Не злодей

Сергей Плотников
Не злодей

© Плотников Сергей

© ИДДК

* * *

1

В любом положении самое главное – максимально чётко определить плюсы и минусы ситуации. И только потом действовать. Не то чтобы я раньше чётко следовал этому правилу, но до недавнего времени никогда так и не встревал. Что ж, лист бумаги, разделить линией, слева минусы, справа плюсы. Понеслась.

Я могу нейтрализовать магию.

Полюбовавшись на эту строчку в правой колонке, я тщательно её зачеркнул и написал уже слева:

На меня действуют сверхсилы и магия.

Вот, теперь правильно. А теперь напротив, в плюсах:

Кроме тех, что пытаются меня изменить.

Чудесно. Поднять телекинезом метров на десять вверх – никакого особого сопротивления одарённый не почувствует. Как и в том, чтобы меня отпустить. Что-то подсказывает, что и пирокинез сработает: обжигает же не магия, а вполне физический процесс горения. Класс. Зато если какой телепат попытается проникнуть в мои мозги – обломается по полной. Ну, хоть что-то.

Поле моих способностей постоянно действует вокруг меня, – это я написал в плюсы и крепко задумался, не перепутал ли колонку. В конце концов, слева дополнил: – Обычно очень медленно, и ускоряется только в том случае, если изменения…

Н-да, и какие? Как правильно сказать-то? Магические? Так не подходит – магией вполне можно и физические изменения внести, как в Фаю. А! Вот!

…противоестественные.

Две строчки написал, а уже голова опухла, блин. Что там дальше?

Поле нормальных законов природы откатывает все изменения, внесённые противоестественным образом. Даже внесённые в программное обеспечение.

Вот это вообще в голове плохо укладывается. С другой стороны, ведь дрейф генома, как у моей борзой – это ведь и информационное изменение, пусть и записанное на ДНК, а не на флешке или диске. Логично? Логично. Что там слева?

Это свойство может нанести вред находящимся рядом со мной сверхам и магам.

Но пока что-то не заметно, чтобы вред был. Вот польза точно: Джаз научилась пулять своими молниями, Оборотень лучше стал контролировать звериную натуру, Хоук опять подчинила себе магию, и контроль у неё возрос. Видимо, тут как с лекарством и ядом: одно и то же вещество может быть и тем, и другим, вопрос лишь в дозировке. Эту мою грань нормализации обязательно надо исследовать. И увы, у меня только одна возможность это сделать: наблюдать за Молодыми Защитниками Монтерей-Бэй, причём ничего им не говоря. Подло? Возможно, но…

Никто не должен знать, что я – якорь!

Потому что, если об этом узнает милейший майор Шеридан или любой из его сослуживцев, сидеть мне в клетке на минус сороковом этаже до самой смерти, либо пока очередные вторженцы не сметут здешнюю цивилизацию. Что называется, оба хуже. А ещё:

Нужно как можно быстрее отыскать лабораторию родителей либо место хранения их записей и завладеть ими.

Если я правильно понял, какими они были, эти двое, то они наверняка озаботились, чтобы даже в самом крайнем случае исследования не пропали. Положили на двадцать пять лет в банковскую ячейку с пожеланием переслать в Пентагон по истечению срока аренды, например, или ещё что-то в этом же духе. Потому нужно как можно быстрее разыскать своё опасное наследство и вступить в права владения им… Или сделать то же самое нелегально, в случае невозможности правильного пути. Не тот случай, когда можно отступить, если слишком сложно добиться результата. И правильно, готовиться к худшему.

Вздохнув, я отложил лист, на котором тренировался в каллиграфии. Тушь, кисть, иероглифы – даже почти красиво вышло. Ну не на английском же писать? И уж тем более не на русском. Так, где там привезённые из Японии вещи? Ну-ка… Да, вот он – кусок бумаги, на котором Ичиро-сенсей накарябал контакты знакомых ему натурализовавшихся в США якудза, не пожелавших и на новом месте жить простыми обывателями. Моя единственная ниточка на тёмную сторону Штатов.

Отдельный вопрос – как при всеобщей цифровизации теневые структуры вообще умудряются существовать? Но, видимо, это кому-то очень нужно. Очень, очень стрёмно влезать в долги к мафии, но если не останется выхода, придётся. Либо надо найти деньги, много денег. Они и для другого нужны, эти деньги – именно их не хватает, чтобы начать активные работы по возвращению Зэты. Проклятье, какой-то замкнутый круг…

Лист с плюсами и минусами я сжёг на заднем дворе коттеджа, где арендую квартиру, в пустом мангале. Ещё и пепел тщательно растёр – и только после этого включил телефон… Который немедленно разразился звонком!

– Роуз, привет, – поздоровался я.

– Ты там себе таки каникулы устроил, да? – в своей обычной манере протараторила напарница по проекту высотного зеркала. – За пять суток онлайн полчаса и в мультиколледже ни разу не появился!

– Ну… – я вспомнил, что со мной за последние дни напроисходило, и покорно согласился. – Можно сказать и так.

– Короче, давай завязывай, – распорядилась салатная принцесса. – Мой дядя, твой приёмный папочка и президент универа наконец всё согласовали. Будем увеличивать группировку фрагментов сначала до тысячи, потом до пяти тысяч штук. Как я поняла, дело в плане разрешений на такое на мази.

– Я передам Хоук, – пообещал я. Мой прогноз, что Птица будет бегать от колдовства, оказался несколько пессимистичным: она уже вчера в первый раз осторожно пробовала задействовать свои силы. – Но если тысяча – это ещё реально поднять в какие-то вменяемые сроки, то пять – перебор. Их же по десять штук в день придётся больше года в стратосферу таскать!

– Этот вопрос тоже решается, так мне намекнули… А, самое главное-то и не сказала, балда! Нам теперь будут зарплату платить за участие в проекте! Причём не подачку какую, а всё по-взрослому, от той фирмы-стартапа, которая теперь высотными рефлекторами будет заниматься. И мы там главные, типа! Как мой дядя сказал: заслужили!

– А вот это хорошая новость! – обрадовался я и потребовал: – Давай подробности по стартапу.

Стартап. Инвестиции. Деньги. Деньги! Неужели в кои-то веки повезло?!

2

Умение читать договора – особый навык, но нужен он каждому человеку. Потому что чёртовы бумажки приходится подписывать реально везде: в банке, при приёме на работу, с управляющей компанией дома, с ЖЭКом, с поставщиком нового чайника… Даже с крематорием, блин! Не хочется вспоминать, сколько раз я обжёгся, пробежав глазами текст слишком быстро и не уловив деталей. Зато научился в конце концов.

– Мне кажется, тех юристов, что работали с уставными документами и регистрацией стартапа, можно в качестве оружия массового поражения использовать, – честно признался я. – Просто забрасывать в порталы в чужие миры, снабдив томиком тамошних законов, а дальше они автономно докажут местным, что планета-то вовсе и не их!

Птица, которая, разумеется, тоже фигурировала среди учредителей (и единственная была совершеннолетней), судя по отсутствующему выражению лица не совсем прониклась документами. А вот Роуз прониклась. Точнее, ей помогли.

– Наш уважаемый дедушка Авраам, он тоже юрист, выразился почти как ты. Он сказал: «Таки если бы пираньи могли практиковать юриспруденцию как жрут, и то лучше б не справились!» С твоим приёмным отцом опасно находиться по разные стороны, с такой-то его поддержкой.

Фил Йон в очередной раз мимоходом продемонстрировал, насколько он хороший политик, раз задницу ему прикрывают такие монстры права. С Хоук они возились меньше всего: ей просто подарили долю уставного капитала, вложенную в стартап. А вот мы с Розой, двое несовершеннолетних, учредить ничего не могли в принципе. Но, как оказалось, если родители каждого вложат в уставной капитал наши деньги, то схема сработает. Красиво!

– Та-ак, – прервал затянувшееся молчание я. – Насколько понимаю, наши семьи видят развитие нашего маленького бизнеса так: продолжаем на ресурсах Калифорнийского государственного делать элементы кластера и поднимать их, превращая рефлектор из демонстрационного образца в минимально рабочий. Чтобы хоть грядки освещать, хоть солнечные батареи, хоть сам универ целиком, а не только кампус. После чего получим первые реальные объективные результаты и сможем под них искать первые инвестиции.

– Более того, первый заказчик уже определён! – развернула ко мне то, что читала, Фриман. – Университет в рамках продолжения экспериментов должен будет заказать производство ещё четырёх тысяч бабочек со стопроцентной предоплатой!

– Ага, и их подъём, – мрачно прокомментировал я, пробежав текст предварительного соглашения глазами дальше. – Не это ли уважаемый президент имел в виду, говоря, что проблема подъёма также будет решена? Тонко он нас… развёл.

– Ничего, к тому моменту что-нибудь придумаем, – отмахнулась салатная принцесса. – Время у нас есть…

Напарница осеклась, встретившись со мной глазами.

– Что?

– Во-первых, времени у нас нет, – покачал головой я. – Ты ведь понимаешь, что тысяча элементов – это сто дней, чуть больше трёх месяцев? А нам за это время нужно организовать потоковое производство ячеек кластера и ещё что-то дешёвое для подъёма придумать. А денег на это нет, и их придётся сейчас где-то взять. Кстати, как ты думаешь, кому из нас банк одобрит кредит? Одному из несовершеннолетних прожектёров или, может, восемнадцатилетней супергероине?

Какое синхронное напряжение ума отражается на лицах девушек. Ладно Птица, но от Розочки я такой наивности не ожидал.

– Эй, вы чего? Реально решили, что этот стартап – этакий нам подарок?! Нет, конечно подарок, да, но и проверка. Наша проверка как молодых и дерзких бизнесменов. Довольно лайтовая проверка, надо признать: если мы её провалим, сидящий на крючке моего приёмного папочки глава Калифорнийского государственного нам ничего не сделает. Тихо расторгнем договор, и всё. Ты, Роуз, пойдёшь к дяде помощником в салатный бизнес, я в науку, как и планировалось Филом. Хоук… Наверняка Йоны считают, что и так ей дали прекрасный шанс с этим подарком трети уставного капитала.

 

Ястреб насупилась, но её лицо вполне могло сойти за довольное на фоне Розы, которая словно даже не лимон прожевала, а целых три! Нет, она что, серьёзно уже поверила, что всё просто будет?! Ну и ну.

– Вот если справимся, уже разговор будет другой, – перестал давить я. – А понадобится, мы и затянуть подъём первых девятисот бабочек сможем. Ведь у Хоук никакого договора с универом тоже нет, и на ненормированные нагрузки без выходных она не подписывалась.

О, выдохнули и теперь уже по-нормальному сосредоточились. Отлично, чего я и добивался.

– Но затягивать поиск денег мы не имеем права по другой причине: наше маленькое зеркальце словило нехилую волну хайпа в студенческой среде в социальных сетях – как же, у нас есть такая прикольная хрень, а у остальных нет! Причём у нас – это у довольно отстойного по общему рейтингу американских вузов государственного универа, а вот «Калтех» и «МИТ» в пролёте[1]! Роуз отслеживала ютуб и не даст соврать.

Упомянутая девушка коротко кивнула, подтверждая мои слова. Волна роликов и трансляций и правда получилась знатной: если в первый день студенты только транслировали виды кампуса с подсветкой, то на следующий уже начали отжигать.

Например, готовили сосиски-барбекю в фокусе метрового вогнутого зеркала днём (правда, нацелив рефлектор всё же на солнце, подозреваю), или устроили массовый флешмоб с загоранием на шезлонгах в купальниках – хотя не самую жаркую весну к трём часам дня наш высотный рефлектор локально в кампусе нагревал не более чем на 2–3 градуса Цельсия. Просто всё это практически прошло мимо меня из-за реабилитации Хоук и поездки в больницу к пострадавшим друзьям, завершившейся посещением спец-арсенала 3-0-5.

– «Лучшая реклама – когда тебя продвигают друзья бескорыстно и по собственной инициативе», – процитировал я многократно слышанное в моём мире высказывание и выдал агрессивную улыбку. – Есть ещё несколько дней, пока сеть не забыла про нас, используем их с толком!

– Отличный план, – похоже, Роуз наконец пришла в себя, выбравшись из эйфории получения в подарок собственного дела. – Только вот как? Ай-Пи-О[2] нам за три дня не пройти… и вообще пока не пройти.

– Точно так же, как с универом – заключим предварительные договора, только с частичной предоплатой прямо сейчас, а не после того, как тысячное зеркало будет собрано, – пожал плечами я. – И для этого нам не хватает только генерального директора с правом подписи подобных документов… Которого мы прямо сейчас кругом учредителей и выберем. Собственно, особого выбора-то у нас и нет…

Тут мы с Розой вместе посмотрели на растерявшуюся Птицу.

– Я?! Но… Я же не справлюсь!

– А гендиру, нанятому со стороны, придётся сразу платить зарплату, – я уже успел продумать этот тонкий момент. – Причём даже если скинемся, на первую выплату не хватит – нужные нам люди, которым можно доверить такие сделки… с аппетитами. Но, я думаю, ты справишься. Помнишь, какие вопросы задавали тебе на выступлении?

– В основном технического плана. Ты ведь для этого меня белый халат попросил надеть… – тут до Ястреб кое-что начало доходить. – Подожди-подожди, ты хочешь сказать, меня потенциальные инвесторы будут воспринимать как… яйцеголовую[3]?!

– Именно, – я подмигнул. – Как человека, который точно может сказать, куда пойдут запрошенные суммы, потому что разбирается во всех технологических процессах. Плюс пиар соцсетей… Я думаю, должно выгореть. Тем более, в отличие от банков, для которых программы распознавания лиц работают без ограничений, бизнесмены средней руки не будут ассоциировать тебя с супергероиней Хоук. Если, конечно, ты только не появишься у них в кабинете в своём рабочем костюме.

Интересный момент, но во время выступления и ответов на вопросы никто так и не понял, что Ястреб вешала в стратосфере элементы рефлектора лично, а сама она эту тему благоразумно обошла. А что представляется так, без первого имени… ну, может оно такое, неблагозвучное. Не всем ведь везёт с родителями. В России, кстати, человек с фамилией Ястреб тоже не вызвал бы ажиотажа, даже при наличии некоего известного лица по кличке Ястреб. Не работают так ассоциации.

В общем, похоже, действительно есть все шансы найти финансирование прямо сейчас… Если только одна гнида не выдаст Хоук. Просмотров на канале у Срывателя Покровов мало, но по ключевым словам я же нашёл его канал. Дважды. Значит, и бизнесмены смогут – они ведь будут проверять потенциального партнёра.

Пожалуй, надо прямо сейчас озаботиться, чтобы, гхм, суперзлодей ничего лишнего не выложил. Тем более, есть у меня большие подозрения, кто именно мог нака́пать на мозги Флоре, отчего её конкретно переклинило, вплоть до теракта. Не зря же она сказала: «Мы пытались обратить внимание властей и народа». Как хорошо, что Экзо, когда Защитники поймали этого типа в прошлый раз, выяснил, где он живёт, и эта информация осталась в кластере базы. Уверен, наш визит в гости пойдёт ему только на пользу!

3

Разработка, если так можно выразиться, операции против Срывателя Покровов много времени не заняла. Не того калибра личность, чтобы городить особые сложности. Мотивировать же Защитников на активные действия удалось ещё быстрее.

– Только не прибей урода на месте, постарайся, – попросил я только что вернувшегося из больницы Оборотня.

Парень, как только я озвучил, к кому и зачем мы заглянем на огонёк, стал столь демонстративно разминать пальцы, что я решил напомнить ему про необходимость чтить уголовный кодекс. Только проблем с законом нам не хватало… во всяком случае, прямо сейчас. Птица тоже не возражала, что с проблемным «злодеем» надо решить вопрос, причём в резкой форме. Раньше, думаю, она бы по-другому отреагировала, но после посещения триста пятого специального арсенала по себе знаю, точка зрения на многие вопросы кардинально меняется. Меня, правда, волновало кое-что другое:

– Точно справишься? – отведя свою девушку в сторону, тихо переспросил у неё я. – Противник у нас… специфичный, но придумать всегда что-то можно.

– Справлюсь, – Хоук сжала мои пальцы. – А если… опять начнётся – ты ведь будешь рядом.

Вот что на такое ответить? Только притянуть к себе и поцеловать! Вульфи тактично сделал вид, что ничего не видит и не слышит: случившееся с Флорой на него сильно повлияло. Особенно после того, как он посмотрел смонтированный ролик по записям очной ставки. Придётся всё же приглядывать за ним вполглаза, а то как бы чего не вышло «случайно».

* * *

Информация о Срывателе в памяти кластера базы Молодых Защитников Монтерей-Бэй не отличалась исчерпывающей полнотой. Такое впечатление, что Экзо то ли поленился, то ли вообще побрезговал собирать данные на эту никчёмную персону, ограничившись необходимым минимумом. И это могло нам выйти теперь боком.

Дело в том, что местом жительства блогера и «журналиста» числился дом на колёсах, американцы их называют ещё кемперами или ар-ви, от RV, Recreational Vehicle. Понятно, что недвижимостью подобную конструкцию не назвать, и увезти её можно куда угодно. Собственно, большую часть уверенности, что мы найдём нашу цель всё там же, придавал тот факт, что Срыватель Покровов продолжал работать не только по глобальным темам, вроде экологии, но и пытался что-то там пыжить на местные власти и бизнесменов в Салинасе и соседних городах.

Конечно, интернет позволяет прокручивать подобные фокусы и удалённо, но… смысл-то какой? Опять же, с Флорой, значительную часть времени обходящейся без электроники вообще, придурок тоже наверняка лично контактировал…

Ещё один момент: кемпер можно было поставить на любой более-менее ровной площадке, но жить больше нескольких дней, как в полноценном доме, получится только в специализированном ар-ви-парке. Там к каждому долговременному стояночному месту подведены порты электропитания, водоснабжения и даже канализации – точно, как в марине для катеров и яхт.

Ар-ви-парков в США по-настоящему много – но при этом не сказать, что они понатыканы в каждом углу. Здесь, в Калифорнии, они прижимались к курортным местечкам, вроде хорошего морского пляжа, или рядом с парками природными.

Простой расчёт: семья приезжает, буксируя дом-прицеп за своей машиной, базируется, а потом совершает по специально подготовленным тропам для туристов туры на день, два или три. Всегда же приятно в конце маршрута выйти к удобствам цивилизации, ну или, если что, оперативно к ним вернуться. Особенно в свой, пусть и мобильный дом, а не какой-нибудь безликий мотель или существенно более дорогую гостиницу.

Срыватель обосновался на краю того горно-природного массива, куда я планировал ходить гулять с Фаей, но по факту выбрался один раз. Я предложил слетать на такси, однако Хоук всё же решила сначала заново попробовать свои силы. Потому мы без проблем высадились примерно в километре от ар-ви-парка, на склоне горы – слишком далеко для посторонних взглядов, тем более вечером, и вполне достаточно, чтобы рассмотреть площадку с домами на колёсах в бинокль.

– На помеченном Экзо месте вообще нет кемпера, там пусто, – закусив губу, сообщила Хоук.

– Могли передвинуть на соседнее в тот момент свободное место, если, например, подача воды сломалась, – предположил я.

Птица принялась водить окулярами и минут через пять действительно нашла.

– Только он почему-то не в парке стоит, а на парковке рядом, – обескураженно призналась она. – Самый левый из вон тех трёх, в углу.

Решил свалить, но не успел?

– Так владельцы парковки выставляют машины на продажу, – уверенно подсказал шарящий откуда-то в теме Оборотень. – Если площадка достаточно большая, а забивается только в сезон, за небольшой взнос и процент берут на реализацию.

– То есть, урод ещё и следы замести додумался, – подытожил я.

А вот это проблема. Я ведь не хакер, чтобы вычислить физический адрес по айпи, и не представитель, скажем, банка, которому государство и так предоставит данные о локализации искомого субъекта. Чёрт…

– Там внутри только что зажёгся свет, – вдруг подала голос моя девушка.

Супергероическое прозвище Ястреб получила не только за способность к полёту, но и за способность не хуже хищной птицы с высоты рассмотреть всё, что надо.

– Либо хозяин парковки привёл клиента глянуть на лот продаж, либо… – я не стал проговаривать очевидное. – Глянем поближе?

Стоянку и ар-ви-парк разделяла широкая полоса густого кустарника, которая, как оказалось, маскировала канаву. По дну, преимущественно состоящему из липкой чёрной грязи, тёк узенький пованивающий ручеёк. Пробраться внутри этого препятствия бесшумно ещё и в густых под ветвями и листьями сумерках нечего было и мечтать… Мне. А вот оба сопровождающих меня супера показали класс: Хоук при помощи левитации даже подошвы не испачкала, а ветви аккуратно отклоняла магией, Вульфи же справился вообще без читерства, на одних инстинктах. Пришлось ждать друзей в стороне.

 

– Воняет этот колёсный сарай так, что аж глаза режет! – первым выпалил вывалившийся из кустов около меня перевёртыш. – Но запах Срывателя есть, и свежий. Я ещё в прошлый раз его запомнил.

– К нужному нам ар-ви идет электрический кабель, замаскированный в кустах, – опять Птица заметила больше. – И, судя по тому, как выглядит контакт, к сети осветительных фонарей он подключён нелегально.

Какая прелесть.

– Ну… начинаем действовать, как планировали? – волшебница постаралась скрыть волнение, но я её успел слишком хорошо узнать.

– Всегда готов! – осклабился Вульф, как тростинку подхватывая двадцатилитровую канистру, отнюдь не пустую.

– Погодите, – остановил я их.

Кусочки мозаики в моей голове сложились. Про личность «суперзлодея» Экзо ничего не написал, но кое-что рассказал Оборотень, который вдоволь набегался по лесу за Срывателем Покровов пару лет назад. Противник тогда не придумал ничего умнее, чем пустить трансляцию порнухи по каналам веб-камер заповедника – да-да, ужасное злодейство! Причём умудрился ещё и так момент подобрать для своей выходки, что сорвал уроки природоведения сразу в нескольких школах, где нужно было в качестве лабораторной работы удалённо понаблюдать за жизнью заповедника.

Защитники обнаружили физическое подключение к сети национального парка, а дальше было дело техники и нюха Вульфи. Настигнутый субъект оказался страдающим излишним весом типом, сначала гордо выступающим на тему «у нас свободная страна, что вы мне сделаете», а когда о него случайно споткнулись, начавшим истошно верещать, чтобы его не били и простили.

Мараться суперы не стали, а вот в полицию нарушителя оттащить не поленились, где эта гнусь немедленно потребовала зафиксировать на своём теле следы ужасных побоев! Следов, разумеется, не оказалось – парочку синяков полицейские демонстративно проигнорировали. В итоге тридцать, что ли, часов общественных работ, и новые вскукареки сразу после освобождения.

Однако грязь грязью, а популярности Срыватель так и не достиг. Собственно, случай с порнухой оказался его минутой славы, а так бы о нём никто из людей вне злодейской тусовки так и не узнал, включая меня. Тем не менее, на его канале разоблачения и иные материалы выходили и продолжают выходить регулярно. Логично предположить, что ему за это приплачивают… А что, если нет?

Социальные пособия, редкие подачки от других, столь же рядовых злодеев – скорее всего, за поиск информации или идеологическую подачу той или иной информации. Причём последнее могло ещё и иссякнуть изрядно, когда комплементарные Найтблинку и Экзо “плохиши” тоже подались на повышение. А Флору, которая осталась на побережье залива Монтерей по причине отсутствия амбиций, придурок собственными руками отправил если не на смерть, то уж в руки Национальной гвардии точно.

Спрашивается: и на что подобный человек может жить? Собственно, ответ прямо передо мной: задолжал владельцам ар-ви-парка, карманы пусты, те выставили на продажу последнее имущество, что можно было в счёт долга отобрать – фургон. Но почти состоявшийся бомж, пользуясь весенним низким спросом на подобные прицепы, нагло самостоятельно вселился назад. Ещё и незаконно в электрический кабель врубился – кое-какие технические знания у типа несомненно есть. А вот с канализацией не справился… или специально развел вонь, чтобы его кемпер уж точно никто не взял, с такого станется. Что ж, сю-юрприз, скотина!

Спокойно, ничуть не скрываясь, я дошёл до въезда на стоянку и постучался в практически точно такой же домик на колёсах, только принадлежащий сторожу. Хозяин стоянки слегка приплачивал охраннику за успешную продажу выставленных на реализацию лотов, так что тот обрадовался моему желанию неимоверно. У меня был большой соблазн заставить окончательно обленившегося жадюгу, которому лень регулярно проверять вверенную территорию, но при этом решившего поиграть в торги, прогуляться до ар-ви Срывателя.

Сцена выселения обещала в таком случае быть весёлой, уж я не сомневался, что и до падения на колени дойдёт с мольбами. Это если толстяк вообще откроет – могу на что угодно поспорить, замок на двери он сменил сразу же, как только въехал повторно. В таком случае надо было ждать полицию и штурма с дронами – лично меня вполне устраивающий вариант устранения противника через гарантированное тюремное заключение… Если бы не история с Флорой. Нужно размотать её до конца, хотя бы ради Оборотня.

– Мистер Смит, вы сделали прекрасную покупку, о которой не пожалеете! – наконец мы ударили по рукам.

Ох, чувствую искин Йонов не сочтёт, что я потратил деньги правильно. Правда, теперь я зарплату неплохую получаю… Которую смогу выдать сам себе, только если найду инвестора с деньгами авансом, блин. Ладно.

– Разумеется, вы правы! – выразительно покрутив на пальце связку механических ключей, с фальшивым энтузиазмом согласился я.

Бог ты мой, сколько же лет этой коробке на колёсах, что электронного замка нет? Тридцать или все пятьдесят?!

– А вот теперь действуем по плану, – показав соратникам подписанный акт купли-продажи, я выключил телефон. – Теперь мы и по закону в своём праве, разве что пожарной инспекции в крайнем случае придётся штраф заплатить.

Если бы Срыватель Покровов увидел сейчас улыбку Оборотня, обнявшего канистру с солярой, сбежал бы в Канаду пешком, роняя тапки.

1Калифорнийский технологический университет и Массачусетский технологический институт соответственно. Считаются самыми сильными высшими школами, обучающими техническим наукам не только в Калифорнии, но и во всех Соединенных Штатах.
2Первичное публичное предложение, первичное публичное размещение, IPO ([ай-пи-о], также редко [ипо́]; от англ. Initial Public Offering) – первая публичная продажа акций акционерного общества, в том числе в форме продажи депозитарных расписок на акции, неограниченному кругу лиц. Для выхода на IPO надо пройти достаточно сложную процедуру аудита, после которой акции допустят до продажи на бирже.
3Накрепко приклеившееся сленговое прозвище ученых.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru