S-T-I-K-S. Нолд

Сергей Поляков
S-T-I-K-S. Нолд

Содержание цикла "Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S":

Алефиренко Александр "Пират. Встреча с прошлым"

Андреев Игорь "Трансформация"

Архипов Андрей "Второй Хранитель. Книга 1"

Архипов Андрей "Второй Хранитель. Книга 2. Антагонист"

Богданов Арт "Сердца трех"

Видина Нелли "Чёрный рейдер"

Вэй Катэр "Мечты сбываются. Книга 1"

Вэй Катэр "Охота на скреббера. Книга 2"

Вэй Катэр "Филант. Книга 3"

Гришанин Дмитрий "Рихтовщик. Пешка в чужой игре"

Деев Денис "Ночь Грядущая"

Дорохов Михаил "Быстрее судьбы"

Евстратов Василий "Шатун"

Евстратов Василий "Шатун. Книга 2"

Евстратов Василий "Шатун. Книга 3"

Крам Дмитрий "Вмерзшие"

Крам Дмитрий "Подкидыши Улья"

Кручинин Сергей "Беглец"

Лебэл Дан "Долгая дорога в стаб"

Мясоедов Владимир "Огородник"

Панченко Сергей "Брат во Христе"

Панченко Сергей "Брат во Христе. Второе пришествие"

Поляков Сергей "Нолд"

Сидоревич Алексей "Детство: дорога к именам"

Сиянов Дмитрий "Скил"

Сиянов Дмитрий "Скил. Книга 2. Тропы зверей"

Собинин Николай "Дикарь. Книга 1. Игры на выживание"

Старский Валерий "Змей"

Текшин Антон "Окаянный"

Шатров Дмитрий "Везунчик из Пекла или в поисках золотой жемчужины"

Южный Владислав "Новичкам везёт"

Глава 1
Охотник

Массивная туша неслась по дороге, сложенной из ровных плит какого-то непонятного материала, каждым скачком преодолевая по десятку метров пути. Элита была голодна, очень голодна. Уже давно у неё не было порядочной трапезы с живым вкусным мясом, истекающим кровью. Последним её блюдом оказался вонючий кусач с жёстким невкусным мясом. Он немного притушил пожирающее изнутри пламя голода, но прошло время, и это неприятное ощущение снова вернулось. Монстр терпел, обнюхивая окрестности, и широкими скачками продвигаясь на север. Он знал что там, где-то в конце этой длинной ровной дороги, сложенной из широких каменных плит, скоро появится много вкусной пищи. Столько, сколько никогда не выйдет съесть, как бы он ни старался.

Неожиданно в ноздри элиты ворвался аромат. Приятный, манящий аромат свежей крови. Монстр замер, осматриваясь. Запах крови доносился откуда-то сбоку, из-за деревьев, куда уходило ответвление дороги. Запаха людей, этой вкусной, но немного опасной пищи, которая способна наносить неприятные раны даже сквозь плотную броню твари, не было. Практически бесшумно, как тень, элита скользнула в лесок, крадясь между деревьев и внимательно осматривая окрестности. За деревьями находился посёлок. Небольшой, домов на десять, явно давно брошенный всеми его обитателями. Запах крови шёл оттуда, так ярко, так притягательно. Элита не сдержалась, довольно громко заурчав в предвкушении трапезы, и двинулась вперёд.

Посёлок был странный. Монстру это было неинтересно, но он заметил, что дома тут отличаются от тех, к которым он привык. Никакой древесины, только металл, стекло и пластик. Многие дома были разорены. Стёкла выбиты, а стальные опоры, на которых держались конструкции, погнуты неведомой силой. Тут явно поигрался кто-то из его собратьев. Источник запаха был уже совсем близко, а признаков присутствия людей по-прежнему не было. Ни запахов, ни колебаний воздуха от резкий движений, ни даже звука дыхания, долго скрывать который эта пища не могла. Элитник скользнул в один из домов через раскуроченное высокое окно и сразу же увидел свою цель. Коровья туша, небрежно рассечённая пополам, истекала кровью. Она висела посреди комнаты на крюке, кое-как прикрученном к одной из потолочных балок.

Обезумевший от голода элитник бросился вперёд, впиваясь в мясо острыми зубами и отрывая здоровый шмат. Уже чуть загрубевшая, но всё ещё вкусная плоть скользнула в желудок. О, как приятен этот миг, миг насыщения ненасытной утробы. В этот момент монстр понял, что что-то пошло не так, как обычно. Вместо прилива сил после получения организмом новой энергии, он ощутил неожиданную слабость. Покачнувшись, он опёрся на тушу, не способную помочь ему, и рухнул на пол, неуклюже барахтаясь. Мясо было отравлено. Это его ограниченный разум понял сразу, но людей вокруг по-прежнему не ощущалось. Кое-как поднявшись на передние лапы, он пополз к выходу, волоча своё тело по трещащей плитке пола. Монстр разгневанно и обиженно урчал, покидая оказавшееся стол негостеприимным место.

В этот момент на крыше соседнего дома что-то вспыхнуло с лёгким грозовым треском, и в голову элитника будто ударил огромный, колоссальный молот. Молот, удара которого не мог безболезненно пережить даже сверхпрочный череп монстра Стикса. Давно он не ощущал такой боли, пронзающей и страшной. Тело хотело жить, но что оно могло, отравленное и ослабленное? Лишь отчаянно царапать землю непослушными лапами, надеясь уползти в какое-нибудь укрытие. Новая вспышка разорвала тишину, и элита затихла навсегда. Блеснул металл, и до того скрытый хитроумным механизмом человек отделился от крыши, вставая с металлического настила и поднимая громоздкого вида винтовку. Могло показаться, что это и не человек вовсе, а мудрёный андроид, но через прорези шлема боевого костюма проглядывали вполне живые человеческие глаза. Костюм выглядел действительно внушительно. Прочная нагрудная броня плавно перетекала в опутанные всевозможными усилителями конечности, также закрытые сегментами защиты. Костюм чуть мерцал в свете местного солнца, готовый в любую секунду слиться с окружающей средой, подобно хамелеону. Человек спрыгнул со второго этажа так, будто в этом не было ничего особенного. Массивные конечности с грохотом приземлились на дорогу, выбивая из неё мелкую крошку.

Лейтенант Андрей Свиридов внимательно смотрел на только что убитую им тварь. Та постепенно остывала, но расслабляться в этом мире равносильно самоубийству. Лучше уж обождать. Окончательно убедившись в смерти своей добычи, он подошёл ближе. Встроенная в шлем оптика любезно приблизила ему вид раскуроченной башки и вскрытого зарядом спорового мешка, анализируя его содержимое. Не так уж и плохо. Пара сотен споранов, сотня горошин и даже две чёрные жемчужины. Андрей не был точно уверен, зачем нужны эти ошмётки, но начальству виднее. Местные немногочисленные иммунные очень их ценили, выкупая в обмен на драгоценные и редкоземельные металлы, найти которые в кластерах было не очень сложно, но трудозатратно и опасно. Запищала система связи, и на боковом экране шлема появилось лицо его непосредственного начальника, капитана Соколова. Соколов был мужчиной в возрасте, и его волосы давно потеряли свой натуральный цвет, покрывшись благородной сединой. От левого глаза к шее тянулся старый шрам, заживить который не могла до конца даже совершенная медицина родного мира – след от одной из первых стычек с местными зверушками.

– Господин капитан, лейтенант Андрей Свиридов на связи, ожидаю ваших указаний.

– Расслабься, Андрюша, – добродушно усмехнулся Соколов. – Охотишься?

– Да, Андрей Семёнович. Вот, ещё одну элиту отловил на восточной дороге.

– На восточной? Уже шестая за неделю, выходит. Тревожные знаки, тревожные. Впрочем, не о том сейчас речь. Ты, надеюсь, не сильно там занят?

– Ну что вы, право. Нищему собраться – только подпоясаться. Сейчас уберу тушу от греха подальше, и я в вашем полном распоряжении. Какие будут указания, господин капитан?

– Ну, раз так, то слушай, – капитан нажал несколько кнопок на невидимом Андрею пульте, и на главном экране шлема появилась полупрозрачная схема. – Через шесть часов перезагрузится кластер К-47. Ну, тот, который «Рудник». Умники из аналитического отдела спрогнозировали очередное появление там нашего целевого объекта. Как будто в этом мире вообще можно что-то предсказать. Туда отправляют рейдовый отряд, и нам опять не хватает людей. Давай заканчивай со своим делом, и дуй к точке сбора.

– А дорога? Кто охранять-то будет?

– Через тридцать минут запущу в твой сектор разведывательный беспилотник. Уж если там появится что серьёзное, он нас, надеюсь, оповестит. Ладно, ты свою задачу понял, а меня зовут дела. Конец связи.

Экран связи погас, и Андрей недовольно поморщился. Выказывать своё недовольство капитану не хотелось, да и смысла не было. Тот прекрасно его понимал, но помочь ничем не мог. Такая уж специфика этого мира, в который их занесло по долгу службы, что приходится лицезреть не самые приятные картины. И особенно остро это ощущалось в рейдах. Свиридов отлично помнил свой первый рейд. Помнил город, охваченный огнём, небоскрёбы в пламени, и столбы дыма от горящих на улицах машин. Помнил людей, обезумевших, пожирающих друг друга. И тварей, пожирающих вообще всё, что имело несчастье шевелиться. Нахлынувшие воспоминания заставили с силой навернуть ногой в бочину поверженной твари. Усиленный костюмом удар отбросил тушу на пару метров в сторону, несмотря на её солидный вес. Подойдя к элитнику, Андрей схватил его за заднюю лапу и бесцеремонно потащил в сторону, к скрытому на заднем дворе соседнего дома люку. Любовно смазанные петли повернулись без скрипа, открывая почти герметичную крышку, и покорёженная туша свалилась вниз, на небольшую горку таких же.

Открыв дверь дома, Андрей вошёл внутрь. Тут была его база, на которой он проводил большую часть времени. В документах это место значилось как «Наблюдательный пункт Восток-2». Небольшой посёлок Истцы обновлялся каждые четыре месяца, каждый раз приходя почти пустым. Иммунных тут никогда не встречалось. Сняв со стоящего в углу ящика крышку, он извлёк один из уложенных ровными рядами металлических цилиндров, подставляя его к разъёму в шлеме. Питательная жижа со вкусом макарон по-флотски скользнула в трубку пищеприемника, продавившего герметичную мембрану. Сказать по чести, такой рацион уже давно сидел в печёнках, но иного выхода не было. Глоток самого обычного воздуха в этом уютном посёлке, да и вообще в любом месте Стикса мог стоить Андрею жизни с вероятностью чуть меньше чем в сто процентов. В тот иллюзорный шанс, что именно он окажется тем «везунчиком», так называемым иммунным, он не верил совершенно. Нормально поесть можно было только на главной базе, а туда, судя по всему, попасть получится ещё не скоро.

 

Проведя быструю диагностику костюма, Андрей убедился что во всех блоках питания достаточно энергии. Костюм был в этом плане весьма самодостаточным. Заряда одной ячейки хватало на месяц работы, правда, только на жизнеобеспечение. А ведь энергия была нужна ещё и оружию, защитным системам, да и столь полезной маскировке. Так что приходилось стараться всегда держать закрома забитыми. Подхватив массивную винтовку, уже забравшую сегодня жизнь одной из тварей, он осмотрелся. Можно было отправляться. Стоявшая на окраине посёлка машина была надёжно замаскирована. Чем-то она напоминала багги, только очень тяжёлый, бронированный, с угнездившейся на вершине автоматической турелью, калибром конечно поменьше винтовки, но не менее солидным. С таким набором оружия сам чёрт не брат. Система машины признала владельца, запуская двигатель, и юркий, несмотря на немалую массу, транспорт вылетел через лесок прямо на дорогу, устремившись на запад. Дороги были чисты. Эта зона была полностью им подконтрольна, и мертвяки сюда попадали очень редко, приходя с далёкого запада, через Башенный перевал, узкую полоску нормальных кластеров, зажатую между бескрайними полями черноты. Перевал был местом опасным, непредсказуемым. Примерно раз в год-два с той стороны накатывала орда мертвяков, проносясь через все кластеры разрушительной лавиной. Если такое случалось, чаще всего приходилось отступать в свой мир, пережидая опасность. Последний такой набег был около пяти месяцев назад, и оказался довольно слабым. Мертвяки прошли самым краешком, выйдя через другой перевал, и почти не затронув «обитаемых» земель.

Восточная точка сбора, ближайшая к кластеру К-47, находилась в довольно странном месте. Как-то раз он слышал рассказ иммунного, переместившегося туда, и сумевшего пережить сумбурные первые дни. Место вроде как называлось «пионерский лагерь», и являлось чем-то вроде молодёжного клуба. Андрей точно не знал, да и не сказать, чтобы ему было такое интересно. Лагерь был заброшен, и тот иммунный оказался каким-то нищим, пережидавшим ночь в одном из домов. Кластер имел солидный срок перезагрузки, чуть колебавшийся в районе двух месяцев, из-за чего постоянно использовался их отрядами для перегруппировки. Там же всегда стояла какая-нибудь тяжёлая техника, первый форпост для сдерживания возможных угроз. Точка сбора встретила суетой, всегда предшествующей напряжённой работе.

Для рейда База выделила несколько сверхтяжелых грузовиков, усиленных крупнокалиберными турелями. Если груз окажется на месте, доставить его до Базы будет делом чести. Всё таки именно эти рейды кормили всех внешников, как иногда называли их местные иммунные. Правда, для некоторых данное слово почему-то было крайне неприятно, но в подробности они вдаваться не любили. Бурчали что-то про то, что за перевалами внешники – едва ли не кошмар во плоти, охотящийся за иммунными и истребляющий их на лекарства. Возможно, какое-то лекарство из поражённых заразой Стикса организмов и можно было синтезировать. Вот только их учёные даже не рассматривали такой вариант. Зачем оно надо? В их родном мире уже лет двадцать как болезней нет. Наномашины, циркулирующие вместе с кровью по всему организму – лучшее из возможных лекарств от всех болезней. Нет, кое-что они конечно не могли излечить, но на такие трудные случаи всегда находилось медицинское устройство побольше. Жаль, что заразу Стикса не могла подавить даже такая развитая медицина. Стоило багги Свиридова пересечь забор «пионерского лагеря», въезжая на утрамбованную колёсами тяжеловесов стоянку, как к нему сразу подскочил вытянувшийся часовой, судя по отсутствию защитного снаряжения, из иммунных.

– Господин лейтенант, рады приветствовать.

– Вольно, рядовой… – экран костюма послушно считал информацию с идентификатора часового, вживлённого под кожу. – Лугин. Группа рейда уже собралась?

– Никак нет, господин лейтенант. Ожидаем прибытия штабс-капитана Казакова.

Где-то на дороге, вне ограниченного бетонным забором обзора Андрея, раздался шум техники. К стоянке подкатил танк – массивная конструкция, чем-то похожая на черепаший панцирь с шестью ячеистыми колёсами, на вершину которого присобачили здоровенное орудие в округлой башне, едва ли не морского калибра. Танк выглядел забавно на первый неопытный взгляд. И тем не менее, эта конструкция прекрасно себя зарекомендовала, встав на вооружение Базы почти что с первых дней. В казалось бы, монолитной броне с тихим шипением открылся шлюзовой люк, и наружу выбрался мужчина в герметичном комбинезоне, с завитыми в спирали усами, едва ли не высовывавшимися за пределы прозрачной дыхательной маски, закрывавшей всю голову. Усач радостно улыбнулся, увидев Андрея, и с распростёртыми объятиями пошёл к нему.

– Андрей Иванович, дорогой, что же вы так редко присоединяетесь к нам? Не скисли ещё на дальней заставе?

Мужчины обнялись, насколько позволяла броня Свиридова, способная легко расплющить человеческое тело. Андрей был рад видеть своего старого друга, как-то незаметно переросшего его по званию. Илья Казаков, его неизменный соучастник по мальчишеским проказам и талантливый командир танкового экипажа. На Базе танков было не так уж много, и потому попасть на это тёплое и ответственное место было по-настоящему почётным делом.

– Да вот, друже, как-то всё не выходит вырваться. Элитники уж больно часто наведываются в наши края, отстреливать приходиться. Да и нравится мне там, на дальнем краю. Считай, сам себе командир.

– Ты эту свободу брось, – недовольно нахмурился Казаков. – Вся она ограничена количеством рационов, которые есть на твоём складе, а что потом? Голодная смерть, или игра в лотерею со Стиксом. Сам понимаешь, какова вероятность пережить местный приятный воздух. Да и домой путь будет заказан, а оно тебе надо?

– Да что меня там держит-то, дома? Семьи нет. Старики мои померли год как. Хоть в достатке, слава Стиксу. Но ты прав, шансы выиграть в лотерею невелики. Да и костюмчик мне, знаешь ли, уже словно вторая кожа стал.

Весело переговариваясь, они прошли мимо грузовиков и ящиков к стоящему на старой площади массивному шатру. Такие шатры, созданные специально для местных условий, имели собственный генератор атмосферы, полностью очищавший пространство от воздуха Стикса. Пройдя через шлюзовую камеру, мужчины зашли внутрь. Вокруг стола с примерной картой местности уже, нетерпеливо переговариваясь, ждал состав нынешнего рейда. Казаков подобрался, и подошёл к своему месту. Все сразу притихли, внимательно следя за командиром. Тот потянулся, вставил в голографический стол стержень блока памяти, и на нём сразу высветился маршрут. На карте были довольно точно размечены границы всех кластеров на всём протяжении Долины. За содержимое самих этих ячеек, правда, ни один человек в этой комнате не дал бы ломаного гроша. Слишком уж оно было переменчивым.

– Господа, – начал Казаков спокойным голосом. – Руководство данным рейдом поручено мне, и сейчас я донесу до вас основные аспекты данной, не побоюсь этого слова, авантюры. Впрочем, само наше нахождение тут, и так авантюра, только государственная, не так ли?

По штабу раздались смешки. Авантюра, точнее и не скажешь. Вечные игры со смертью.

– Наша задача такова: добраться до кластера К-47, более известного как «Рудник», и вывезти оттуда груз редкоземельных металлов, расположение которого нам достоверно известно. До перезагрузки кластера примерно пять часов, и ко времени нашего прибытия в самом разгаре будет «пиршество безумцев». У нас тридцать два часа, на то, чтобы добраться до склада и эвакуировать его. По истечении срока город будет залит химическим оружием, от которого могут не спасти даже защитные системы костюмов и техники.

– И куда они так торопятся? – буркнул один из техников. – Если им так нужны эти металлы, могли бы и обождать с зачисткой.

Казаков посмотрел на ворчуна как на полного идиота.

– Отлично, младший лейтенант, отлично. И кто, спрашивается, будет ловить всех разбежавшихся заражённых? А по истечении указанного срока они, скорее всего, начнут разбегаться в поисках пищи. А мы чтим все договоры о защите, заключённые с местными стабами. Ещё глупые вопросы и предложения будут?

Собравшие молчали, обозначая полное согласие с позицией старшего. Андрей улыбнулся, посматривая на друга. А тон-то какой командирский. Да, не зря он провёл это время, не зря. Так, глядишь, и до капитана дорастёт. Как говорил один из знакомых иммунных, «Далеко пойдёт, если не остановят». Правда, контекст был не особо подходящий к случаю, но само высказывание, безусловно, красивое. Какое-то время все обсуждали технические тонкости. Когда всё было завершено, Казаков выключил систему стола.

– Итак, господа, готовность полтора часа. Постараемся уж, во славу батюшки Императора и всего нашего государства.

Андрей кивнул Илье и вышел через шлюз следом за остальными. Его роль в предстоящем походе считалась достаточно опасной. Как бы База не чистила округу и перевалы Долины, сюда всегда просачивались элитники, причём не из слабых. Видать, такова была воля самого Стикса, потому что иначе объяснить их проникновение не получалось. Ему предстояло быть разведкой и снайпером единым числом. Почти бесшумный и уж явно более быстрый багги подходил для разведки куда лучше, чем самый быстроходный грузовик или танк. В задачи Андрея входило обнаружение и устранение всего опасного, что могло бы встать на пути группы. А значит, надо было как следует проверить всю технику и обновить боезапас.

Глава 2
Рейд

Багги взлетел на вершину холма, через который переваливалась дорога, спускаясь в лесистую ложбину. Андрей активировал оптику, и она послушно выдала актуальные данные по местности. Тут проходила граница кластера, славившегося в Долине «качеством» своих дорог. И верно, в этом месте ровное покрытие дороги без какого-либо предупреждения переходило в разбитую грунтовку. Техника-то конечно справится, чего ей будет. Она и по бездорожью спокойно пройдёт, но вот людей будет нещадно болтать. А на настроение это влияет пагубно. С этого места уже был виден нужный кластер. Пятно невысоких домов, ещё затянутое туманом, километрах в десяти западнее текущей позиции. Высотной застройки К-47 не имел, являясь чем-то вроде заводского посёлка одного из бесчисленных миров, поставляющих Стиксу новые кусочки его жестокой мозаики. Перезагрузка там отгремела всего час назад, и сейчас, в эти самые минуты, скорее всего уже начались безумства. Может там ещё и остаются сохранившие разум больные, но с каждой минутой их число начнёт падать, обращая всё вокруг в бурлящий хаос. Остаётся только пожелать удачи немногочисленным иммунным. С «Рудника» редко кто приходил. Слишком уж беспокойное место. Шевельнув чуткой рукояткой скоростей, Андрей пустил багги с холма, с всё возраставшей скоростью приближаясь к концу хорошей дороги. Грунтовка встретила резким толчком и вылетающей из-под массивных колёс сухой глиной. Хорошо хоть сухой.

До черты городского кластера оставалось около трёх километров, когда оптика зафиксировала аномалию. Андрей остановил багги, с интересом изучая стоящую посреди дороги машину метрах в трёхстах от него. Маленькая машинка, видимо показавшаяся очень красивой какому-то дизайнеру. То есть абсолютно не то, что в ходу у местных. Около машины происходило какое-то невнятное шевеление. Сняв с креплений винтовку, Андрей соединился с её прицелом, превышавшим по мощности оптику костюма. Картина была неприятной, но типичной для Стикса. Около машины с распахнутыми настежь дверями, женщина, точнее то, что ею когда-то являлось, поедала окровавленное тело. Опознать, кому принадлежал этот кусок объеденной плоти, уже не вышло бы. А ведь с момента переноса кластера прошло не так уж много времени Видать, ехал кто-то из города, и сам не заметил, как пересёк границу. Или заметил, но решил что так оно и надо? Кто ж теперь поймёт. Винтовка извергла синюю вспышку, с лёгким треском пославшую снаряд вперёд, и голова начинающего мертвяка взорвалась, разлетевшись кучей ошмётков метров на пять вокруг. Подъехав к машине, Андрей бросил под её днище диск импульсной мины, и сразу дал по газам. Аудиосистема уловила резкий звук за спиной. Он не стал оборачиваться, и так понимая, что взрыв отбросил прочь с дороги и машину, и все следы развернувшейся тут маленькой человеческой трагедии, никому не интересной и не нужной в этом жестоком мире.

Над рядами пятиэтажных домов из кирпича, представлявших тут абсолютное большинство архитектурного разнообразия, поднимались столбы дыма. Веселье в самом разгаре. Одна из пятиэтажек горела так, будто её долго и упорно пропитывали керосином. Андрей искренне не понимал, что там вообще может так гореть. Фигурки людей, плохо различимые с такого расстояния, хаотично возились в новообразовавшейся ячейке Улья. Праздник безумия и каннибализма, иначе не скажешь. Колонна, передвигавшаяся достаточно громко, наконец его догнала. Передовая машина, которой оказался танк Казакова, остановилась в пяти метрах от Андрея. Их внешняя аудиосистема заговорила голосом Ильи:

 

– Ну что там, всё как обычно? Склады перенесло?

– Всё как обычно, и склады, – Андрей взглянул на ряды белых как снег кирпичных строений, расположившиеся на окраине кластера. – Всё на месте, насколько я вижу. Но за содержание не ручаюсь.

– Это уже не наша головная боль. Нам надо туда пробиться, забрать всё, что представляет ценность, и свалить на Базу. Райская поездка, что тут сказать. Никаких серьёзных угроз на горизонте нет?

– На окраине элиты не видно, но за центр городка ручаться не могу.

Колонна техники двинулась вперёд. Андрей пропустил все машины, устремляясь вслед за ними с минимальной скоростью. Разведка разведкой, но для прорыва через беснующиеся толпы ставить его мелюзгу на острие копья бесполезно. Пусть уж титан Казакова поработает на славу отчизне.

Танк ворвался на городскую улицу, расшвыривая по сторонам брошенный людьми транспорт и давя без жалости всех, встречаемых на пути. Грузовики не отставали. Стрёкот турелей, расстреливающих мертвяков, на несколько секунд заглушил шум агонии умирающего города. На багги бросилась какая-то толстенная тётка в изорванном платье и тут же упала на землю, пробитая навылет зарядами установленной на крыше турели. Путь рейдовой группы усеивали трупы, раздавленные и изрешечённые зарядами. Вид не для слабонервных. Эта начинающая падаль была слишком слаба для того чтобы нанести машинам урон. Грустно звякнули выбитые танком ворота складкой зоны. Колонна заехала внутрь, и один из грузовиков перекрыл проход, отстреливая турелями всех приближающихся извне. Люди в боевых костюмах и защитных комбинезонах высыпались из транспортных секций, начиная рутинную процедуру вскрытия склада. Андрей заметил лестницу, ведущую на крышу одного из складов. На первый взгляд она была достаточно капитальной, чтобы выдержать вес его брони. Оставив багги у её основания, он полез наверх. Лестница скрипела, недовольная столь варварским обращением, но всё же выдержала. Белый цвет крыши выделял Андрея, словно превосходную мишень. Хотя, кому тут в него целиться? Агонизирующему городу нет никакого дела до пирующих на его костях внешников.

Андрей сидел наверху, озирая окрестности и краем глаза наблюдая за погрузкой. Прогнозы аналитиков сбылись, склады оказались забиты так необходимыми их миру ресурсами. Кому, и для каких целей понадобилось хранить в этом посёлки такие богатства? Базе до этого дела не было. Раз лежит, надо взять, пока не взял кто-нибудь другой. В грузовики укладывали деревянные ящики, заполненные слитками. Свиридов не знал точно, что именно вывозят с этого склада. Были какие-то речи про рений и про платину. Много тут было всего, судя по всему. Жаль всего не увезти, кластер перезагрузится уже через пару суток, вновь запуская кровавый цикл, и этот вот склад скорее всего не появится ещё 5–6 перезагрузок, а то и больше.

Лестница заскрипела. Илья поднимался наверх. Он сменил свою одежду, облачившись на сей раз в облегчённый костюм, аналог костюма самого Андрея, без мощной брони и вспомогательных систем. Друг уставился вдаль, на всё больше и больше разгорающиеся городские пожары.

– Кошмар, да? Впрочем, мы привычные. Мир смерти, а мы в нём стервятники.

– Стервятники, говоришь? – Андрей усмехнулся, что впрочем, всё равно было не видно за плотным забралом шлема. – Говорят, внешники за пределами Долины и вовсе всех иммунных под нож пускают. Лекарства какие-то делают, наивные.

– Да уж, прямо смех берёт. Какой вообще в этом смысл? Ну да, нам конечно легко об этом говорить. Наша медицина сделала свой прорыв, избавив нас от необходимости травиться различными пилюлями. Но почему они в таком случае не ищут других внешников с развитыми технологиями?

– Как ты уже сказал, нам легко об этом говорить, Илья. Представь, что ты проник в неведомый мир, в котором смерть столь же обыденна, как чаепитие в купеческом доме. И что же ты будешь делать? Неужто бросишься в объятия к любому, у кого игрушки круче твоих? Напротив, любой, кто сильнее тебя, будет восприниматься как враг. Сначала всегда говорят языком силы, такова уж историческая тенденция человечества. А потом уже переходят к так называемой дипломатии.

Погрузка уже завершалась. Бойцы суетились, закрывая массивные люки. Все грузовые отсеки были до отказу забиты ящиками. Их попытались сунуть и в десантные, но там стало слишком тесно для самих людей, и пришлось выбрасывать лишнее за борт, прямо на дорогу, оглашая окрестности громким звоном. Илья и Андрей уже хотели спускаться вниз, когда неясное, тревожное предчувствие коснулось сознания Свиридова. Яркая вспышка на краю обзора, где-то среди домов, острое чувство смертельной опасности, и в следующую секунду он уже прыгнул вниз, схватив словно мешок картошки ошарашенного Илью.

В стену склада, в паре метров от того места, где они только что стояли, врезалась огненная стрелка. Взрыв был оглушительным. Система костюма сразу же отключила звуковые узлы, обращая мир в тишину, чтобы защитить хрупкие человеческие тела от разрушительного шумового воздействия. Андрей с грохотом приземлился на землю, на чуть подпружинивших ногах. Отвечавшие за амортизацию системы протестующее запищали, негодуя на столь варварское к ним отношение. Действуя на одних инстинктах, Андрей с силой оттолкнул друга прочь, в тот же момент услышав гремящие по броне костюма обломки стены. Один особенно сильный удар едва не поставил его на колени. Видимо останется вмятина. В этот момент ошарашенная быстро развивающимися событиями система костюма, наконец, осознала, что на владельца напали. Все панели покрылись тонким слоем силовой защиты, жравшей огромное количество энергии, но неплохо защищавшей от физических атак. Казаков уже бежал к своему танку, полностью осознавая сложившуюся ситуацию.

Андрей развернулся, бросившись к своему багги, но вовремя успел остановиться. Лишившаяся стабильности стена разрушалась на глазах. Массивные элементы конструкции осыпались вниз. Кусок стены рухнул прямо на турель, сминая её и обращая в груду высокотехнологичного хлама. Следом со скрипом упала лестница, полностью блокируя несчастный транспорт. Понимая что железного друга уже не спасти, Андрей на всей мощи искусственных мышц бросился к одному из грузовиков, уже готовившемуся мчаться прочь, и ухватился за приваренные сбоку поручни, необходимые как раз для таких вот случаев. Раздался оглушительный треск, в котором без труда узнавался танковый залп. Илья стрелял, судя по всему, по приборам, потому что визуальная позиция атакующих так и не отслеживалась, по крайней мере, оптикой костюма и молчащих турелей. Один из соседних домов буквально разрезало на уровне четвёртого этажа, снося все перегородки. Страшен был огонь главного калибра. Вот только попали ли они хоть по кому-то? Кто вообще это был, и зачем атаковал?

Пять грузовиков вытянулись в колонну, набирая максимально возможную для такой загрузки скорость. Вообще в таких условиях следовало бы сбросить груз. Вот только как это сделать? Всё под завязку забито надёжно закреплёнными ящиками. Колонну замыкал танк, хаотично обстреливающий соседние дома. Видимо Казаков решил навести побольше шороху и помешать невидимому противнику. Жаль, что винтовка осталась на крыше. Сейчас, наверное, лежит, раздавленная обломками. Было во всём этом что-то странное, на что Андрей обратил внимание только сейчас. Зачем? Зачем эти неизвестные атаковали таким громким и мощным оружием две одинокие фигуры на крыше? Снимать часовых ракетами или чем-то вроде того, это конечно занимательно, но в этом нет никакого смысла. Почему не атаковали танк или запирающий выход грузовик? Тогда у отряда были бы очень большие проблемы. Но чего они всё-таки добивались сейчас? В этот момент с одного из домов сорвалась новая огненная стрела. Танк сразу среагировал, ударив по месту запуска и превращая целый сегмент дома в осыпающиеся руины, но было поздно. Ракета в считанные секунды преодолела дистанцию до первого грузовика, и вонзилась в просторный грузовой отсек. Ещё один оглушительный взрыв перекрыл все прочие звуки, блокируемый аудиосистемой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru