Дети ночи

С.С. Мацкевич
Дети ночи

Пролог

– Вы сегодня станете богами или мертвецами, – прозвучал голос из тьмы, обращённый к пятьдесят одному юноше и девушке, одетых в чёрные комбинезоны, утяжелённые грузом в ногах, руках, на поясе и спине.

– Вам остаётся лишь двигаться, либо к возвышению, либо к смерти. Так что бегите, – слова превратились в обжигающий холодный ветер, что с грохотом раскрыл множество дверей. Позади людей зазвучало рычание и лай. В толпе пронеслись первые крики, заставившие бежать людей вперёд.

На первых метрах бегущие чётко слышали стук сердца в унисон бьющихся о друг друга металлических грузиков. Казалось, что сердце вырывается из груди, но с этим чувством, словно на крыльях, сорок восемь ребят добежали до первого препятствия. За стуком сердца они не услышали шума реки.

Холодная вода сбивала горячку первых минут бега и остужала страх преследования. Многие спотыкались о коряги на дне реки, полностью проваливаясь в объятия ледяной воды. Тяжесть груза и мокрой одежды тянула на дно, но почти все, кто упал, вновь поднимались и шли вперёд. Вновь позади прозвучали крики, страшный вопль и удар о воду.

Многие только сейчас заметили существ, что преследовали их. Высокие худощавые твари с большим горбом, покрытые кожаными пластинами. Весь их облик напоминал жаб мутантов, только эти существа имели огромное количество шипов и крайне хищный вид. Группа из пяти особей метнули в реку, и вновь воздух наполнился воплями.

На другой стороне крутого склона напуганные и мокрые люди, в панике, едва успевают по нему подняться. Многие, на адреналине, будто взлетели наверх. Другие подобно черепахам, медленно поднимались, боязно оглядываясь назад. Некоторые срывались, и через минуту на месте падения возникало кровавое пятно, а кто-то успевал всплыть, но тут же с глухим ударом погружался в воду.

Наверх поднялось сорок человек. Твари остались в реке, лакомясь оставшимися.

Первых, что вырвались далеко вперёд, встретил громкий хлопок, разорвавший тишину. Длинные очереди автоматического оружия стегали воздух перед группой. Следом за очередью прогремели взрывы, и из темноты начал появляться сизый дым. Горечь наполнила горло, глаза начали слезиться. Взрывы сменились глубоким сухим кашлем. Так, бредущие юноши и девушки пришли к топям. Едва различая дорогу впереди, они начали медленно тонуть в грязи и тине.

Каждый шаг становился всё тяжелее из-за облепившей грязи, которая вместе с грузами тянула к земле. Многие падали, в надежде встать через несколько секунд.

Группа, едва преодолев болото, остановилась на привал. Кто-то улыбался, от мысли, что остался жив, а кто-то радовался, что продвинулся так далеко.

Неожиданно послышались звонкие удары, будто кувалдой со всей силы ударили по стальным решёткам. Звук становился всё громче, все ощущали его приближение.

Где-то взлетела ракета. Взорвавшись яркой вспышкой, в мимолётном свете, появился образ огромной клетки, с чудовищем, напоминающим собой огромную длинную змею, с двумя мощными ногами и гладким черепом, в глазницах которого горели оранжевые глаза. Тьма наступила, а с ней вновь начали звучать глухие удары.

Многие рванули вперёд, преодолевая усталость. Те, кто бежал, чётко услышали, как удары прервались грохотом, за которым последовали крики и мольбы.

Осталось тридцать три человека.

Оставшиеся в живых, просто бежали вперёд, в полной темноте. Бежали пока усталость не рухнула на них, не заныли мышцы ног, грудь не сжимало так, что хотелось выплюнуть лёгкие.

      «Братишка, подумай, зачем тебе это всё? Остановись, сойди, всё страшное уже позади…»

Вкрадчивый голос с дружеской интонацией, а у кого-то властный крик, искушал уставших дев и парней. Перед их глазами то и дело появлялись двери, за которыми сидели друзья или родные, которые ждали бегущих. Кто-то видел свою любовь, кто-то родственников, а кто-то просто светлую комнату, с сухой одеждой и чашкой чая. За теми, кто заходил, двери сразу же закрывались.

Так постепенно от группы остался двадцать один человек.

Оставшиеся брели, как им казалось вечность, пока не зажегся свет. Ослеплённые, ребята сгруппировались как можно ближе к друг другу. Глаза постепенно начали привыкать к освещению, и перед уцелевшими открылась картина арены, на которой они были: песочного цвета пол прервался на тёмных силуэтах, что стояли напротив них.

Семь фигур, похожих на людей со звериными чертами: странная форма черепа, необычно широкая улыбка, дополнительные глаза, огромная мышечная масса.

– Хорошо. Добралась норма. Считайте, что вы почти прошли испытание, – произнёс один из стоящих, – Мы – последнее ваше препятствие. Каждому из вас надо всего-то продержаться тридцать секунд с одним из нас. Так как вас осталось двадцать один человек, а нас семеро, пожалуйста, разбейтесь на тройки.

Голос мужчины был вкрадчивым и любезным, и окончание своей просьбы он подчеркнул улыбкой. Улыбкой множества заострённых зубов, от чего во многих из оставшихся юнцов и дев рождался страх. Страх мыши перед змеёй, которую сейчас проглотят.

Едва двигаясь, уставшие, напуганные молодые люди медленно, будто оттягивая время разбивались на пары.

– Повторюсь: мы – ваше последнее препятствие, ваша задача продержаться против одного из нас тридцать секунд. Не всей тройкой, а только одному. После вы возвыситесь. Мы начнём через пять секунд. Я считаю, так что приготовьтесь, – всё так же любезно произнёс мужчина в чёрном, по-отцовски улыбаясь торопящимся и спотыкающимся ребятам.

– Один, пять, – сказал он, и вся тройка метнулась.

Семёрка методично била первых юнцов, которые не успели даже поставить блоки. Кто-то выдержал пару ударов, а кто-то валился с первого. Секундное затишье, и вновь атака. На этот раз, вторые номера успели отбить первые удары, и нанести по разу свои атаки. Но пятеро из семи пали. Двое, сдерживая напор, одиночно отбивались слабыми ударами, за которыми шла череда атак. Шестой не выдержал, и пропустил удар в лицо, затем ещё один, который заставил лопнуть правый глаз.

– Грегор переусердствовал, добей бедолагу! – крикнула девушка из семёрки, сквозь крики бедняги. Гигант, что больше походил на быка, лишь недовольно скривился, и нанёс смертельный удар, пробив череп Шестого. Мозги и кровь окропили поле арены.

– Служба зачистки опять будет ругаться… – пробурчал «бык», отходя к остальным.

Седьмой же отбивался. Вяло, неумело, но отбивался. Хаотичные удары, мешали прицельно атаковать противника. Врагом Седьмого оказался главный, который изображал для всех любящего папашу. Он грамотно уходил от множества ударов, а в моменты, когда скорость атаки уменьшалась, делал парочку тычков по корпусу юнца. Боль пронзила уставшее тело, заставив Седьмого сделать шаг назад – было видно, как силы его покидали. Он встал в глухую оборону, терпя точные удары оппонента.

– Ещё немного, ещё пара секунд юнец, – болела за парня стоявшая шестёрка существ.

Но за секунду, до конца срока, резкий удар в голову отправил парня в нокаут, и тот, как мешок картошки, рухнул на землю.

– Чёрт! Пол секунды, пол секунды!!! – взорвалась девушка из семёрки.

– Что будем делать босс? – спросил «бык», – Вроде он должен выбыть?

– А ведь он меня достал. Конечно не сильно, но давно у меня пресс не болел… – он взглянул на упавшего и улыбнулся, – Так уж и быть. За то, что он мне понравился, подарим ему «поцелуй».

***

Седьмой очнулся в маленькой комнате. Светлая, в тёплых тонах, она была уютно обставлена, в воздухе витал лёгкий аромат цветов и свежести. Казалось, что юноша находился где-то в горах. У кровати, на которой он сидел, напротив находился маленький столик, на котором была ваза со свежими фруктами, двумя пустыми бокалами и блюдом, накрытым металлическим колпаком.

– Хорошо поспал? – приятный мелодичный голос нарушил тишину комнаты.

Повернув голову, парень встретился взглядом с девушкой. С той самой, что была в семёрке. На обряде она больше походила на Ламию из древних легенд, а сейчас перед ним находилась прекрасной внешности девица одного возраста с ним: огненные рыжие волосы, круглое лицо, на котором была дарящая тепло улыбка.

– Наверное, если учесть, что меня вырубили. Особенно это странно звучит из уст девушки, чья компания и сделала это, – немного саркастично, но с ноткой облегчения произнёс парень.

– Увы, такова работа. Не мы выбираем, как укладывать молодых людей в постель, – произнесла рыжеволосая встав и направившись к столу, – Знаешь, хочу принести извинение: знакомство оказалось слишком жёстким для тебя. Как, кстати, твоё имя?

– Рик.

– Хорошо, Рик. Меня зовут Афелия. Теперь точно познакомились, а не полюбовались и вырубились.

Усмешка скользнула по пухленьким губам девушки. Она поставила на поднос тарелку, укрытую колпаком.

– И в честь знакомства, а также награды за пройденное испытание, предлагаю сотрапезничать.

Девушка поставила поднос рядом с Риком, взгляд которого непроизвольно более пристально начал скользить по телу Афелии: стройное тело, с приятной налившейся грудью, фигурой песочных часов, которая заканчивалась на подтянутых бёдрах и длинных ногах; вместе с милым лицом создавался образ невинной девы, что любит улыбаться, и готова подарить улыбку другому. Внутри Рика с чего-то появилась неконтролируемая нежность к этому существу. Она дарила ощущение теплоты и заботы – как будто он попал домой. Но в тоже время, ему было просто приятно с ней говорить и быть понятым. От этих мыслей и он начал улыбаться.

Вновь взгляд скользнул по телу, скрытому под тёмно-фиолетовым пеньюаром, который ничего не скрывал, а лишь ещё больше подчёркивал мелкие детали. Сквозь лёгкую ткань, в районе груди проступали бугорки, немного поднялся край, показывая, что под ночнушкой другого белья не было.

В горле парня пересохло.

– Рик, ну ты же знаешь, что неприлично пялится вот так, – невинно произнесла Афелия, опустив взгляд, и немного сжавшись в плечах.

 

Парень попытался, что-то ответить, но лишь сглотнул. Тело окутал лёгкий жар.

– С тобой всё хорошо? – спросила девушка, проведя рукой по обнажённому плечу Рика. Прикосновение вызвало мурашки, что волной разнеслись по телу, принося приятное покалывание.

– Да, наверное, – ответил парень, прикоснувшись к Афелии, и вновь приятная волна прокатилась по телу, но, на этот раз она принесла за собой толчок к действию.

Парень обнял девушку и попытался её поцеловать. Вышло всё не очень умело и торопливо. В миг юношу охватил стыд, от чего он весь сжался.

– Эй, всё хорошо, ты такое пережил… – произнесла девушка, ласковым голосом, а после уже сама, поцеловала парня – медленнее и нежнее.

Это вернуло уверенности Рику, и он ответил на поцелуй, подарив губам и шее Афелии тропку прикосновений, спускающихся всё ниже и ниже.

– Нет, нет, – сказала девушка, водя пальцем в воздухе, – Тебе кое-что нужно, чтобы подойти к истинному наслаждению.

Афелия, нежно провела языком по его шее, легонько поцеловав. Чтобы сразу после этого сильно впиться в его горло острыми клыками, вызывая беззвучную конвульсию тела. Рик сильно ослаб и прислонился к девушке, которая аккуратно уложила его на кровать и отодвинулась на другой край.

Мир вокруг парня начал темнеть, а из горла донёсся ослабевший голос:

– Больно…

– Это ненадолго.

К моменту, когда его тело дёрнулось в последний раз, а серые глаза уставились в пустоту, девушка перевела взгляд на настенные часы. Она смотрела на них до тех пор, пока не услышала первый слабый вдох за полторы минуты.

Сперва парень просто лежал без движения и пытался сфокусировать зрение. У него был такой вид, будто он не осознавал, что в комнате находится кто-то ещё; будто не осознавал даже своё собственное присутствие. Его зрачки сузились, и он зажмурился, будто в глаза ему ударил яркий свет.

– Привыкнешь, – сказала девушка, – Твои глаза сейчас видят слишком много: любая трещинка, складочка, неровность. В этой, на взгляд людей, идеально ровной комнате, на самом деле полно изъянов.

Она достала из прикроватного шкафчика небольшую пробирку, которую поднесла к бокалам на столе. Из неё она вылила внутрь красное содержимое и дразняще протянула у Рика перед носом.

– Будешь?

Тот холодно посмотрел на бокал и отвёл взгляд. Её это несколько удивило, но она пожала плечами:

– Ладно. Как созреешь, здесь есть ещё.

Она тем временем откинулась на правую руку и грациозно отхлебнула содержимое, искренне ловя каждый момент наслаждения при глотке. Слева от неё раздался тяжёлый долгий вздох. Она повернулась и увидела, как Рик смотрит на неё широкими глазами.

Она протянула ему бокал.

– Ну?

Но вместо того чтобы отпить, он резко схватил протянутую руку и вгрызся в её запястье. Девушка от неожиданности, не рассчитав силу, ударила Рика так, что тот слетел с кровати.

– Ах ты, зараза! – прокричала Афелия, зажимая укушенную рану, из которой начала течь кровь.

Но в тот момент, когда она пыталась справится с укусом, с пола на неё кинулся Рик.

Комната на миг наполнилась криком, а после глухим ударом по затылку.

Глава 1 – День перемен

«Не парься, будь счастлив…» – разнеслась в утренней тишине первая строка старой песни, что служила проверенным временем будильником. Будто крючок, она резко, но мягка выдернула из царства Морфея молодого юношу.

Глаза раскрылись, представляя его взору белые стены, которые постепенно растворились, открывая перед парнем зелёный луг и голубое небо.

– Доброе утро, Рик. Тебе снился плохой сон? – нежный голос прозвучал в жилой капсуле юноши. С объёмом один на два метра, капсула вмещала в себя кровать и панель управления экранами стен, а также системой жизнеобеспечения.

Рик протёр глаза, пытаясь избавится от остатков сна.

– Всё хорошо, Амри, видимо кошмар. Я помню, что напал на девушку, какой-то забег, и… нет, просто кошмар.

– Сегодня пойдёшь на дневную сдачу крови. А на завтрак возьми протеиновый набор, чтобы не понизить рейтинг. Так же советую сегодня заняться своим любимым делом и лечь до десяти вечера спать, – ответил женский голос через минуту.

– Спасибо. Так и сделаю.

Окончательно проснувшись, Рик провёл сначала левой рукой по правому запястью, а после аналогично сделал такое с левым запястьем. Жилистое, вытянутое тело парня укутали умная одежда: сотни нитей оплели изгибы и формы фигуры молодого человека, одев его в стандартный обтягивающий комбинезон белого цвета.

В таком виде Рик и выбрался из капсулы. Пейзаж предстал перед ним огромным белым куполом, в стенах которого были встроены жилые капсулы. Сотни людей просыпались и выходили наружу.

– Доброе утро! – будто мелодия, пропелись слова юной девы. Круглолицая брюнетка, маленькими хитрыми глазками смотрела в острые линии лица Рика.

– И тебе хорошего утра, Олли. Смотрю, ты как всегда бодрячком. Вновь сладкие сны? – острые линии лица сложилась в улыбку, а тёмные глаза стрельнули в девушку, – Кстати тебе идёт фиолетовый – интересно переливается.

– Спасибо. Сегодня решила попробовать режим змеиной кожи, и фиолетовый цвет, а то нынче моден только спокойный изумрудный. Почему бы не побунтовать немного, – ответила на комплимент девушка, натянув на палец один из локонов, – Ты сейчас пойдёшь на сдачу?

– Нет. Амри перенесла мою сдачу на день, плюс весь день посвятить хобби.

– Вновь библиотеку… – улыбнувшись вздохнула Олли, но тут же зажглась энтузиазмом, – Какую будем сегодня тему изучать? События двадцать первого века или первые годы после нашей эры? – спросила девушка, зашагав в одном направлении вместе с парнем.

– Скорей мне интересны современные работы. Их не так много – только на прошлой неделе Амам оповестила о поступлении новых записей.

Рик с Олли прошли через центр к двум коридорам. Там, под куполом перед ними открылся благоухающий сад, который очень быстро оккупировали детишки и юные парочки.

– Хорошо, значит в библиотеке и встретимся. Я на утреннюю сдачу, а тебе приятного аппетита, – произнесла девушка, когда они оба стояли в развилке, и одновременно указательными пальцами коснулись носиков друг друга. Со стороны это напоминало ритуал младшегодок, отчего люди, проходящие мимо улыбались им.

Рик пропал в западном коридоре, растворившись в пёстрой толпе людей, одетых в самые фантастичные комбинезоны, различных цветов и состояний. Встречались змеиная кожа, рыбьи чешуйки, а где-то и шерстяные накидки.

Другая часть купола, представляющая собой парк, была полностью покрыта зеленью, маленькими деревцами и кустарниками. А над самой верхушкой, между переборками, летали гигантские птицы, что разносили еду наводнившим поляну людям.

Вдали, среди деревьев, за одним из столиков, что росли прямо из земли, сидела группа людей и махала Рику.

– Доброе утро Рик! Рады тебя видеть, – произнёс мужчина, одетый так же просто как и юноша.

– Доброго утра, отец Дон, мать Лиза, сестра Арис и… – Рик протянул тишину и иронично улыбнулся, – Эрл.

– Вижу чувство юмора твоего брата – лишь бледная тень тебя, дорогая, – ответил парень, сидящий рядом с Арис, в ответ на что та лишь хихикнула.

– Ну всё, хватит прелюдий. Смех прекрасен как вино, главное, чтобы оно не переспело и не обожгло кислотой. Так приступим к нашей пище, – произнёс Дон, взяв жену за руку и прикрыв глаза.

– Секундочку… – Рик щёлкнул на своём запястии выбор с меню и ткнул на вариант, который по предложенному сегодня должен был быть подходящей трапезой, – Всё, можно начинать.

К ним так же, сложив руки вместе, присоединились и остальные члены семейства. Через минуту шёпота, скрытого от всех людей в куполе, с небес спустились гигантские остроклювы, неся в лапах для каждого свой набор продуктов.

– Да спасибо высшим, за нашу жизнь, пищу и сон, – в конце молитвы провозгласил Дон и семейство приступило к трапезе.

***

– Если честно, сколько бы времени не прошло, эти молитвы высшим меня поражают, – произнесла Лиза, прогуливаясь с Риком по парку. Был уже вечер, когда Рик наконец закончил с последней книгой, которую он запланировал прочитать сегодня.

– Как же часто я такое слышу…

Он споткнулся о камень около пробегающего мимо ручейка, который бежал дальше через мост под кронами деревьев, но вовремя удержал равновесие.

– Ты сегодня какой-то несобранный. Как прошла сдача крови? Рейтинг в порядке?

– В полном. В противном случае, если бы он не был в порядке, то устройство бы побрезговало протыкать моё предплечье. Просто странный сон… Один из той категории фантастики, что мне сняться иногда.

Лиза приостановила средний шаг.

– Я надеюсь твоё решение по поводу замужества – это не одно из твоих внезапных решений, которые ты принял из-за своих снов?

– А что если и так?

Рик улыбнулся. Мама уже знала, когда он шутит, и тоже улыбнулась. И они обнялись.

– Когда тебе было пятнадцать ты был настолько уверен, что тебе никто не нужен. Буду честна, я тогда внутри заулыбалась – как знала, что это временно. Особенно, когда ты обиделся на свою сестру, за то, что она нашла Эрла.

– И он по-прежнему мне не нравится, – Рик скорчил недовольную мину, – Он похож на меня. И это напрягает.

Лиза засмеялась:

– Он просто пытается тебе понравится.

– Почему все пытаются мне понравится? Я вроде бы того не стою, но и Эрл и Олли порой слишком стараются, чтобы во всём мне угодить.

– Возможно тебе это и неизвестно, но у меня родился шикарный, любознательный, тянущийся ко всему новому сынишка, которого хочется воспитывать, с которым хочется дружить, и с которым хочется строить новую жизнь.

Рик не услышал шагов и обернулся. Мама стояла за ним и смотрела на своё отражение в воде.

– И кто его знает, кем бы ты мог стать, если бы был за пределами этих стен.

– Опять тебя несёт не туда, – он приподнял пальцами её подбородок и улыбнулся, – Почему мне приходится вечно тебя оттуда вытаскивать?

Лиза приподняла глаза и ответила:

– Наверное поэтому.

Она приоткрыла рот и издала нечеловеческий противный писк, который разросся до звука, который невозможно было выдержать.

***

Рик резко открыл глаза.

Всё мельтешило перед глазами, как сумасшедшее, серыми и ярко-жёлтыми цветами, в которых появлялись кислотные вкрапления ярко-красного. В ушах гудел противный писк, который и пробудил его. Рик судорожно осматривался, пытаясь понять, что происходит. Рефлекторно, он резко дёрнулся вперёд и столкнулся лбом с чем-то прочным и тяжёлым.

Когда всё перестало плыть перед глазами, он наконец увидел вокруг себя тёмно-серые стены какой-то комнаты. Он попытался подняться, но его тянуло к низу странное ощущение. Челюсть и шея ныли, как при сильном гриппе.

Через железные прутья, об которые он ударился, он увидел три клетки, в которых раздельно сидели два человека, и кто-то большой и мохнатый. Каждый из людей оказался его ровесником. Рик поднялся, оперевшись закованными руками о пол, ощущая сильную головную боль. Кажется, его кто-то ударил по затылку, и он потерял сознание. До него не сразу дошло, что то, что он увидел было сном. Последние воспоминания о недавнем прошлом его беззаботной жизни, до того как случилось так называемое людьми «чудо» и его выбрали паломником.

Он начал вспоминать последнее, что произошло в комнате с девушкой, и мысленно припомнив нежный металлический привкус крови прикоснулся ко рту. Однако он обнаружил что он, как и его руки, тоже был в заточении. Маска шла ото рта и защёлкнута за головой, а наручники были скреплены сильной платформой из-за чего обе руки находились в одном положении которое невозможно было поменять.

– Где мы? – тихо спросил их Рик.

Ответа он так и не дождался. Они не смотрели ни на него ни на других заключённых.

Через окна, которые были испещрены горизонтальными металлическими полосками по методу жалюзи, было видно, как приглушённый свет пытается попасть сквозь окно. С каждой секундой Рик всё больше осознавал, что он теперь представляет из себя что-то нечеловеческое. Глаза побаливали, но при этом хватали невероятный объём информации вокруг: любая деталь и точное очертание тёмной комнаты, морщинки на лицах заключённых и на его собственной коже, все шерстинки на мохнатой твари, которая очень напоминала волка. Отдалённый звук за пределами этой комнаты был похож на томное гудение, а ощущения в теле отдавались отсутствием чего-то важного.

– Вам сказали, почему вы здесь? – медленно, но как можно более чётко выговорил Рик со сжатой маской челюстью.

– Меня посадили сюда после того, как включили противный писк на пульте, – девушка коснулась руками ушей мысленно возвращаясь к этому дискомфорту.

– Они ничего не сказали?

 

– Нет. Только когда уводили, сделали это.

Она повернулась вполоборота и показала им небольшую прямоугольную рану на предплечье, оставленную от неизвестного устройства.

– Возможно мне что-то вшили туда…

Парень рядом показал аналогичную красную вмятинку на своей руке. Рик взглянул на своё предплечье и обнаружил то же самое. Несмотря на небольшую кровоточивость, рана не ныла и вообще не давала о себе знать.

Был издан скулящий звук. Троица покосилась на волка, который не сводил с них глаз. Он повернулся к ним боком и уставился взглядом в своё плечо, через шерсть которого была видна похожая прямоугольная отметина. Повисло неловкое молчание. Они не сразу догадались, что это существо – тоже один из них.

Красивая легенда о превращениях в животных, которые были в книгах, посвящённых перевоплощениям при мутации всё больше походила на правду, когда существо заговорило по-человечьи:

– Эм… а меня ударили током после того, как в зале выключили свет и перед глазами замельтешили красные пятна.

– Мы это проходили, – девушка сменила сидячую позу на более комфортную и обратилась к Рику, – А когда взяли тебя?

Рик прищурил брови, потеребив пальцами внутри колодок, пытаясь припомнить, что произошло после укуса, но всё что у него было – это смутные воспоминания об адской боли в шее, которые заставляли его нервно поёжиться. Кажется, это были его последние ощущения из прошлой жизни и сейчас должна была наступить новая. Только вот наступала она совсем не так, как он представлял. Не так, как вообще кто-либо знал.

Он предпочёл не говорить о девушке, которая его укусила – всё было слишком размыто:

– Я не помню. Меня ударили. Так где мы?

– По-моему нас посадили в самолёт, – сказал парень, приняв более удобное сидячее положение, – Хотя раньше я самолётов не видел, но нечто металлическое и с крыльями было очень на него похоже.

– Знать бы ещё куда нас везут и зачем…

– В вашей группе кто-нибудь остался? – с надеждой в голосе спросил Рик.

– Да. В моей двое остались целы, а остальных… – девушка всплакнула и опустила взгляд.

Это заставило всех припомнить самые шокирующие воспоминания об их новых жизнях, а Рика припомнить ещё и позорную часть с сексуальным перевозбуждением после пережитого. И что самое мерзкое – его наплевательским отношением к тому, что у него есть девушка.

– Я не понимаю, зачем они это сделали? – произнесла барышня, вытирая слёзы, – Я думала, что мы все были избраны для нового мира.

– У нас все активно говорили, что будут проходить испытания, но на положение в новом обществе, а не на выживание, – подхватил волк.

– Очень странные у них приветствия новичков, судя по тому, как нас запихивали в эти клетки.

– Но если тогда мы не избранные… тогда зачем мы…

Вопрос Рика остался без ответа, потому что их всех резко пригвоздило гравитацией к полу. Это ошарашило настолько, что все вскрикнули. По салону пронеслась странная вибрация, после чего все клетки начали ехать вниз. С громким звуком они столкнулись друг с другом и повисли прямо над закрытой дверью салона.

– Что происходит?! – закричала девушка.

– Хотел бы я знать! – волк еле цеплялся когтями, чтобы не потерять равновесие.

Стоять в таком положении им пришлось недолго – дверь начала медленно открываться и впускать к ним яркий свет.

– Что бы ни случилось, я был рад с вами пообщаться.

Это последнее, что произнёс парнишка, перед тем как их всех вышвырнуло из салона под яркий свет, который ослепил их.

Глава 2 – Дефект

За ярким светом и болезненным приземлением, Рик смог разглядеть движущуюся дорожку, по которой он и остальные его «друзья» ехали вперёд. Их окружало гигантское белое пространство, сплошь и рядом утыканное всевозможной аппаратурой такого же цвета, представляющее из себя клешни, погрузчики, механические руки и то, чего они никогда до этого не видели. С потолка на них ярким белым светом сияли лампы, которых было так много, что казалось, будто весь потолок был огромной световой установкой. Рик посмотрел вниз, и увидев большую пропасть прямо под ними, вернул глаза обратно на дорожку.

Клетки подъехали к развилке, которая вела в разные части помещения. Стоило им доехать до них, как развилка разделила их по разные стороны. Они смотрели друг другу вслед, пока не отъехали к стенам здания и не исчезли за закрывающимися дверьми.

Рик оказался запертым в тёмной комнате; судя по эху, в не очень большой, а судя по запаху, в герметичной. И тут он заметил чуть выше спереди от него что-то похожее на большое окно. За ним тоже было темно, но при тусклом свете ламп, чётко проглядывались два человеческих силуэта.

– Эй! Что происходит? Зачем мы здесь?!

Вместо ответа, он услышал сдавленный писк в ушах – он был неприятным, но вполне терпимым. Рик съёжился, как от страха, так и от разных тональностей, с которыми звук давил на перепонки, каждый раз вызывая разные неприятные ощущения. К счастью продлилось это недолго.

Сразу за этим включились спектральные цветные лазерные лучи, которые начали мерцать с невероятной скоростью. Многие из них попадали Рику в глаза, но не вызывали неприятных ощущений. Его внимание привлекли яркие зелёные линии в центре центральной стены – прерывистые и малоподвижные. Они прошлись справа налево через его голову и сразу отключились.

Снизу раздалось шипение, за которым последовал неприятный запах.

– Кто вы такие?! – не унимался Рик.

Его как будто никто не слышал – личности за стеклом продолжали смотреть на него и нажимать на плоские панели у них в руках.

За неимением ответов, он осторожно втянул носом воздух почувствовав не самые приятные запахи в своей жизни. Они менялись преображаясь, то во что-то приятное, то во что-то противное, напоминающее разложения.

Через пару минут газ начал испаряться, оставляя в носу странную шероховатость. Он принюхивался, пытаясь выискать носом хоть какую-нибудь нотку, но даже с себя не смог собрать ни единого запаха.

– Ай!

Рик резко отпрянул от стенки клетки, почувствовав болючий укол в своём правом боку. На удивление быстро он ощутил, как мышцы расслабляются, а звуки начинают отходить на задний план. Он посмотрел на незнакомцев за стеклом, которые двинулись в правую сторону и исчезли за стеной, в то время как его самого повезли туда же.

Рик собрал остатки сил и приготовился атаковать, если понадобится. Но он не ожидал, что сразу при ослеплении от новой порции яркого света при открытии дверей, его ударят электричеством. Рик повалился на пол, услышал звук открытия железной дверцы и почувствовал, как его взяли мёртвой хваткой за колодки и вытащили наружу. Он стряхнул с глаз дезориентацию и увидел двух личностей, скрытых за целлофановыми костюмами со скрытыми лицами и с двузубцевыми палками в руках. Их внешность была скрыта, однако от Рика не ускользнула скелетообразность этих существ.

Они стояли в маленьком закутке около входа в кабинет, с цифрой 74-D на двери. Рику надоело бездействовать и надоело не получать никаких ответов. Он попытался пошерудить руками внутри колодок, но внутри не было и малейшего пространства для такого манёвра. Словно руки сварили внутри быстро застывающего цемента. Маску он не смог ни снять, ни стряхнуть ещё когда в самолёте она начала натирать ему уши.

Тогда он попытался проанализировать свои ощущения: касаясь носками пола, он ощутил усиленную прыгучесть в своих костях, которой до этого в жизни не чувствовал. Оперевшись на правую ногу, он со всей силы ударил второй стоявшего рядом охранника, намереваясь сломать ему кость. Однако эффект неожиданности на существо не подействовал. В скорости Рик был довольно плох, в отличие от этого смекалистого и готового ко всему. Ногу тот быстро убрал, а на его конечность больно опустилась та самая двузубцевая палка, которая в умелых руках охранника, чуть было не проткнула ему икру.

Рик сдавленно зашипел сквозь зубы, упал на пол и как мог скованными руками начал потирать ушибленное место. Как раз к этому времени открылась дверь и Рик исподлобья встретился с новым местом обитания. Внутри комнаты была лежанка с наручниками и прозрачной колбой, которая её накрывала. Вся незнакомая аппаратура сильно напрягала, поскольку почти вся была острой. То, что острым не было, напоминало либо молотки, либо сканеры, либо измерители давления и бог знает, что ещё.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru