Король башни

Сергей Савинов
Король башни

Глава 3. Изначальные

Бо

Закончив очередную беседу с Кариком о будущем, бог Обмана поспешил вернуться к библиотеке демиурга. Тут было столько древних книг, и, кажется, в одной из них он нащупал что-то интересное. Уже две недели мысли Бо занимали те две девочки, сестры убитой дочери Кота. Дочери, неважно, в каком поколении. Несмотря на все попытки залезть им в голову с помощью божественных сил или обычных слов, они ни в какую не хотели поддаваться на его уловки. Остальные-то поплыли почти сразу, а через три дня уже полностью были у него в руках, но эти… Ради них пришлось потратить почти две недели, а результатов все равно не было.

И вот Бо начал пытаться понять, в чем же дело. В себе он не сомневался, а вот в девочках как будто было что-то странное. Отголоски стихий, и это при том, что их точно лишили всех сил до последнего алтаря. Необычно. А вчера бог Обмана наткнулся на интересную историю о похожих богах, которая началась во времена самого Хашама. Того самого, которого так любили поминать в ругательствах жители внешних миров. Увы, история не была окончена, но сегодня Бо рассчитывал так или иначе добраться до того, что же было дальше.

Увы, ни одна из тысяч книг о том периоде больше ни о чем подобном не упоминала.

– Казар хашам! – бог Обмана выругался, вспоминая демиурга той эпохи, когда его палец зацепился за край страницы, и острая кромка древней бумаги оставила на его коже длинный тонкий порез.

Это навело бога Обмана на новую мысль. Он добавил побольше крови, а потом наполнил страницы того самого первого трактата стихией Жизни из специального кубка, одного из многих, что он специально выпросил у Карика на всякий случай. А уж в мире, что был создан и управлялся демиургами, подобный случай мог случиться когда угодно. Книга в руках Бо полыхнула, словно между ними установилась связь, но не до конца. Богу Обмана показалось, что древний трактат искал кого-то другого – но разве такое было возможно? Бо на всякий случай еще раз проверил движение стихий в воздухе, однако все было чисто.

Он решил запомнить этот момент и в случае чего-то похожего в следующий раз реагировать быстрее. Сейчас же Бо и так было чем заняться. После того, как он изменил книгу, словно повысив свой уровень допуска в ее глазах, в ней добавились новые главы о старых временах. И вот Бо вчитался в продолжение той истории, которая его так заинтересовала.

… Боги могут обретать свои стихии с помощью духов Кровавых полей или же тварей Вечных равнин, каждый из путей несет как свои плюсы, так и опасности. Но есть в этом правиле и исключение. Помимо великой троицы – демиурга, Старухи и Тени – еще можно выделить уникумов, тех, кто смог пробудить в себе стихии без чьей-либо чужой помощи. К сожалению, этот талант никак нельзя отследить, поэтому подобные боги, обретя стихию через алтарь, в итоге могут так никогда и не узнать, что способны на большее. Но те же, кого судьба заставит лишиться силы, смогут раскрыть в себе истинное предназначение. Изначальные стихии…

На этом записи даже в улучшенном кровью и Жизнью варианте книги обрывались. Бо недовольно поморщился, еще несколько раз попробовал повторить недавний ритуал, но ничего не менялось. В остальной части древней тайны ему, похоже, предстояло разбираться самому. Но он был не против, тем более что бог Обмана уже знал, за какую ниточку потянуть.

Те две девчонки, сестры Санни. Что, если те отголоски силы, которые он в них ощущал, были проявлением изначальных стихий? Конечно, такое оказалось бы уж слишком приятным сюрпризом, но не проверить эту версию Бо просто не мог.

– Бели, – он протянул руку к кубку Жизни и через него вызвал генерала стражников Карика. – Мне нужны те мелкие богини, что мы держим в минус двести третьей камере. Приведи их в покои демиурга.

Бо уже хотел отключаться, раздумывая, стоит ли посвящать своего новоявленного ученика в самые мелкие детали открывшихся перед ним тайн, но тут генерал Бели неожиданно ответил.

– Не получится.

Бо сразу напрягся.

– Кот. Как вы и предсказывали, он совершил набег на тюрьму и забрал с собой часть заключенных.

– Только девчонок? – Бо хотелось выругаться. Ну как же не вовремя его бывший ученик проявляет себя. Словно само мироздание создало его, чтобы портить всем жизнь.

– Только их. Что делать с остальными? Они просят вызвать вас, хотят принести личные клятвы…

Бо задумался. Раньше он собирался использовать бывших товарищей Кота в большой игре. И тот, оставляя их в тюрьме, явно понял это и приготовился к следующему раунду. Вот только в свете новой информации на это уже просто не было времени.

– Не интересно, – наконец, бог Обмана ответил главе стражников.

– Оставим в тюрьме? – спросил тот. – Тут, конечно, как решит Карик, но жалко тратить подобные древние камеры на такую мелочь.

– И не надо, – Бо просто отмахнулся. – Кот от них отказался, мне они тоже не нужны. Можешь выкинуть их просто куда-нибудь во внешний город. И, ясное дело, никаких алтарей возвращать им не надо.

Бог обмана был доволен своим решением. Теперь, когда они встретятся с Котом в следующий раз – а они обязательно встретятся – он сможет нанести ему еще один удар. Повесить на него еще несколько смертей. Тех, кого он, бог Обмана, отпустил и кто, увы, не имел ни малейшего шанса выжить в трущобах внешнего города. Тех, кого Кот бросил и не спас.

Бо понимал, что его ученик крепок духом, и подобными мелочами его будет не взять. Но это если наносить удары по одному… А если ударов будет много? Разной силы, десятки и сотни. Да, тогда даже Кот может сломаться! И он, бог Обмана, учитель нового героя, спасителя мира, планировал, что именно так все и будет.

Кот

За этот месяц мне пришлось очень многому научиться. Освоить Шаги, подготовиться к сражениям со всеми, кто мог попасться мне на пути, и, главное, продумать, что делать дальше. По крайней мере в важных для меня местах – когда бы я там ни оказался. И Кровавые равнины клана Ворона точно были одним из тех самых мест, где я все распланировал в самых мельчайших деталях. Правда, кто бы знал, что я смогу попасть сюда на долгое время да так быстро.

– Приготовьтесь выдвигаться!

Пока мы болтали с Самайном, я создал пять умертвий из лежащих под зеленой травой костей. Первое предположение, что скелетов тут будет достаточно, сработало на все сто. Второе заключалось в том, что найденные мной во внешних мирах карты полей не будут врать. Хотя бы часть из них. Так я нашел расположение трех соседних к воронам башен Смерти. По двум из них были разные координаты, но я наделся, что хоть одно направление из пяти, по которым сейчас бежали мои маленькие кадавры, приведет к цели.

– Что это? – Самайн проводил взглядом мои творения.

– Самоходные бомбы, – я не стал делать тайны из своей тактики. – В каждой находится кубок, наполненный чистым Злом. Если вы не знаете, то Кровавые поля не очень хорошо реагируют на подобные типы энергии. Все начинает плыть, разрушаться…

Я невольно вспомнил, как во время сражения со Старухой мы оказались посреди болота из бурой гнили.

– Отвлекающий маневр – это хорошо, – кивнул Самайн, уже окончательно смирившийся с тем, что до башни Жизни мы доберемся только когда закончим со всем здесь.

Я выждал еще семь минут, ровно столько, чтобы мои кадавры убежали подальше и смогли бы добраться до своих башен раньше нас. Но недостаточно, чтобы к нам успел нагрянуть комитет по встрече и узнать, кто же именно сюда заглянул. Кстати, кажется, Самайн тоже обратил внимание на безучастность духов, сделал выводы и, найдя меня взглядом, еле заметно кивнул. Опять благодарит за урок, но хотя бы он начал делать это без лишних ритуалов.

– Выступаем, – я перешел на бег. Просто ноги и сила мышц, без телепортов, полета и изнанки. Не стоит привлекать к себе внимание техниками, которые могли бы напомнить местным обо мне раньше времени.

Мы неспешно бежали в сторону все больше и больше разрастающейся перед нами башни воронов. Когда до нее осталось меньше километра я, наконец, смог разглядеть ее во всей красе. Огромные камни – ими она напоминала место силы Старухи – и странная черная плесень, раскинувшаяся в стороны, словно крылья ворона, и обвивающая нижние этажи. Оттуда как раз донесся чей-то дикий вопль, и стало понятно, что это сравнение родилось не случайно. Пятно черной плесени в форме ворона действительно кого-то сдерживало. И я даже догадываюсь кого.

– Кто слышал о том, что духи селят у себя внизу башни своих безумных собратьев? – спросил я на бегу.

– В башни духов никто давно не рисковал забираться, при прошлых демиургах это и вовсе было под запретом. Что-то связанное с равновесием, но я не слушал те лекции, – ответил Самайн. – Зачем мне знать то, в чем нет силы?

– А я слышала, – неожиданно сказала Дайя. Девочки пока уверенно бежали рядом, снова погружаясь в силу смерти своих новых алтарей. – Когда Бо ходил нас допрашивать, один раз его встретил Карик. Они думали, что из-за дверей их не будет слышно, но, пока у меня была стихия Крови, я успела развить это тело достаточно, чтобы и без использования алтарей справиться с такой мелочью.

– Ого, неплохо, – я оценил находчивость девочки. Нет, девочек – судя по виду Шелли, она тоже в курсе. Внутри тут же появилось ощущение, что подобное поведение было бы неплохо закрепить: если не для самих сестер Санни, то для меня. Чем чаще они будут проявлять подобную полезную самостоятельность, тем лучше. – Ловите.

И я кинул каждой из них еще по одному сердцу. Я все равно могу использовать только семь из них, а остальным тогда чего лежать мертвым грузом.

– Так что вы слышали? – Самайн проводил взглядом брошенный мной кусочек силы Смерти и невольно сглотнул. Кажется, кое у кого проблемы со сдержанностью.

– Они обсуждали, что месяц назад в финале турнира пришло слишком мало безумных духов. Они рассчитывали на весь клан, а были только лейтенанты и генерал. А потом Бо предположил, что их кто-то украл, – затараторила Дайя. – Раньше это казалось не важно, но сейчас, когда ты сказал про безумных духов, которых использует Смерть, я сразу подумала про тех пропавших.

 

Я тоже оценил идею. Разумные кланы угоняют тех, кто не смог сохранить разум. По крайней мере тех, кто оказался им по зубам. А ведь это многое объясняет… И план Карика с Бо начинает смотреться по-другому: если бы тогда против меня вышла такая толпа – и лидеры клана Жизни, и обычные бойцы – я мог бы и не выстоять. А еще поведение королей духов – раньше я все никак не мог понять, почему они так пассивны, почему ничего не делают, чтобы изменить ситуацию в свою пользу. Неужели они настолько слабы или глупы? Но, как оказалось, нет. И теперь я понимаю их план.

В принципе, довольно элегантно. Собрать побольше диких духов, которые помогут прикрыть башни в случае атаки, но главное… Главное, их можно будет спокойно пускать в бой и в расход без опасения потерять контроль над частью своего собственного клана. Тот же генерал воронов Горн, который прилетел сражаться со Старухой только в самый последний момент – ясное дело, что тому не хотелось ставить на кон свою жизнь и свободу. Но если бы он мог отправить на бой своего безумного собрата, а лучше сразу несколько… Несколько десятков! Тогда можно было бы захватить контроль над множеством подставившихся богов, а то и кем покруче. По крайней мере, в первые часы, когда подобного просто никто не будет ждать.

Я раздумывал над тем, как можно было бы использовать эту информацию, когда откуда-то с верхних этажей башни раздался трубный рев. Кажется, нас заметили. Немного не вовремя, я ожидал, что стихия Жизни Самайна, которой тот невольно прикрывал наш отряд, будет еще немного отвлекать от нас внимание, пока… В этот момент земля у нас под ногами дрогнула. Кажется, как минимум один из моих кадавров добрался до цели и успел выделить достаточно Зла, чтобы попавшей под раздачу башне пришлось несладко.

В этот момент земля дрогнула снова – во много крат сильнее, чем в прошлый раз. И только я успел подумать, что координаты аж двух башен из пяти оказались верными, как раздался треск. В той стороне, куда убежал удачливый кадавр, неожиданно появилась огромная трещина, которая все разрасталась и разрасталась, превращаясь в настоящее ущелье. У меня даже мелькнула мысль, не переборщил ли я с отвлекающими маневрами, но какой в ней был смысл.

– Вперед! – я позвал свой небольшой отряд продолжать движение, потому что они все тоже не удержались и повернулись в сторону устроенных мной разрушений.

А потом ко мне. И во всех трех парах глаз плескался какой-то священный ужас.

– Кот, только скажи честно, – выпалил Самайн, – ты задумал уничтожить Кровавые поля и лишить всех богов силы?

– Пока у меня нет такой цели, – я пожал плечами. В конце концов, в сегодняшнем происшествии виноват не только я. Те же духи явно расслабились и совершенно перестали опасаться возможных атак со стороны обладателей стихий Вечных равнин. – Впрочем, если будет нужно, я запомню сегодняшний день.

И я продолжил бег, а рев на башне ворона, возвещающий о нашем появлении, уже затих. Действительно, кому какое дело до появления маленького отряда чужаков другой стихии – пусть редкого, но ни капли ни страшного – когда рядом творится такое.

– А мне нравится с тобой работать, – выдал Самайн. – Подобное чувство, когда ощущаешь, будто попал в поток, где все продумано и учтено, было разве что на миссиях, куда я ходил с Атоном. Может быть, и правы те, кто называют тебя Избранным.

– Я называю себя Избранным и я точно прав, – мы как раз добежали до каменной стены башни. Сплошной, без единой двери и окон, впрочем, нас подобные мелочи точно не остановят.

Как говорили жители древней Спарты: мечи воинов являются ее настоящими стенами. А все остальное уже глупости, которые нужны только толстым торгашам. И пусть Лакедемон в итоге пал, но сейчас мне действительно могли бы помешать только обычные воины-вороны. Разумные, способные позвать подмогу или просто сделать что-то выходящее за рамки в любой самый неудачный момент. А камни… Как бы крепки они ни были, рано или поздно они всегда падут.

– Девочки, я могу попросить вас? – я посмотрел на Шелли и Дайю, а потом послал им мысленный образ, что именно нужно сделать.

Те спокойно кивнули, а потом четыре маленькие ладошки опустились на стену башни, и по ее черной матовой поверхности побежали исходящие от них волны. Резонанс Смерти. Это как обстучать даже маленьким молотком кирпич, чтобы потом разломить его на части голыми руками. Кто-то не знает об этом маленьком фокусе, кто-то же с его помощью может притвориться великим мастером, способным крушить камни, а я… Я решил попробовать использовать эту простую хитрость для того, чтобы попасть в башню воронов.

– Достаточно, – Шелли и Дайя сразу же прыснули в сторону, едва услышав мой голос.

И в тот же миг мы с Самайном ударили по каменной кладке. Долгое мгновение казалось, что древние кирпичи смогут выдержать наш натиск, но нет. Сотни маленьких вибраций нарушили их плотность, и в итоге мы просто вбили несколько тонн гранита, или из чего тут все сделано, в огромный холл первого этажа. Двум десяткам безумных духов Жизни неслабо досталось от этого цунами, и мы, воспользовавшись их замешательством, поспешили проскользнуть внутрь башни.

Что ж, как минимум теперь нас никто не сможет заметить, просто выглянув в окно. Осталась сущая мелочь – поколотить эту светлую банду, узнать, где здесь тюрьма, а еще… Тут мои мысли оборвало тихое покашливание, и я увидел, как из теней у дальней стены выходит парочка старых знакомых.

– Удивительно, Лаура оказалась права, когда заявила, что весь этот шум-гам просто для отвлечения внимания, – Коракс, старший воин левого крыла клана ворона, один из помощников моего лейтенанта, Кери-Дона, уверенно встал за спинами своих светлых собратьев и скрестил руки на груди.

Его спутница с высоким клювом и плавными аристократическими манерами молча расположилась рядом. Лаура. Явный второй номер и при этом смогла так легко меня просчитать… Мне совсем не понравилась эта мысль, когда неожиданно пришло осознание. Она «вторая» не только для Коракса, но и для другого черного ворона.

– Значит, вы не предали Кери-Дона, и он предупредил вас, что я могу прийти, – я задумчиво смотрел на эту пару, упомянув того единственного, кто вполне мог бы предсказать, что я его не брошу, и прикидывая, могут ли они мне пригодиться. Вернее, точно могут! Но будет ли это стоить тех неприятностей, что неизбежно придут за компанию?

– Он говорил, что ты догадаешься, – ответила Лаура.

– Что ж, – сказал я, – тогда не будем терять время. Веди меня к нему.

– Нет, – девушка-ворон резко покачала головой. – Ты еще не мой командир, а Кери-Дон отдал другой приказ.

Она больше ничего не сказала, но я и так все понял. Еще во время нашей прошлой встречи мой лейтенант намекнул о прохождении испытания башни для того, чтобы обрести настоящий контроль над ее силой. Я изучил все, что было доступно в мирах демиурга по этой теме, вот только создавалось ощущение, будто кто-то словно специально все подчистил.

Подчистил и не хотел, чтобы кто-то из богов снова прошел этот путь. А Кери-Дон, наоборот, был готов поставить на кон свою свободу, чтобы я хотя бы всего лишь попытался.

Глава 4. Испытание духов

– И? – я склонил голову набок. Судя по тому, что даже безумные вороны Жизни замерли, что-то интересное ожидало меня прямо здесь и сейчас. – Вы же подготовили испытание, я правильно понимаю? Так чего мы ждем?

Я бросил тяжелый взгляд на Коракса. Именно этот ворон в тот раз сказал, что мне нужно пройти своего рода экзамен, а потом добиться того, чтобы башня признала меня.

– Мы не ожидали, что ты придешь так быстро, да еще и заставишь всех старших убежать к соседям, – заговорила Лаура. – Но мы готовы!

Она резко тряхнула головой. Очень решительно, как будто именно ей предстояло сделать что-то важное. Интересно.

– Испытание состоит из двух этапов, – Коракс, словно дождавшись подтверждения от своей спутницы, сразу подхватил. – Первый – «Цена врага», когда среди толпы нападающих на тебя воинов тебе нужно будет вычислить того, кто на самом деле хочет тебя убить. Второй – «Цена друга». Здесь уже, наоборот, нужно будет защитить указанного смертного от проявлений силы башни.

– Значит, все эти вороны Жизни, да и вы двое – это часть первого испытания, – я по-новому взглянул на парочку помощников Кери-Дона и отобранных ими безумных духов.

– Да, сто тридцать один враг, как и положено по традиции, – Коракс отступил на шаг назад, призвал черные, как смоль, крылья и резко ими хлопнул.

В тот же миг в потолке открылись тайные лазы, через которые вниз посыпались новые противники. Пара секунд, и их число оказалось доведено до такого важного для духов набора цифр. Один, три, один…

– Да начнется испытание «Цена врага»! Докажи свое право повелевать левым крылом ворона! – Коракс снова хлопнул крыльями, безумные духи тут же взревели и двинулись в мою сторону. Впрочем, пока не спеша сокращать дистанцию, а словно примериваясь к первому удару.

– Но помни! – немного писклявым от волнения голосом поспешила добавить Лаура. – Настоящий враг только один. Найди его и порази первым же ударом!

Я кивнул в ответ, показывая, что принял условия. Пусть именно так они и думают…

– Нам отойти назад, чтобы не мешать? – к моему плечу тихо наклонился Самайн. – Кстати, никогда не знал о таком способе увеличить свою силу. Спасибо за новый урок.

– Мы тебя не бросим… – поспешили вклиниться в разговор Шелли и Дайя, но я поднял руку, обрывая их всех.

– Не надо отходить и не надо бросать. Лучше вы обе, – я указал на сестер, – прикройте меня от атак. А ты, – палец уперся в Самайна, – убей для меня вон того безумного…

Я указал на крупного вороно-пантера, который, судя по всему, был одним из старших бойцов среди светлых духов. По уровню силы что-то вроде тех же Коракса или Лауры. К слову о них. Как только я разрешил своим спутникам вмешаться в испытание, их глаза тут же увеличились до размеров чайных блюдец. И если бы я не знал, что их клан носит гордое имя воронов, то сейчас бы легко мог принять эту парочку за сов.

– Так нельзя! – возмущенно выпалила Лаура, когда Шелли выставила на пути духов стену из стихии Смерти, а Дайя добавила ей острых шипов, чтобы безумным созданиям Жизни было не так просто сквозь нее пробиться. – Ты сам должен сражаться! Иначе какое же это испытание!

Самайн, который успел за это время создать меч, вытянув из воздуха, стен и песка тонкие струйки металла, напитанные стихией Жизни, замер. Кажется, мой самозаявленный ученик не хотел лишать меня возможности получить главный приз. Похвально, но излишне.

– Знаете, что я думаю? – воспользовавшись тем, что сестры сдерживали все еще не особо старающихся безумных духов, я решил выговориться и отследить реакцию на свои слова. – Обычно ведь подобные испытания проводятся лично королем?

– Да, – кивнул Коракс, еще не понимая, к чему я веду.

– А тот, кто должен доказать свой титул, стоит жалкий перед всей мощью клана, не смея сказать или сделать ничего лишнего? – продолжил я.

– Да, участники следуют правилам, но не из-за страха. Это просто единственный возможный способ… – попыталась возразить Лаура, но я оборвал девушку-ворона.

– Тогда почему, когда мои помощницы вступили в бой, испытание не прекратилось? Ведь не прекратилось же? – я поймал ее взгляд и через пару мгновений добился кивка.

Как и ожидалось. Я не раз сталкивался со стихиями и уже привык, что те редко ограждают себя условностями. А вот люди или духи – эти как раз жить без подобного не могут. А раз так, то ломать подобные правила совсем не страшно. Наоборот – можно и лучшего результата добиться, и силы зря не тратить. И это не считая того, что я сейчас нарабатывал правильные рефлексы для своих союзников, чтобы те у них прямо на подкорке прописались. Подчиняться мне правильно и выгодно, даже если все вокруг твердят о другом.

– Самайн, бей! – приказал я, и на этот раз ученик Атона не медлил ни мгновения.

Его напряженные мышцы разжались, тело взлетело в воздух на сотню метров, благо потолок башни позволял – и это без какого-либо использования стихий. А потом тощий бог рухнул на указанного мной ворона, разрубая его на две ровные половинки своим светящимся от количества вложенной энергии мечом. Кажется, только в этот момент я до конца понял, что именно имел в виду ученик Атона, говоря, что обрел Силу. Потому что он обрел именно ее, с большой буквы «С». Никаких хитростей, никаких обманных маневров – только скорость и мощь всех алтарей, вложенных в один-единственный неотразимый удар. Моя полная противоположность…

– Кхм… – Коракс хотел было что-то сказать, но после увиденного подавился всеми своими возражениями.

 

Лаура же решила не ограничиваться словами и дернулась вперед, но просто не успела среагировать на мощь и скорость ученика бывшего демиурга.

– Испытание продолжается? – я иронично поднял бровь.

– Продолжается, – выдохнула девушка-ворон, кажется, сама до конца не понимая, почему башня не покарала новоявленного главу левого крыла за наглость.

Я же пытался оценить реакцию всех моих противников на недавние маневры. Все же если сестер и Самайна я мог использовать сколько угодно, то вот мой личный удар все же, думаю, должен быть только один. Вот это уже выглядело справедливо. Но кто же тут настоящий враг? Старший безумный дух, один из его безымянных помощников? Не думаю – не зря же я внимательно отслеживал эмоции ворона Жизни в момент смерти. Его щиты пали еще в тот миг, когда меч Самайна только коснулся его макушки, и этого мига хватило, чтобы я успел считать большую часть того, что царило в его голове. Пустоту, ненависть и жесткий поводок связи с башней, который, судя по всему, и заставлял созданий Жизни выполнять приказы созданий Смерти.

Итого: если все безумные тут по принуждению, никто из них по умолчанию не может быть настоящим врагом. Только вынужденным. И тогда остаются только Коракс и Лаура. И это чертовски логично. Учитывая, сколько Кери-Дон сделал, чтобы я ввязался в это испытание, он явно хотел, чтобы я победил. И тогда полагаться на случайность с «врагом» было бы глупо. Лично я бы на его месте включил в игру того, кого мог бы контролировать. Коракс? Не думаю. Он ничем не выдавал себя – это раз, и он слишком похож на лейтенанта, возможно, родня, которой будут жертвовать в последнюю очередь – это два.

Остается Лаура. И тогда ее фраза о готовности в самом начале, попытки привлечь мое внимание, ярость от того, что я собрался испортить испытание, ради которого она решилась пожертвовать своей жизнью – да, все окончательно становится на свои места… Я посмотрел на девушку-ворона и улыбнулся. Она побледнела, сжала клюв, но осталась стоять на месте, готовая встретить свою судьбу. Повезло ей, что я предпочитаю не играть по чужим правилам. А то оговоренные призы обычно весьма ограничены, а мне хотелось большего.

– Надо поговорить! Выходи! – я отвернулся от Лауры, задрал голову и закричал в пустоту.

– С кем ты говоришь? – удивился Коракс. – Тут больше никого нет. Остальные крылья живут выше и они нас точно не услышат. Да и зачем тебе те, кто могут нарушить испытание?

– Мне нужны не те, кто его могут нарушить. Мне нужен тот, кто его проводит, – ответил я.

– Я провожу его! Что ты имеешь в виду? – нахмурился ворон.

– Не ты, – я покачал головой. – Ты всего лишь конферансье этого цирка, а мне нужен его хозяин.

– Нет никакого хозяина! – Коракс побледнел вслед за своей напарницей. То ли от того, что его ни во что не ставят, то ли…

– Правила не берутся из воздуха, я не вижу участия мироздания в происходящем, – я напомнил о том, что не увидел тут ни одного системного сообщения. – А значит, организатор – это кто-то уровнем пониже. Раньше я допускал, что это может быть король воронов, но сейчас я начинаю думать, что все немного сложнее… Знаете, в свое время мне довелось столкнуться с такой вещью, как самосознание у стихий. Неприятное проявление, которое не раз пыталось меня убить и обмануть. И что-то мне подсказывает, что, учитывая количество силы, которую пропускают через башни, они тоже могли пойти этим путем.

Я начал подозревать что-то подобное еще в тот момент, когда узнал о том, что темные привязали к себе светлых сородичей. Когда же удар Самайна показал наличие связи безумных духов с башней, это стало очевидно. И вот теперь я попытался вывести местного хозяина на разговор, но тот пока молчал. Ничего, у меня есть аргументы и посерьезнее.

– А если я разрушу твое место силы?

Я призвал стихию Зла и начал собирать ее вокруг руки, как бы намекая, что готов устроить диверсию прямо тут, в сердце башни воронов.

– Что ты творишь? – зашипела Лаура. – Если ты пустишь сюда силу Вечных равнин, то об испытании можно будет забыть!

– После такого тебя никогда не простят, – Коракс пытался сохранить невозмутимый вид. – Ты станешь чужим для воронов. Навсегда! А моего брата казнят!

Что ж, кажется, я не ошибся насчет этих двоих. Теперь бы хотелось, чтобы и с остальным мне так же повезло. Если честно, не хочется доводить до крайностей, но я не из тех, кто озвучивает угрозы, когда не готов привести их в исполнение.

– Пусть будет так, – я медленно кивнул, а потом запустил собранную на ладони стихию.

Лаура бросилась наперерез, собираясь принять удар на себя. Но я учитывал, что в ее голове сидит мысль о самопожертвовании, и направил удар прямо в противоположную сторону. Теперь не успеет. Коракс заревел и попробовал сбить мою атаку своей – это было уже разумнее. Но и это я учел. Самайн, следуя моему приказу через наушник Смерти, заранее прыгнул навстречу удару духа. Еще, по идее, тут должна быть какая-то общая система защиты от короля воронов, вот только, чтобы провести испытание, эти двое ее отключили… И между мной и стеной башни больше ничего не было.

Я ждал удара или же проявления хозяина этого места. И вот брошенный мной сгусток Зла уже начал сплющиваться от касания порождения мира духов, когда в самый последний момент в этой точке появилась призрачная рука. Она сжала мою стихию, превратив в безжизненную черную жижу, а потом с легким омерзением стряхнула с пальцев.

– Что это?.. – тихо выдохнули Коракс и Лаура.

– Красивое… – Шелли дернула за руки Дайю и отошла ко мне спину. На всякий случай.

И я был согласен с девочками. Появившееся существо действительно приняло облик красивой молодой женщины. Стройное тело, прикрытое воздушной пеленой из Смерти, каштановые волосы, белая кожа, покрытая черными татуировками, и бесконечное изящество в каждом движении, в каждой черте надменного, но в то же время неожиданно живого лица. Если бы еще не горбинка на носу… Хотя я понял, что без нее очарование этого совершенного творения Смерти было бы неполным.

– Знаешь, – существо молчало, и я заговорил первый, – если бы я не знал, кто в этом мире кем является, то сказал бы, что тебе должность настоящей Смерти подходит гораздо больше, чем Старухе.

Я использовал страх, лесть, шутку. Надо было понять, на что готово и как будет реагировать это создание, и вроде бы я смог зацепить за живое свою пока еще молчаливую собеседницу. В глазах хозяйки башни – да, я ошибся, называя ее в мужском роде – вспыхнул огонь, а потом она повернулась ко мне.

– Значит, вот ты какой, тот, кто называет себя Избранным, – она осмотрела меня с головы до ног, и я на всякий случай усилил свои ментальные щиты до максимально доступного мне четвертого шага. – Что ж, ты звал меня, и я пришла. Но теперь тебе придется хорошенько потрудиться, чтобы сохранить себе жизнь.

– Она очень сильна, – тихо шепнул Самайн, как будто я и сам этого не видел. Все-таки не зря башни духов стоят на границе мира богов и Кровавых полей, через них каждое мгновение проходят тонны энергии… Ну, или проходили, пока Старуха не ввела свой бойкот последователей Смерти. Но даже так существо, рожденное в подобной точке силы, просто не могло быть слабым.

– Меня тут пригласили на твое испытание, – начал я. – Кстати, не подскажешь, как к тебе лучше обращаться? Хозяйка? Тварь башни? Миссис Ворон?

Я перегибал палку, потому что мне только что посмели угрожать смертью, и подобное нельзя было спускать с рук. Иначе о разумном продолжении нашего разговора можно было бы сразу забыть.

– Не забывай свое место! – создание башни начало наполняться тьмой, а вся комната погрузилась в такой густой сумрак, что безумные духи воронов Жизни закричали от боли. Да, противоположная им по сути стихия, да еще такой мощи, неудивительно, что их так корежит.

– Кот. Когда захочешь меня убить, можешь называть по имени, – я смотрел прямо в глаза созданию башни. Тьма… Как будто меня это может испугать. Меня-то, который и сам не раз вел в бой легионы под этим знаменем. Или встречал конец мироздания под стенами своей собственной башни.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru