Фараон

Сергей Викторович Пилипенко
Фараон

Глава 3. Розовая змея

Человек обратился лицом к свету и вызвал тем самым мимолетное восхищение среди присутствующих.

Солнце пленительно обворожило им глаза и создало впечатление, будто вокруг человека образовалась какая-то огненная масса. Сноп искр вырвался из-под волос и унесся куда-то в небеса.

– Акелах, мак ту ди, эв ту рей, – обратился один из самых старых присутствующих к другому.

– Го о вер ли ех тем, Акелах, – ответил ему второй, и они снова обратили взгляд на стоявшего впереди юношу.

Тем временем, тот сделав шаг назад и, словно отодвинув от   себя нахлынувшую со всех сторон  огненную массу, вежливо поклонился собравшимся и достал откуда-то из-за спины сноп нового света. То был белый огонь, словно исходящий из его рук и продолжающий их.

– Ох, Этхелах, мак ту ди, – вырвалось сразу у нескольких человек, и волосы их почему-то одновременно встали дыбом.

– Ех, ех, – схватился кто-то один за голову и потряс ею со стороны в сторону.

Спустя время, видимо, почувствовав что-то и у себя, то же проделали и другие.

Юноша же в очередной  раз спрятал руки за спину, а затем резко выбросил их вперед, показывая всем розовую на свету змею.

Спустя время он спрятал ее куда-то позади себя и вновь достал другое.

То был огромный ящер, буквально наводнивший их землю за последнее время. Голова его медленно начала поворачиваться к людям, и они в ужасе и в одновременном восторге, начали пятиться немного назад.

– Ах, ва кей ту ки, Акелах, – снова проговорил старший и покачал головой. – Ко тхе, ту тхе, ва кей нах, – подтвердил  его слова сидящий рядом  и также закачал головой.

После этого чуда появилось еще одно. Юноша протянул руки вверх и спустя время, словно подтянулся к небу, оторвавшись от земли на несколько сантиметров.

– Ох, ва кхе на  ки ту тхе, – снова прозвучало среди собравшихся, и все потянулись к тому месту.

– А бре, – резко оборвал их старик и усадил обратно на места.

Тем временем юноша поднимался все выше, и вскоре между ним и землей образовалось большое расстояние, достигающее полуметра.

– Кре ту, – резко приказал старик и юноша, словно повиновавшись его голосу, начал медленно опускаться вниз.

Вскоре он достиг земли и, опустив руки вниз, вежливо поклонился собравшимся.

– Гай ту, – снова резко обратился к нему старик, и юноша мгновенно исчез, словно испарился с этого места.

– Кен ту, – опять звучала команда, и перед зрителями появился тот же образ.

– Ах, кхе та ва ли, цхе тум, – покачал головой один из присутствующих, – кен ту, – повторил он про себя, словно стараясь запомнить слова, брошенные стариком.

– Ва кхе на ли, кре ту май, – обратился старик к юноше, и  тот постепенно удалился от собравшихся.

Люди обсели старика со всех сторон и принялись обсуждать увиденное и продемонстрированное перед их глазами.

– Я знаю, – обратился старик ко всем собравшимся, – это Большой Дух дает нам свое благословение. Надо объединить наши усилия. Розовая Змея послан им. Я знаю это. Я сохранил сам былую силу и еще также могу вам показать, – старик отвернул голову в сторону и, закрыв на секунду глаза, резко вздохнул, а затем, подержав с минуту воздух, резко выдохнул. Струя пламени вырвалась изо рта и обдала жаром рядом сидящего.

– Ах, мак ту ди, – испугался тот и быстро отодвинулся в сторону.

– Не бойтесь, – отвечал старик на своем родном языке, – огонь не принесет вреда тому, кто уважает его силу и повинуется Большому Духу. Нам нужно объединиться, – еще раз сказал он всем гостям, – подумайте об этом. Беда рядом. Но, если мы создадим общую семью, то сможем спастись. Даю вам всем время до следующего  заката. Встречаемся здесь же, на этом месте. Не опаздывайте, – и человек сопроводил свою речь жестами.

Другие закивали в знак согласия и, поспешно собравшись, удалились.

– Сын, – позвал тихо старик, напрягая голос и бросая его в обожженную им наступающую темноту, – Анамнехон, – еще раз проговорил он, и тут же, словно из-под земли, вырос юноша.

– Слушаю, Великий Вождь племени предков суреков, – и он вежливо поклонился, прижимая правую руку к груди.

– Садись рядом, поговорим, – обратился старший и расположился более удобно на ближайшем камне.

Юноша сел и тревожно посмотрел на своего отца.

– Вскоре состоится переизбрание в нашем роду, – начал свой разговор старик, – все падает на тебя. Большой Дух дал тебе силу и светлость в глазах и теле. Повинуйся ему и далее. Я же уйду на покой.

– Как, Великий Вождь, – тревожно спросил юноша, продвигаясь к нему поближе.

– Я чувствую, – ответил отец, – он уже зовет. Я это слышу но ночам. Сразу после переизбрания, я покину этот день. Смотри, не осрами себя как Великий Вождь. Ты знаешь и уважаешь все наши законы. Ты чтишь память великих предков суреков и атлахомонов. Создай большую семью и объедини вокруг себя всех, кто стоит рядом в беде общей. Так велит Большой Дух, и вскоре ты услышишь его сам.

– Я? – удивился юноша, раскрывая рот  от удивления.

– Да. Не сомневаюсь в этом, – продолжал говорить отец. – Слушайся его, и он спасет наше племя и других. Обязуйся при мне подчинить свою волю ему и поклянись на этом святом для всех нас камне.

– Сейчас? – неуверенно спросил юноша.

– Да, сейчас.

Анамнехон отошел немного в сторону и подошел к одному из больших камней.

Став перед ним на колени, он склонил голову, обхватив ее руками.

– Оставь это, – сурово сказал отец, – теперь тебе это не нужно соблюдать. Это для простых суреков, атлахамонов. Ты же их избранник. Ты обладатель большой силы Духа и ты же его избранник. Подними голову и клянись так.

Юноша подчинился, и спустя минуту прозвучала клятва, даже сквозь века сохраняющая смысл своего предназначения.

– Клянусь тебе, Большой Дух в своем покаянии. Благодарю тебя за то, что ты сотворил меня человеком. Клянусь верно служить тебе самому, небу и земле нашей огненной. Клянусь верно сохранить все черты наши и родовые традиции и клянусь веру в тебя защищать и силу твою сохранять до дня нужного мне самому и тебе, Духу Большому. Благодарю отца своего за возведение в свет денный и ночной. Каюсь в сотворениях глупых своих и не осаждаю насилия среди простого сурека или атлахамона, а также среди другого из племени общего   нашего. Клянусь род сохранить верно и клянусь воссоздать все то, что ты пожелаешь, о Большой Дух, – юноша поклонился и немного побыл в таком положении. Затем снова поднял голову вверх и продолжил. – Клянусь слушать тебя в голосе ко мне идущем. Можешь повелевать мною как хочешь и прошу тебя, о Большой Дух, сохранить все племена наши и упасти от беды всякой, так нас измучившей. Клянусь верой и правдой защищать землю нашу от невежества  всякого. Клянусь сохранить все черты ее в изобилии дня настоящего. Клянусь сохранить и себя для дела общего и, клянусь остаться на земле этой до дня общего благополучия нашего. Спасибо тебе за силу и чудеса огненные, мне волею твоею подаренные. Клянусь честью сохранять их и оберегать племя свое от силы разной, его поглощающей. О, Большой Дух, дай мне знать, что ты услышал меня и подтверди это над моею головою.

И в ту же минуту вокруг юноши вспыхнул розоватый свет и очертил тело его со всех сторон, озарив камень огнем и окутав небольшим белым туманом.

– Он услышал тебя, – сказал отец, увидев все это со стороны. – Поблагодари его и ступай по своим делам. Встретимся завтра на сходе племени рода нашего.

Юноша выполнил указание отца и удалился из этого святого для них места.

Старик подошел к камню и произнес свою клятву. Затем так же тихо ушел, и вскоре в этом огромном каменном зале воцарилась тишина, поглощаемая наступающей темнотой.

Розовая змея, как звали юношу того племени, благодаря своим уникальным способностям мог буквально заколдовать существа, лишая возможности их двигаться и оказывать сопротивление.

Анамнехон – имя, придуманное его отцом, как нельзя лучше отражало это и давало понять остальным о его силе сверхъестества и величине занимаемого положения среди всех.

Сейчас юноша находился среди таких же, как и он сам, по своему возрасту и был привлечен к своеобразной трудовой повинности.

После трудного рабочего дня, молодые люди перебирали рыбу, которую удалось выловить в пойме реки.

В небольшом   помещении, в основном, созданном из камней и глины, собралось около пятнадцати юношей, и все они с оживлением обсуждали будущее возведение Анамнехона в ранг вождя. Многие радовались такому избранию, и было действительно отчего.

Их соплеменник становился их же вождем. Молод, силен, обладающий своей красотой фигуры и лица, а также одаренный Большим Духом, он вселял надежды в души таких же и почти заставлял поверить в хорошее будущее для всех одновременно.

Эту весть поведал им сам Анамнехон, с детства привыкший доверять таким же как сам, и с того же возраста разделяя все беды и тяготы той жизни.

Он не был особым сыном самого Вождя.

Здесь в племени, в их роду, все были его детьми, и никто из них не отличался особо самим вождем. Все были в равных условиях и на равном положении.

Но сама природа и Большой Дух наделили одного из них большой красотой и силой внутреннего вдохновения. И никто этому не удивился. Так было всегда с тех времен, как род, объединившись с другими в свое время, образовал единое племя и ушел в поисках лучших земель.

Так они оказались здесь на какой-то дикой полупустынной местности возле небольшой реки, обустроившись по-своему и обзаведясь своим хозяйством.

Племя было большое. И всех нельзя было сосчитать по тому счету, что обучали их какие-то пришлые гости, время от времени посещая их племя и обучая какому-нибудь ремеслу.

Кто они – было непонятно.

Вождь всегда говорил, что их послал Большой Дух и нужно им подчиняться.

Так люди и делали. Подчинялся им и сам вождь, и каждый раз внимал их советам и добросовестно исполнял впоследствии.

 

Попозже Вождь назвал их антабиусами, ссылаясь на то, что так велел Большой Дух.

Антабиусы учили их всему. Они обучили их счету, языку, который уже сами люди приспособили по – своему.

Отдельных людей они учили писать, точнее выдалбливать на камнях какие-то знаки, а иногда и рисовать тем же образом.

В руки такому художнику они давали что-то схожее с рыбной костью, тонкое и острое на конце, а в другую что-то вроде их большого топора.

Люди не знали, из чего сделаны эти предметы и всячески их охраняли, боясь утерять. Они передавались по поколению из рук в руки и хранились как самые драгоценные реликвии.

Те же антабиусы обучили их добывать желтый металл со дна их реки и создавать из них украшения и предметы для пользования. Они говорили, что этот металл не принесет вреда, и Большой Дух благословляет его.

В племени было много различных мастеров, которых обучили какому-нибудь ремеслу.

Каждый из них создавал свое творение и передавал в руки другому мастеру, который украшал его рисунками или чем-то дополнял.

Мужское население в основном занималось ремеслом и добычей пищи для всех.

Однажды антабиусы привели к ним какое-то дивное животное и обучили, как с ним обращаться. Затем, спустя время, их появилось уже больше и образовалось целое стадо.

Племя потихоньку увеличивало свой состав, и вскоре занимаемая ними территория расширилась аж до самой реки.

Деревьев и кустов здесь было мало, но их учителя обучили, как нужно делать так, чтобы их стало больше.

Спустя несколько смен луны, растительности стало значительно больше.

Люди ухаживали за ней, и это ускоряло ее рост. Как-то незаметно выросли вокруг поселения огромные развесистые деревья, под ногами появилась трава, а в самом селении возникли дополнительные маленькие реки.

Теперь не было нужды ходить за водой далеко и ее брали из прорытых маленьких рек. Вода бережно сохранялась, а за состоянием рытвин постоянно присматривали люди.

Они всегда очищали их от разного наносного мусора или от постоянно осыпающегося песка.

Вскоре антабиусы обучили, как сохранять берега их маленьких рек. Они посеяли там траву, и через время песок укрепился корнями растений и берега окрепли. Правда, наступила другая беда.

Трава разрасталась и уходила корнями в воду. Время от времени их обрубали и дополнительно очищали весь канал, как говорили сами учителя.

Женщины племени жили отдельно. В их обязанности входило рожать детей и смотреть за ними.

Часть из них, будучи еще не занятыми этим, помогали мужчинам в ведении общего очага и приготовлении пищи для всех.

Жизнь вождя ничем не отличалась от жизни простого человека племени.

Он, как и все, ходил за рыбой, ухаживал за животными, участвовал в добыче желтых металлов и даже иногда занимался каким-либо ремеслом.

Но все же были дни, когда вождь удалялся от этих дел и занимался делами общими.

Он воспитывал детей, обучал их разному мастерству, рассказывал многое из того, что знал и учил, как добывать себе еду и огонь.

Женщины также обучались этому, хотя занятия с ними проводились отдельно.

Все нужды, связанные с деторождением, вождь брал на себя. Ему помогали лишь несколько женщин, специально обученных им самим.

Он также присматривал и за младенцами, пока их матери находилась на своеобразном отдыхе после родов.

В общем, забот и хлопот у самого вождя хватало, и бывало порой, что даже не доставало времени на все и приходилось дорабатывать уже после совместно проведенной трапезы.

В племени запрещалось что-либо делать после того, как все сотворили вечернюю трапезу. Давалось время на отдых.

Только вождю и еще части людей, по его указанию, можно было притрагиваться к чему-то.

Так повелось с тех пор, как антабиусы научили их различать время дня и ночи и составлять календарь дней.

Были и дни, в которые все вообще не работали. Это были дни отдыха. В это время устраивались какие-нибудь  празднества и всеобщие гуляния согласно их древних традиций.

Розовой Змее часто приходилось участвовать в них. Он демонстрировал свою ловкость, силу и принадлежность к роду Большого Духа.

Сквозь рот, так же как и его отец, он мог выпускать пламя или обдавать себя каким-то удивительным ярким огнем, при этом не причиняя вреда своему телу.

Многие из его соплеменников попытались сделать подобное. Кое у кого получалось, но слабее или менее выразительно.

Анамнехон не был особо в этом заносчивым. Он знал, что так сделал сам Большой Дух и, естественно, также думали и другие.

Потому, какого-то соперничества между ними не было. Это была всего лишь демонстрация способностей, как определение величины посещения Духом  племени.

To eсть, становилось ясно, на ком он оставил свой выбор и кому дал их общую силу, как говорил всем людям Великий Вождь – Анамнетутхен.

В большинстве своем, отдых проводился по следующему плану.

Вначале люди всем племенем собирались на огромной площади, когда стрелка их песочных часов показывала на знак X.

Они размещались по кругу согласно своим годам по рядам. Ближе к центру – дети, чуть дальше старики и уже далее – взрослое население и молодежь.

За время их совместного проживания даже определились своеобразные места в виде небольших холмов, тянущихся по кругу в какой-то своей определенной величине.

В общем, это было что-то наподобие старинного амфитеатра, исполненного пока из песка с примесью камня и глинистого ила, добытого со дна реки.

Были в племени и свои музыканты, если так их можно было назвать, Это были  люди, особо одаренные Большим Духом.

Они доставали свои  небольшие инструменты в виде каких-то трубочек и изогнутых полукольцами предметов с натянутыми внутри нитями. Эти нити издавали  сладкие звуки, способные превращать людей в послушных молчунов, а иногда и вовсе заставляли застывать, словно камни.

Кроме этого были большие круги из прута, обтянутые тонкой высушенной кожей умерших животных.

Когда музыканты приводили в действие свои инструменты, то люди мгновенно замолкали.

Так длилось около получаса. Затем вступали в свою игру тамтамы и в средину образованного круга  выходили танцоры.

В основном это были молодые люди или из числа более взрослого населения.

Танцам и различным  демонстрациям во время их показа обучали старики, передавая традиции предков из поколения в поколение.

Кое-что к этому добавлял и вождь, время от времени посещающий подобное мероприятие и поддерживающий общий настрой своего племени. Тамтамы во время   всего этого марша меняли свой ритм  и, естественно, изменялись сами танцы и танцоры.

На смену одним выходили другие и продолжали праздник. В этих же мероприятиях участвовали и женщины. Так же, в основном, молодые и не обремененные своим состоянием.

После танцев вновь наступал момент звучания сладких звуков, а дальше в середину круга выходили чтецы.

Они рассказывали вслух историю своих предков и к этому добавляли уже то, что совершили сами за время их совместного существования.

После этого наступал черед летописца. Он торжественно объявлял, кто и когда родился, под какой звездой, каким знаком луны. Поочередно поздравлял, как вновь появившихся на свет, так и уже повзрослевших до самых седин.

Далее вновь звучала музыка и танцы продолжались до того часа, пока стрелка часов не показывала на знак XII. После чего на средину выходил вождь и говорил что-нибудь своим соплеменникам.

Говорил, что нужно сделать, о чем лучше позаботиться, на что обратить больше внимания, а также о том, что сказал ему в это время Большой Дух.

Тут же он многое дообъяснял из того, что сам же и передавал и делал краткие распоряжения на будущее.

После этого все дружно возносили руки к небу, припадали головами вниз, а затем, сложив руки поверх голов, произносили каждый свое –  свои клятвы Большому Духу. Каждому давалось право просить о чем-то его во время этого совместного традиционного обращения  к их божеству.

Потом они все вместе, в один голос, по команде самого вождя, который также принимал в этом участие, произносили общие для всех слова, и на этом торжества заканчивались.

Все расходились по своим местам проживания, а специально назначенные готовили общую трапезу.

Спустя какое-то время, ровно в  тот момент, когда их часы показывали XIV, все  садились за огромные длинные столы и приступали к еде, предварительно поблагодарив Большого Духа за помощь и милость им оказанную. При этом произносились краткие заклинания, которым их обучил вождь, а его –  сам Большой Дух.

По окончанию трапезы все расходились по своим уголкам и отдыхали, кто как мог.

К вечеру, когда стрелка показывала XX, они собирались на очередную трапезу и уже после этого располагались на ночной отдых.

Так и проходил выходной день, за которым следовал еще один, такой же, а затем уже и рабочий. Во второй день празднеств не устраивалось, и племя отдыхало по своему усмотрению.

Кто купался в реке, кто смотрел за купающимися, оберегая их от огромных зеленых чудовищ с помощью палок и порошков, которые они сами добывали из дерева, перетирая его кору.

Этот порошок не нравился этим диким животным, и они почти мигом уносились в сторону, хотя и не далеко.

Опасность, конечно, всегда присутствовала, и люди тщательно смотрели за теми, кто мог причинять им вред.

Но случаев открытого нападения со стороны животных все же не было. Возможно, что так было еще потому, что им самим доставалось кое-что из остатков пищи людей, и они не были особо голодны. К тему же, в реке было полним полно рыбы, а в отдельных местах и птиц, а также и других видов животных.

Наверное, самую большую опасность таили в себе мелкие змеи, укус которых мог погубить человека.

Именно такую змею демонстрировал Анамнехон собравшимся на небольшой совет представителям других племен.

Правда, против них существовали другие средства, добытые с помощью антабиусов из растений, животных и рыб, не исключая и тех огромных чудовищ, но все же лучше было быть всегда  внимательным, чем подвергнуться укусу этой змеи.

Были и другие развлечения во второй выходной день. Можно было половить рыбу из реки с помощью обычной тонкой палки, к которой привязывалась длинная волокнистая нить, имеющая на конце тонкий, согнутый и хорошо обточенный дротик с наживкой в виде червя или  пресного зернового теста.

Правда, не всегда такая ловля доставляла удовольствие. Бывало, что на средство ловли попадались не очень большие зеленые рыбы, которые еще не достигли огромных размеров. Приходилось расставаться со своим снадобьем и искать другую нить с таким же дротиком, так как по большей части они заглатывали наживку, а достать ее изнутри не было возможности.

Сам же процесс рыбной ловли осуществлялся большим количеством людей несколько раз за полный оборот луны.

Для этого были сплетены большие сети, которые перегораживали реку, а люди  использовались как загонщики, начиная идти издалека. Только раз допускалось ловить рыбу ночью в момент полной луны.

Для этого отбирались охотники из состава племени, и все осуществлялось под контролем  самого вождя.

Из рыбных костей делали муку, перетирая их большими камнями. Саму рыбу вялили на солнце и сохраняли под слоем листьев, оберегая при этом от муравьев с помощью того же древесного порошка.

Были у племени и своеобразные игры. Из воднорастущей травы они связывали большие шары и гоняли их по полю, усеянному травой.

Особенно это нравилось детям. Взрослые, как правило, занимались, или даже можно сказать, упражнялись метанием дротиков, метая их в какое-нибудь сооруженное чучело или бросая копья и пуская стрелы, стараясь, как можно точнее угодить в цель.

Были такие, что попадали в небольшой плод с расстояния двадцати-тридцати шагов. Но особенно отличался один человек из их племени. Он мог попасть рыбе в глаз с расстояния сорока шагов. Среди женщин были свои занятия.

В основном, они обучались разному шитью у своих матерей и более старших, разным рецептам по приготовлению пищи и мазей, а также всякому мастерству по изготовлению предметов для забав их детей.

Практически, второй выходной   чем-то был похож   на рабочий день, хотя бы в плане подготовки к нему, хотя, конечно же, предпочтение отдавалось отдыху, и каждый мог свободно оставить занятия и просто отдохнуть.

В рабочие дни существовала строгая трудовая обязанность. Люди занимались своим конкретным делом, и в целом, племя напоминало пчелиный рой, где каждый исполнял порученное ему вождем дело, или кем-то из его помощников, которые также избирались всем племенем по тому же принципу, что и сам вождь.

У всех были свои конкретные обязанности, и даже музыканты, время от времени, привлекались для каких-то работ.

 

В общем, трудились все, не исключая самого вождя и это, естественно, приносило пользу всем людям.

Но вот наступала пора смены вождя и к этому событию готовились всем племенем.

Сегодняшняя задержка с отдыхом и вечерний разбор рыбы как раз и был связан именно с этим.

Вдоволь наговорившись и обсудив свои юношеские проблемы, юнцы вскоре закончили свою работу и разошлись отдыхать, оставив часть добычи  здесь, под опекой назначающейся охраны.

Анамнехон также пошел отдыхать и вскоре уснул самым обыкновенным сном, ничуть не волнуясь и не переживая о предстоящем.

Тем временем, сам вождь еще долго не мог уснуть, все время думая о том, как провести очередную смену   верховной власти в племени, и как согласовать решения других вождей племен или глав родов.

Вдоволь поразмыслив об этом и устав после обычного рабочего дня, он все же вскоре отошел ко сну, предоставив возможность ночи самой разобраться с этими мыслями и возможно что-либо ему сообщить.

В племени воцарилась тишина. И только часовые, время от времени пересвистываясь, нарушали ее покой.

Только в нескольких местах еще горели небольшие огни, дающие понять любому приближающемуся о том, что эта территория занята и охраняема.

И надо было быть, действительно, осторожным, чтобы не попасть в какую-нибудь ловушку или хоть как-то нарушить покой спящего племени. Пересечение границы огней строго каралось и в большей части об этом знали все, кто обосновывался где-то неподалеку. Это была предосторожность от возникновения какой-либо эпидемии болезни и не нанесения вреда племени.

Так жили в то время не только они, а многие, которых также обучали антабиусы и определяли им их вид деятельности в целом составе племен.

Пока на земле был мир, царствовало спокойствие и дружелюбное отношение друг к другу.

Возможно, причиной этому послужила общая беда, а возможно, люди после долгих, трудных битв и гибели в сражениях, просто немного поумнели. Хотя   где-то далеко были и войны.

Об этом рассказывали очевидцы, проходящие через их земли одинокие люди. Их посылал в путь Большой Дух и заставлял оповещать всех о грозящих бедах.

Так люди приучались сами понимать, как нужно общаться между собой и как вести дела, не мешая друг другу.

Именно этим и объяснялось появление в их племени других представителей племен, желающих объединить усилия и создать единую дружную семью.

Время шло вперед и заставляло людей двигаться вместе с ним, хотя мало кто тогда знал, как творилось это самое время и почему оно, вообще, шло вперед, а не стояло на месте, подобно земле под ногами.

Но об этом предстояло только узнать многим, и Большой Дух готовил своего ученика времени для создания общего обучения племен и сохранения постоянного мира и дружелюбия на всей Земле.

Большой дух собирался наделить его особым умом и создать из него настоящего человека, способного победить любую нужду и устоять в любой борьбе.

Тот человек еще спал и имя ему было Анамнехон, и, конечно, он сам не ведал  и, естественно, даже не думал, что Большой Дух так вoт  наградит его и осчастливит общим повиновением людским.

Не думал и не мог подумать о том же и сам вождь, мирно отдыхающий в своем жилище, ничем не отличающемся от таких же других.

Его мысли были заняты текущими делами, а голова набита ними до отказа.

И Большой Дух, опускаясь откуда-то сверху в само племя, решил не нарушать их покой и оставить до дня   возведения в ранг его сына. А сейчас он прошелся по еще горячему песку и почему-то потрогал его руками.

– Да, – сказал тогда Большой Дух, – это земля ваша, но не моя, и царствовать вам на ней, а не мне. Что ж, дам людям волю и посмотрю, что получится с этого. Возможно, станет больше  им яснее что, где и как. А я пока сам осмотрюсь за это время и надо думать, примкну к другой 3емле, может меньше горячей, но способной дать постоянное жилье и  мне.

Дух ступил дальше и вскоре скрылся в ночной темноте. Далее вспыхнула небольшая искра, и что-то тихо вознеслось в небеса.

Никто не заметил его присутствия, никто даже подумать не мог, что Большой Дух может придти сам.

Часовые удивленно переглянулись, и один из них сказал другому:

– Наверное, это от костра. Только почему сюда занесло? Ветра  вроде бы нет. – А может это Вождь выпустил свой огонь в небеса? – ответил ему второй.

– Может, – согласился первый и их разговор прекратился.

Выглянула Луна и осветила всем лица. Где-то вдалеке, на ее свету, была видна какая-то темноватая точка. Но никто не придал этому значения, и вскоре в племени стало совсем  тихо.

Часовые разошлись по сторонам и продолжили свой ночной маршрут.

Подул небольшой ветерок, и земля немного освежила собою дневную усталость. Ей нужно было набраться сил, чтобы наутро дать нужные всходы и в очередной раз накормить людей.

– Слава Большому Духу, – хотелось сказать ей самой в ту минуту, но Земля не могла этого сделать.

У нее был свой голос: дрожащий и монотонно возрастающий до гула в ушах.

И пока он молчал, люди спали спокойно, благодаря свою землю за тишину, ее теплоту и доброту.

Это лучшее, что она могла предложить им в их же растущий день и для их же вечного блага.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru