У меня зазвонил…

Сергей Овчинников
У меня зазвонил…

Ага, значит, провокация! Бежать нельзя – дать отпор. Что от меня ждут? Чтобы я позвонил жене? Хм. Окей. И я набрал Наташку.

Наташка, вообще-то, огонь! И она могла бы! Ну, чисто теоретически. Только какая же она мне жена? Она бы и не вспомнила обо мне, если бы я не позвонил. У нас с ней было-то все пару раз. Пара огневых боестолкновений! Ух, как вспомню! Стоя в примерочной Zara у Курского и ещё на бегу – в туалете спального вагона фирменного Москва-Ухта.

– Привет, Натуль! – Говорю. – Узнала что ли?

– Нет, не узнала. – Хмуро доносится с той стороны. – Телефон напомнил. Ты, Игорёк, вечно не вовремя! Засранец!

– Чой-то, засранец? Рождество же. – Вспоминаю, какое сегодня число. – Скоро. Ну, хоть узнала – и то хлеб. Ты ко мне сегодня вечерком не собиралась? С полным боекомплектом. – Говорю и думаю: «Надо же мне как-то варианты вычеркивать. Сужать, так сказать, круг подозреваемых лиц. Ведь звали же в органы после увольнения на гражданку – чего не пошёл. Моя ж тема. Опыт горячих точек опять же».

– Я к тебе? С какого это перепугу-то? – По голосу слышу, что охренела, можно бы и вычеркнуть уже, но как тут заднюю сразу воткнуть.

– Ну, там, замуж выйти, чего как. А потом может и прикончила бы меня за всю фигню давнюю. – С усмешечкой так накидываю и слушаю.

Трубка взрывается гомерическим хохотом.

– Ну, Игорь, ты и кадр! Честное слово! Вот за что тебя… – Хмыкает досадливо. – Поржать с тобой всегда было зачётно. – Она всё ещё смеется, но уже затихает. – Замуж, ты, конечно, хватанул через край – рассмешил. А потом, знаешь, прямо в душу заглянул. Одно время руки чесались, ой, как чесались!

– Ладно, – говорю, – соберешься – звони.

И, не дожидаясь матюков, отключаюсь.

Ну вот, жене позвонил. Что дальше? Хлопаю себя по лысине: «Дебил же ты, Игорёк!» Теперь у них есть Наташкин номер. Это конечно при условии, что они меня круто пасут, как в кино. Хотя и на нашем уровне решаемые вопросы. Ну, знают они Наташкин номер. Вот что они ей в уши вливать будут – вопрос. Если будут, конечно. У меня появилось неясное предчувствие – вот-вот и я эту схему за краешек уже ухвачу.

И тут он позвонил снова. Я снял трубку молча.

– Ну что, Игорёк, не свалил ещё? – Если в прошлый раз он был пьян, то теперь он, похоже, добавил. – Ты давай того, не тяни – скоро жена вернется.

Я молчу, пытаюсь сообразить, какого же лешего, ему от меня надо. Или не ему? Ведь вот же до сорока двух лет дожил… В голове какой-то противный червячок шевельнулся: «Уверен, что доживешь?» Тьфу ты, бред какой-то. У меня в следующем месяце днюха. Или нет? Это двадцать третье февраля. А день рожденья? Ну ладно: почти дожил. Ни жены, ни детей. В груди противно заныло. Убить вон по случаю – и то некому. Так, это я уже шучу что ли? А на кой я шучу? Мне теперь самому поугорать над этой хохмой надо? Обоссаться просто, как смешно!

Рейтинг@Mail.ru