Эйнштейн в координатах любви

Рудольф Баландин
Эйнштейн в координатах любви

Разлука

Чтение чужих писем без позволения автора или адресата – занятие неприличное. Но что поделаешь, если кто-то выставил письма на всеобщее обозрение, а они свидетельствуют о двух незаурядных личностях в связи с событиями поистине мирового значения.

Мне встретилось два варианта перевода этих писем. Один, наиболее полный, не вполне удачный, как будто сделан автоматически. Я попытался объединить их.

8 ноября 1945 года Альберт Эйнштейн отправил из небольшого американского городка Принстона письмо Маргарите Конёнковой в Москву:

«Любимейшая Маргарита!

Я получил твою неожиданную телеграмму из Сиэтла ещё в Нью-Йорке, откуда я смог вернуться только вчера вечером. Так тяжело задание, которое несёт с собой большие перемены для тебя, но я верю, что всё закончится благополучно. Хотя по прошествии времени ты, возможно, будешь с горечью воспринимать свою прочную связь со страной, где родилась, оглядываясь на пройденное перед следующим важным шагом. Но в отличие от меня у тебя есть ещё, возможно, несколько десятилетий для активной жизни и творчества. У меня же всё идёт к тому (не только перечисление лет), что дни мои довольно скоро истекут. Я много думаю о тебе и от всего сердца желаю, чтобы ты с радостью и мужественно вступила в новую жизнь и чтобы вы оба успешно перенесли долгое путешествие. В соответствии с программой я нанёс визит консулу, и это доставило мне радость. Я познакомился с женой и очаровательным молодым человеком. В конце мне показали африканское животное. Можно было заметить, что вся семья хорошо относится к зверьку и всё вокруг светится радостью.

Я очень рад, что удалось вырваться из заботливых когтей медицины и вновь увидеть гнездышко, которое передаёт тебе сердечный привет. Время мое заполнено медицинскими процедурами. Сегодня мне удалили два зуба, чтобы затем вставить в рот ужасное устройство. Как только это произойдёт, я стану настоящим американцем… Напиши мне скорее, если, конечно, у тебя есть время.

Целую. Твой А. Эйнштейн.

Твоё письмо, отправленное с парохода, я также получил. Было очень приятно, что в последний момент перед отъездом ты вспомнила обо мне».

Я выделил места, на которые следует обратить особое внимание. Обращение («любимейшая») и завершение («Целую. Твой...») определённо говорят о весьма близких, и не только дружеских отношениях между этими людьми. Упоминается гнёздышко. Просьба получить ответ как можно скорее не похожа на формальность, а желание общаться, пусть хотя бы в письмах.

Было ли у неё ответное чувство? Возможно. Вряд ли случайно Маргарита в последний момент перед отъездом послала ему письмо. Хотя настораживают некоторые фрагменты письма Эйнштейна. О каком тяжёлом задании идёт речь? И почему оно связано с большими переменами в жизни Маргариты? А может быть, под «переменами» подразумеваются опасности?

По какой программе Эйнштейн посетил советского консула в Нью-Йорке? Это входило в какое-то тяжёлое задание? Об этом стало известно лишь в конце прошлого века. Хотя до сих пор в этом деле остаётся немало белых пятен.

Письмо от 27 ноября:

«Любимейшая Маргарита!

Ты, должно быть, уже преодолела большую часть своего морского пути, и я надеюсь, что с тобой и со здоровьем всё в порядке. А пребывание в этой великой дикой природе не может принести ничего другого, кроме ощущения свободы. С радостью я вспоминаю те времена, когда сам совершал длительные путешествия (1921—33). С тех пор я как цветок сижу постоянно на одном месте, и это мне нравится всё меньше.

Кроме большого количества работы, здесь ничего нет. Но со здоровьем опять всё в порядке. Оно даже лучше, чем перед моей болезнью. Михайлов вновь передал мне привет. Кажется, симпатии взаимные. Я получил много писем, касающихся проблем мировой политики. Кажется, всё выглядит не так плохо по сравнению с недавним временем, но всё же достаточно опасно. В целом усилия такого рода повсюду порождают чувство безнаказанности. Особенно там, где имеешь дело с людьми и их страданиями.

Паули, ко всеобщему удовлетворению, получил Нобелевскую премию. Его это особенно порадовало. Только что сам вымыл себе голову, но без особого успеха. У меня нет твоей сноровки и аккуратности. Но как мне всё здесь напоминает о тебе: Альмарово одеяло, словари, та замечательная трубка, которую мы считали пропавшей, и все другие мелочи в моей келье. Ну и конечно, осиротевшее гнёздышко. Моя сестра очень довольна книгой, которую ты ей дала. Она очень постарела, но пока в порядке. Я очень устаю на работе, но не печалюсь из-за этого. Читаю историю философии и делаю это с большим интересом.

Представляю, сколько пройдёт времени, пока ты получишь это моё письмо. Надеюсь, что оно найдёт тебя в хорошем расположении духа и добром здравии.

Сердечные пожелания. Целую. Твой А. Э.».

Мне кажется, в его послании звучит подлинная грусть. Странно: знаменитому на весь мир человеку, имевшему возможность иметь любовниц и слуг, никто не помог вымыть голову. Неужели он стал до такой степени одиноким? Или он доверял эту процедуру только близкому человеку? Или ему захотелось таким образом показать своей любимой тоску по ней?

Трудно заподозрить его в неискренности. Зачем лукавить? Маргарита Конёнкова спешно отбыла в СССР, и шансов на её возвращение в США практически не было. Или у него была надежда встретиться с ней в Москве? Вряд ли.

Нет, это действительно странно: неужели не нашлось никого, кто мог бы развеять его печаль? Или у него просто возникло лирическое настроение, навеянное воспоминаниями о недавних свиданиях?

Упомянут в письме Михайлов, как теперь известно, резидент советской разведки в США. Конечно же Эйнштейн понимал, почему в нём так заинтересовано консульство СССР. Он напомнил Маргарите, что выполнил или даже продолжает выполнять её поручение.

Через месяц (30.12.1945) ещё одно письмо:

«Любимейшая Маргарита!

По нашим подсчётам, это последнее воскресенье в этом году, и ты уже довольно долго находишься в Москве. У нас ничего не изменилось, и жизнь идёт своим чередом с той лишь разницей, что я теперь каждое воскресенье сижу в одиночестве в моей хижине. В эти праздничные дни у меня было много посетителей, семейных пар, политиков, физиков. В общем – более чем достаточно. Со здоровьем – всё в порядке, с работой – тоже. Я всё больше должен играть роль пожилой важной персоны, своего рода пожилого святого. В известной мере это прекрасно, если от этого многого не ждёшь. Как я в прошлом смеялся, когда мне предсказывали это. Вчера у меня был профессор Кэрман, который недавно в третий раз побывал в России. Он рассказал много интересного, в том числе новости из Центральной и Западной Европы. Люди живут вновь так же, как и раньше, как будто не возникла новая, превосходящая все имевшиеся ранее, опасность. И стало ясно, что люди не извлекли уроков из того ужаса, который они пережили. Мелкие интриги, с помощью которых они устраивали жизнь раньше, вновь овладели их сознанием. Таков уж род человеческий.

О господине Михайлове я больше ничего не слышал, но думаю, что ему наконец-то передали телеграмму в русскую академию. И мне очень любопытно, как пойдёт дело дальше. Моя сестра по-прежнему не может путешествовать. Она должна ждать, пока найдёт надёжного сопровождающего. В её нынешнем состоянии не остаётся ничего другого. Я радуюсь вещам, которые ты мне передала и которые составляют моё окружение: Альмаровый плед, браслет для часов, словари, карандаш и всё остальное. С радостью я жду твоих сообщений из нового мира. Желаю тебе всего хорошего и поздравляю с Новым годом.

Сердечно приветствую тебя. Целую. Твой А. Э.».

Есть другая версия фрагмента, по-видимому, этого же письма: «Я совершенно запустил волосы, они выпадают с непостижимой скоростью. Скоро ничего не останется. Гнёздышко тоже выглядит заброшенно и обречённо. Если бы оно могло говорить, ему нечего было б сказать. Я пишу тебе это, накрыв колени Альмаровым одеялом, а за окном тёмная-тёмная ночь».

Прошло уже два месяца со дня их разлуки, а у него всё та же грусть. И этот человек поучал привязываться только к цели, а не к людям и вещам! Для него даже вещи обрели ритуальный смысл как символ связи с любимой женщиной.

Постоянное упоминание «Альмаровое одеяло» тоже весьма характерно. Он придумал это слово из их имён: АЛЬберт и МАРгарита. Оно было для них, как говаривали в старину, «покровом Амура».

Он в ту пору был не молод – 65 лет, она – на 16 лет моложе. «Седина в голову, бес в ребро»? Да, так бывает. Хотя Эйнштейну в зрелые годы не раз попадал «бес в ребро» (или в какое-то другое место). Но в данном случае вряд ли можно говорить о его «сексуальной озабоченности». У него совершенно очевидная потребность общаться – хотя бы письменно – с любимым человеком.

«Прощальный свет / Любви последней, зари вечерней». Кстати, когда это написал Фёдор Тютчев, ему был 51 год.

Вновь повторю: Эйнштейн пишет в Москву, зная, что встретиться с Маргаритой ему не суждено. Он понимает, что их письма, скорее всего, вскрывают и прочитывают «компетентные органы» и в США, и в СССР, но всё-таки продолжает писать. Значит, это ему скрашивает жизнь.

Вот ещё два письма. Привожу их в том виде, как они опубликованы, без сокращений, чтобы показать, что Эйнштейн делится с Маргаритой новостями, как с близким другом, а не просто с любовницей. Помня о перлюстрации (тайном вскрытии корреспонденции) писем, местами прибегает к намёкам:

«Принстон. 15.01.46.

Любимейшая Маргарита!

Это уже третье посланное тебе письмо, а от тебя так и нет ни одного. Я уверен, что ты получаешь мои, а твои исчезают в какой-то неведомой дыре. Надеюсь, что так оно и есть, а помимо этого надеюсь, что ты всё нашла таким, каким и хотела найти, и получила желаемые результаты от своей тяжёлой работы.

 

Я наконец написал что-то достойное. Ездил в Вашингтон, чтобы высказать своё мнение перед комиссией по Палестине. Наполовину она состояла из англичан, и я могу тебя уверить, что они ещё никогда не слышали такого публично выраженного возмущения. Я даже не представлял, что смогу всё это изложить на английском. Но если человек должен сделать что-то, он сделает. А всё остальное – обычная работа.

Я здоров, а вот мой ассистент заболел. Все благоразумные люди недовольны развитием политической ситуации, но так было всегда, и всегда останется так, ибо большинство рождается не для того, чтобы править. Я сижу на моём полукруглом диване в полоску и наблюдаю тихой ночью за моим маленьким миром. Я укрыт Альмаровым пледом, а передо мной на круглом столике лежит богатство из курительных трубок. Я экономно использую средство для очистки, которого хватит до моего последнего вздоха. Произвожу с помощью синего карандаша расчёты, и почти всё, как прежде. Но различие уже есть.

Сердечные пожелания и привет от твоего А. Э.

Сегодня у тебя, кажется, должен быть Новый год. Счастья в 1946 году».

«Принстон. 8.II.46.

Любимейшая Маргарита!

Я долго размышлял над тем, как я смогу решить эту проблему: ты не получаешь моих писем, я не получаю твои или мы оба ничего не получаем. Но, несмотря на то, что люди говорят о моём остром научном уме, я совершенно не в состоянии решить эту задачу. Это письмо я пишу на тот случай, если моя гипотеза найдёт подтверждение.

В настоящее время я читаю научный труд о магии и предрассудках всех народов во все времена. Эта книга меня убедила в том, что на месте чёрта сидит кто-то, кто позволяет исчезать твоим и моим письмам. Это, возможно, дойдёт.

Надеюсь, что ты нашла всё в нормальном состоянии на твоей любимой огрубевшей старой родине. У нас всё по-старому, если никто не болеет (меня вновь довольно сильно мучил жёлчный пузырь, но сейчас снова всё в порядке). Жизнь спокойно идёт дальше, и я добиваюсь в своей работе больших успехов.

Госпожа Лоу, которую ты в Принстоне считала единственным образцом женщины, нанесла нам прощальный визит. Она с мужем уезжает в Англию. Другие существа женского пола вокруг меня не появляются, о чём я не очень жалею. Благодаря моим выпадам в адрес немыслимой политики количество корреспонденции в мой адрес резко увеличилось. Эта политика пачкает чистых, а запачканных делает опасными.

Я сижу на своём полукруглом диване, укрытый пледом, с подаренной тобой трубкой во рту, а по ночам пишу в постели твоим прекрасным карандашом. Устройство для чистки трубок я использую экономно, так что его должно хватить до моей смерти. При условии, что госпожа Хиббс не предпримет чего-либо. На что я не надеюсь. Господин Михайлов ещё не был у меня. Надеюсь, что на меня не наложили табу (никогда об этом не узнаешь).

С наилучшими пожеланиями. Целую. Если получишь это письмо, пошли к чёрту тех, кто пытался его скрыть. Твой А. Э.».

О каких результатах тяжёлой работы Маргариты идёт речь? Мне кажется, сомнений быть не может: имеется в виду её деятельность, связанная с атомным шпионажем. Эйнштейн надеется, что за это Конёнковы будут награждены.

Как понимать, что на него «не наложили табу»? Да ещё об этом нельзя ничего узнать? Судя по всему, он имеет в виду, что за ним нет слежки. А господин Михайлов потерял к нему интерес, потому что для советской разведки Эйнштейн уже сделал всё, что мог.

Миссия Конёнковых

Нежные и грустные чувства Эйнштейна были бы понятны, если б не одна червоточинка. Приходится помнить, что Маргарита выполняла шпионское задание, а он этому способствовал. В таких случаях любовная пара находится не только, а порой и не столько под «покровом Амура», сколько под недреманным оком секретных служб.

К ним, безусловно, было приковано внимание советских агентов и американских служб безопасности. Эйнштейн был под наблюдением обеих разведок: ведь с ним временами общались физики, занятые секретнейшей разработкой атомного оружия. Да и его русская спутница должна была находиться под прицелом.

Можно ли любовникам в таких условиях испытывать искренние чувства? Об этом остаётся только фантазировать. Возможны разные варианты, а доказательства для данного конкретного случая отсутствуют. Ведь у нас не художественное сочинение с придуманными героями, а реальные события и конкретные люди.

Так уж вышло, что эта любовная связь (на интрижку она не похожа) приобрела поистине мировое значение. Поэтому есть смысл обратить внимание на некоторые черты внешней политики двух стран в то время.

Завершалась Вторая мировая, а для нас Великая Отечественная война. Казалось бы, какие могут быть военные секреты у союзников по борьбе с фашизмом? Однако у США и Англии по-прежнему оставался заклятый идейный враг и временный союзник – СССР.

До сих пор непонятно, с какого перепугу или с каким коварным умыслом был разработан план нападения США и Великобритании на СССР весной 1945 года. Он получил кодовое название «Немыслимое». Но мысль была вполне определённой: выбить Советскую армию из Германии и Польши. Планировалось нанесение внезапных ударов в двух основных направлениях с участием 10–12 немецких дивизий. Был расчёт на то, что основная часть населения Германии и Польши поддержит эти военные действия.

После победы над Германией значительная часть советских войск была переброшена с запада на восток для сражения с японской Квантунской армией (о чём была договорённость с США). В то же время «союзники» намечали план возможной войны с Советским Союзом с применением атомного оружия.

Системы буржуазной демократии и власти трудящихся находятся в непримиримом противоречии. Оно несколько смягчается, если возникают взаимно выгодные экономические и политические условия.

США были намерены, владея атомным оружием, диктовать другим странам, а прежде всего СССР, свои правила политической игры. Поэтому атомный проект был величайшим секретом ХХ века. Его сохранностью был озабочен президент США Гарри Трумэн, а курировал «атомный шпионаж» Иосиф Виссарионович Сталин.

Вот в какой международной обстановке, чреватой началом третьей мировой войны, складывались личные и деловые, а точнее, связанные со шпионажем в пользу Советского Союза, отношения АльбертаЭйнштейна и МаргаритыКонёнковой. Они понимали, насколько двусмысленна их любовная связь. В таких условиях трудно сохранить искренность взаимных чувств.

В Интернете изложена такая сцена их расставания:

«Вернувшись с привычной утренней прогулки с букетом цветов, Эйнштейн не увидел Маргариты в постели. Она уехала не предупредив. Учёный нервничал от напряжённого ожидания, не находил себе места, звонил ей домой, но никто не брал трубку. Марго исчезла.

Маргарита появилась на его пороге только через неделю, когда Альберт изнывал от неизвестности. На вопрос “Что случилось?” вначале молчала, а потом долго говорила и плакала. Эйнштейн тоже плакал и не верил ни одному её слову. Не верил, что она агент НКВД и что их с мужем завербовали ещё 20 лет назад и всё это время в США Маргарита собирала информацию о подготовке ядерного проекта и отправляла данные на Родину. А теперь обо всем узнало ФБР.

И.В. Сталин и Г. Трумэн


Её допрашивали несколько дней подряд и теперь могут убить. От услышанного у учёного потемнело в глазах. Ведь он, как дурачок, радовался неудержимому любопытству любимой к науке и его разработкам, а она просто использовала его. Марго плакала и умоляла простить, но Эйнштейн больше не слышал ни одного её слова и только тихо попросил уйти.

Несколько дней он не находил себе места, не мог пережить такой коварной измены. Однако, несмотря на это, чрезвычайно беспокоился за жизнь любимой. Он отважится пойти в ФБР, так как ради Маргариты готов был пожертвовать всем.

Именно вмешательство Эйнштейна спасёт Конёнковой жизнь. Её согласятся не трогать, если она поскорее уедет из страны. Эйнштейн спешил сообщить новость любимой, как по дороге узнал от знакомых, что Конёнковы по приказу Сталина завтра уезжают в Россию. На вокзале Сергей Конёнков деликатно отошёл в сторону, он давно знал об этом романе (слишком много глаз видели Маргариту и Эйнштейна вместе на курорте.). Думая, что жена до сих пор выполняет задание наркома, и зная, что Эйнштейн сейчас исчезнет из их жизни навсегда, Конёнков дал влюблённым возможность попрощаться.

Они стояли и молча смотрели друг на друга. Оба не верили, что это конец. Для Маргариты путь в США отныне закрыт навечно. А Эйнштейн никогда не сможет приехать в Советский Союз, так как Сталин ненавидит его за политические взгляды.

Из глаз учёного текли слезы, когда он надевал на руку возлюбленной последний подарок – свои золотые часы. Они больше никогда не увидятся. С того момента, когда Марго уехала, жизнь для Эйнштейна потеряла всякий смысл. Он наотрез отказался от операции на сердце, которая могла бы продлить его жизнь».

Неизвестно, откуда автор этого сочинения почерпнул (или почерпнула: скорее всего, писала женщина) столь детально-сентиментальные подробности. Складывается впечатление, что перед нами, «художественная реконструкция», основанная почти исключительно на воображении автора. Дело не только в стиле слезоточивой мелодрамы, но и в некоторых весьма сомнительных утверждениях.

Трудно поверить, что Маргариту допрашивали в ФБР, тем более несколько дней, а вдобавок ещё хотели убить. Тайно допрашивать несколько дней гражданку Советского Союза было невозможно. Проще было бы организовать «гибель при невыясненных обстоятельствах» или «несчастный случай».

Как Эйнштейн мог предотвратить убийство Маргариты? Явиться в ФБР и потребовать: «Не троньте мою советскую любовницу, а то я вам сделаю не бомбу, а что-нибудь нехорошее?» Как мог он «по дороге» узнать у знакомых о приказе Сталина? В СССР об этом были осведомлены только три-четыре человека, а всей Америке всё было известно!

Почему бы Сталин ненавидел Эйнштейна за политические взгляды? Напротив, почти наверняка относился к нему с симпатией. Альберт Эйнштейн был пацифистом, выступал за мир во всём мире. А это был один из главных принципов СССР во внешней политике. Именно «компетентные органы» США относились к Эйнштейну с недоверием, подозревая в симпатиях к Советскому Союзу.

Маргарита Конёнкова не собирала двадцать лет информацию о подготовке ядерного проекта. История этого проекта начинается всего лишь с 1939 года. Но и тогда о нём в СССР ещё не знали.

Есть версия, что Сергей Тимофеевич Конёнков начал работать над скульптурным портретом Альберта Эйнштейна по заданию советской разведки опять же в связи с атомным «Манхэттенским проектом». Но первая встреча Конёнкова с Эйнштейном произошла в 1935 году и не по инициативе скульптора. Это был, повторю, заказ администрации Принстонского университета.

Никакую информацию о подготовке ядерного проекта Маргарита не могла собирать хотя бы потому, что Эйнштейн на него не работал и доступа к нему не имел. Он был принципиальным пацифистом и уже по одной этой причине не мог участвовать в создании «сверхоружия». Да и специализация у него была другая, не имеющая отношения к этой проблеме. Он был сугубым теоретиком по самым общим вопросам физики, только и всего.

Иногда пишут, будто он был причастен к атомной бомбе или даже был её отцом из-за того, что придумал формулу Е = me2.

С этой формулой, приписываемой Эйнштейну, связана поистине глобальная система дезинформации. В ней принимают участие многие миллионы людей, в том числе авторитетные физики. Приписывают формулу Эйнштейну, тем самым доказывая его гениальность, хотя он её не выводил!

Русский физик Николай АлексеевичУмов (1846–1915) в работе «Уравнения движения энергии в телах» (1874) упомянул, что элементарное количество энергии «является эквивалентной массе… и коэффициент эквивалентности представляется квадратом скорости света». Получается знаменитое Е = me2. Хотя и Умов, по-видимому, был не первым. В 1900 году, значительно раньше Эйнштейна, её привёл Анри Пуанкаре. Почему-то ему эту формулу не приписывают.

В чём же дело? В пропаганде. Была и остаётся задача у некоторых влиятельных групп – представить Эйнштейна величайшим учёным. Вот и приписывают ему знаменитую формулу, которая ему не принадлежит. Он ею воспользовался, только и всего! И атомный проект тут ни при чём. Атомная и водородная бомбы создавались по другим канонам.

…Итак, чета Конёнковых прибыла в США в конце 1923 года для участия в выставке искусства прошлой и настоящей России, Политическая цель у них была проста: пропагандировать достижения новой власти в области культуры. Почему они сразу после выставки не вернулись на Родину? Трудно сказать. Во всяком случае, антисоветских настроений у них не было.

 

Советская Россия переживала трудные времена, и скульптор, даже талантливый, пребывал бы в забвении. Не исключено, что их решили оставить за границей, когда убедились, что работы Конёнкова пользуются популярностью у богатых заказчиков, а его молодая красивая интеллигентная жена блистает в светских салонах.

После победы в Гражданской войне советское правительство взяло курс на индустриализацию. США были наиболее технически развитой страной, которая могла в этом помочь. Чета Конёнковых привлекала влиятельных людей если не на сторону СССР, то к экономическому сотрудничеству с ним или участию в благотворительных организациях, помогающих народу России.

К сожалению, нет доступа к сведениям о том, когда Маргарита Конёнкова начала работать на советскую внешнюю разведку. Немало женщин-разведчиц добывали ценную информацию в салонах, а то и в постелях. Но у Конёнковых была другая миссия: вести в США неявную пропаганду в пользу Советской России.

Это стало особенно важно после того, как Лев Троцкий, «демон революции», в 1929 году был выслан из СССР. В буржуазных странах вызывала понятное беспокойство идея перманентной всемирной революции Александра Парвуса, которую пламенно провозглашал Лев Троцкий. Теперь надо было объяснять, что Советский Союз не предполагает распространять революционный пожар на другие страны, а выступает за мир во всём мире.

Такая политика СССР отвечала пацифизму Эйнштейна. Другое его убеждение – гуманизм. Например, осенью 1921 года он присоединился к Международному комитету рабочей помощи голодающим в России. Через год вступил в «Общество друзей Советской России». В 1926 году его избрали иностранным членом АН СССР. На следующий год в Берлине он участвовал в «Неделе Луначарского», где встречались учёные СССР и Германии.

(Есть коллективная фотография большой группы немецких и советских учёных, где в центре восседает А.В. Луначарский с супругой, а по краям стоят А. Эйнштейн и В.И. Вернадский.)

В 1933 году Эйнштейна пригласили читать лекции в Саратовском университете, но он отказался: мол, я никогда не выучу русский язык. Это был предлог. Он не одобрял жёсткие меры, которые применяла советская власть к политическим оппонентам. Об этом он ясно заявил в интервью американской газете, когда решил уехать из Германии в США: «Я против любых диктатур».

Так-то оно так, но разве диктатура доллара с идеалами максимального комфорта для богатых лучше, чем диктатура коммунистической партии с идеалами справедливости и братства трудящихся? Всё зависит от личного выбора каждого человека. В отношении идеалов Эйнштейн не сомневался в достоинствах социализма. Но вряд ли в Советской России у него была бы такая, как в США возможность жить вполне комфортно (от излишеств он принципиально отказывался).

Он полагал, что при советской цензуре его право на свободу слова будет ограничено. И был прав. Ведь когда власть захватили большевики, социалистическая революция только началась. Переход на новую общественную формацию продолжался более двух десятилетий и проводился жёсткими, а то и жестокими революционными методами (Великая французская революция длилась более полувека – до разгрома Парижской коммуны).

В США, несмотря на Великую депрессию, капиталистическая система уже сформировалась и была под контролем властей. В 30-е годы количество заключённых на душу населения в США было значительно больше, чем в СССР. По-видимому, и полицейских было больше, чем советских милиционеров.

Иллюзию демократии создавала система выборности, а потому и сменяемости президента в результате «конкуренции партий». Но демократия была буржуазная, а потому господствовала именно эта социальная группа. Как выразился президент США Герберт Кларк Гувер: «Единственная проблема капитализма – это капиталисты; они чертовски жадны». Их жадность стимулирует конкуренция. Как доказывал Джек Лондон в романе «Железная пята», олигархи свою власть не отдадут.


А.В. Луначарский


Понимал ли всё это Альберт Эйнштейн, выбирая себе приют в США? Отчасти понимал. Он не был чудаковатым профессором, мысли которого витают в космических сферах. Но всё-таки выбрал капитализм (если не учитывать влияние жены) главным образом, пожалуй, потому, что был индивидуалистом.

При капитализме это свойство характера поощряется объективно (принцип конкуренции, а не сотрудничества) и субъективно, ибо власть имущим лучше иметь дело со скопищем индивидов, чем с организованной массой трудящихся. У Эйнштейна было иначе: он отстранялся от политических распрей (они сродни религиозной вражде). Он хотел спокойно заниматься своим любимым делом или бездельем, получать удовольствие от каждого прожитого дня.

Для этого подходила роль рассеянного профессора, погружённого в глубины научных проблем. И эту роль он временами охотно играл. Не потому, что лицемерил. Он делал это бескорыстно, искренне, по негласной просьбе публики. Прославленного мыслителя ждут именно в этой роли. А он был, что называется, артистичной натурой. Такая роль, подобно роли шута, избавляла его от многих условностей и церемоний, которых он не любил.

В сериале «Эйнштейн. Теория любви» главный герой, только взглянув на Маргариту Конёнкову, воспламеняется страстью. Примерно так же описывают их встречу в некоторых статьях. Предполагается какая-то повышенная сексуальная тяга Эйнштейна к женщинам вообще, а к Маргарите в особенности.

Полагаю и позже постараюсь это доказать: Маргарита Конёнкова заинтересовала Эйнштейна прежде всего как незаурядная личность. Ему много раз попадались на жизненном пути светские львицы буржуазного толка. Их интеллектуальный уровень был невысок. а жизненные интересы ограничивались комфортом и развлечениями. Он мог предположить, что Конёнковы, живя в Америке вполне благополучно, желают здесь обосноваться.

Оказалось совсем не так. Они готовы вернуться на Родину. Но не торопятся, потому что здесь помогают ей.

Это было странно. Все более или менее богатые русские эмигранты мечтали остаться в Америке, проклинали Совдепию и большевиков. А тут – наоборот. Почему?

Успешно проведённая Маргаритой «спецоперация» с Альбертом Эйнштейном наводит на мысль, что она была подготовлена заранее к этой встрече. Впрочем, всё это догадки. Не исключено, что они познакомились в мастерской Конёнкова «просто так» и она развлекала его беседой, пока он позировал скульптору.

Для Эйнштейна это была женщина из другого мира. С ней было интересно беседовать. Так могло начаться их знакомство. На мой взгляд, она со времени приезда в США была агентом влияния. Сам Конёнков, плохо зная английский язык, предпочитал работать молча. Ему позировали состоятельные американцы, бизнесмены. Она вела с ними беседы на разные темы, имея возможность при случае заинтересовывать промышленника выгодными советскими заказами. С политиком было разумно выдавать себя за сторонницу буржуазной демократии, выясняя, какие предполагаются планы борьбы с большевиками и кто в России готов их свергнуть.

Впрочем, таковы мои предположения, не более того. Они логичны, а потому не удивительно, если примерно так рассуждали те, кто направлял деятельность Маргариты Конёнковой.

Россия ещё до окончания Гражданской войны создала в США несколько общественных организаций: «Общество технической помощи Советской России», «Рабочий союз за торговлю с Россией», «Общество друзей Советской России», «Женщины Америки за признание России», а также «Американская коммерческая организация содействия торговле с Россией», в которую вошло несколько десятков фирм.

Но с 1933 года, когда в Германии пришёл к власти Гитлер, интересы американских финансистов и промышленников стали обращаться в эту сторону. Гитлер сразу и откровенно заявил себя врагом коммунистов. Эйнштейн, выступавший против фашизма, мог стать активным сторонником Советской России. Маргарита Конёнкова должна была этому содействовать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru