Космические бродяги. Загадочный груз

Саша Сильвер
Космические бродяги. Загадочный груз

Глава 5
Пустоши


– А вы совершеннолетние? – подозрительно прищурился долговязый ытянин, преградив вход в ыквойла, небольшой деревянный сарайчик возле парка.

– А вам какое дело? – вспылил Вилли. – Вы, вообще, кто?

Долговязый опешил:

– Я? Я тут работаю. Вы же за ыквами пришли?

– Естественно! – ответил пилот. – Колбаса же у вас не продается!

– Н-нет, – промямлил ытянин. – Не продается. Могу предложить ыквачьего молока.

– Они еще и молоко дают! – восхитился Добрый Жук.

– Или молоко, или ыкводиум, одно из двух, – объяснил сотрудник ыквойл. – Всех ыкв, которые дают ыкводиум, теперь держат в ыквариумах, чтобы ни грамма этого сверхценного лекарственного препарата не пропало зря. А нам, простым обывателям, достается молоко. Из молока каши не сваришь. Хотя нет, кашу-то как раз можно сварить. Правда, толку с нее, как с козла молока. Что-то я запутался.

– Простите, что прерываю. Так мы можем войти? – осведомился Вилли.

Ытянин нахмурился.

– Только если вы совершеннолетние. Ыкв позволено арендовать лишь взрослым.

– Да, да, вот документы, – сказал пилот. – А это Жук. Он со мной.

– Я не жук, я пуриканец! – обиделся Добрый Жук. – Вот мой паспорт. Хватит прикалываться надо мной, Вилли!

– Ладно-ладно, – хохотнул пилот. – Больше не буду. Может быть.

– Вижу, спасибо. Проходите, – разрешил долговязый, заглянув в паспорта. – Выбирайте себе ыкв. Если будут вопросы, обращайтесь ко мне. Меня зовут Онтенна.

– Замечательное имя, – дипломатично похвалил Добрый Жук. – Оно вам очень подходит!

– А я не понял. Почему не Ынтенна? – высказал недовольство Вилли.

Долговязый ытянин внезапно расстроился:

– Когда я родился, мои родители были очень бедны и не смогли оплатить мне имя с буквой «Ы». А менять имена на Ыте запрещено.

– Почему? – удивился пуриканец.

Онтенна пожал плечами:

– Спросите Ыммунитета Ыдинственного.

Вблизи ыквы оказались очень симпатичными. Пушистая коричневая шерсть покрывала их с ног до головы, не разглядеть было даже копыт. Светлая грива, пучком собранная на лбу, делала диковинных животных похожими на кокетливых девчушек. Впечатление усиливали большие карие глаза с длинными ресницами.

– Какая красотка. – Добрый Жук не удержался и погладил нос одной из ыкв.

– Господин Онтенна! Я слышал, ыквы делятся на подвиды! – сказал Вилли. – И каждому подвиду присвоена буква. У вас есть ыква подвида «В»?

– Найдется, – охотно ответил сотрудник ыквойл. – Идите за мной.

Пилот ушел вместе с Онтенной, а Добрый Жук остался возле облюбованной им ыквы.

– Вы Жук, да? Ыквы подвида «Ж» у меня все равно нет, так что берите ту, что выбрали! – крикнул Онтенна с другого конца сарайчика. – Подвид «У», она очень смирная!

– А моя? Моя смирная? – опасливо уточнил Вилли.

– Вполне. Проблем быть не должно, – успокоил Онтенна, но пилот заволновался.

– Ты раньше ездил верхом? – спросил пуриканец, ловко запрыгнув в седло скромной и тихой «У». Вилли позеленел от зависти, но виду не подал.

– Я профи, смотри и учись. – Он засунул ногу в стремя и попытался влезть в седло.

– Не спеши, – порекомендовал Добрый Жук. – С первого раза ни у кого не получается.

Что-то с грохотом ударилось о деревянные доски пола. Добрый Жук глянул вниз. Между ногами ыквы «В» он разглядел скорчившегося от боли пилота.

– Ты как там? Живой?

– Ага, – проскрипел Вилли, сжав зубы. – Уже встаю. Она скользкая очень.

Он валялся на спине под брюхом ыквы, запутавшись ногой в стремени. Брюхо было очень мохнатое и пахло шампунем. К счастью, работник ыквойл уже бежал на помощь.

– Вот так, осторожненько. – Онтенна помог Вилли подняться на ноги и подсадил его на ыкву. – Рекомендую не слезать, иначе вам понадобится лестница или личный помощник. К сожалению, у нас сейчас нехватка кадров, все ушли на площадь бунтовать, так что мы не сможем предоставить ассистента, который сопровождал бы вас всюду.

– Очень жаль, – расстроился Вилли. – Что ж, буду сидеть на ней как приклеенный.

Спина ыквы оказалась на удивление мускулистой и крепкой. Пилот почувствовал себя в безопасности на такой надежной опоре. Жаль только, падать далеко в случае чего.

– Возьмите с собой мешочек попкорна, – предложил ытянин. – Если станут артачиться, давайте понемногу, иначе у них начнется несварение.

– Понятно, – ответил Вилли, взял мешочек и привязал к седлу. – Кстати, а почему ыквам нельзя соленые огурцы?

– И правда, учитель Рики настойчиво предупреждал, что господин Ти запретил давать нашей ыкве именно соленые огурцы, – вспомнил пуриканец. – Я тоже удивился.

– Огурцы? – переспросил ытянин. – Это такие вытянутые зеленые овощи?

– Да. Если их подержать в соленой воде несколько дней…

– Не дней, а лет! – поправил Добрый Жук.

– Лет? Может, ты и прав. Я не специалист по консервированию. Так вот, если огурцы подержать достаточно долго в соленой воде, они становятся сморщенными, мокрыми и солеными. Это называется «соленые огурцы», – объяснил Вилли.

– И это вкусно? Многолетние мокрые овощи? – недоверчиво поморщился Онтенна.

– Ну… некоторым нравится, – развел руками пилот.

– Я вас очень прошу, – искренне попросил сотрудник, – не давайте ыквам эти ваши соленые огурцы. Если они отравятся, я никогда в жизни не расплачусь с хозяином.

– Ладно. Не будем, – пообещал Вилли.

– Мы и не собирались, – замахал лапами Добрый Жук.

Оседлав скакунов и распрощавшись с Онтенной, Вилли и Жук отправились в путь. При выезде из Ыквилибриума, на заставе, они вписали свои имена в реестр покидающих столицу и, выехав за ворота, внезапно оказались в прериях.

Здесь действовали другие законы – законы Диких Пустошей.

До ближайшего города было пятьсот километров, а по пути располагались лишь ыквариумы, со всех сторон окруженные колючей проволокой и вооруженной охраной.

Кактусы и ядовитая морковь, произрастающие в прериях, не могли укрыть от жары и утолить голод, поэтому Вилли и Добрый Жук захватили с собой с корабля полотенца, чтобы сделать из них тюрбаны, и питательные мюсли-батончики.

Их путь лежал к ыквариуму под странным названием «Несолоно хлебавши», который отделяло от столицы около тридцати километров. Ыквы бежали неспешно, и Вилли с Жуком добрались до места к обеду, уже изрядно вспотев и утомившись от пыльного ветра, бьющего в глаза, жаркого солнца и мучившей их жажды. Взятые с собой фляги с водой быстро опустели. Вилли предлагал вскрыть кактус, но Добрый Жук уверенно заявил, что сок ытянских кактусов губителен для организма. Пришлось ему поверить.

Заметив на горизонте невысокую красноватую стену, друзья обрадовались.

– Отлично! – воскликнул Вилли. – Мы почти на месте.

– Радоваться будем, когда вернемся на корабль, – проворчал Жук через платок, которым был обмотан по самые глаза. – Бескрайние прерии наводят на меня тоску.

Когда до ыквариума оставалось не более полукилометра, Вилли остановился и начал ожесточенно рыться в карманах.

– Ага, вот он где! – Пилот достал металлический шарик диаметром два сантиметра и сжал его в пальцах. Шарик засветился изнутри голубым, выбросил наружу четыре паучьих ножки и удобно устроился на ладони. Приятный женский голос произнес:

– Вас приветствует мобильная система связи «Линда».

Вилли кивнул:

– Привет, Линда. Сигнал малой дальности, код «Кушать подано».

– Повторяю, дальность два километра, доступность общая, код «Кушать подано».

– Верно. Отправлять в течение минуты. Приступай.

– Слушаюсь.

Шарик заморгал и издал короткий еле слышный писк.

Пуриканец разнял скрещенные на груди лапы и усмехнулся:

– «Кушать подано»? К чему все эти ухищрения? Не проще ли постучаться в дверь?

– Господин Ти велел так сделать, чтобы предупредить о нашем прибытии. Это же ыквариум! В ыквариумах не любят чужаков. Боятся за свой драгоценный ыкводиум.

– Ой-ой-ой, как страшно, – хмыкнул Жук. – Ну поехали?

– Нет, – ответил Вилли. – Надо дождаться ответного сигнала.

– Пароль-отзыв? Как в древнейшие времена? Очень мило.

Ждать пришлось почти пятнадцать минут. Наконец Линда сообщила:

– Внимание, получен сигнал малой дальности. Код «Не подходи – буду стрелять».

– Спасибо, Линда. – Вилли вновь сжал шарик между пальцев, ножки втянулись в металлическую оболочку, и свечение исчезло. – Поехали, Добрый Жук.

– Ты уверен, что «Не подходи – буду стрелять» – это знак дружеского расположения? – усомнился пуриканец. – Обычно эти слова означают совсем другое…

– Такова договоренность, – пожал плечами Вилли и тронул ыкву пятками. – Вперед!

– Не нравится мне это… Ох, не нравится… – пробурчал Жук и поехал следом.

Ему показалось, что на стене ыквариума что-то шевельнулось и блеснуло, и смутное чувство тревоги вновь настойчиво закопошилось в душе пуриканца. Но, поскольку найти ему четкого объяснения Добрый Жук не смог, пилоту он ничего не сказал.


Глава 6
Ыквариум


У стен ыквариума друзей ждал сюрприз. Впрочем, сулил он радость или разочарование, стало понятно не сразу.

Приблизившись к стене, которая оказалась сложенной из красного выщербленного кирпича, Вилли и Добрый Жук смогли воочию убедиться, что обитатели «Несолоно хлебавши» незваных гостей не любят. Или, точнее сказать, не любили: судя по виду замка, им давно уже никто не интересовался. Может, лет сто. Или двести.

 

Вдоль стены пролегал глубокий ров с острыми кольями, которые, согласно первоначальному замыслу, должны были торчать из дна. За годы разрухи половина кольев выпала из земли и сгнила, а остальные покосились. На дне рва валялись обрывки материи, детский квадросипед и древний зонт от солнца с кривыми спицами.

Сама стена ощетинилась длинными металлическими шипами – видимо, защитники ыквариума боялись тарана. Металл изрядно поржавел, на каждый второй шип был нанизан лист с надписью: «Не подходи», «Не влезай – убьет», «Держись подальше от этих стен» и даже «Здесь ничего нет, тебе кажется». На одном была нарисована страшная рожица.

Хуже всего обстояло дело с подъемным мостом: он намертво приржавел к стене и служить переправой уже не мог. Других входов и выходов видно не было.

Пока Вилли с горем пополам сползал с ыквы, пуриканец задумчиво оглядывал местные достопримечательности. Вскоре он мрачно заключил:

– Теперь понятно, зачем мы посылали сигнал «Кушать подано»… Без него мы бы внутрь не попали… И не из-за идеальной охраны. О нас попросту не узнали бы! В эту дверь можно стучаться годами, никто не услышит. Ты уверен, что мы прибыли по адресу? Разве на стене не должны толпиться крепкие парни с оружием? И защита ыквариуму полагается не хуже, чем у банковского хранилища…

– Кто-то же ответил на наш сигнал и ответил верно – значит, мы на месте. Подождем, пока нам откроют. – Вилли наконец слез с ыквы и теперь прыгал на месте, разминаясь. – Ездить верхом несложно, но очень утомительно. Мозоль будет.

Тут откуда-то сверху раздался протяжный свист, и со стены упала веревочная лестница. Наверху показалась чья-то лохматая голова и громко зашептала:

– Эй, вы там! Давайте наверх! Только тихо!

– Да как же мы поднимемся? Тут ров! – пылко прошептал в ответ Добрый Жук, но голова уже исчезла. Жук нахмурился: – Нет, серьезно. Как нам добраться до лестницы?

– Я знаю, – нашелся Вилли. – Возьмем вон то бревно, – он указал на едва заметную в пыли длинную деревяшку, валяющуюся поодаль, – и перекинем через ров.

– Это не бревно, а доска, – поправил Жук и сходил за деревяшкой. – Вот так, – поставив доску вертикально, он позволил ей упасть поперек рва.

– Шикарный мост, – похвалил пилот. – А с ыквами что будем делать? Тут оставим?

– Привяжем их! Только к чему? Не к кольям же. Не хватало еще, чтобы они в ров свалились. Давай свяжем их между собой и дадим попкорна, авось далеко не уйдут.

– А если уйдут? Кто знает, о чем они думают вообще? Это же их родные прерии. Сожрут попкорн и ускачут навстречу солнцу, только их и видели. А мы с тобой застрянем тут до скончания времен. Э нет, так дело не пойдет.

Вилли задумчиво почесал затылок и поглядел на ыкв: они действительно переглядывались, как будто планируя совместные приключения в степи.

– У тебя нет с собой геликоптера? – поинтересовался он у Жука.

– Вроде был. А зачем?

– Есть одна идея. Достань, а? – попросил пилот.

Пуриканец извлек из рюкзака серебристый диск, который свободно умещался на ладони, нажал кнопку включения, и над диском вырос и завертелся пропеллер. Карманный геликоптер, вещица ограниченной полезности, больше напоминающая игрушку, поднялся в воздух и завис над головами Доброго Жука и Вилли.

– Готово. Что теперь?

К универсальному креплению на нижней стороне диска Вилли подвесил мешочек с попкорном и посмотрел на ыкв. Те бросили разглядывать друг друга и шевелили ноздрями, жадно таращась на мешочек.

– Если б еще сделать так, чтобы геликоптер каждые полчаса выдавал им чуточку попкорна, – задумчиво сказал пилот.

– Можно проделать в мешочке отверстие и поставить геликоптер в режим охраны. Двигаясь, он будет понемногу рассыпать попкорн. Смотри.

Добрый Жук что-то покрутил в геликоптере, ткнул отверткой в пакет, и маленький механизм стал двигаться по квадрату, как будто охранял периметр территории. При этом он действительно то и дело дергался на поворотах и просыпал на землю одно-два зернышка попкорна. Ыквы, глядя на него влюбленно, брели следом как приклеенные.

– Ну все, теперь главное, чтобы не села батарея, – заключил Жук. – Полезли?

Вилли кивнул, они аккуратно перешли по брошенной через ров доске и по очереди забрались по веревочной лестнице на стену.

Сверху открывался отличный вид на прерии. Жаль только, что, кроме безбрежной коричнево-желтой степи, на многие километры вокруг не было ровным счетом ничего. Полюбоваться унылым пейзажем друзья не успели: лохматая голова появилась вновь, на этот раз вместе с телом. Из ближней башенки выскочил худой бородатый старик в длинном ветхом свитере и широких штанах. Глаза его горели безумным огнем.

– НУ ЧТО ТАК ДОЛГО?! – каркнул он и бросил опасливый взгляд вниз, во двор замка, а потом и на обратную сторону, в бескрайние прерии, как будто ожидая прибытия неприятеля с катапультами. – Я уже устал ждать!

– Открыли бы ворота – было бы быстрее, – недовольно парировал Добрый Жук.

– Что? – изумился старикан. – Я не об этом! Я ждал шесть лет! Почему так долго?

Тут настало время удивляться пуриканцу и пилоту.

– Что? Вы о чем говорите?

– Проклятый Эдди продержал меня здесь столько лет! С него причитается! Ох вы, олухи! Давайте за мной и чтобы ни звука! – Старикан снова кинулся к башенке.

Добрый Жук и Вилли обменялись многозначительными взглядами.

– Он странный. И этот ыквариум странный тоже, – заключил Вилли.

– Может, они тут все наелись ыкводиума и страдают галлюцинациями? Пошли, что уж теперь, – буркнул пуриканец и двинулся вслед за бородачом.

Тот бежал на удивление ловко и быстро для своего почтенного возраста. Пока они спускались по винтовой лестнице куда-то глубоко, ниже уровня земли, старик опережал Вилли и Жука на десяток ступенек и еще успевал оглядываться, ругая их за медлительность.

Лестница закончилась в сырой влажной пещере, освещенной факелами. Старик, не дав гостям ни секунды отдыха, схватил со стены один из факелов и помчался по извилистым коридорам и залам. Очевидно, он знал здесь каждый закоулок, поскольку выбор нужного пути среди множества развилок и тупиков не представлял для него трудности. На ровном полу стало заметно, что старик еще и подволакивает правую ногу.

– Я чувствую себя слабаком, – прохрипел, задыхаясь, Добрый Жук. – А ты?

– Уф… Фуф… – выдавил из себя Вилли, с трудом переставляя негнущиеся ноги.

– Сюда! Скорее! – Бородач остановился в темноте под низким сводом пещеры. – Заходите быстро, – приказал он, со скрипом отворив скрытую во тьме дверь.

Пилот послушно сделал робкий шажочек внутрь, в густой и почти осязаемый мрак, но тут же выскочил обратно.

– Э, нет, – попятился он. – Это без меня.

– Ай, дурачье! Погубите меня, погубите! – посетовал старик и исчез во тьме, которая тотчас поглотила и его, и факел. Мгновение Вилли и Жук не видели ни зги, а потом где-то в глубине помещения загорелся яркий электрический свет. – Внутрь, быстрее внутрь и дверь за собой закройте! – донесся приглушенный голос.

Друзья послушно захлопнули за собой дверь и пошли на свет.

– Вот это да, – присвистнул Добрый Жук. – Кто бы мог подумать!

К их удивлению, по ту сторону очередного промозглого каменного коридора оказалось просторное помещение, оборудованное по последнему слову техники. Вдоль стен стояли шкафы с лабораторным оборудованием, склянками, микроскопами. По центру находился пустой металлический стол, с потолка тепло светили лампы.

– Ну же, ну же, шевелитесь, у нас куча дел. Итак. Вы прибыли забрать нас?

– Вас? – переспросил Вилли. – Не вас, а ыкву.

Бородач явно опешил:

– Так-так, секундочку. Вас послал господин Ти? Эдуард Тикуэй? Губернатор Гмурра?

– Все верно, – кивнул пуриканец. – По поручению господина Ти мы должны забрать в «Несолоно хлебавши» ыкву, которую он купил. Разве он вас не предупредил?

– Предупредил, предупредил, – грозно заворчал бородач. – И что же, он ни слова не сказал о том, что вместе с ыквой нужно будет забрать его верного друга, его правую руку и опору Игги Бурджини? Который ради него просидел в этой дыре шесть долгих лет?

– Нет, – смущенно покачал головой Добрый Жук. – Ничего не говорил.

– Я понял, – пробурчал Игги Бурджини. – Что ж, прошу, садитесь, – жадно сверкая глазами, он указал на два металлических кресла с подлокотниками, стоящих перед столом.

– Простите, мы торопимся, – вежливо сказал Вилли. – Отведите нас, пожалуйста, к ыкве, мы тут же откланяемся и больше не станем отвлекать вас от дел.

– Будет вам ыква, будет, – недовольно пробормотал бородач, – только сперва… сперва… что сперва? А, придумал! Сперва я должен обучить вас за ней ухаживать. Это же вымирающий вид! Я не могу доверить уникальное животное таким остолопам, как вы!

– Ничего себе! – возмутился Вилли. – Мы, между прочим, лучшие кадеты…

Но старик не стал ничего слушать.

– Садитесь!

Он хлопнул в ладоши, и на стене появилось бледное изображение. Хлопнул еще дважды, и свет выключился. Успокаивающий женский голос заговорил:


– Сегодня вы узнаете о происхождении необыкновенного вида, называемого…


Действительно, это был фильм об ыквах.

– Садитесь сейчас же, иначе выгоню вас отсюда! – раздраженно повторил вспыльчивый сотрудник ыквариума, и, чтобы его не злить, Жук и Вилли уселись в кресла. Жук незаметно покрутил коготком у виска – мол, старик-то совсем того. Вилли кивнул.

Не успели друзья с удобством расположиться на сиденьях, как безумный бородач нажал кнопку пульта, висевшего у него на поясе, и грудь и ноги кадетов стянули тугие жгуты, намертво приковывая жертв к металлическим конструкциям.

– Что происходит? – дернулся Жук, но кресло оказалось приварено к полу, а жгуты держали крепко, так что с места он не сдвинулся.

– Где ыква?! – выпалил Вилли. – Что вы с ней сделали? Отвечайте!

– Ничего, ничего я не сделал. С вашей драгоценной ыквой все в порядке, – усмехнулся Игги. – Вот только я вам ее не отдам.


Глава 7
Западня


– Я вам ее не отдам, – повторил старик с явным удовлетворением. – Поболтаем! – Он хлопнул дважды, включая свет. – Хочу вас лучше видеть.

– Что значит «не отдам»?! Отдадите как миленький! Сейчас же отпустите или я вашу развалюху кирпичную на кусочки разнесу! – Жук, похоже, вздумал разгрызть жгуты. Он звонко клацал острыми зубами, но длины щетинистой шеи не хватало, чтобы дотянуться до пут.

– Вы не имеете права! Что за варварство? Вы – работник организации и должны выполнять свои обязательства, – негодовал Вилли.

– Слушайте меня, иначе хуже будет. – Старик стал двигаться и говорить медленнее. Видимо, устал. Он достал из шкафа склянку с темно-красной жидкостью, уселся на стол, отхлебнул и поморщился. – Уф, тяжелый денек выдался. Ядреный малиновый морс!

– А можно… нам тоже… попить? – облизнув пересохшие губы, спросил Вилли.

– Конечно-конечно. Чуть позже, когда мы обсудим все животрепещущие вопросы.

Вилли и Жук ждали, исподлобья взирая на своего безумного мучителя.

– Слушайте и запоминайте, мелюзга. Вы получите ыкву только в том случае, если возьмете с собой и меня тоже, – заявил тот.

– С чего это вдруг? – огрызнулся Вилли.

– Молчать! – взвизгнул бородач. – По милости Эдди я просидел здесь столько лет и не останусь больше ни единого дня! Вы заберете меня отсюда!

– Эдди – это кто? – уточнил пуриканец.

– Эдуард Властолюбивый, конечно же! Ваш заказчик! Это все его гениальная идея!

– ДА ВЫ НЕ В СВОЕМ УМЕ! – вышел из себя Вилли. – Шарики за ролики заехали! Чтобы мы повезли вас на Гмурр на «Толстой ласточке»? Не бывать этому! Только через мой труп! Ноги вашей на борту моего корабля не будет!

– Нашего корабля, – мрачно поправил Жук.

– Нашего, – согласился пилот. – Не позволю! Отпусти нас и отдай ыкву, трус!

– Надо же. – Старик выглядел изумленным. – А вы, однако, упрямцы! Что ж, думаю, проведя день-другой в этом закутке без еды и воды, вы станете более сговорчивыми.

– Господин Ти и вся Академия знают, где мы! Нас будут искать!

– Пусть ищут! Когда они будут здесь, от вас останутся одни воспоминания! Чао!

С этими словами бородач слез со стола, выключил свет и вышел. Вилли и Добрый Жук остались сидеть в полной темноте.

– По-твоему, он блефует? – спросил Добрый Жук.

– Он очень смахивает на того, кто может нас тут оставить и начисто об этом забыть. Я бы не стал рисковать, давая ему такую возможность, – поежился Вилли.

– А про то, что он друг губернатора Ти?

– Воображаемый друг любому пригодится. А если ты шесть лет, а то и больше, просидел в жутком месте вроде этого, то без него просто не обойтись!

 

– И что будем делать? Возьмем его с собой?

– Ни за что! – воскликнул пилот. – Я не пущу его на борт «Ласточки». Он опасен!

– Старик не хочет оставаться здесь один, без работы. Давай сделаем вид, что нам нужны его услуги в качестве… ну хоть бы няньки для ыквы. И…

– Этого-то он и добивается! – нервно перебил Вилли.

– Ты меня не дослушал… – терпеливо объяснил Добрый Жук. – Мы заберем его отсюда, но довезем только до Ыквилибриума. Дальше полетим без него.

– Ему это не понравится.

– Старик ничего не сможет сделать за пределами ыквариума. Он один, нас двое.

– Кто знает. А вдруг он возьмет в заложники ыкву? Или Элейну?

– В городе на нашей стороне будет полиция. Нам главное выбраться отсюда вместе с ыквой, а дальше решим уж как-нибудь эту проблему.

– Звучит разумно… Но маленький человечек где-то в глубине меня настойчиво шепчет: «Хозяин, ты совершаешь ошибку!» – проворчал Вилли.

– Передай человечку, что у нас нет выбора, – мягко сказал Добрый Жук. – А потом избавься от него и заведи себе пуриканца. Пуриканцы менее склонны к фатализму.

Тут хлопнула дверь, и загорелся свет.

– Итак, дорогие мои, что вы решили? – с ухмылкой поинтересовался старик. Он успел переодеться: вместо широких потрепанных штанов на нем были узкие брюки, удобные для верховой езды, а поверх свитера он накинул плащ с капюшоном.

– Мы поразмыслили и нашли способ решения вашей проблемы, – вежливо сказал Добрый Жук. – Мы наймем вас в сопровождающие для ыквы. Вы же в этом деле спец?

– Можно и так сказать. Вы приняли разумное решение, – одобрил бородач. – Только не думайте, что вы довезете меня до города, а у ворот бросите на произвол судьбы. Мы заключим контракт, в случае невыполнения которого я обращусь в полицию.

– Что ж, это правильно, – пуриканец никак не проявил разочарования и не обратил внимания на то, как Вилли с сомнением поднял бровь. – Несите текст, я его подпишу.

– Сейчас мы вместе и напишем! – Старик извлек из-за пазухи лист бумаги.

– Только уж извините, вам для этого придется мне освободить руки, то есть лапы. Прошу простить, но носом писать я не умею. Хотя, если подождать пару лет, может, и научусь.

Старик выглядел озадаченным.

– Ну же, давайте поскорее, – подбодрил его Вилли. – Руки уж совсем затекли.

– Ладно, ладно. Я не такой слабак, чтобы меня мог одолеть полусвязанный щуплый пуриканец. – Бородач подошел, аккуратно освободил Доброму Жуку верхнюю правую лапу и сунул ему лист и перо. – Пиши.

– Извините, любезнейший. Загвоздка в том, что у нас на Пурикане официально признается только подпись, сделанная средней левой лапой.

Старик недоверчиво фыркнул:

– Ты водишь меня за нос!

– Да что вы заладили со своим носом, – рассердился пуриканец. – Освободите среднюю левую лапу, и я покажу следы от чернил. Я всегда расписываюсь только ею.

Бородач привязал верхнюю правую лапу Жука обратно и освободил среднюю левую.

– Ну и где следы от чернил?

– А ВОТ ГДЕ! – воскликнул пуриканец и ткнул лапой старику прямо в глаз.

– Ах ты, мерзавец! – взвыл Игги и зажал ушибленный глаз руками.

– Ну как тебе хук средней левой?! – взревел Добрый Жук.

– Я тебе сейчас покажу! – Игги отнял руку от лица и размахнулся, чтобы стукнуть пуриканца по голове, но тот выбросил вперед свободную лапу и сбил старика с ног.

– Где ты этому научился? – восхитился Вилли.

– На занятиях по одноручной борьбе. У нас на Пурикане это олимпийский вид спорта. Я всегда тренировал левую среднюю, от нее никто не ждет подвоха! КИ-Я!

Игги с трудом поднялся с пола и, потирая бедро, с ненавистью уставился на Доброго Жука. Тот обрадованно размахивал лапой в разные стороны.

– Ну? Давай! Последняя попытка в квалификации! Добрый Жук одерживает верх!

– Пульт! – зашипел Вилли еле слышно. – Забери у него пульт!

– Что? А, да! Точно! – воскликнул пуриканец. – Эй, ты, чего ждешь? Иди сюда!

Старик явно прокручивал в голове варианты, как совладать с лапой, выпущенной на свободу. Но, судя по выражению лица, ни один из этих вариантов ему не нравился.

– Я бы на вашем месте сдался, – посоветовал пилот. – Тогда лапа вас пощадит.

– Лапа не щадит никого, – возразил Добрый Жук. – Это не в ее правилах.

Игги одарил Вилли испепеляющим взглядом и, видимо, решил бросить лапе вызов.

Он отошел назад до самой стены, а потом устрашающе выпучил глаза, огласил комнату диким криком и с разбегу кинулся на пуриканца.

Надо сказать, что тактика сработала. Добрый Жук действительно напугался, увидев мчащегося к нему безумного старика с кровожадным оскалом. Он стал уже в плечах и ниже ростом. Сменил цвет с фиолетового на зеленый. Ему очень захотелось в туалет.

Игги торжествовал, приближаясь к цели.

Но лапа… ЛАПА НЕ ИСПУГАЛАСЬ.

Ее мохнатые коготки зашевелились в ожидании добычи.

И когда раскрасневшийся Игги оказался в пределах досягаемости, лапа молниеносно выбросилась вперед и ловко нажала кнопку на пульте, который болтался у старика на поясе.

Жгуты, удерживавшие друзей, со свистом втянулись в пазы на креслах.

Добрый Жук поднялся с места и теперь уже всеми лапами схватил Игги за грудки.

– Лапа всегда побеждает! – объявил он. – А теперь веди нас к ыкве, старик!

– О нет! – охнул бородач и схватился за сердце. – О-о-о… – Он вдруг заскрипел, лицо его сморщилось, и он рухнул на пол. – Сердце… П-помогите, умоляю… Я с-старый человек…

– Симулирует, – прокомментировал Жук, фиолетовея.

– А если нет? – усомнился Вилли. – Что делать?

– В-в-воды… – прохрипел несчастный, корчась в конвульсиях.

– Может, тебе еще компот и печеньку с цукатами? – нахмурился пуриканец.

– Шк-каф… На п-полке…

Вилли кинулся к шкафу, откуда бородач чуть ранее достал питье, и нашел там еще пару стеклянных сосудов – один с желтой жидкостью, а другой с голубой. На первом была наклейка «Ананасовый нектар», а на втором – «Варево из голубики».

– Нет, компот точно не дам. У него и так неплохие запасы, – проворчал Жук.

Пилот напоил старика из желтого сосуда, и тот потихоньку стал приходить в себя.

– В…вы же не оставите больного старика тут одного… В этих безжизненных стенах… Отведите меня хотя бы в город, там врач… Там люди…

– Люди – сомнительное благо, – заметил Добрый Жук. – Другое дело – пуриканцы!

– Для того, кто столько лет провел в холодном каменном мешке, люди – это спасение… Это надежда… Это жизнь, – полуприкрыв глаза, нараспев произнес бородач.

– Вероятно, он и правда манипулирует нами, – сказал Вилли. – Хочет следом увязаться. Сперва в город, а потом и на мою «Ласточку» сунется. Вот увидишь.

– Нашу «Ласточку», – напомнил Жук.

– Да-да, нашу, – досадливо исправился пилот.

– Однако оставить его тут мы не можем, – сказал пуриканец. – Надо везти в город.

– Я его в свое седло не пущу, – возразил Вилли. – Если хочешь, сажай к себе.

– Есть… есть же третья ыква, – умоляюще просипел Игги Бурджини. – Та, ради которой вы прибыли сюда. Я могу ехать на ней…

– А ты находчивый для того, кто при смерти, – усмехнулся Добрый Жук. – Ладно, довольно терять время. Показывай, где ыква, и уедем отсюда. Все вместе.

– Х-х-хорошо, с-спасибо вам! – Бородач с трудом поднялся на ноги и поковылял к выходу. Перед тем как покинуть комнату, он огляделся. – Прощайте, унылые стены «Несолоно хлебавши»! – Он хлопнул дважды, выключая свет. – Жди моего триумфального возвращения, Эдуард! – В глазах Игги вновь блеснула безумная радость.

Добрый Жук лишь покачал головой, выходя вслед за ним.

– Шевелитесь, парни. Время не ждет, – поторопил спутников Вилли. – Мы и так здесь слишком задержались.


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru