Чёрт из табакерки

Сандра Бушар
Чёрт из табакерки

Глава 1

Мне хотелось бы начать со слов: «Не помню, когда моя жизнь перестала быть идеальной». Но она никогда не была сахарной. В три года родители погибли, а так как других родственников не было – меня отдали в детский дом. Помню, как вошла туда впервые и поняла: все. Как раньше… Нет, уже не будет. Взрослые мысли в голове ребенка.

Так и было. Мы воровали, продавали газеты и отдавали все деньги директору, красили ей стены в доме, даже стелили ламинат… И все это в десять лет. А потом произошло что-то странное. К нам приехал мужчина лет пятидесяти, пухлый, молчаливый, уставший от жизни меценат. Он решил принять в семью девочку.

– Почему именно из нашего дома? – шушукались работники по углам. Ответ оказался прост: его жена здесь выросла и умерла в аварии десять лет назад, когда была беременной. Не знаю, почему он решил взять на попечение кого-то именно сейчас. Не знаю, почему выбрал именно меня.

Ведь от одного взгляда Романа Викторовича у меня наворачивались слезы. Я робела, становилась послушной и готовой выполнить любой приказ, лишь бы он больше на меня не смотрел так…

Но уже вскоре мои вещи собрали и сказали, что теперь жизнь изменится. Снова… Так и случилось: дорогие платья, лучшие учителя, множество интересных кружков. Каждый раз за новое достижение Роман Викторович вызывал меня к себе и, улыбаясь только уголками губ, просто кивал. Это было единственное поощрение, которое я помнила. Любви особой к себе не видела, но меня и так все устраивало.

Но однажды в дом приехал Он. Сэм – родной сын Романа Викторовича, который после смерти матери решил жить на ее родине – в Америке. Ему было восемнадцать, когда я едва отпраздновала свое четырнадцатилетие. Наглый мажор, самоуверенный козел и хитрый подлец. Это я поняла с первой встречи, когда он долго рассматривал меня, как какую-то грязную безродную зверушку.

– Ты тут ненадолго, – сказал он мне за праздничным ужином, а затем начался террор.

Он подарил мне подарок, который, после того как я его открыла, взорвался. Мои волосы сгорели вместе с половиной комнаты, и год я потратила на то, чтобы выглядеть сносно, нося при этом парик. Еще был удав в постели, после – черви в завтраке. А затем и вишенка на торте: Сэм подкинул мои «голые фото» отцу, которые явно сделал сам в фотошопе. Тот не разбирался, как и раньше, поэтому просто закрыл меня в чулане на сутки.

Я часто там сидела. Каждые выходные. После проделок Сэма, которые парень приписывал мне. Много раз я слышала, как тот уговаривал отца вернуть «недостойную падчерицу» обратно. А старик лишь слушал, но ничего и не говорил.

В конце концов, Сэм отчасти добился своего. Роман Викторович стал относиться ко мне так же, как и сын. С пренебрежением. Словно я обуза, которую едва удается терпеть. И неважно, что в школе у меня был высший балл. Неважно, что учителя музыки, рисования и бальных танцев восхищались моим упорством. Тогда, в глубоком детстве, я не понимала, почему меня не любят. Старалась все больше, больше, больше… А в итоге получала лишь взгляды, полные ненависти и пренебрежения.

Роман Викторович жил в мире иллюзий. Но и он, как оказалось, был не вечен. Мне только исполнилось шестнадцать, когда новый отец умер. Сердечный приступ был такой внезапный, что не оставил ему шансов.

В тот вечер Сэм позвал меня к камину, расположенному в главном зале дома. Он, стоя ко мне спиной, держал в руках стакан с каким-то алкоголем. Его голос рассекал воздух как холодное лезвие, и я вздрагивала от каждого слова, боясь даже дышать.

– Отец умер. И как адекватный человек, он не оставил тебе и цента. Я борюсь с желанием сегодня же отдать тебя в тот свинарник, из которого ты вылезла… Ждет тебя участь дешевой шлюхи, – Сэм говорил это с таким злорадством и скрытым восторгом, что по моим рукам пробежал целый рой мурашек. – Но когда я вспоминаю, сколько денег вложил в тебя отец, мне становится жаль инвестиций. Поэтому я предлагаю тебе престижную школу-интернат заграницей. Там же ты можешь поступить в вуз. Если мозгов не хватит, я помогу тебе с оплатой и временным содержанием. Дальше – сама.

Его предложение было настолько неожиданным, что я растерялась и не сразу пробормотала:

– Спасибо… Я так тебе благодарна!

Мои слова будто взбесили его, и Сэм зажмурился, раздавив в руке стакан. Осколки полетели на пол, врезаясь острыми концами в высокий ворс персидского ковра.

– Ты дрянь, не стоящая даже копейки. Помни это всегда. Будь моя воля, я бы загнобил тебя на скотобойне. Это дань отцу, и только! – прорычал он. – К тому же ты будешь мне должна. Если я позвоню тебе, ты придешь. И выполнишь все. Иначе я верну тебя туда, где твое место. Поняла?! Попробуй ослушаться – и узнаешь, что такое ад на земле.

Сэм ушел, оставив меня обдумывать сказанное. А я так и осталась сидеть до утра, пока такси не прибыло, чтобы отвести меня в аэропорт.

– Мия, девочка, ты просто красавица! – пробормотала мне бабушка на ухо, глядя, как я заправляю плотную строгую блузу в длинную юбку. – Но ты ведь не на работу идешь. Может, наденешь платье? Или что-то девичье, летнее…

– Но и не на свидание, – парировала я, проверяя, чтобы на лице не было ни грамма косметики. Это не тот день, когда стоило пытаться выглядеть лучше. – Мне пора. Позвоню, когда освобожусь.

Прошло семь лет с нашей последней встречи с Сэмом. Семь долгих и счастливых… Я окончила школу в Лондоне с высшим баллом и поступила в престижный университет. Но душа моя осталась на родине, так что закончила обучение я все-таки дома. Юрист со знанием пяти языков был нужен всем, поэтому с работой проблем не возникло.

И единственный человек, которого я «пронесла» сквозь годы – бабушка. Милый и приветливый комендант из общежития. Когда вместо тусовок и гулянок я усиленно училась и засиживалась в библиотеках, она была единственной, кто протягивал руку помощи и угощал чаем. Женщина стала мне родной и любимой. Когда возник вопрос о проживании, она позвала меня к себе, в скромную однушку на окраине города. Квартира была ее, но я честно оплачивала все счета, покупала продукты и помогала по хозяйству. Бабушка ругалась, но это меньшее, чем я могла ей помочь.

Жизнь налаживалась. Все было так, как я и мечтать не могла: престижная работа в крупной корпорации и большие перспективы на будущее.

Как вдруг раздался звонок. Это случилось вчера вечером. Я сидела у окна с кружкой чая и думала о том, что завтра выходной. Парень из соседнего отдела звал на свидание. Он не сильно нравился мне, но пора бы устраивать личную жизнь. Не за горами двадцать четыре года.

– Алло? – я подняла трубку, даже не подумав посмотреть, кто звонит. И тут же пожалела. Возможно, неизвестный номер заставил бы меня не брать трубку… Тяжелое дыхание, хриплое и тягучее, выбило из колеи:

– Привет, Мия, – холодно, с насмешкой протянул Сэм. Он произнес мое имя так, будто это что-то жутко мерзкое и противное, а затем, словно специально, протянул: – Скучала по мне?

Мой язык прилип к небу, ладони стали липкими и влажными от волнения, и я не сразу нашла в себе силы выговорить:

– Нет.

Сэм никак это не прокомментировал, ведь наверняка ответ был очевидным для нас обоих. От одной мысли про «братика» волосы на голове становились дыбом. Я ведь до сих пор панически боялась змей и темноты!

– Знаю, что устроилась ты хорошо. Помнишь про свой долг? – Сэм ненадолго замолчал, словно давая мне почувствовать горькое послевкусие своих слов. И только после коротко подвел итоги: – Пришло время платить. Жду тебя завтра. Адрес сброшу в СМС.

Не прощаясь, он сбросил вызов. И вот теперь я покорно шла на встречу, исход которой мог быть каким угодно. Мальчик вырос. И его шалости, можно догадаться, тоже. Что Сэм заставит сделать меня на этот раз?!

Глава 2

В метро была такая давка, что дышать стало сразу же практически невозможно. Какой-то мужчина потянул меня за волосы, и идеальный хвост рассыпался на светлые локоны. Женщина смяла рубашку и едва не оторвала кусок хлопка себе на память. Особо вещь не пострадала, но пара пуговиц в районе груди на трещащей по швам рубашке оторвались.

Но в тот момент было плевать. Я шла, отсчитывая шаги. Каждый из них будто приближал меня к чему-то черному и грязному… А затем перед глазами появилось высокое здание с витиеватой строгой надписью «Керн Холдинг».

Все правильно. Когда-то я приезжала сюда в гости к Роману Викторовичу. Теперь всем управлял Сэм Керн – его единственный наследник…

На ресепшене меня словно ждали. Миловидная брюнетка, едва увидев мое лицо, тут же натянула неестественную улыбку и высоко пропищала:

– О, госпожа Мия Бушминская? Вас ждут, – она кивнула высокому охраннику, и тот разве что не за руку отвел меня в кабинет босса: зашел в лифт, отвез на шестидесятый этаж и довел к нужному кабинету. И стоял около меня словно вкопанный, прям до того момента, пока я не постучала и не вошла.

Ранее я бывала в этом кабинете, но сейчас от него остались одни воспоминания. Современный, в белых тонах, напичканный новой техникой и всевозможными дизайнерскими атрибутами. Небольшие окна заменили на витражные; на том месте, где раньше висела картина, теперь была громадная сенсорная панель; книжный шкаф поменяли на барную стойку. Все в стиле Сэма.

Я так и замерла у двери, неловко осматриваясь и переминаясь с ноги на ногу. Только спустя минуту заметила крупного и мускулистого мужчину в черном, идеально выглаженном костюме. Он стоял спиной ко мне и рылся в шкафу, словно не замечая присутствия постороннего.

Сэма я помнила мелким, худощавым, с длинным волосами, вечно затянутыми в тугой жгут. Именно поэтому, осторожно покашляв, тихо прошептала, без каких-либо задних мыслей:

– Добрый день! У меня встреча с господином Керном. Не могли бы вы?..

Я оборвала сама себя, споткнувшись на полуслове. Ведь когда незнакомец повернулся, воздух выбило из груди. Небольшая борода, короткая стрижка, гора мышц под дорогим костюмом – это был он. Новый Сэм Керн.

 

Но мне было плевать на эти мелочи. Его взгляд… За одну секунду он будто просканировал меня с ног до головы, пробирая до самих хромосом. Ярко-голубые глаза и без того всегда источали жестокость, а сейчас еще и власть. Убойное сочетание.

– Ты не изменилась, Мия, – с презрением выплюнул он и поморщился. Затем все же взял какую-то папку и вернулся к столу, чтобы сесть на свой кожаный трон и уставиться на меня так, как смотрит удав на зайца перед обедом. – Неужели все инвестиции были напрасны, и ты выбрала работу путаной?

Проследив за взглядом Сэма, я напоролась на вырез блузы. За счёт большой груди он всегда смотрелся развратно, а сегодня еще и метро «потрепало».

– Брось, Сэм, – меня кидало то в жар, то в холод, голова шла кругом, а коленки подкашивались, но я лишь мило улыбнулась и медленно подошла к столу, чтобы сесть на место для посетителей. – Тебе наверняка доложили о роде моих занятий. К чему этот цирк?

– Ты про свою убогую работу юристом? С такой зарплатой ты просто обязана подрабатывать на панели, чтобы прокормиться, малышка, – равнодушно парировал он, продолжая внимательно изучать меня взглядом. Я чувствовала себя странно – будто Сэм в этот момент читал все мои мысли. И пока мне с трудом удавалось привести дыхание в порядок, он медленно открыл папку и протянул бумаги мне. – Теперь по делу, касательно твоего долга… Я хочу, чтобы ты подписала это. Сейчас. Времени у меня мало.

Сэм знал о моем юридическом образовании. Он просто обязан был догадаться, что я изучу документы, прежде чем подписать… От каждой прочитанной строчки мое сердце билось все быстрее, испарина шла по телу, а мысли разбегались.

Нет. Просто не может быть! Это очередная шутка или какая-то проверка?

Словно какая-то идиотка, я подняла бумаги и показала их Сэму. Голос охрип, но суть донести удалось:

– Ты знаешь, что там написано?

– Я сам составлял договор, Мия, – Сэм сложил руки у подбородка, а его большой перстень с темно-голубым камнем сверкнул в отражении лампы. Я помнила его… Это было единственное фамильное украшение отца Романа. По крайней мере, на моей памяти. – Подписывай.

– Но… – я не верила в то, что скажу. Абсурд! Было почти смешно. – Это брачный контракт между мной и тобой!

Сэм словно специально долго молчал, давая моим мыслям возможность разгуляться. Но в голове было пусто, и дул ветер.

– Это должно быть для тебя неважно, – отчеканил мужчина по слогам. Его лицо вытянулось, становясь еще более злым и устрашающим. Наверняка Сэм не получил той реакции, на которую рассчитывал, поэтому он просто сквозь зубы протянул: – Мой отец выдернул тебя из дерьма. Я же обеспечил тебе будущее, о котором люди твоего социального статуса не могут и мечтать. Ты обязана мне жизнью, Мия. Подписывай и не трепи мне нервы!

Долгие годы мне снились кошмары про Сэма. Я просыпалась в поту и искала червей в обуви, змей – в одежде… Но даже при худшем развитии событий не могла представить… Такое.

Ужас и паника охватили с головой. Внезапно стало нечем дышать, и я едва ли не подпрыгнула на месте, чтобы быстрым шагом убежать отсюда. Раз и навсегда. Нужно было больше кислорода и меньше давления Сэма!

– Если ты выйдешь из этого кабинета, то жизнь твоя будет окончена, – спокойно протянул мужчина и попал в цель. Я замерла у двери, ноги приросли к полу. Что бы он дальше ни сказал, я верила каждому слову. – Кто ты, а кто я? Никто не возьмет тебя на работу, если я попрошу, придется идти в шлюхи. Кажется, ты живешь с какой-то старушкой?.. Как думаешь, что будет, если в один момент она случайно упадет с лестницы?

Как я и боялась, шалости маленького подлого мальчика стали масштабнее, жёстче, грязнее. Он предупреждал меня, что разрушит мою жизнь, если я не расплачусь за помощь. А я жила и просто надеялась, что стану настолько незаметной, что Сэм забудет о моем существовании.

А вот и нет! Получите и распишитесь.

На ватных ногах медленно вышагивала обратно. Подвергать опасности бабушку я была не готова. Не в этой жизни, в которой, кроме нее, у меня ничего нет.

– Давай свой контракт, – выхватив их рук мужчины бумаги, я не глядя подписала.

Не нужно быть гением, чтобы понять: брак ему нужен был не из-за любви. Возможно, он повесит на меня что-то незаконное? Выставит виноватой? Засадит в тюрьму? Очень даже в духе Сэма.

В тот момент я понимала, что все равно проиграла. Карьеру потеряла бы и так. Но бабушку… Пусть хотя бы ее не коснется эта грязная история про черта из табакерки.

Глава 3

– Это все? Я могу идти? Мы, кажется, рассчитались, – высоко подняв подбородок вверх, я взглянула на Сэма так, как должна была изначально – с гордостью и достоинством. Пусть он видит, что я больше не груша для битья, а самодостаточная девушка. Но он лишь насмехался, загадочно сверкая глазами.

– Куда же ты бежишь, дорогая? – наиграно-обиженно протянул он и поджал губу, чтобы тут же залиться смехом. От этого стального и лишенного всяких эмоций голоса звенело в ушах, и потели ладони. – Не хочешь узнать, что и зачем ты подписала?

– Особого желания у меня с тобой разговаривать нет. Так что, если это все, я, пожалуй, пойду… – заставив себя подняться, я едва успела сделать шаг, как послышался удар кулака по столу и дикий рык:

– Села!

По инерции буквально плюхнувшись обратно в кресло, испуганно уставилась на мужчину. Теперь страх удавалось скрывать все меньше, ведь сердце колотилось, а меня тряслось.

– Мне не нужна «жена по контракту», идиотка. Все должны подумать, что наш брак настоящий. С этого дня ты будешь выполнять все согласно договору, который ты наивно проигнорировала… Так уж и быть, копию дам тебе с собой, – коротко отчеканил он, словно проводил бизнес-переговоры, и не было этого странного срыва всего минуту назад. – Тебе полностью заменят гардероб, подберут визажиста и стилиста. Завтра впервые папарацци «застукают» нас в кафе. Послезавтра ты должна переехать в мой дом и провести первый прием от имени хозяйки дома. Дальше… Прочтешь сама.

Кроме того, что Сэм нес ахинею про то, что я должна стать актрисой, изображающей любовь к этому монстру, мне не давал покоя один вопрос:

– Почему я?.. Не понимаю. СМИ сразу поймут, что мы ненавидим друг друга.

– Потому что тобой легко манипулировать, Мия. Ты всегда была послушной и податливой, – недобро подмигнул он, заставляя меня откинуться на спинку кресла и прикрыть глаза рукой. Что за ерунда происходит? Это всего лишь дурной сон. Никак иначе. – Еще кое-что… Ты ведь понимаешь, что моя жена не может быть шлюхой? Так что теперь твоя жизнь под моим контролем. Телефон, ноутбук и другая техника на прослушке. Два охранника всегда будут рядом. Одна машина прицепом. Но не переживай, для тебя они будут лишь незаметной тенью.

Я не должна была этого говорить, но слова сорвались с губ прежде, чем успела подумать:

– Парня нет. Личная жизнь – работа. Незачем напрягать людей.

– А как насчет того коллеги из конторы, который вот уже месяц дрочит на твои фото, а сегодня наконец-то уговорил тебя на свидание? Кажется, ты его пропустила, даже забыв предупредить, – слишком нервно выпалил Сэм и резко вскочил с места. Мужчина подошел ко мне вплотную, и я задрала голову. Черт! Он ведь следил за мной! Как давно? Что он успел раскопать?.. Сотни мыслей, одна ужасней другой, метались в голове, пока мужчина оперся на стол и с угрозой отчеканил: – Если я еще раз увижу его рядом с тобой – парню не поздоровится. Ты поняла? Поняла меня?! Я жду ответа, Мия!

Если до этого я боялась только того, что может произойти, то сейчас просто растворилась в этом ужасе. Сэм Керн снова влез в мою жизнь, заполнив собой каждый уголок, и душил, подавлял, расставлял ловушки и навязывал свои правила. А я не могла ему отказать. Просто знала последствия. И теперь, прикусив язык, чтобы не сказать, что в свои годы до сих пор даже не целовалась по-настоящему, спокойно произнесла:

– Выбора у меня все равно нет. Так что – да. Я поняла.

Помню, когда-то подобное уже случалось. Покопавшись в памяти, я вспомнила время за месяц до смерти Романа Викторовича. Сэм тогда внезапно пропал, а жизнь успокоилась на какую-то неделю. Я сидела на постели в позе лотоса и думала о парне из школы, в которого была влюблена. В тот день он дал мне понять, что тоже неравнодушен, и я не могла поверить своему счастью.

Как вдруг дверь в комнату резко распахнулась и ударилась о стену. Штукатурка посыпалась, а часы с картиной упали со стены и разбились вдребезги. Но это было не так важно… Ведь в проходе стоял Сэм. Длинные волосы его разметались по плечам, глаза горели, а по лицу стекал пот.

– Шлюха… – прорычал он, глядя на меня и не моргая. Растерянная и дезориентированная, я поспешила сесть прямо. Что заставило его вернуться из Майями, куда он увез свою новую пассию? – Дрянь. Всегда знал, что ты только и ждешь момента, чтобы раздвинуть ноги и дать себя трахнуть.

– Сэм, я не понимаю… – мысли рассыпались в голове, как порванная нитка жемчуга. Я пыталась сообразить, о чем он, почему оскорбляет и почему поднял эту тему. Как вдруг заметила кровь у него на кулаках. Много крови… И судя по тому, что ссадин и ран на Сэме не было, парень просто избил кого-то. – Что это? Чья это кровь, Сэм? Роман Викторович уже предупреждал тебя, что если снова затеешь…

– Защищаешь своего сосунка? Поверь, он еще не скоро сможет думать о противоположном поле. У него проблемы серьезнее! – еще сильнее взбесился он и направился ко мне. Его глаза метали молнии, и, как бы я ни старалась, укрыться не удалось. Он схватил меня за шею, вымазывая в чужой крови, задрал голову так, чтобы я непрерывно смотрела на него, как какая-то собачка на поводке. – Говори, со сколькими ты уже переспала? Говори, сука!

Но голосовые связки будто бы парализовало от застывших рыданий. К тому же он давил слишком сильно, чтобы я могла открыть рот. Лишь слабые всхлипы давали понять, что он меня таки не задушил.

– Где он тебя завалил? На заднем сидении папкиной тачки или прямо в школе, на поле для футбола?! – словно не замечая моих слабых попыток его вразумить, пробормотал он. Но не получив ответа, толкнул на кровать и навалился сверху. Я чувствовала, как бешено колотится его сердце, грозясь вырваться из груди. Видела, как расширены зрачки, и понимала, что смотрит парень на меня как-то странно. Мурашки разбегались по телу от этих разглядываний. – Ты совсем не думаешь о… Чести семьи, дрянь. И я проучу тебя раз и навсегда! В следующий раз будешь думать головой!

Одной рукой удерживая меня на месте, парень потянулся вниз, к молнии джинсов, но руки его тряслись от адреналина так сильно, что замок никак не удавалось дернуть вниз. Сэм матерился, вдавливал меня в кровать все сильнее, а я плакала и думала… О чем речь? Кто-то сказал ему, что я переспала с парнем из школьной команды?!

И тут до меня дошло. Это был Миша. Я была влюблена в него до чертиков, и накануне он наконец-то позвал меня на свидание. Все прошло хорошо, только вот сегодня в школе все почему-то странно на меня косились.

Осознавая, что Сэм в шаге от роковой ошибки, которая сломает нас обоих, я заставила себя выдавить слово:

– Ложь! – Сэм лишь на мгновение замер, но не поверил. Поэтому я снова пробормотала: – С Мишей было одно свидание. Вчера. И поцелуй сегодня. И то, это было невинно до чертиков! О чем вообще речь? Кто дал поверить в… большее?

Сэм замешкался, затем, все еще удерживая меня на месте, потянулся к карману. Достал телефон и протянул его мне. Там был фото: я и Миша в раздевалке, мы целуемся, а его рука у меня в трусиках. Я так сильно удивилась, что не сразу поняла, что это монтаж. Мы и вправду целовались сегодня. Но на фото моей была только голова, а вот все остальное – подставное.

– У меня нет таких юбок, Сэм! Я ведь хожу в школу, а не на панель! – зацепилась за факт я, как вдруг охнула от понимания: – Черт, я ведь видела похожую одежду у нашей учительницы физики. Но у нее есть муж, да и ребенок в первом классе. Не может быть! Она казалась такой правильной…

Вроде бы мое удивление показалось Сэму искренним, и он отпустил руку, давая сделать полноценный вдох. Только теперь, вглядываясь в его глаза, я вдруг поняла, что он либо пьян, либо под кайфом. Почувствовав свободу и отпустив первобытные инстинкты, вдруг непонимающе взглянула на Сэма. Ему-то что? Напился и решил показать, кто в доме хозяин?!

– Из-за какой-то шлюшки репутация нашей семьи не пойдет ко дну, – словно читая мои мысли, отчеканил парень. А затем его взгляд скользнул по моему телу, словно покрывая его коркой льда. Было в его глазах еще и разочарование… Только вот отчего? Неужели он все же хотел перешагнуть грань? – Если я увижу тебя с парнем – убью. Ты поняла меня? Только попробуй переспать с кем-то, маленькая дрянь!

 

Я замешкалась, не понимая, какого черта Сэм берет на себя так много. Рабство давно отменили! И пусть Миша сегодня оказался козлом, никто не знает, кого я встречу завтра. Но Сэм опять понял все неправильно. Его глаза удивленно расширились, а с губ слетело яростное «блядь», которое выражало столько эмоций, что не удалось считать и половины.

– Ты ведь уже трахалась с кем-то, да? Пусть не с этим уродом… Тогда с кем?! – он нагнулся ко мне и, как какой-то помешанный, встряхнул за плечи. Я зажмурилась и, глотая слезы, отвернулась в сторону, когда услышала в ухо рычание: – Скажи мне, кто он! Я должен знать! Говори, Мия…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru