Мир 109

Саша Ри-Эн
Мир 109

Часть первая. Тени прошлого

1

Лукас слышал, что за мгновенье до смерти перед глазами человека пролетает вся прожитая жизнь. В реальности вышло по-другому: все, что он увидел – это кабина грузовика, перекошенное от ужаса лицо водителя, визг тормозов и ощущение, что тебя разрывают надвое… Затем кто-то с силой дернул его назад, и перед глазами захлопнулась дверь. Самая обыкновенная, белая, с ручкой-скобкой. Не удержавшись на ногах, Лукас повалился навзничь и грохнулся на своего спасителя. Затем, перекатившись на бок, торопливо вскочил на ноги.

Озираясь по сторонам, он обнаружил, что находится в маленькой комнатке с белыми стенами, вся мебель которой состоит из двух кресел и журнального столика. А еще в этой комнате были две двери: одна – простенькая и невзрачная, похожая на дверь кладовки, вторая – более солидная.

Спасителем оказался худощавый темноволосый парень с немного резкими чертами лица, одетый в светлую тунику и брюки, заправленные в короткие замшевые сапоги. «Надеюсь, он не впадет в истерику», – Лукас поймал его мысль. И поспешил придать лицу нейтральное выражение, насколько это возможно в столь странных обстоятельствах. Видимо, получилось неплохо – тревоги во взгляде парня стало чуть меньше.

– Привет, я Георг, – произнес он.

Лукас представился в ответ и добавил: «Очень приятно». Чисто из вежливости, потому что приятно ему не было. Впрочем, как и противно. Его занимало совсем другое.

– Где я? Что произошло? – спросил он.

– Ничего особенного, ты умер.

«Сейчас он точно выйдет из себя», – поймал Лукас очередную мысль Георга. И решил не делать ему такого подарочка.

– Умер? – спросил он с той интонацией, с которой обычно рассуждают о погоде. Или о каких-нибудь бессмысленных мелочах. – В каком смысле?

«Устойчивая психика. Это хорошо», – подумал новый знакомый. И вслух произнес:

– Присядь, я все тебе объясню, не волнуйся.

И подал пример, заняв одно из кресел. То, что ближе ко второй двери.

– Я не волнуюсь, – ответил Лукас. Уселся в кресло напротив, сцепил пальцы в замок и посмотрел на собеседника.

– Начну по порядку. Первое – ты умер. Тебя сбила машина. Насмерть.

– Но я жив, – произнес Лукас. Прислушался к себе – ощущения не врали. А вот новый знакомый – вполне возможно.

– В целом – да, жив, только не в твоем мире. Плохая новость: если решишь вернуться, то станешь призраком. Хорошая новость: ты можешь остаться здесь или уйти в какой-нибудь другой мир, и тогда останешься самим собой. Выбирать тебе, но, поскольку Дверь кого попало не впускает, надеюсь, что ты выберешь остаться с нами.

– С кем это с вами?

– С теми, кто живет здесь, в Ковчеге. Нас немного: шестеро в команде плюс трое разведчиков и человек пять обслуживающего персонала. Мы изучаем миры.

– Миры? Это типа порталы, переходы и все такое? – осторожно спросил Лукас. Психом собеседник не выглядел, но мало ли… Лучше не провоцировать.

– Именно так – и порталы, и переходы, – Георг слегка улыбнулся.

– И много их, этих миров?

– Много. Сейчас в разработке чуть больше ста. Какие-то отличаются друг от друга сильно, какие-то не очень. В общем, довольно интересно.

– И зачем вам я? В качестве подопытного кролика?

– Вовсе нет, – рассмеялся Георг. – Кстати, у нас в команде есть парень из мира, подобного твоему, так что тебя изучать точно никто не будет.

«Осторожный. Это хорошо», – поймал его мысль Лукас.

– Тем более не понимаю, зачем я вам тут сдался?

– Честно говоря, пока не знаю, – улыбка Георга оказалась искренней и совершенно обезоруживающей. – Я искал того, кто может пригодиться в команде. Дверь привела к тебе.

Лукас посмотрел на первую дверь, затем опять на Георга и подумал, что тот все-таки странный.

«Не верит. Идиотская ситуация. Ну хоть об пол головой не бьется, как Оксиний. И чай мне в лицо не выплескивает, как Ю. Хорошо, что я не предложил ему чаю».

– Вы же меня не знаете. Может я маньяк какой-нибудь, старушек в подворотнях душу. Глупо брать в команду первого встречного.

– Маньяк у нас уже есть. Бывший. К счастью, Дверь не ошибается, зачем-то ты нам нужен. Если ты не против, могу показать наши владения, а там решишь, уйти или остаться.

Подумав, что оглядеться и впрямь было бы неплохо, Лукас согласился.

– Вот и замечательно, – обрадовался Георг и, покинув кресло, открыл вторую дверь.

* * *

Длинные коридоры, искусственный свет и отсутствие окон вызвали у Лукаса подозрение, что Ковчег – это бункер. Георгу это слово оказалось незнакомо, а когда Лукас объяснил, выяснилось, что догадка недалека от истины. Только находились они не под землей, а «в ноль-точке». Теперь за объяснения взялся Георг, и вскоре Лукас пожалел, что спросил, потому что находиться «нигде» было гораздо неприятней, чем просто под землей.

Впрочем, вскоре неприятные ощущения стерлись под напором новых впечатлений – Герг привел Лукаса в зал переходов: большое сводчатое помещение с гигантской аркой на пьедестале. Серая каменная штуковина, испещренная символами, вызывала настолько нереальное ощущение, что Лукас не удержался и спросил, можно ли ее потрогать. Георг возражать не стал, сказав, что сейчас она неактивна, так что без проблем. И все же, когда, поднявшись по ступеням, Лукас дотронулся до холодного, похожего на гранит камня, он ощутил трепет – что, если сейчас его забросит куда-нибудь под зеленые небеса с саблезубыми монстрами? После встречи с грузовиком он бы этому не удивился.

Ничего подобного не произошло, и они с Георгом отправились дальше. Осмотрели новенький, сверкающий неведомыми приборами медблок, который, по словам Георга «сильно выручает, когда кто-нибудь из разведчиков попадает в переделки». Прошли мимо пустой, манящей запахами еды столовой – не уступив уговорам, Лукас от обеда отказался, поскольку мало ли чем его здесь собирались накормить. Затем отправились в рабочий зал.

– Застать удастся не всех, но кто-нибудь из команды обязательно будет, – размышлял Георг вслух. Скорей всего, Ю и Галла. Хотя… Кхм, – завернув за угол, он внезапно остановился, так что Лукас едва на него не налетел.

Парочка, поправляя одежду, торопливо отлепилась друг от друга. Огненно-рыжая девушка в зеленом платье тут же исчезла, на прощанье одарив Лукаса мрачным взглядом. Ее белобрысый приятель, парень модельной внешности, одетый, как и сам Лукас, в джинсы и футболку, напротив, словно прирос к полу и уставился, словно на привидение. Но быстро взял себя в руки и, сверкнув улыбкой, произнес:

– Привет! У нас новенький?

И тут же, забыв про свою подружку, обрушил на Лукаса всю мощь своего обаяния.

– Этан, наш поисковик, – представил его Георг. – Это его мир похож на твой. Знакомься, Этан, это Лукас.

– Очень приятно! – воскликнул блондин, улыбнувшись еще ослепительней, и подумал: «Интересно, ему тоже нравятся парни?»

«Что значит «тоже»?» – насторожился Лукас и посмотрел на Георга, тот выглядел совершенно спокойно.

Новый знакомый исчезать не спешил, и в рабочий зал они вошли втроем. Там их уже поджидали – рыжая успела поделиться новостью, и Лукаса встретили три пары любопытных глаз. Одна пара принадлежала вышеупомянутой подружке, другая – бодрой пожилой даме в пестром многослойном наряде с ленточками, бубенцами и другой мишурой. Третьим оказался крепыш в военном кителе и полосатых шароварах, заправленных в сапоги.

– Вот и наша команда, – произнес Георг. – Это Ю, прорицательница и диагност, – он указал на обладательницу пестрого наряда. Та приветственно взмахнула рукой и улыбнулась, сразу помолодев лет на двести.

«Так вот кто окатил его чаем», – подумал Лукас.

«Какой милый юноша, – уловил он размышления старушки, – именно таким я его и представляла».

– Это Оксиний, наш щит и меч, – Георг указал на крепыша. Тот подтянулся, расправил плечи и засиял.

«Это он, что ли головой бился?» – удивился Георг.

– А это Галла, колдунья, – Георг указал на рыжеволосую. – Очень сильная ведьма, советую не злить.

«Понятно, блондинчика она приколдовала», – подумал Лукас, вспомнив увиденную в коридоре сцену, уж больно силен был контраст у этой парочки.

– Нет, он сам по себе такой, – вполголоса произнес Георг, после чего, обратившись к остальным, произнес: – А это Лукас, он читает мысли.

В зале воцарилась тишина, нарушало которую лишь еле слышное гудение вентиляции.

Лукас посмотрел на Георга, тот хитро улыбнулся.

– В этом мы с тобой похожи, – произнес он.

И тут Лукас понял кое-что очень важное: дома подобное представление прозвучало бы как издевательство, а здесь, в странном месте, рядом с этими странными людьми, он впервые в жизни почувствовал себя нормальным. Прежде, постоянно опасаясь, что кто-нибудь узнает о его способности читать мысли, он вечно был настороже. А здесь оказался ничуть не страннее других. И это оказалось приятно.

– Добро пожаловать, милый, – произнесла Ю, одарив его теплой улыбкой.

– Вообще-то, он пока не решил, останется или нет, – уточнил Георг.

Старушка махнула рукой.

– Решил. Просто сам себе не верит.

Она хотела добавить что-то еще, но в этот момент в зал влетела невысокая темноволосая девушка в длинном развевающемся платье. Быстрые стремительные движения, цепкий взгляд. Вместо мыслей Лукас уловил только ощущение тревоги.

– Георг, там Тибей вернулся, – скороговоркой произнесла она. Заметив Лукаса, коротко кивнула.

Георг тут же подобрался, скомандовал:

– Оксиний, Галла – со мной. Ю – следи за ситуацией, если что, сообщи. Этан, позаботься о Лукасе.

– С удовольствием, – с улыбочкой произнес блондин, усаживаясь на край стола. А стул на колесиках подтолкнул Лукасу. Тот поймал, подумал и тоже сел. Вопреки ожиданиям, стул не сломался, кнопок никто не подложил. – Да всё у них там нормально, обычные меры предосторожности, – пояснил Этан, по-своему истолковав его беспокойство. – Просто, когда кто-то возвращается, есть риск, что он не один. Это Дверь Георга кого попало не пускает, а портал – всего лишь бездушная каменюка. Кто откроет, тот и войдет. Хоть стадо головорезов, хоть монстр какой-нибудь. Хотя нет, – Этан задумался, – монстры порталы не открывают, мозги не те. Разве что управляемые монстры… Вот был у нас один случай…

 

– Лукас, дружочек, наш Этан любит присочинить, – произнесла прорицательница, оторвавшись от созерцания разбросанных на деревянной тарелке горошин.

– Зря ты так, Ю, – ответил блондин, насупившись, – представь, что он теперь обо мне думать будет.

– Не собираюсь я о тебе думать, – произнес Лукас.

– Вот видишь, Ю! А я так надеялся!

Старушка усмехнулась и, собрав горошины, снова бросила их на тарелку.

– Пойдем лучше пообедаем, – произнес Этан, покидая стол и увлекая Лукаса за собой. – Не будем ей мешать.

– И то верно, – раздалось вслед. – Только морковку, Этан, тебе лучше сегодня не есть.

* * *

– Она действительно прорицательница? – спросил Лукас, глядя как Этан старательно выбирает из своей порции тушеных овощей мелкие оранжевые кусочки.

– Представь себе, да. Как-то раз я ее не послушался – и вот, – он продемонстрировал тонкий белый шрам на ребре ладони, – кровищи было – жуть! Хотя у нас тут все непростые: у Оксиния реакция как у супермена, Галла вообще ходячая смерть, если с ней неправильно обращаться… Нет, вообще она ничего, когда настроение хорошее, а вот когда плохое – лучше держаться подальше. Тибей… ну, ты его еще не видел, тот еще тип, но тоже талантливый… по-своему. Других Дверь и не находит. Вот и ты тоже особенный.

– А та девчонка, которая Георга увела, она кто?

Этан ответил не сразу.

– Это Ханна, его сестра, – наконец произнес он. – Большего не скажу, пусть Георг сам решает, что именно тебе стоит знать. Чего бы там Ю ни говорила, ты у нас еще с выбором не определился, вдруг соберешься уйти… Хотя жалко будет, ты мне нравишься. Да и остальным тоже, – торопливо добавил он, старательно пряча мысли.

Обойти эту хиленькую защиту Лукасу не составило бы труда, но делать этого он не стал. И даже обрадовался, когда Этан сменил тему.

– А ты хорошо держишься. Обычно новички впадают в шок. Шутка ли, умереть, а потом воскреснуть. Оксиний, к примеру, решил, что попал в рай. Долго поверить не мог, что это еще один мир, пусть и непохожий на его, и побеждать тут некого. Но потом произошла заварушка во второй параллели, и он воспрянул духом. Теперь это наш человек. А ты что, совсем не удивился, когда сюда попал?

Лукас задумался, а затем молча пожал плечами. Его восприятие словно подернулось пеленой, глушащей чувства. И чем дальше, тем плотнее она становилась.

– Знаешь, мне кажется, тебе нужно отдохнуть. Пойдем, поищем тебе жилье.

* * *

– У нас тут, конечно, не королевский дворец, но тоже неплохо, – разглагольствовал Этан, ведя Лукаса по коридору, с обеих сторон которого виднелись двери. – Это жилая секция. Так, где у нас тут свободно?.. Ага, ну вот, к примеру, здесь. Кстати, соседняя берлога моя, если что – заглядывай. Он подошел к двери с цифрой девять, приложил ладонь к сенсорной панели, и дверь отъехала в сторону. – Пока так, потом настроим на тебя. Если останешься, – он вошел первым, и в помещении вспыхнул свет. – Добро пожаловать. Кстати, а что Георг тебе обо мне рассказывал?

– Ничего. Просто сказал, что наши миры похожи, – Лукас вошел за ним следом.

– Приятно встретить почти земляка. Ну как тебе тут, нормально?

– Нормально, – ответил Лукас. На самом деле ему было все-равно.

Комната оказалось небольшой, с кроватью, шкафом и ворсистым ковром на полу. К ней примыкали небольшая кухня и ванная с туалетом. Лукас почувствовал, что вот-вот отключится.

– Что-то не нравится мне твой вид, парень, – расслышал он сквозь нарастающий шум в ушах… В ту же секунду его толкнули к стене, и Этан впился в его губы поцелуем. Лукас почувствовал вкус клубничного компота, который тот пил за обедом, затем до сознания дошло, что белобрысый нахал попросту воспользовался ситуацией. А затем сознание взорвалось фейерверком эмоций, и пелена спала.

Лукас оттолкнул паршивца и рявкнул:

– Отвали!

– Полегчало, – с довольным видом произнес Этан. – Вот и славно. Не такой уж ты, выходит, железный. Знаешь, а я ведь чуть не купился, еще секунда-другая – и ты бы брякнулся в обморок. А так снова бодр и полон сил. Шоковая терапия. Ладно, спасибо можешь не говорить, – и не успел Лукас отреагировать на такую наглость, как Этан добавил: – Думаю, тебе пора отдохнуть. Вот поспишь немного и почувствуешь себя совсем замечательно.

– Да не хочу я спать!

– Хочешь. Ты уже засыпаешь.

Этан поймал его взгляд, и Лукас почувствовал, что в самом деле погружается в сон. Зевнул и ответил:

– Нет.

– Да. У тебя глаза закрываются.

Лукас почувствовал, как тяжелеют веки, попытался сопротивляться, но тщетно. Словно со стороны увидел, как Этан взял его за руку и повел в спальню… Последнее, что он увидел – это зеленые полоски на покрывале. Едва коснувшись их, он провалился в небытие…

* * *

Летящая навстречу машина… удар… боль… опрокинутый навзничь мир…

Лукас проснулся от того, что его трясли. Открыл глаза и увидел перед собой лицо Этана. Огляделся и тут же вспомнил произошедшее. Дернул паршивца на себя и перекатился, прижимая его к кровати.

– Гад, ты меня усыпил!

– Для твоей же пользы, – заявил белобрысый нахал, даже не пытаясь освободиться. Лежал, смотрел и улыбался.

– Какой пользы? Что ты несешь, извращенец!

– Сам ты извращенец! Вот и заботься потом о других, – улыбка Этана исчезла.

– А я не просил обо мне заботиться!

– А не тебе ли кошмары снились?

– И где связь?

– В твоей голове, дурень. Адаптация – штука тяжелая, каждый ее проходит. Да, я тебя усыпил, но теперь тебе будет легче, вот увидишь.

– А без вот этого всего было нельзя?

– Чего «вот этого»? – переспросил Этан. Во взгляде его появилось нечто такое, что Лукас мгновенно осознал, в какой двусмысленной ситуации находится, лежа на нем сверху.

– Только не говори, что тебе не нравятся парни, – усмехнулся нахал, когда Лукас, отпустив его, вскочил с кровати.

– С чего бы они мне нравились?

– Ну-у… ты не съездил мне по физиономии, когда я тебя поцеловал.

– Могу исправить, – Лукас посмотрел на него исподлобья, но тот лишь усмехнулся и тоже покинул кровать.

– Поздно, поезд ушел. Да не напрягайся, пока ты спал, я тебя и пальцем не тронул. Но если ты решишь исправить эту ситуацию, то я не против, парни мне тоже нравятся.

– Потрясающая всеядность. А теперь иди отсюда, я хочу побыть один.

– О, понимаю, – многозначительно произнес блондин, – душ там, – он указал на дверь, напоминающую ту, через которую Лукас попал в Ковчег. – Полотенца в шкафу, приятно тебе уединиться, – и смеясь поспешил на выход. Затем обернулся и с умильным видом спросил: – Может все-таки у меня есть шанс растопить твое сердце? Ты подумай на досуге, – и спешно исчез. Брошенная вслед подушка ударилась о закрытую дверь.

В ванной обнаружился сюрприз: чистые джинсы и футболка. Догадавшись, чьи они, Лукас решил остаться в своей одежде, пусть и замызганной, почистив ее как мог.

Он принял душ и, глянув в зеркало, подумал, что надо было идти в парикмахерскую, а не за клубникой. Глядишь, не торчал бы сейчас непонятно где. Он стянул резинку с разлохматившихся волос и, тряхнув головой, снова собрал их в хвост. Мрачный брюнет в зеркале краше не стал, но хотя бы ничего никуда не торчало.

Длинные волосы Лукас не любил, их любила Анна, и в начале он подумал – «почему бы и нет», а потом просто махнул рукой – все стало слишком сложно, чтобы думать еще и о прическе. Сейчас, глядя на свое отражение, он решил, что избавится от дурацкого хвоста при первой же возможности.

Еще раз посмотрев в зеркало, он поймал себя на том, что попросту тянет время – раз проснулся, надо идти «в люди», однако видеть никого не хотелось. Он прислушался к себе, попытался понять, чего же хочется. Не понял и, плюнув на рефлексию, вышел в коридор. И только потом задумался: утро сейчас или вечер? А может, ночь? Оставалось одно – пойти и проверить. Что он и сделал.

* * *

В рабочем зале оказалось шумно, причем шумел всего один человек, остальные слушали. Мелкий суетливый тип в мятом плаще рассказывал что-то, размахивая руками. Рыжая ведьма и старушка слушали его с интересом, крепыш в полосатых шароварах – с восторгом, и только Этан выглядел так, словно хотел сбежать, но почему-то не решался. «Интересно, почему?» – подумал Лукас, входя в зал.

Лица присутствующих дружно обратились к нему.

– О, новенький, – произнес незнакомец и, подойдя к Лукасу вразвалочку, обвел взглядом снизу вверх. – Ну, привет. Я Тибей, а ты кто будешь?

– Лукас.

– Ну, привет, Лукас, – Тибей протянул ему ладонь. Лукас сделал вид, что не понял, новый знакомый ему не нравился. – Темнота, – хохотнул Тибей. – Давай руку, поздороваемся.

– В моем мире это не принято, – Лукас даже не пошевелился.

– Ну нет так нет, – Тибей развернулся и отправился назад.

«Дубина безмозглая», – долетела мысль.

Усевшись на угол стола, он продолжил свой рассказ.

Лукас понятия не имел как поступить: тоже куда-нибудь сесть и слушать или уйти, чтобы не мешать? Слушать не хотелось, а куда уйти он не знал. Положение спас Этан.

– Кстати, Георг хотел тебя видеть. Идем, провожу, – произнес он и, приобняв Лукаса за плечи, повлек прочь.

«Гомики», – прилетела вслед очередная мысль Тибея.

– Кстати, ты завтрак проспал. И я тоже. Пойдем, поедим, – Этан свернул к столовой.

Стало быть, утро, понял Лукас. Против того, чтобы поесть, он ничего не имел, однако кое-что смущало.

– Прямо сейчас? А как же Георг? – спросил он.

– Понятия не имею. Я его вообще с утра не видел.

– А чего ты сам не ушел, если этот тип тебе так противен?

Этан бросил на него хмурый взгляд.

– Долго рассказывать.

Чужие секреты Лукасу были ни к чему, и он выспрашивать не стал, заявив:

– Как знаешь.

Ели они молча, думая каждый о своем. Лукас – о доме и о дурацкой ситуации, в которую попал. И о предстоящем решении – он понятия не имел, что выбрать: уйти или остаться. О том, чем были заняты мысли Этана, ему не было никакого дела.

Рейтинг@Mail.ru