10 ЖК. Десятая жизнь кошки

Сергей Овчинников
10 ЖК. Десятая жизнь кошки

«Так, ладно. Сегодня никаких гостей. Сегодня Димастый нам покажет, как создаются алгоритмичские шедевры»

От Кристины, выходит, остался лишь кот. Так, стоп! Почему от Кристины? Кота же Игорь принес. Это его кот. И правда, почему? У меня реально произошло замещение. То ли Крис своим появлением и в судьбе кота сыграла поворотную роль? Не зря же он её так сразу полюбил. Я вспомнил его проницательные желто-зеленые огни в темноте. Надо пойти покормить, что ли. Впрочем, в прихожей уже стояли мои самые нарядные пиалы. Одна с кормом, другая с молоком. В тот момент я понял, что неслучайно Крис заняла место хозяина в моём сознании… То есть, я хотел сказать хозяина кота, в смысле, хозяйки. Да, она уже поглавней Игорька. А причем здесь Игорь? Он же доверил питомца мне. А ответственность, получается, взяла на себя она. ОНА!

– Погоди-ка. – Это я, значит, себе. – Ты вообще-то за кого? За меня, т.е. за себя? Или за неё?

Чёрт! Ответа не было. Как, впрочем, и ответственности. Я бы сказал: «За кота», но это тоже не правда. Знал бы Игорь, кому он животное доверил. Я задумался.

Первая мысль была про миски с кормом. В них я недавно мешал творог с какой-то сладкой белковой хренью из порошка. Я тогда пытался на низкоуглеводке подсушиться в экстремально жесткой форме. Довёл себя до полного психического изнеможения. На хлеб так вообще готов был набрасываться. Я машинально глянул в зеркало и буквально скорчился от боли. Моя приталенная майка-алкоголичка настолько красноречиво кричала, что сушка та не удалась, как будто я сам не знаю. Попробовал её натянуть, но лучше не стало. На Вин Дизеля я окончательно перестал смахивать, даже на постаревшего – в самом распоследнем «Форсаже».

Ладно, бог с ними, с мисками этими. Но где же сам кот? Я тут же вспомнил, как он караулил дверь. Неужели Крис его выпустила? Я сразу представил, как пыталась выйти, но не могла – кошак норовил выскочить следом и буквально пролезал между ног. Ей пришлось налить ему молока и отсыпать корма… Ладно, Димуль, ты только свои темки ей не приписывай.

В этот момент дверь туалета приоткрылась, и оттуда показалась уже знакомая мордочка. Хм, знакомая. Как это называется у котов? Выражение чего? Пусть будет: лица. У Кэрролла вроде коты улыбались даже9. Интересно, узнал бы я его на улице, отличил бы от других?

Кот не спеша приблизился к миске и стал лакать молоко. Я заглянул в туалет. В углу стоял поддон с кошачьей насыпкой, организованный Игорем. Я готов был поклясться, что он не тронут до сих пор. Запах, тем не менее, присутствовал. Я глянул в унитаз – фантастика. Всё равно не поверю, пока сам не увижу. Я автоматически нажал слив, но мысли уже переключились.

Ну что ж, коль скоро музу я сегодня проспал – живую музу, то есть, то ни в коем случае уже нельзя упустить музу творческую. И я надел счастливые треники. Дамского общества они по-любому не выдерживали. Точнее наоборот: это оно, общество, не выдержало бы их, если бы даже меня угораздило попробовать. Треники – мой самый надёжный триггер. Гарантия пресловутого ворклайф баланса. Проблемы трудоголиков мне к счастью неведомы. Но я слишком хорошо знаю, что жизненно важно фрилансерам или удаленщикам, как мне. Хотя бы изредка надо заставлять себя, сука, работать. Коленки у штанов оттянуты ровно настолько, что даже на тренировку в приличное место уже не надеть. Зато в них получался практически идеальный код. Может, я сразу настраивался нужным образом – не знаю, но то, что я писал в них, я крайне редко потом переписывал. Да и тексты получались заметно лучше. Откровенно говоря, меня не сильно заботили корни всей этой метафизики. Меня больше волновал практический результат, поэтому я просто надевал и садился работать.

Кот мой баланс не нарушал нисколько. Я не трогал его, он – меня. Мы с ним, можно сказать, уважали личное пространство друг друга. Послушайте, это же какой кайф! Когда твой, хм, партнер (вот ведь), человек или кот – уже не важно, трепетно относится к твоим границам… Меня, например, в ответ накрывает таким кромешным уважением, что я вот уже гашу монитор и бегу молока наливать. Это про кота, конечно. С людьми мне меньше везло. Я, понятно, подливал и подсыпал периодически, когда миски пустели. Заменил их все же пластиковыми одноразовыми. Но кот не обиделся. По крайней мере, виду не подал.

Игорь сказал, что вернётся через неделю. Кота должен был забрать в следующий вторник. Сегодня четверг. Но я же не считаю дни? Меня этот кот совсем не напрягает. Может даже напишу, того и гляди, текст про животных. Говорят, они неплохо продаются. До строительных, конечно, далеко, но надо же ассортимент расширять. Или можно вообще зоозащитникам в качестве самопродвижения – эти все равно не заплатят. «Так стоп! Какие тебе тексты о животных? У тебя интерфейсы для онлайн-школы неёб..ны – начать и кончить! И за них, кстати, заплачено. Иди уже работай!» И я иду.

В пятницу с утра выезжать никуда не хотелось совсем, тем более, на работу. Шефу присралось сделать перекличку живьём. Наверное, переживает, что многие из нас забывают, где лежат брюки – в камеру не видно. На некоторых они, наверное, уже плохо застегиваются. Шеф, по ходу, садист. Я предложил сделать распечатки модулей – чего уж, живьем так живьем. Он юмора не оценил, да я и не ждал. Тумблер погоды некстати переключили на жару – не могли до субботы подождать. Поехал, конечно, хоть и очень не хотел. Коту отсыпал с горкой – у нас рабочий день не любят быстро заканчивать. Как до офиса доберешься, на всех наваливаются воспоминания – у кого что не так работает – за всю прошлую фигню. Заказчики, может, и не помнят уже, но нам же не уняться. Разгрести за один день все равно не успеть, так что короткий день мне не светит. А в восемнадцать ноль ноль я аккуратно и незаметно исчезну.

Но сегодня, о счастье, офис оглушал тишиной. Выставка – моя спасительница. Весь трудовой коллектив (почти) в промо футболках заступил на раздачу буклетов в экспоцентре. Правильно, я считаю. Вместо того, чтобы бабки палить на целый полутораметровый стенд… «Наши ребята за ту же зарплату…»10 А у меня заслуженный ими короткий рабочий день. И я сегодня дома не нажму даже самой крохотной клавиши – разве что «Pause / Break», потому что я сегодня уже отработал. Я, блин, в офис приехал. А кто в офис приехал, тот уже молодец! И это то единственное, почему удаленка может по эффективности уделать офисных на раз. Но не уделывает. Потому что у нас, у удаленки, тоже есть, чем гордиться. Ну не работой же!

Так что, в три без малого я уже открывал дверь своей кибер пещеры, прикидывая, что надеть, куда поехать, кого позвать.

Не успел я повернуть ключ в замке, как дверная ручка сама прыгнула мне в руку. Я попятился. Серый комок метнулся в образовавшийся проём и исчез на лестнице. Мне бы пулей следом, но я почему-то зашёл в прихожую. Медленно. Посмотрел в комнатах и на кухне. Кого я там рассчитывал найти? В туалет даже заглянул.

Сомнений быть не могло. Кот. Кот, которого мне принес Игорь. Принёс и доверил… Доверил до своего возвращения… Кот, которого я теперь прое… Упустил, потому что я всё всегда упускаю!

Как упустил ту блатную должность в госконторе, где можно было бы уже не работать. Как тот стартап, в который меня же звали, а я носом крутил, мол «эти чмошники ничего не понимают». Теперь мне до этих «чмошников», как до Луны. А у судьбы для меня больше стартапов и должностей пока нет. Так даже и кота не сумел укараулить!

«И всё ж тебя я ищу по свету»11

Скажи, нам сколько пришлось скитаться

Среди туманных миров скитаться

Затем, чтоб мы, с тобою мы друг друга нашли?12

С этими или очень похожими мыслями и ещё с адским грохотом я таки-сбежал по лестнице во двор. Я, наверное, ждал, что меня опять окатит не по-июньски плотным летним зноём, в котором я почти плыл по дороге с работы. Но вместо него на меня дунуло откуда-то взявшимся ветерком, еще не прохладным, но уже и не знойным. Небо затягивало, хоть солнце пока пробивалось. Конечно, во дворе никого не было. Никого из котов. Людей-то хватало. Мамочки с колясками совершали свой бесконечный цикл. Интересно, у них дети когда-нибудь вырастают? Мамочки опасливо косились на детскую площадку. На ней группа нетрезвых, но крайне тихих бомжей что-то доедала и допивала. Лица их были печальны. Взгляды прятались у поверхности земли.

– Простите, вы кошку не видели?

– Я? Кошку? Я же с ребенком!

– У меня кошка убежала. Может, видели куда?

– Нет, извините. – Девушка с очаровательно раскинувшейся во сне кудрявой малышкой продолжила свой круг, покачивая новенькую блестящую коляску.

 

Может, она рассердилась, что я могу разбудить девочку. Странно, у самой совершенно прямые волосы и намного темнее, чем у дочки. Наверное, она могла бы мне даже понравиться при других обстоятельствах. Но сейчас девушка показалась абсолютно несимпатичной.

– Кошку не видели?

– Братуха, помоги, чем можешь!

– Кошку? – Я отсыпал ему мелочь, что набралась в кармане.

– Не, не видели. – Он кивком опросил остальных – те что-то сонно промычали. – Спасибо те.

Я для очистки совести обошел по периметру, методично заглядывая в темные углы, мусорные баки и соседние подъезды.

Когда я подходил обратно к своему, две мамочки, объединившись, уже теснили бомжующую братию с незаконно занятой детской территории. Они даже каким-то чудом заставили тех забрать с собой все неизбежные последствия их нехитрой жизнедеятельности. Ой, что-то слог у меня затуманивается, с ритма сбиваюсь. Расстроился, наверное, просто. Всё-таки, какие дисциплинированные бомжи встретились мне сегодня на детской площадке во дворе многоквартирного дома. Чёрт, какая же хрень с ключевыми фразами лезет мне сегодня в голову!

Я поднялся к себе и позвонил Кристине. Ну не Игорю же звонить! А после Игорька, Крис по праву самая близкая родственница пропавшего. Тьфу, чуть не подумал «усопшего»!

Она сбросила звонок, и в обратку пиликнуло сообщение:

– Димочка, не могу, с шефом срочно уезжаю, уже в Сапсане, целую, позвоню. – Запятые, понятно, мои.

Я, было, полез в холодильник за Просекко, но вспомнил, что не успел пополнить запас. Мир неожиданно разом оборачивался против меня, и кольцо уже начинало сжиматься. Имелась ещё одна заначка, но я изо всех сил сопротивлялся. Признавать, что всё настолько х..ёво, пока не хотелось. Посидев с минуту, подбирая синоним к слову лузер, но побольнее, я понял, что настроение таким макаром не поправить. Пришлось доставать из морозилки старинную, доакцизную, «Финляндию». Она мгновенно запотела. «Чёрт! А ведь настроение уже начинает улучшаться!»

Сообразив, что ординарными соленьями тут не обойтись, я ринулся на балкон. Там притаилась банка дарёных малосольных от самой Кристининой матушки. Я тогда ловко соскочил к дальневосточному заказчику в командировку – безболезненно избежал знакомства с родителями, трекнул по долине гейзеров, а по возвращении ещё и даров отхватил. Знакомство, стало быть, произошло опосредованно – через огурцы. А было или нет – каждая из сторон могла трактовать исходя из собственных предпочтений. Сейчас эти воспоминания тоже окрашивались в зеленовато-грустные тона, и думать об этом не хотелось.

Сервировав «тёщину» малосолочку, вспомнил, что правильные стопки тоже где-то в морозилке. По дороге к ним наткнулся на шмат сала. «Ух! Мир положительно меняет гнев на милость. Кто волшебник? Я – волшебник! А вот моя волшебная па…» Рука сама тянулась к телефону. Я крутанул список контактов, выбирая, с кем бы разделить горе и противоядие.

Кандидатуры женского пола, а их помимо сбежавшей Кристины насчитывалось всего две, я отбросил сразу. Ну, никак это совместное горевание не укладывалось в канву не оформившихся отношений.

«Бля, Третьяков, у тя друзей-то нет, что ли стоящих? Э-фрэнд-ин-нид13, тьфу ты, прости, Господи!» Ответ я знал. Уже довольно давно знал. Но сегодня я себя жалеть не собирался:

– А может ты вообще гомик латентный?

– Чего погнал-то?

– А то! Друзей нет, девчонку мужским именем называешь. Крис – это же мужское имя, не?

– Точняк, Крис – вообще один шанс из тысячи. Девушка, у которой в телефоне играет «Мегаполис». Помнить она ведь не может. «Крейзи бейби, но ясно что бейби попадаешь в карусель и стареешь стареешь стареешь»14

– А ты думал, кто ещё таким старпером способен заинтересоваться? Только такой же коллекционер древностей, как Кристина.

Строго говоря, друга набиралось всего два. Но это в теории. Если бы время повернуть вспять или, если бы не было досадных эпизодов, после которых вспять уже не повернуть.

Одному я уже как-то позвонил. Тогда как раз случились жесточайшие вилы с работой. Позвонил чисто посидеть, потрещать, посоветоваться. И он как-то сразу живо откликнулся. Я даже помню, на каком подъеме я был, пока его ждал. Друг мой рулил эйчаром в одной из госкорпораций. Я сидел в кафе, накатывал потихоньку и уже парил в мечтах о какой-никакой работёнке в той же конторе, ну или рядышком. Во мне плескалось к тому моменту граммов двести концентрированного осознания типа «вот для чего нужны настоящие друзья». И больше всего меня шпарило от того, с какой готовностью этот великий человек выразил желание помочь. В итоге он не приехал.

Звонил потом и долго извинялся, объясняя какими-то служебными отмазками. Я даже устал, помню, его уверять, что всё норм, и я не обижаюсь, и вообще. А я, кстати, и на самом деле не обиделся. Всё-таки позиция у него очень серьёзная. А тут этот большой человек так долго передо мной извиняется… А может я сам себя уговорил, что не обижаюсь, пока его заверял.

9«Алиса в стране чудес» Л. Кэрролл, 1865
10«Профессионалы» – песня В.С. Высоцкого
11«Ищу тебя» – песня А. Зацепина на стихи Л. Дербенёва из советского телефильма «31 июня»
12«Ищу тебя» – песня А. Зацепина на стихи Л. Дербенёва из советского телефильма «31 июня»
13A friend in need is a friend indeed – (англ.) Друзья познаются в беде
14«Супертанго», 2010 – песня группы «Мегаполис»
Рейтинг@Mail.ru