Король башни

Сергей Савинов
Король башни

– Кот, спаси нас!

– Карик засунул нас сюда просто так!

– Мы ничего не делали!

Я усмехнулся – если верить всем, кто сейчас кричал, то виноватых тут изначально и не было. Вот только пока я копался в голове первого стражника, добывая его сердце Жизни, успел считать пару дел. Вот тот тощий сопляк с добрыми глазами – серийник, вырезал целый дом во внешнем городе, чтобы отметить получение двадцать четвертого алтаря. Как оказалось, это повод для местного неофициального праздника – называется «почти стражник». Или вон тот лысый бугай – как оказалось, сектант. С друзьями подлавливал одиноких богов побогаче в среднем городе и грабил. Всем говорил, что хотел выслужиться и открыть в себе силу Смерти. Но мой стражник считал, что все эти героические истории – просто оправдания банальной глупости и желания получить все и сразу. Впрочем, одно другое совсем не исключает.

Я отмахнулся от всех просьб, сделал третий Шаг Обмана, чтобы скрыться с чужих глаз, и двинулся дальше. Что характерно, один их пленников не потерял меня из виду. Я на всякий случай запомнил его: человек, судя по одежде, стражник, а судя по тому, что сидит тут – бывший. И, самое главное, он молчал.

«Почему не просишь помочь тебе?» – я почти дошел до спуска на нужный мне второй подземный этаж, когда не удержался и все-таки послал ему в голову этот вопрос.

«Вспомнил, как ты говорил однажды своим помощникам на турнире. Не просите никогда и ничего у тех, кто сильнее вас. Вот я и подумал, что ты сильнее, так что просить глупо. А так, если я покажусь интересным, ты и сам одаришь меня всем, что нужно».

«Наглый, – я оценил, как мне вернули фразу Воланда. – Как зовут?»

«Самайн Геени», – ответил человек.

И я вспомнил это имя. Оно стояло выше моего во время отборочных к турниру Карика. Первый ученик Атона, бывший ученик. Он хорошо показал себя в сражении с созданием Жизни, но потом о нем ничего не было слышно. Я, если честно, решил, что он просто бездарно погиб, а тут все явно оказалось гораздо хитрее.

«Я не видел тебя на турнире. Почему?» – я ждал ответа и проверял плавающие на поверхности мысли бога. Если он соврет, я, может быть, не увижу детали, но точно это пойму.

«Узнал, что готовится ловушка, поэтому решил не рисковать и отправил двойника, – быстро ответил Самайн. – Тот погиб в первые же полчаса, так что обо мне быстро забыли…»

«А ты наблюдал за турниром со стороны, – вот и нашелся ответ на вопрос, как участник турнира мог слышать мои разговоры во время трансляции. – А как в тюрьму попал?»

«Спрятался, – бывший ученик демиурга выглядел абсолютно спокойно. – Как только до меня дошли слухи, что новый советник Карика решил пригласить меня в гости, так и устроился сюда. Тут хорошая изоляция, сложно найти, вот и решил пересидеть годик-другой».

«А тут я…» – в голове крутились мысли о том, что же делать с этим учеником.

И ведь эта встреча столько всего за собой тянет. Для начала главный минус. Если я возьму Самайна с собой, надо будет учитывать его мощь – пусть я и освоил четвертый Шаг духов, этот бог тоже неплох и как ученик демиурга мог освоить что-то совсем уж неприятное. Сюда же – нельзя быть уверенным, что его мне не подбросили, особенно учитывая, что мое появление здесь вполне можно было просчитать. Теперь плюсы. Основной – у сильного ученика Атона, а Самайн, как я уже решил, действительно сильный, должны быть в подчинении высокопоставленные духи Жизни. Если вытащить его сердце с одним таким, то можно будет покорить и заставить служить себе полноценный клан этой стихии…

Хорошая перспектива, но тем меньше хочется верить в случайности.

Самайн Геени, первый ученик Атона

Не все умеют видеть связи людей, а я вижу! У меня есть двести алтарей, один собранный клан Жизни и один в процессе, и я не трачу свой потенциал зря. Именно поэтому я смог заметить то, что пропустил Карик, который до сих пор считает главным проявлением мощи демиурга голую силу. Кот – тот, кто набил ложному Избранному морду перед воротами внутреннего замка – был связан со своими последователями узами судьбы. И поэтому я отправился сюда, в тюрьму Карика, чтобы дождаться его. Пара внушений тем, у кого были алтари клана Дикой собаки – и никто даже не задал вопросов, когда я пришел и занял свое место.

А потом, как я и рассчитывал, появился Кот. Все-таки умение брать след Жизни, видеть узы – это не просто мой талант, это моя путеводная звезда, которая уже не раз меня выручала. Начало разговора прошло, как по нотам, Кот заинтересовался, и я уже поверил, что так все будет и дальше, как вдруг голову разорвало дикой болью.

«Никто не говорил, что он еще и такой сильный менталист», – мелькнуло в мыслях, когда сознание начало уплывать от навалившихся на нервные окончания страданий.

«Сюрприз», – ответил Кот.

«Подожди…»

«Не вижу смысла…»

«Подожди, я подстраховался, – кажется, часть карт придется открывать сразу. Впрочем, чего и следовало ожидать с таким серьезным противником. – Если меня убить, все мои алтари перейдут Карику. Ты не сможешь отследить мои возрождения и заполучить себе даже самую малость».

«Чего ты хотел?» – давление немного ослабло, похоже, Кот признал мой аргумент. И, кажется, его действительно интересуют алтари демиурга. Значит, мы точно сможем договориться.

«Я прошу твоей помощи! – выпалил я свой план. – Я открою тебе проход к моей башне Жизни, и на твоем четвертом Шаге ты сможешь туда попасть…»

«И зачем мне так рисковать?» – в голосе Кота появились вкрадчивые нотки.

«Ты поможешь мне достать сердце еще одного лейтенанта Дикой собаки, а я помогу тебе собрать свой клан Жизни!»

Я замолчал, ожидая реакции на свои слова. Не думал, что придется так просто и прямо все выкладывать, но, кажется, с Котом, как когда-то с учителем, не стоит шутить. Однако оно того точно стоит… Если получится, то смертовы Короли больше не смогут ставить мне условия, я сам получу все, что нужно. Сначала второго лейтенанта, затем третьего, а потом, когда большая часть клана будет у меня в кулаке, подомну и Короля. Впервые со времен самого Кашама!

Глава 2. Закладки

Кот

Знакомство с учеником Атона открывало интересные возможности.

– Я могу отправить тебя в Кровавые поля хоть сейчас, – стоило нам договориться, как Самайн сразу вернул себе былую уверенность.

Считает меня полезным инструментом? Пусть.

– Я пришел сюда не просто так, – я напомнил, что не все вертится вокруг молодого бога. Тот как раз избавился от одежды стражника, которая явно претила его самомнению, и я смог рассмотреть во всей красе его тощее, щуплое тело. В нарастающей вокруг него кожаной броне.

– Это доспех демиурга, он формируется из частиц моей кожи – лучший способ защиты для обладателей стихии Жизни. Жаль, не все могут дорасти до подобного уровня, – Самайн заметил мой взгляд. – Что же касается твоего плана: если ты рассчитываешь вернуть друзей, то учти – к ним почти две недели ходил Бо, тот самый новый советник Карика. А потом перестал.

– Хочешь сказать, что бы он ни пытался им внушить, в любом случае добился успеха? – я не стал даже тратить время на эту мысль. Как будто был хоть малейший шанс, что Бо упустит возможность залезть в головы моим старым союзникам.

– Да, – Самайн немногословно пожал плечами.

– Ну вот, ты же сам видишь, что через моих друзей на меня попытаются воздействовать. Так разве, думаешь, мне не интересно, чего от меня хотели бы добиться демиург и его шайка? – кажется, я на самом деле заставил Самайна задуматься.

То ли этот парень не так умен, как я решил, увидев его здесь, то ли он хорошо притворяется. Но то, как он изобразил восхищение моими словами, выглядело довольно искренне. Впрочем, очень быстро он увидел и слабости такого подхода.

– А если они знали, что ты будешь пытаться это узнать, и специально пытались отправить тебя по ложному следу? – задумался Самайн.

– И такое может быть, – я кивнул. – Поэтому я буду учитывать и этот вариант, и даже тот, где Бо с Кариком играли на два-три-четыре уровня глубже. В таком деле, главное, не принимать ничего на веру, а собирать информацию из самых разных источников и пытаться понять, что за ней стоит. Можешь не верить, но знать ложь о том, что тебя интересует, гораздо лучше, чем не знать ничего.

– Я понял. Зная, кто и о чем именно тебе врет, можно хотя бы предположить, что творится на самом деле, – Самайн наморщил лоб, а потом резко кивнул. – Спасибо за урок, учитель.

– Учитель? – мы разговаривали уже на ходу, но я чуть не сбился с шага. Все-таки этот парень странный.

– Вы что-то мне объясняете, я готов вас слушать – значит, все просто, вы – учитель, я – ученик, – Самайн снова поморщил лоб. – При этом, вы хоть и говорите странные вещи, но делаете это гораздо понятнее, чем те наставники, с которыми я занимался раньше. Еще при Атоне. Те чаще просто пытались надо мной смеяться, особенно пока я не открыл свою силу.

Парень сжал кулаки, и я взглянул на него по-новому. Похоже, он действительно не хитрец, за кого я принял его изначально, а воин. Простой, но по-настоящему талантливый. И этого таланта хватило, чтобы обойти тех, кто пытался его обмануть. Все же некоторые думают, что воины глупы – о, это совсем не так. Вместе с любой силой всегда идут в комплекте животные инстинкты. Как, например, у волка, который умеет не только грызть добычу, но и загонять ее.

В этот момент мы дошли до нужных мне камер второго подземного этажа, и я, призвав немного силы Смерти и Духа, снес усиленные Жизнью петли. Как будто десять лет ржавчины пробежались по ним за мгновение, и стальные плиты, которые выдержали бы осаду целой армии обычных богов, рухнули на каменный пол. В небольшой камере, примерно десять на десять метров, оказалось шесть каменных кругов, на которых и сидели пленники. Больше тут ничего не было.

Изощренный минимализм какого-то демиурга прошлого, придумавшего это место. Если первый подземный этаж был обычной постройкой – крепкие стены с поглотителями, удерживающие преступников, которые были никому не интересны, то тут врагов демиурга держали уже не стены, а сам воздух, который выжигал в них проявления стихий. И только шесть камней, усиливающих медитацию, могли помочь сдержать этот напор. Вот пленникам и приходилось проводить на них большую часть времени… Что характерно, эти же камни собирали энергию с богов и поддерживали за ее счет те волны боли, которые обрушивались на них, стоило им подняться.

 

– Ну что, неужели не могли немного потерпеть, чтобы в механизме закончились запасы стихий? – спросил я, глядя в шесть пар повернувшихся ко мне глаз.

– Ой, да ее тут столько! На наш век, даже если мы ничего вкладывать не будем, точно хватит, – пропищала в ответ Шелли.

Под глазами у младшей сестры Санни залегли черные круги, и было непонятно, что ей далось тяжелее – то ли месяц в заключении, то ли переживания после потери еще одной части ее семьи.

– Мы посчитали, что наш вклад в эту тюрьму работает не против нас, а против тех, кто будет сидеть тут лет через сто. Так что терпеть боль, надеясь, что это поможет сбежать, здесь бы пришлось очень долго… – присоединилась к сестре обычно молчаливая Дайя. Она выглядела немного получше, но, судя по хриплому голосу, девочка давно не открывала рот, чтобы хоть что-то сказать. Странно, я-то думал, что хотя бы тот же капитан Харт попробует утешить сестер…

Несмотря ни на что.

– Зачем ты сюда явился? – а вот и лидер моих помощников, наконец, соизволил заговорить. Сколько презрения в каждом слове. Кажется, Бо над ним неплохо поработал, и я точно не зря сюда пришел.

Капитан Харт

Капитан Харт смотрел на Кота и понимал, что с трудом сдерживает ненависть. Все-таки именно из-за него погибла Санни! Сначала, когда все это только произошло, он находил ему оправдания, убеждал себя, что попытка спасти его девочку говорит в пользу Кота… Но время шло. Санни больше не было, воспоминание о том, как именно все происходило, угасло, а вот мыслей о том, как их использовали, становилось все больше.

Сначала капитан запрещал себе думать на эту тему, тем более что все сомнения появлялись после разговоров с Бо, новым советником Карика. Тот, конечно, не давил на него, но задавал странные вопросы, заставлял вспоминать, как именно принимались те или иные решения, иногда хмыкал… Харт гнал от себя чужие мысли! Но потом неожиданно подумал – ведь что бы ни говорил этот Бо, разве это меняет сами факты? Разве это не Кот привязал к себе Санни, не он внушил ей странные желания, не он вытащил девочку из грязного, но безопасного внешнего города?

В памяти всплыл тот самый разговор.

– Не надо! Этот турнир очень опасен, вряд ли мы с нашими силами как-то сможем помочь Коту, – Харт убеждал Санни прямо перед тем, как они перенеслись в то сражение.

– Он бы пошел за нами, – просто ответила она. – Не хотел бы… Сказал бы тогда какую-нибудь глупость про хитрый план и как это поможет лично ему, ты же слышал такое не раз… Но пошел бы.

А потом она перенеслась туда. И они сражались, пока Кот не отправил всех на перерождение – уничтожил алтари, не дал помочь Санни, которую сам же и не смог сохранить. Никто не знал, чем именно тогда все закончилось, но разве это важно? Разве это хоть как-то снимает его вину?

Харт не обсуждал свои мысли с Бо, но пробовал говорить об этом с остальными. Сначала его никто не поддержал, но потом по очереди Николас, Мона и Шоги пришли к тем же выводам. Харт видел, как в их глазах разгорелся огонь прозрения, как они осознают всю полноту того, как Кот их использовал. И только сестры Санни – Шелли и Дайя – не соглашались с остальными. Глупые неразумные дети болтали про какой-то свет, про то, как бы на их месте поступила сестра… Как будто это лишний раз не напоминало о ее смерти! Впрочем, что взять с тех, кто еще не повзрослел и не научился самостоятельно думать.

В итоге капитан в один день просто перестал с ними говорить. Раз глупые девчонки не хотят слушать тех, кто умнее, то нечего выносить себе из-за этого нервы. Харт пустил все свои силы на борьбу с воздействием камеры, решив, что раз уж они тут очутились, то можно будет использовать это для развития. Тем более что омывающие их потоки стихии Жизни не только пытались калечить их тела, но и закаляли. И вот в один день к ним пришел Кот…

Харт быстро обежал взглядом других пленников. Взрослые проявили благоразумие – каждый из них помнил предостережение Бо о том, что Кот еще обязательно попытается опять втянуть их в свои сети. И тогда они снова смогут сделать выбор – показать, выучили ли они тот урок, что преподнесла им судьба… И капитан точно знал, что он никогда больше не пойдет за этим убийцей. Остальные тоже решили последовать голосу разума. Но девчонки… Они как будто на самом деле обрадовались появлению того, кто лишил их Санни.

– Зачем ты сюда явился? – Харт поднялся на ноги.

– Что вам говорили обо мне? – спокойно спросил Кот.

– Мне не о чем разговаривать с тем, кто не уберег одного из нас, – капитан выдал свой главный аргумент и с вызовом уставился на всех вокруг. Найдется ли кто-то, готовый пойти против него, кто решится показать, что ему наплевать на Санни?

Кот

Я с интересом разглядывал капитана. Вроде бы прошел всего месяц, но как же сильно тот изменился. Для начала внешне – черты лица заострились, в глазах появилась жесткость, а в голосе звучала непоколебимая уверенность в своей правоте. Кажется, Бо хорошо над ним поработал. Дал идею, которая смогла подмять под себя личность капитана, и создал для этого все условия.

Первое – это отсутствие Санни, но не в эмоциональном плане, а с точки зрения того, как она на всех влияла. Даже после того, как девушка лишилась своего алтаря Света, она все равно как будто излучала его вокруг себя, помогая другим становиться лучше. Но вот ее не стало, и бог Обмана поспособствовал, чтобы все быстро скатились назад. И тут помогло второе – я не знал об этом раньше, но теперь все стало очевидно. Эта тюрьма не ломала тела пленников дикими стихиями, как порой сплетничали на темных окраинах Каррии, она обмывала их Жизнью. И учитывая, что тут все были без своих алтарей, стихия демиурга потихоньку наполняла их тела, подчиняя богов себе и своему владыке.

А это место оказалось еще продуманнее и элегантнее, чем я думал.

Что ж, насчет капитана и тех, кто пошел за ним, я узнал все, что хотел. Но помимо них были еще двое – те, кто не поддался общей обстановке. Сестры Санни… И вот тут я уже не знал, что делать. Поверить в то, что девочки сумели справиться с давлением Бо, что тот недооценил или не заметил горящую в них решимость? Или же предположить более очевидный вариант… Эта парочка, такая яркая на фоне других, была оставлена совсем не просто так. Ловушка или, может быть, тонкий способ повлиять на какие-то мои будущие поступки. Не знаю.

Но в одном Бо, если это его игра, точно не ошибся – что бы ни было причиной, проходить мимо Шелли и Дайи я точно не буду. Как я недавно сказал Самайну, важна любая информация, главное – ее правильно интерпретировать и понять. И вот теперь мне как раз и нужно будет разгадать эту парочку.

– Тогда счастливо оставаться, – я не стал больше тратить время на разговоры с капитаном и теми, кто так легко принял на веру чужие слова. Хотя забавно, что они действуют якобы ради Санни, но в то же время помогают ее убийце. Сказать бы им это… Но лучше подожду более подходящего момента. А то ведь я, если честно, ждал от них большего, все-таки мы столько времени провели вместе.

– А… – Шелли дернулась в мою сторону, но окружающие ее плиту для медитации клубы стихии Жизни взвились вверх, словно водяной гейзер.

– А вы со мной! – два потока Смерти ударили вперед, формируя для сестер проходы наружу. – И держите по три алтаря на первое время.

В получившиеся дырки я бросил по три сердца воинов клана Ворона, и девочки, поймав их, получили возможность без вреда для себя пройти через стихию Старухи. Я ждал, что хоть сейчас капитан или остальные хоть что-то скажут на прощание. Пусть не мне, но сестрам Санни. Однако те лишь гордо вскинули вверх свои подбородки и отвернулись. На мгновение мне показалось, что Николас как бывший аристократ смог побороть свою гордость. Но нет…

Жаль. Я протянул руки Шелли и Дайе. С остальными я закончил, теперь эта страница моей истории перевернулась фактически навсегда.

– Быстро ты, – стоящий чуть в стороне Самайн оценил, что мы управились меньше чем за полминуты. – Все успел?

– Конечно, – я оценивающе посмотрел на тощего бога, как бы давая ему возможность продолжить.

– Так, может, раз нас здесь больше ничего не держит, отправимся в Поля духов? – как и ожидалось, тот снова вернулся к своему плану. – Я через них выведу твоих спутниц, а ты займешься кланом Дикой собаки.

Первый ученик Атона так старательно хотел отправить меня к башне Жизни, что с любым другим богом я бы решил, что у него есть какие-то тайные помыслы. Но этот – он как будто чем-то напоминал барана (вот какой клан бы ему подошел), просто пер к цели напролом. Впрочем, грех было бы этим не воспользоваться. Тем более что парень с кучей алтарей сможет обеспечить нам всем гораздо более комфортное и, главное, долгое нахождение в Кровавых полях.

– Согласен, – просто ответил я. – Сейчас я открою проход, ты же напитай нас всех четверых энергией, чтобы мы смогли продержаться там не меньше часа. Сможешь?

– Смогу, хватит даже на два! – Самайн оценил свои силы. – Вот только я не знал, что у тебя уже есть кланы Жизни, чтобы отправиться в их сектор.

– Я не люблю раскрывать свои секреты, – я ушел от ответа. – И да, два часа будет лучше. Готов?

Самайн кивнул. Я перекинул ему и девочкам наушники, наполненные стихией Смерти, чтобы нам было удобнее переговариваться на расстоянии, заодно лично послав Шелли и Дайе мысль, чтобы они ничему не удивлялись.

Четыре шага, покров Смерти

Я активировал прием, позволяющий отправиться в мир духов, Самайн, как и было приказано, залил нас по самое горло силой своих алтарей. И учитывая, что это были алтари Жизни, стихии, которой у меня сейчас не было в подчинении – вышло не очень приятно. Как будто наелся чего-то кислого, и желудок теперь пытается с этим справится, наполняя рот и нос едким противным послевкусием.

– Пора… – я начал падать на спину, как и положено было входить в Кровавые поля духов.

Вслед за мной, движение в движение, все повторили Шелли и Дайя. Самайн же изобразил какой-то фирменный кульбит, который, видимо, должен был продемонстрировать его мастерство, но, на мой взгляд, только украл у него лишнее мгновение для перехода. В итоге я очутился на месте первым, девочки пробивались чуть дольше, ученик же Атона, хоть и был сильнее нас всех, появился последним. И это ему явно не понравилось. Кажется, он до этого не переносился в поля с кем-то вместе, чтобы оценить, чего ему будут стоить красивые жесты. Но теперь, уверен, урок будет усвоен.

– Спасибо… – Самайн действительно воспринял этот переход как нечто поучительное и даже начал выговаривать свою традиционную благодарность, но тут тощий бог кое-что осознал. – Где мы? – он завертел головой из стороны в сторону. – Это поля! Но это точно не сектор Жизни! Там пахнет, там даже воздух ощущается по-другому. А тут он… Какой-то мертвый…

Самайн едва сказал последнее слово, когда его осенило.

– Ты привел нас не к башне Жизни, а к башне Смерти! – выпалил он.

– Именно, – кивнул я. – А то я как раз недавно узнал, что тут держат в заточении одного моего друга. А самому закинуть себя достаточно надолго, чтобы спасти его, у меня пока не получалось. Так что спасибо.

А еще при переходе с использованием своей личной энергии меня сразу засекали и пытались убить. Но вот на ученика Атона, как и следовало ожидать, духам Смерти было плевать. Что он для них. И это было еще одной причиной, почему я решил воспользоваться подвернувшейся возможностью.

– Но наш договор… – попытался возразить Самайн.

– В силе, – спокойно ответил я. – Как мы и обсуждали. Сначала я спасаю своих друзей, всех. Потом занимаемся кланами Жизни.

Ученик Атона только скрипнул зубами в ответ, но так и не нашел, что возразить. А вот Дайя с Шелли начали оглядываться по сторонам с гораздо большим интересом, чем раньше.

* * *

Шелли

Шелли не понимала, что случилось с их старыми товарищами. Но с каждым днем, что они проводили в тюрьме, их словно все больше и больше окутывала тьма. И это при том, что темных алтарей у них не было. Вообще никаких алтарей не было, разве что вокруг наполняла воздух сила демиурга. Но кто бы и когда назвал ее темной?

А потом пришел Кот, и он совсем не изменился. Да, прошел целый месяц, да, он не спас их сразу – но он пришел. А еще девочка почувствовала у него внутри искреннее сожаление о смерти сестры. Такое же было изначально и у остальных, но потом пропало. А Кот сумел его сохранить. Хотя он, конечно, странный. До этого бросил вызов Старухе, Тени и демиургу. Теперь вот собрался брать штурмом башню клана духов ради какого-то сидящего там внутри друга. Неужели он ничего не боится?

 

Он, конечно, рассказал им, будто этот единственный не предавший его лейтенант стоит того, чтобы остальные не решились напасть и не допустить захвата им власти над всем кланом… Но девочка при этом все равно не могла избавиться от ощущения, что внутри Кота при этом разгорается маленький огонек света. Как в детстве у Санни, когда в ней проснулась эта стихия. Вот только разве может кто-то получить силу просто так?

Шелли посмотрела на Дайю, мысленно задавая ей этот вопрос, и та пожала плечами. Но потом напомнила о том, что у них самих, хоть они и лишились алтарей Крови, сохранились некоторые способности… Например, умение мысленно общаться, которое так помогало в тюрьме. Может быть, и у Кота было что-то похожее?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru