Локомотивы истории. Революционный 1917-й

Сергей Костриков
Локомотивы истории. Революционный 1917-й

Революции – локомотивы истории
К 100-летию Февральской и Великой Октябрьской социалистической революций в России

100 лет назад трудящиеся России во главе с рабочим классом и его партией вырвали власть у прогнившего романовского самодержавия, а затем и у буржуазии, которая пыталась эту власть жульнически присвоить. Именно сейчас, когда многие граждане нашей страны поняли, что они потеряли с разрушением Советского государства, перед нами встает во всем величии подвиг наших дедов – простых рабочих, солдат, крестьян, передовой интеллигенции, которые совершили, казалось бы, невозможное.

Революции – локомотивы истории, говорили классики марксизма. Февральский и октябрьский локомотивы «вывезли» нашу страну из пучины разрухи и деградации.

Для спасения Родины большевикам был дан единственный исторический шанс. Под руководством В. И. Ленина они блестяще воплотили его в жизнь. В результате победы пролетарской революции в России удалось остановить кровавую бойню Первой мировой войны, пробить брешь в, казалось бы, неприступной цитадели капитализма, показать народам всего мира, что возможен другой, более достойный путь для развития человечества. Разрушились старые империи. Появились новые национальные государства. Народы колониальных стран, порабощенные и эксплуатируемые «цивилизованным» Западом, поднялись на борьбу за свое освобождение. А наша страна, преодолев все преграды, превратилась в великую социалистическую державу, основанную на принципах социальной справедливости и дружбы народов.

Эпохальность события, его значение для мировой истории было признано всем прогрессивным человечеством. Оно осветило собой весь XX век, резко двинуло земную цивилизацию вперед. Однако те, кто страшится справедливого гнева ограбленного народа, делают все, чтобы принизить значение свершенного, очернить советское прошлое.

Мобилизованы своры «исследователей» и «спецов», которым поручено изувечить, извратить и опорочить нашу героическую революционную историю. Изведены горы газетной бумаги, растиражированы сотни тысяч экземпляров лживых и конъюнктурных книжонок, сфабрикованы многочисленные псевдоисторические и псевдохудожественные фильмы. И все для того, чтобы доказать, что Великая Октябрьская революция – «исторический вывих», «национальное предательство», «преступление большевиков», заставивших Россию свернуть с «цивилизованного» пути.

Фальсификаторы делают все, чтобы молодежь не узнала правды о советском строе и, увы, преуспевают в этом. Подрастающее поколение имеет весьма слабое и искаженное представление о революции, о ее вождях и героях, о ее завоеваниях. А многие вообще ничего не знают. Политика буржуазного реформирования народного образования привела к тому, что у нас растет поколение неучей и невежд. Именно поэтому так важно широко отметить юбилей нашей Революции, использовать ее опыт в нашей сегодняшней жизни.

Это удивительно, но, так же как и сто лет назад, власть глуха к нуждам народа и всей своей недальновидной политикой сама способствует политической социализации и радикализации масс. Да, значительная часть молодежи плохо представляет или не знает советскую историю. Зато она теперь на своей шкуре познает, что такое капиталистическая эксплуатация, произвол чиновников и полиции, разгул преступности и коррупции, подчиненность внешней и внутренней политики интересам своей и международной олигархии.

К столетнему юбилею первой русской революции уже вышла документальная хроника, в которой день за днем читатели могли проследить ход революционных событий 1905 года на основе публикаций русских газет того времени. Мы продолжаем этот документальный рассказ.

Наша цель – показать историческую закономерность революций, произошедших в 1917 году, опираясь на документальную основу, на достоверные и откровенные свидетельства современников. Мы предоставляем слово русским журналистам самых разных политических взглядов, освещавшим те великие события. При этом основной упор делается на газеты и другие источники информации, которые идеологически вовсе не связаны с революционной социал-демократией, с большевиками. Это представители либеральной буржуазии и интеллигенции, мелкобуржуазные социалисты, монархисты и даже националисты-черносотенцы. Они освещали и характеризовали то, что видели, что их тревожило и волновало.

Нам бы хотелось, чтобы читатели прониклись атмосферой того трагического и героического времени, чтобы они сопоставили события тех дней с сегодняшними. Чтобы они задумались о нашем общем прошлом и будущем, осознали, что единственным выходом из маразма бесконечного капиталистического кризиса, единственным решением всех внутренних и внешних проблем, как и много лет назад, может быть только переход к социализму.

Без этого ни у России, ни у человечества нет будущего.

Авторы

Начало

Февральская революция в России, свергнувшая самодержавие, была результатом глубочайшего экономического, социального, политического, морального кризиса, поразившего романовскую монархию к концу 1916 г. Первая мировая война довела непримиримые противоречия, уже в течение десятилетий раздиравшие страну, до такой крайности, которую не смог перенести даже сверхтерпеливый русский народ, осознавший полное пренебрежение власти к его судьбе и ее абсолютную неспособность дальше управлять государством. Кризис охватил все структуры государства, все сферы общественной жизни. На страну накатывалась угроза голода и хозяйственной разрухи.

Русская печать разных политических направлений внимательно следила за происходящими событиями и, надо сказать, честно говорила о тех бедствиях, которые переживала страна. А эти бедствия охватили буквально всю территорию Российской империи, тревожные вести поступали из самых разных ее уголков.


Либеральная газета «Русское Слово» от 2/15 января 1917 г.: «Оренбург… В каждом заседании городская дума обсуждает о надвигающемся на город голоде, но никак не может найти выхода из критического положения… Характерно, что в городе имеются 5 различных уполномоченных по продовольствию. Деятельность их, однако, кроме вреда, ничего не приносит… Население изверилось и особых надежд на их обещания не возлагает. Населению грозит голод, какого еще не бывало в крае, считающемся житницей России.

Владикавказ… Настойчиво встает перед населением перспектива остаться без хлеба, хотя город лежит в хлеборобном регионе».


Месяцем позже эта же газета писала, что правительство, несмотря на стремительно ухудшающееся положение в стране, просто не знает, что делать.


«Русское Слово» от 12/25 февраля 1917 г.: «Вся правительственная тактика совершенно лишена понимания самых основных условий хозяйственной и общественной жизни страны. Правительство не поняло, что война предъявила к народному хозяйству совершенно новые требования, которые могли бы быть осуществлены лишь действительным приспособлением всего народно-хозяйственного организма к состоянию войны».


Невольно напрашивается аналогия с деятельностью руководства СССР в годы Великой Отечественной войны. Тогда как раз весь народно-хозяйственный механизм был переведен на военные рельсы. Страна и народ не только выстояли, но и победили. А для царской России мировая война стала приговором.


«Русское Слово» продолжает: «Все попытки, предпринятые правительством для регулирования цен, распределения перевозок и т. д., привели к прямо противоположным последствиям, создали нелегальный рынок с нелегальными способами передвижения, распределения и нелегальными ценами, доходящими до чудовищных размеров».

С мест сообщали: «Мы считаем своим патриотическим долгом доложить правительству, <…> что страх и опасения перед надвигающимся голодом создают тревожно-мучительное настроение, угрожающее непоправимыми бедствиями…»


А дальше в телеграммах из провинции уже звучит вопль отчаяния и полной безысходности.


«Русское Слово» от 17 февраля / 1 марта 1917 г.:

«Тверь. Мучной кризис обостряется с каждым днем.

Симбирск. В городе совершенно нет ржаной и пшеничной муки.

Харьков. Подвоза муки и зерна в Харькове нет, <…> положение очень серьезное.

Курск. В городе мучной кризис.

Кологрив Костромской губернии. Город переживает мучной кризис.

Новгород. Со вчерашнего дня, за неимением пшеничной муки, в городе прекращена выпечка булок.

Житомир. Вследствие мучного кризиса постановлено немедленно ввести карточную систему…»


Положение продолжало ухудшаться буквально с каждым днем. Старая власть теряла все нити управления и контроля над ситуацией. Вождь большевиков В. И. Ленин, выступая перед молодыми социал-демократами в Швейцарии, в речи, написанной 9/22 января, сделал вывод: «Европа чревата революцией. Чудовищные ужасы империалистической войны, муки дороговизны повсюду порождают революционное настроение, и господствующие классы – буржуазия, и их приказчики – правительства, все больше попадают в тупик, из которого без величайших потрясений они вообще не могут найти выхода»[1].


Как мы видим из сообщений русской прессы, в этих условиях в России все предпосылки революции созрели в полной мере. Революционная ситуация в стране сложилась очень быстро. Руководство страной разложилось. Ему не верили даже монархически настроенные граждане. Авторитет царя и царской семьи резко упал из-за распутинщины, из-за постоянной смены министров, из-за явного непонимания происходящего. Кризис верхов был столь глубоким, что выход из него дворцовым переворотом или полумерами был невозможен. Политическая готовность населения была такова, что у самодержавия не осталось сторонников. Необычайно ясно ощутив глубину пропасти, к которой подошла Россия, народ решил взять свою судьбу и судьбу страны в собственные руки.

 

Либеральный журнал «Вестник Европы», декабрь 1916 г.: «На стороне правительства нет ни одной законодательной палаты, ни одного сословия, ни одной партии, кроме безнадежно и быстро тающей группы крайне правых, ни одного органа печати, кроме содержимых на казенные средства, ни одной общественной организации, кроме окончательно дискредитированных союзов, именующих себя монархическими, но менее всего служащих истинным интересам монархии».


«Вестник Европы», январь 1917 г.: «Условия внутренней жизни России в начале наступившего года еще более тяжелы, политический горизонт еще более мрачен, чем год тому назад… Движению власти назад соответствует столь же решительное движение вперед, охватившее не только большинство Госуд. думы, но и большинство Госуд. совета (в прежнем его составе), отразившееся в среде объединенного дворянства, в целом ряде общественных организаций, в широких кругах населения».


«Русское Слово» от 2/15 марта 1917 г.: «Первые признаки уличного движения в Петрограде обнаружились вечером 23 февраля. Движение началось на окраинах города, главным образом, на Выборгской стороне, где в этот день в булочных и пекарнях не хватило хлеба… Толпа окружала пекарни и булочные и с криками «Хлеба, хлеба» двинулась по улице… Громадная толпа народа появилась на всех улицах. Особенно много… на Невском, где из толпы были выкинуты красные флаги… Во всех частях города с утра закрыты все конторы и большая часть магазинов…

24 февраля уличное движение приняло более широкие размеры… На всех улицах поставлены большие наряды полиции, усиленные конными стражниками и жандармами. По городу разъезжают патрули… Несмотря на все эти меры, собравшиеся в разных частях города толпы рабочих двинулись с окраин к центральным улицам, прорвав кордон…Чтобы сдержать толпу и остановить дальнейшее движение, полиция пустила в ход холодное оружие. Несколько десятков человек оказались ранены, среди них многие тяжело… В ночь на 25 февраля полиция приняла экстренные меры. На вышке Николаевского вокзала, на каланче здания городской думы и на крыше дома Зингера были поставлены пулеметы… На Знаменской площади, против Николаевского вокзала… пристав Александро-Невской части замахнулся шашкой на рабочего… За рабочего вступились казаки. Пристав поднял не то револьвер, не то шашку на одного из казаков, но казак ударом шашки убил пристава на месте…

25 февраля движение приняло уже более организованный характер… К движению присоединились социал-демократические организации, союз металлистов, типографские рабочие и другие профессиональные и рабочие организации. 25 февраля среди рабочих прошли выборы Совета рабочих депутатов…»


Газета «Русские Ведомости» от 2/15 марта 1917 г. Экстренное сообщение:

«Падение старого строя. Учреждение Временного правительства. Последние известия: Здание Зимнего дворца заняли революционные войска. Падение Кронштадтской крепости».

1 марта. «Телеграмма М. В. Родзянко московскому городскому голове и члену Государственной думы М. В. Челнокову: “Старого правительства не существует. Министр внутренних дел арестован. Власть временно принята комитетом Государственной думы, под моим председательством. Войска признали новую власть…”».

1 марта. «Французский и английский послы вступили в деловые сношения с исполнительным комитетом Государственной думы по текущим вопросам».


«Русское слово» от 2/15 марта 1917 г.: «Великие, исторические дни переживает великая Россия в настоящий момент. Чаша долготерпения многострадального русского народа переполнилась…

Анархия, которую сознательно сеяло правительство изменников и врагов народа в стране, подрывая успехи доблестной, героической русской армии и дезорганизуя страну внутри, лишая ее хлеба и предметов первой необходимости, – эта анархия перед лицом грозного врага вынудила в конце концов страну вступить на путь самозащиты…

Итак, да здравствует Государственная дума и правительство национальной обороны…

Москва. До вечера 28-го февраля положение было в значительной степени неопределенным… Народная толпа стояла около здания Думы. Прибывали небольшие воинские части, отдельные солдатские группы. Толпа волновалась на площади, ожидая событий… И вдруг площадь заволновалась с особой силой… По Неглинному проезду выходили на Театральную площадь несколько рот солдат… Роты подошли к зданию Думы и отдали себя в распоряжение народа. Здание Думы получило надежную охрану».

1 марта. «К полуночи в Москве уже не было ни одной воинской части, не присоединившейся к войскам, ставшим за народное дело. <…> Около 5-ти часов дня над городом появился аэроплан. Самолет парил на высоте 300–400 метров, то снижаясь, то набирая высоту, около одного из крыльев трепетал красный флажок. Это военный летчик, паря в воздухе над восставшей Москвой, выражал свою солидарность с народом».


«Вестник Европы», февраль 1917 г.: «С незабвенного дня 27 февраля 1917 г. начинается новая эпоха российской истории. Старый, прогнивший насквозь государственный строй, поддерживаемый жестокими мерами насилия и беззакония, низвергнут единодушным порывом народа и армии. Власть, угнетавшая и разорявшая страну, пала в бесславной борьбе с собственным народом.

Великий русский народ разорвал наконец опутавшую его сеть векового рабства и открыл себе дорогу к новой свободной жизни, на равных правах с передовыми народами культурного мира. Официальная Россия, служившая оплотом всех темных сил в Европе, исчезла. И ее место заняла новая, истинно великая демократическая Россия, проникнутая идеями права и справедливости. Различные народности, обитающие в пределах Российского государства, получают возможность жить свободно, сохраняя свой язык и свою веру, без ущерба для политического единства страны. Перед Россией открывается светлое будущее, для достижения которого стоило жить и бороться.

Да здравствует свободная Россия!»

«…Народ, армия, интеллигенция освобождались не как рабы, а как люди, давно созревшие для свободы, и только по какому-то недомыслию исторических судеб остававшиеся в плену у деспотизма гораздо дольше, чем следовало бы по ходу вещей. А освободившись, проявили редкую в такие ответственные моменты силу ума, такта, гуманности и творческой воли.

…Великая русская революция по праву должна быть признана самой разумной и самой даровитой изо всех революций, какие когда-либо совершали народы, больше нас в этих делах искушенные».


«Русские Ведомости» от 4/17 марта 1917 г. Экстренное сообщение:

«Псков, 2 марта, 12 часов. Николай II отрекся в пользу великого князя Михаила Александровича.

Петроград, 3 марта. Отречение Михаила Александровича».


Официальные документы: «Решение Государственной думы. “Совет старейшин, собравшись в экстренном заседании и ознакомившись с указом (Николая II. – Прим. авт.) о роспуске, постановил:

Государственной думе не расходиться.

Всем депутатам оставаться на своих местах.

Временный Комитет членов Государственной думы, при тяжелейших условиях внутренней разрухи, вызванной мерами старого правительства, нашел себя вынужденным взять в свои руки восстановление государственного и общественного порядка. Сознавая всю ответственность принятого им решения, Комитет выражает уверенность, что население и армия помогут ему в трудной задаче создания нового правительства, соответствующего желаниям населения и могущего пользоваться его доверием.

Председатель Гос. думы Михаил Родзянко.

27 февраля 1917 г.”».


Из акта отречения Николая II от престола в пользу Великого Князя Михаила Александровича: «…В эти решительные дни в жизни России почли мы долгом совести облегчить народу нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и, в согласии с Государственною думою, признали мы за благо отречься от престола Государства Российского и сложить с себя верховную власть. Не желая расстаться с любимым сыном нашим, мы передаем наследие наше брату нашему Великому Князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на престол Государства Российского. Заповедаем брату нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу. Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга перед ним, повиновением Царю в тяжелую минуту всенародных испытаний и помочь ему, вместе с представителями народа, вывести Государство Российское на путь победы, благоденствия и славы…

Николай

15 часов 5 минут 2 марта 1917 г.

Гор. Псков.

Скрепил: министр императорского двора, генерал-адъютант граф Фредерикс».


Из акта отречения Великого Князя Михаила Александровича: «Тяжкое бремя возложено на меня волею брата моего, передавшего мне императорский всероссийский престол в годину беспримерной войны и волнений народных.

Одушевленный единою со всем народом мыслью, что выше всего благо Родины нашей, принял я твердое решение в том лишь случае восприять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием, через представителей своих в Учредительном собрании, установить образ правления и новые основные законы Государства Российского.

Посему, призывая благословление Божие, прошу всех граждан Державы Российской подчиниться Временному правительству, по почину Государственной думы возникшему и облеченному полнотою власти, впредь до того, как созванное в возможно кратчайший срок, на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования, Учредительное собрание своим решением об образе правления выразит волю народа.

Михаил

3 марта 1917 г.

Гор. Петроград».


«Русские Ведомости» от 4/17 марта 1917 г.: Москва. «Своеобразную манифестацию устроил цирк, который вывел на улицу слона и верблюда. Попона слона – в надписях с приветствием свободному народу… Вчера к пьедесталу памятника Пушкина был прикреплен красный квадрат материи, на нем белыми буквами написаны строки из стихов <…>: “Товарищ, верь…”».


Телеграмма Петроградского телеграфного агентства от 4/17 марта 1917 г.: «Признали новое правительство следующие города: Рига, Ростов-на-Дону, Владикавказ, Самара, Балахна, Полтава, Армавир, Новочеркасск, Новониколаевск, Воронеж, Орел, Углич, Одесса, Тобольск, Николаев, Омск… Всюду известие о перевороте встречено с ликованием. Порядок не нарушался».


Газета «Правда» от 5/18 марта 1917 г.: «Как скоро все свершилось! Как сказка, как фантазия – красиво и торжественно. В день прожито столько, как в другие времена не переживалось и в год, и несколько дней отделяют нас пропастью от прошлого…»


Практически сразу были созданы новые органы революционной власти в лице Петроградского Совета рабочих депутатов. Председателем Совета был избран один из лидеров меньшевиков Н. С. Чхеидзе, его заместителями стали меньшевик М. И. Скобелев и эсер А. Ф. Керенский, который одновременно входил во Временный комитет Государственной думы, а потом, вопреки запрету совмещать должности в Совете и правительстве, вошел в состав Временного правительства в качестве министра юстиции. В своем воззвании Петросовет обозначил главную, по его мнению, задачу своей деятельности.


«Русское Слово» от 2/15 марта 1917 г.: «От Совета рабочих депутатов… Для успешного завершения борьбы в интересах демократии народ создал свою собственную властную организацию… 27 февраля в столице образован Совет рабочих депутатов из выбранных представителей заводов и фабрик, восставших воинских частей, а также демократических и социалистических партий и групп.

Совет назначил районных комиссаров для установления народной власти в районах Петрограда.

Приглашаем все население столицы немедленно сплотиться вокруг Совета, образовать местные комитеты в районах и взять в свои руки управление всеми местными делами.

 

Все вместе, общими силами, будем бороться за полное уничтожение старого правительства и созыв Учредительного собрания, избранного на основе всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права».


«Русские Ведомости» от 4/17 марта 1917 г.: «Телеграмма Петроградскому Совету рабочих депутатов. Московский Совет рабочих депутатов приветствует петроградских товарищей, которые своей борьбой приблизили осуществление ближайшей задачи рабочего класса – созыв Учредительного собрания. Вместе с петроградским пролетариатом московские рабочие приступают к усиленной организации своих сил».


Произошедшие события впечатлили и окрылили многих. Представители передовой интеллигенции приняли их с энтузиазмом и решили, что революционные события в столицах, увековеченные на кинопленку, должны увидеть граждане России, а память о них следует сохранить для потомков.

1Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т 30. С. 327.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru