составляло около двадцати тысяч человек.

В нем присутствовало 11 родосемей, которые по пути следования начали отсоединяться.

Были разногласия, ссоры и тому подобное, но все же закончилось все более-менее мирно, и группы разошлись по сторонам.

Три группы, которые и по сей день считаются исконно русскими, осели в районе Среднерусской возвышенности и с них, собственно говоря, и началась Древняя Русь. Одна группа проследовала все же далее и образовала затем, так называемую, Золотую Орду. Две группы осели совсем рядом возле трех.

Еще четыре разделились на подгруппы и заняли свои территории, прозванные сейчас Черногорией, Болгарией, Албанией, Сербией и т.д.

И еще одна группа, пробыв совсем немного, рано, как говорят, поучаствовав во всех родосемейных связях, возвратилась обратно примерно к тем местам, откуда и пришли, то есть неподалеку от Египта.

Как понимаете, этой группой и были иудеи, имеющие в своей крови состав преобладания темного цвета.

Со временем эта группа выразила себя более четко и образовала тот самый народ, который принято называть евреями.

Но это все же немного не так. И чуть позже я объясню почему.

В то же время, часть той группы, что попозже звалась Ордой, также подразделилась.

Одна часть повернула на юг, так и не перешагнув за горную кладь.

Так образовалась тюркская группа, пополняющая свой состав уже гораздо позже другими родами, сходными по составу крови из числа тех групп, что заселили территорию неподалеку русских.

Естественно, были разные кровосмешения и сейчас трудно разделить очень четко народы.

Но можно сказать одно, что все указанные группы из состава одного рода, образовавшегося в самом начале от двойственного сближения, состоят в так называемом кровном родстве.

Итак, ясно, что, так обозначенная, тюркская группа является представительницей единого славянского направления.

Чуть позже подгруппа была проформирована в турецкую группу и образовала турок, то есть Турецкое государство.

Группа, ушедшая за горы, а точнее часть ее, что осталась, образовала Золотую Орду. Попозже она соединилась с другим родом и составила иноязычие с превосходством крови иного рода.

Иудейская группа также разделилась. Часть из нее вошла в состав тюркской, а другая образовала свои подгруппы, хотя проживали они совсем рядом.

В дальнейшем, были и другие деления, но рассказывать об этом практического смысла нет. Потому, пойдем далее.

Итак, мы немного увлеклисъ общей историей, а потому, возвратимся к русскому народу.

Вкратце я изложу предыдущее, то есть из другой книги, чтобы было яснее то, что случилось в дальнейшем.

Прожив довольно много в составе своих уединенных групп, русские все же решили объединиться. Речь идет о тех трех группах, что обосновались на территории Среднерусской возвышенности. Вследствие объединения был избран единый князь, имя которому Кий, и он же обосновал столицу того древнего государства – Киев, построенную на трех холмах, которые сооружал сам народ в знак своего объединения.

В Киеве вначале обосновались Щек и Хорив – каганы, а затем князья других двух групп.

Но в результате обвалов на мало устоявшихся земных горах, они переехали обратно, и на местах люди соорудили такие же подобные холмы, где поставили своим князьям дома.

Так они прожили довольно долго, как говорят, в мире и согласии.

Кий – киевский князь и одновременно всех, взял себе в жены Софию из своего рода-группы.

У них родился сын Олег, который в 16 лет взошел на посад, то есть занял место отца и стал править. Щек и Хорив потомства не имели. Очевидно, того захотел сам Бог.

Вскоре Олег стал более взрослым и его начали прозывать Вещим за способность предвидеть события.

Олегом был заложен дважды Софиевский собор в честь своей матери. Им же были посланы послы в Константинополь для обучения и налаживания утерянной связи во времени.

В 37 лет Олег упал со своей лошади и повредил себе тело. Через время он скончался, так и не достроив собор и не повидав Царьграда, на вратах которого висел его щит в знак дружелюбного отношения к русичам.

Своего рода, это был пропуск в тот город всякому, кто имел собственный вид щита под стать тому княжескому.

На место Олега, который, кстати, так и не успел жениться, взошел Игорь. Его воин, состоящий на государственной службе. Олег обучал его разному делу.

В общем, на тот период на Руси не было другого кандидата, и выбор пал именно на этого человека.

Его посадили на княжеский трон, и он начал править государством.

Вот на этом и закончилось предыдущее повествование, описанное в книге "Фараон", и именно с этого мы продолжим далее…

Игорь был высок ростом, светел и одинок. От роду ему насчитывалось двадцать четыре года. Надо отметить, что в то время на возраст никто не смотрел. Важным было знание, умение и желание чего-то достичь во благо своего народа.

Недолго поправив, Игорь отправился по местам расселения других групп. Олег, его приемный отец, этим не занимался и практически все время проводил в Киеве в мыслях, заботах и делах.

Но совсем не так повел себя другой князь. Казалось, Олег оставил ему все для полного дознания дел и будущих свершений. Но так получилось, что забыл оставить ему душу. И именно это повлекло за собой все тяжкие грехи, о которых уже потом в минуту предстоящей сечи говорил Игорь.

Возможно, в этом можно упрекнуть и самого Бога в лице того Перуна, как именовали все русичи. Но, как всегда, ему было некогда, да и не думал он тогда, что все сложится именно таким образом.

Вначале все складывалось хорошо. Игорь, обустроившись в своем посаде, устремился взглядом именно туда, куда следует. Но его не покидала мысль о том, как живут другие люди, и он, изменяя мнению своего приемного отца, решил посмотреть, что творится в других землях.

И здесь, казалось бы, сопутствовала ему удача. Везде и повсюду киевского князя встречали приветливо, всячески кланялись, преподносили разную еду и угощали хмельным снадобьем.

В других местах дарили шкуры животных, свои поделки из оставшихся драгоценных камней, вывезенных из древнего Египта, а также преподносили его имя как какую-то общую славу и божественную силу. Звучало это примерно так:

"Будь славен наш Игорь – князь великий и всей Руси /имелось в виду, русичей по составу русых голов и светлых лиц/. Вовек тебе добро и благо великое создавать будем. Идешь по пути отца своего – Олега Вещего. Да, храним, будешь именем его и именем Бога Перуна нашего…"

Нельзя сказать, что Игорь сразу возгордился этим и стал, как говорят, гонорист и недосягаем. Но все же кое-что в этом преподношении имелось. Человек пользовался добытой умом и трудом славой своего, хоть и приемного отца. Кстати, об этом. Почему так обозначалось?

Дело в том, что племя понесло это из состава древнеегипетского государства, где вождь был всегда отцом всех. Потому, сохраняя традиции словесно, люди переносили это на реальную живую основу. To eсть, имело место переносное значение слов.

Так оно и повелось с тех пор на Руси. Что не слово – то только подразумевает какое-то действие или отношение к чему.

И именно в этом состояла и состоит ошибка. Мы называем это величием русского языка или его многообразием. Но лучше бы этого не было, ибо теперь вовсе не понятно, кто говорил когда правду, то есть имел в виду реальное действие, а кто только этим что подразумевал.

Но, как бы там ни было, это состоялось и теперь уже сам Бог, можно сказать, лично восстанавливает ход всей нашей же истории. А ему, как известно, доказательств не нужно, ибо он знает о нас всё.

 

Для пущей убедительности могу сказать, что все основные знания по этому поводу наш Бог черпает из своей второй головы, которая компьютером называется. Но это так, к слову, как говорят. А вы подумайте, что уже я имел в виду – реальное или придуманное?

Но продолжим наш рассказ. Итак, Игорь начал "заражаться" славой отца и понемногу к нему исподтишка подкрадывались затаенные еще с ранних времен человеческого существования мысли.

"А не прибрать бы мне все их богатства к своим рукам. Я ведь князь, и я должен содержать сам в своем ведении всё то", – так думал тот князь.

Конечно, это приведено уже в переводе с того старославянского, но для пущей убедительности процитируем несколько строк.

"Будь я с теми, кто усопши уже состоит в родстве со мною, так не так ли я бы поступил? Русь моя, и в том ее сохранность пролегает. Русичи стоят подо мною, и в том сила моя и общая состоит".

Как видите, мысли эти сходны с тем, что описали. Может, правда, вы усомнитесь в самих знаковыражениях или буквенных обозначениях, но нет смысла прибегать к такому и попусту терять на это время как мое, так и ваше, не говоря уже за божье.

Но возвратимся к описанию.

Итак, понемногу Игорь становился уже не на тот путь. Доехав до самой окраины и убедившись в сохранности своих границ, обозначенных земляным валом и рвом с водой от проливных дождей, князь повернул обратно. Надо сказать, что с ним была небольшая дружина, которую называли в ту пору уже полком. Но вряд ли его так можно было вообще назвать.

Воинов или ратников, а чуть позже – гридней, было всего сорок человек. По тому времени это считалось довольно большой охраной. И все-таки в своем первом походе Игорь не решился на своеобразный грабеж народа. Хотя он установил свою величину возлагаемой дани на содержание государства. Именно так он объяснил всем.

Люди согласились с этим, так как еще со времен Египта помнили об том, а точнее, это передавалось по роду из поколения в поколение.

Первый поход завершился, и князь занялся своими делами. Но мысль о богатстве все же его не покидала, Тут, как говорят, подоспела и женитьба. У одного из близких ратников, а точнее, сотника была дочь Ольга. Отроду ей было семнадцать лет.

На одном из общих гуляний, которых после Олега стало гораздо больше и которые не особо поддерживались теми людьми, что обучались в Константинополе, князь и познакомился с этой девой.

Вскоре состоялись и торжества по этому поводу. Согласно древних традиций будущей жене одевали своеобразный наряд, отличающийся от обычных одежд, а голову венчали остроконечным кругом с изображением в статуе их бога Перуна, лошадей и других животных.

В редких случаях туда же мастеровыми помещались и людские фигурки. И, как правило, это были фигурки тех, кто сходился в браке. Именно таким и было короноподобное головное украшение будущей княгини Ольги. Убранство ее представляло собой расшитое золотом и серебром платье белого цвета с яркими цветами весны. Собственно, это было самое первое торжество, исполненное таким образом князем и от него пролегают все дальнейшие пути создания того же.

Но свадьбой тогда это не обозначалось, а именовалось гораздо проще "узы". Руки жениха и невесты обвязывали тугой конской упряжью, сделанной из той же кожи, слегка приукрашенной серебром. А затем, они после такого символического обозначения состоявшегося брака, как говорят, шли в покои. До этого, конечно же, были сами торжества, речи и тому подобное. И, естественно, не обходилось без праздничного стола.

Но вернемся к самому началу этого мероприятия.

Принарядившись, Ольга вышла к князю и заставила его проговорить почти роковые слова.

– Век целовать тебя буду, красавица Ольга, и век пестовать драгим чем буду. Подходит то лицу твоему, и вся ты словно светишься. Принесу тебе я даров много. Возлюбил я тебя навеки и хочу в любви этой повек и остаться.

Ольга повела рукою в сторону и, указав куда-то, сказала:

– Там путь твой лежит и там драгие вещи всякие. Принесешь их мне – возложу тебя в обитель-постель мою. Так и знай. А слово свое я держу крепко. Многие об том знают, и ты поведаешь вскоре.

– Что ж, воля твоя, – скорбно молвил князь, – добуду то, что ты просишь. Только знай об одном. Век тебе не забуду дня сего и речи твоей. Но на всё есть воля бога нашего Перуна. С тем с тобою прощаюсь до встречи другой.

И они попрощались. Торжества прошли, руки обвязали уздою и проводили в покои. Но, так называемая, брачная ночь не состоялась. Каждый держал слово.

А через два дня Игорь выступил в поход. Спустя месяц он воротился и понавез даров всяких и разных.

Люди, узнав о его женитьбе, сами преподносили дары и желали всякого счастья им и блага.

В общем, и этот, второй по счету поход закончился успешно и не нанес вреда никому. Конечно, слово, низложенное ранее, было тотчас порушено, и семья состоялась доподлинно.

Шло время. Дань подвозили, и Киев стали прозывать за это огромной горою, что звучало как Киев-гора, от количества возлагаемых даров.

Многим из состава других групп не особо понравилось увеличение подати. Но пока люди терпели, и князь Игорь мог спокойно заниматься своими делами, которых, кстати, было очень мало, ибо по большей степени он гулял, собирая свою рать и обдумывая с ними, где и как добыть еще больше подати.

Кто-то из хмельных ратных отроков выразил вслух свое решение и, указав на дверь, где висели доспехи и мечи, сказал:

– На таких вратах щит такой же прибит. И за вратами теми богатства лежат прямо под ногами. Был когда-то я там вместе с теми, кто на службе твоей состоит. Делу, правда, не обучался, так как мал еще был и за лодиями присматривал.

Игорь тут же откликнулся на эту речь и спустя время в комнату почти вволокли одного из ученых мужей, заставив его рассказать все, как есть. Тот и поведал обо всем.

Хмельная голова – боль сердечная.

Рассказ тот сильно взбудоражил всех и в особенности Игоря. Встал он и, махнув рукою на дверь, сказал:

В поход на Царьград пойдем. Возьмем злато и добро ихнее. Пусть, оно нашему богу служит, а не другому. Правду ли говорю, отроки?

Правду, князь. Идем с тобою. И наши жены хотят в серебряных уздах побывать и шелка всякие надевать.

Тогда, поутру выступаем, – распорядился Игорь, – ты, посол, с нами пойдешь и путь укажешь. Заодно защитой нам стоять будешь, так как язык их знаешь и места все те также.

Человек хотел возразить на это, но князь, нахмурив брови, жестко бросил ему в глаза:

– Не пойдешь, велю поднять тебя на мечи, как с ворами и всякой нечистью поступаем.

Испугался посол того. Это была самая страшная по совести казнь. От семьи той люди затем отворачивались и никакой помощи она не получала. Попросту гибла, если не могла заниматься какой-то работой.

И вот поутру, как говорят, с больной головой, князь выступил в поход. Гридней он имел в своем распоряжении целых восемьсот человек, да и то по большей части это были просто люди, впопыхах снаряженные просто доспехами и оружием.

На тех же лодиях, только уже в гораздо большем количестве вся эта рать двинулась на Царьград. К тому времени река была полноводной, и им без труда удалось пройти на ней пороги. Отказавшись идти по суше, князь Игорь решил плыть по морю, обходя город с другой стороны.

– И на других воротах прибью сей щит, – говорил князь своей рати ближней, – пусть, знают князя русичей Игоря и имя это, как память обо мне самом хранят…

Чем-то, конечно, князю в то время повезло. У Бога было полно дел, и он не обратил внимания на какие-то небольшие передвижения. И, естественно, узнал обо всем уже гораздо позже.

Так что князь, как говорят, руководил сам собою и теми, кто его окружал. Спустя время суда достигли места и вошли в гавань, а затем рать практически подошла к самим городским воротам.

Не торопясь, Игорь прибил свой щит на той стороне и, повернувшись к отрокам, сказал:

– Видно богу нашему Перуну так угодно. Ни одно препятствие на пути не повстречал. И ветер дул в нашу сторону, и волны морские выше людей не превозносились.

Князь не стал вводить все свои войска и отправился в город лишь в сопровождении сорока человек.

– Что-то много русичей прибыло, – говорили люди, с опаской посматривая в их сторону.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru