Шаг к звездам

Роман Злотников
Шаг к звездам

– И чем это мне поможет? – криво усмехнулся Ник.

– Ну… не знаю, – инженер пожал плечами. – Просто я подумал, что нам, возможно, обеспечить доступ в капитанскую каюту окажется чуть легче, чем в ходовую рубку. Хотя… – гра Ниопол вздохнул и потер лоб. Ник же замер, потому что у него в голове нечто засвербило.

– Доступ… – зачарованно произнес он, – доступ… доступ! Вот черт, я – идиот! – и он развернулся к панели дешифрационного комплекса. Трис и инженер многозначительно переглянулись. Похоже, у их лидера и капитана возникла некая мысль…

– Значит, так, – решительно произнес Ник спустя всего лишь час, – гра Ниопол, у нас есть шанс получить физический доступ к искинам, если… А скажите-ка, гра, мы можем запихнуть человека, ну хотя бы меня, внутрь корпуса какого-нибудь ремдроида, причем сделать это так, чтобы командная сеть не смогла меня обнаружить? – Ник напряженно уставился на инженера. Тот замер, пораженный этой идеей. Страшила же не выдержала и восхищенно произнесла:

– Вот же сукин сын!

Гра Ниопол вздрогнул и, выйдя из ступора, потер пальцами лоб.

– Эм… я думаю, это вполне возможно. Но, скорее всего, это нам не слишком поможет. Ибо в этом случае вам придется намертво заблокировать вашу наносеть. Так что, даже если вы физически попадете в сам отсек, ничего сделать там вы все равно не сможете.

Ник усмехнулся:

– Ничего, гра Ниопол, – главное попасть. Это вы тут без наносети ни на что не способны, а я еще не забыл, как набирать команды с «клавы». К тому же основное дело будет делать дешифрационный комплекс, мне же останется только корректировать его действия. Так что – прорвемся!

Инженер озадаченно уставился на Ника.

– Э-э-э… простите, но я не понял ваших последних слов. И как, извините, вы собираетесь управлять дешифрационным комплексом без наносети?

– Ручками, гра, ручками, – весело отозвался Ник и, подняв обе руки вверх, пошевелил пальцами. – Вот этими. Ладно, это все – лирика. Давайте-ка лучше разделим обязанности. Я сейчас снова засяду за подготовку. Без возможностей наносети мне там, действительно, будет туго, поэтому стоит заранее разработать и подготовить перечень команд, которые можно будет ввести вручную, а вы с Трис займетесь подготовкой моего «маскарадного костюма». Жалко, конечно, курочить дроида, но тут уж ничего не попишешь. Да, и прикиньте, как мне доставить в отсек искинов дешифрационный комплекс. Мы можем сделать это, используя стандартные ремдроиды, или нам следует и его как-то замаскировать?

* * *

Следующие сутки прошли в лихорадочной деятельности. Гра Ниопол оказался настоящим зану… кхм, то есть профессионалом, и первые несколько часов скрупулезно разрабатывал проекты переделки разных типов ремдроидов в, так сказать, «носители тела». После перебора полудюжины вариантов, подходящих по массогабаритным характеристикам, остановились на «Крионе-5РМ», одном из дроидов ремонтного комплекса, который они привезли с собой. Он был достаточно крупным, чтобы в его корпус был способен поместиться человек, и в то же время достаточно компактным для того, чтобы не застрять в большинстве коридоров, лестничных пролетов и лифтовых шахт транспорта. Ремдроиды местного ремонтно-восстановительного комплекса для этого подходили куда меньше… После чего инженер приступил к переделке дроида, а Трис, взяв еще один из ремдроидов этого типа на ручное управление, провела его через корабль до капитанского блока, пробив, так сказать, весь маршрут. Это оказалось хорошей идеей, поскольку в нескольких местах пришлось искать обходные маршруты, ибо кое-где коридоры оказались перекрыты временными переборками, а в одном месте вообще был устроен склад вышедшего из строя оборудования и конструкционных деталей. По отчету командной сети, конструкционные повреждения транспорта в бою не превышали семи процентов, но, с учетом его размеров, это была очень немалая цифра. Конечная же точка маршрута была окончательная выбрана исходя еще и из того, что доступ в ходовую рубку ремдроидов, не входящих в корабельный ремонтно-восстановительный комплекс, к настоящему моменту был невозможен. Нет, в принципе, решить эту проблему, вероятно, было можно (Ник, например, был в этом уверен), но пока она не была решена. Отвлекать же Ника от той задачи, которой он сейчас занимался, Трис с инженером не решились, поэтому Страшила решила ограничиться капитанским блоком. Тем более что там под аналогичное ограничение попадал только личный кабинет капитана, занимающий всего одну пятую часть всего блока. Небольшой же коридор, который вел в отсек с искинами, начинался в гостиной капитанского блока, вследствие чего этот маршрут проникновения, после короткого совещания, и был признан оптимальным.

Так что к тому моменту как Ник закончил свою подготовку, Страшила и инженер так же закончили и свою. «Носитель тела» был готов, причем это был уже третий вариант, поскольку два первых гра Ниопола не удовлетворили. Доставку же дешифрационного комплекса решили осуществить на ремдроидах, принадлежащих ремонтно-восстановительному комплексу самого транспорта. Все равно для его разворачивания в капитанском блоке надо было переделывать систему энергопитания, так что ремдроиды там так или иначе были нужны. Ну а контроль над ремонтно-восстановительным комплексом лузитанца Ник получил еще в первые же сутки их пребывания на борту корабля – прописанный в местной командной сети статус рембота позволял сделать это без особенных проблем…

До капитанского блока Ник еле дотерпел: яйца уже дымились. Шипя от боли и очередной раз врезавшись в косяк, он втиснулся наконец-то в капитанский блок, где буквально вылетел из корпуса ремдроида, вышибив крышку головой, и запрыгал по покрывавшему гостиную капитанского блока ковровому покрытию, отчаянно хлопая себя по паху, чтобы побыстрее остудить нагревшийся комбез. Вот сука, еще минута – и прощайте, потомки!

Когда яйца наконец-то перестало припекать, Ник облегченно выдохнул и огляделся. Оп-па! А нехило так… по самым приблизительным прикидкам гостиная капитанского блока имела площадь не менее восьмидесяти метров, да и отделана и обставлена она была просто отлично. В английском стиле… или французском, как говорится, «какого-то из Луёв». Хотя нет, вряд ли – для Луев явно не хватало позолоты и резьбы. То есть и то, и другое присутствовало, но в достаточно скромном и не режущем глаз объеме. У дальней короткой стены виднелось даже нечто вроде камина – имитация, конечно, на космическом корабле-то, но очень узнаваемая. Прямо напротив него, углом, были расположены два дивана и огромное, но, сразу видно, очень уютное кресло. Затем шел огромный, метра четыре в длину, стол с десятком кресел вокруг и, прямо сбоку от входа, столь же стильная, но небольшая конторка с еще одним креслом. Похоже, гостиная в капитанском блоке служила не только местом отдыха капитана, но и чем-то вроде зала совещаний командного состава. Но все равно впечатляло…

Ник обошел гостиную по кругу и остановился перед входом в капитанский кабинет. Слева от двери располагалась типичная дверная консоль, но землянин прекрасно знал, что обычный вид этой консоли – иллюзия. На самом деле прикосновение к ней приведет в первую очередь не к открытию двери, а к возникновению целой цепочки из запросов, сканов и сверок – от запроса к личной наносети до сканирования сетчатки и короткого лазерного импульса, испаряющего микроскопический кусочек кожи с коснувшегося консоли пальца. С помощью этого, в свою очередь, будет получено до полусотни разных параметров, вплоть до специального шифра на основе ДНК, каковые должны будут подтвердить, что собирающийся войти в личный кабинет капитана им и является. Ну или кем-то другим, кому, опять же, капитан по каким-то причинам предоставил право доступа в свой кабинет.

Если же выявится несовпадение хотя бы по одному параметру, то срок существования любого неправедно посягнувшего тут же начнет свой последний минутный отсчет. Нет, никаких немедленных и смертельных действий, типа выстрела из бластера в башку, предусмотрено не было. Просто любой удод, рискнувший попытаться проникнуть в каюту капитана, не имея на это права, и встревоживший сим поступком систему безопасности корабля, оказался бы немедленно блокирован в гостиной, а для «пупулярной беседы» с ним тут же была бы вызвана дежурная смена противоабордажной команды в полном боевом облачении. Либо, ежели таковая отсутствует, просто парочка противоабордажных дроидов, чьи боевые возможности, конечно, уступали людским, но на одного человека в рабочем комбинезоне их хватало с огро-омным лишком. Про то, что об этом немедленно были бы проинформированы дежурный офицер, сам капитан и офицер безопасности, даже упоминать не следовало. Все делалось автоматически… Уж порядок действия системы безопасности корабля Ник изучил едва ли не первым делом, посему проникнуть в кабинет капитана землянин и не пытался. А вот по поводу остальных помещений полюбопытствовал…

Ну что ж, спальня не уступала гостиной ни в чем, кроме площади. А уж когда Ник заглянул в ванную комнату… М-да, вообще-то ему раньше казалось, что на боевом корабле со свободными площадями дело должно обстоять куда хуже. Впрочем, транспорт снабжения, несмотря на его приписку к боевой эскадре, все-таки не совсем боевой корабль. И с площадями и объемами тут куда как лучше, чем на любом боевом корабле. Так что кое-какая логика во всем этом роскошестве есть. Хотя… возможно, эти немереные площади есть нечто иное, как личная прихоть конкретного капитана. Ну захотелось ему, вот и повелел подчиненным объединить несколько соседних блоков с капитанским штатным и устроить себе вот такие роскошные апартаменты… А вот интересно, как там у других офицеров?

Ник оглянулся и присел на кровать, касанием руки вызывая так называемый «ночной интерфейс». Консоль активации оного была встроена в нечто вроде тумбочки, стоявшей у довольно большой кровати, имеющей полное право претендовать на почетное наименование «траходром». Надо было подать соратникам весточку о том, что он нормально добрался до капитанского блока и можно отправлять ему дешифрационный комплекс и типа запаса флотских рационов. Так как ни он, ни гра Ниопол, ни Трис даже не представляли, сколько ему придется проторчать в капитанском блоке.

 

Помещения остальных офицеров корабля на фоне капитанского блока выглядели куда бледнее. Но именно на фоне капитанского. Так, все старшие офицеры транспорта снабжения имели в своем распоряжении двухкомнатные апартаменты общей площадью в пятьдесят квадратных метров. Весь офицерский и инженерный состав довольствовался одноместными апартаментами в двадцать восемь квадратов, а техники и унтер-офицеры «ютились» в двадцатиоднометровых «клетушках». И только рядовой состав десантного наряда «теснился» в тех же двадцати одних метрах по двое. Зато десантура имела для своих максимальных штатных четырехсот рыл ажно пять тренажерных и три универсальных спортивных зала плюс два бассейна, в то время как на весь остальной экипаж транспорта снабжения приходился такой же набор спортивных сооружений, но – уже на тысячу двести рыл… И вообще, судя по набору помещений для релаксации, в который, кроме упомянутых, входила парочка чего-то типа концертных залов, три ресторана, девять баров и целых две торговых галереи, похоже, одной из задач транспорта снабжения было еще и обеспечивать некую психологическую разгрузку личного состава ударного флота. Достаточно сказать, что, имея в своем составе подобный корабль, командующий флотом мог безо всяких проблем провести в любой точке обитаемого космоса (и даже необитаемого, а то и вообще неизвестного) общефлотские соревнования практически по любому виду спорта – от космобола до спортивной стрельбы, рукопашного боя или плавания. То же самое с общефлотским конкурсом художественной самодеятельности… ну, если это здесь практиковалось. Так что подобные площади кают на фоне всего этого великолепия выглядели не слишком-то и вызывающими. Хотя, как Ник знал, капитанская каюта на крейсере «Юная Кокотка», флагмане «Стоячего болота», имела площадь всего в четырнадцать квадратов, а техперсонал и унтера ютились в двухместках по восемь квадратных метров.

Сообщение своим Ник передал по корабельной сети – была у «ночного интерфейса» и такая функция. Хотя зачем она при поголовном оснащении наносетью, землянин не понимал, но и не заморачивался – ему-то от этого только легче… После чего он вернулся в гостиную, залез в уже заметно остывшее нутро ремдроида и отодвинул его от входа в дальний конец помещения, «припарковав» рядом с камином. Затем вылез и… двинулся в сторону ванной. Изначальным планом предусматривалось, что все то время, во время которого дроиды местного ремонтно-восстановительного комплекса будут под руководством гра Ниопола разворачивать, запитывать и активировать его дешифрационный комплекс, с помощью которого он и собирался разбираться с искинами, Ник проведет внутри своего дроида. Но он решил – какого черта?! Зачем целый час, а то и больше, торчать, согнувшись в три погибели, внутри тесного корпуса, когда это время можно провести с куда большим комфортом? Причем с таким, о котором Ник до этого только читал. Ну не выпадало ему пока шанса не то чтобы пожить в многокомнатных сьютах, люксах или там всяческих президентских или королевских апартаментах, а вообще хотя бы зайти внутрь забора пятизвездочного отеля. Максимум, что он воочию видел из, так сказать, «хорошей жизни», это хельсинкский отель «Сокос», который произвел на него просто неизгладимое впечатление. Но тот был всего в четыре звезды, а уж пять-то должно было быть вообще чем-то невероятным. Ну он так думал… Так вот, ванная комната в капитанском блоке, по его представлению, тянула именно на пять звезд, не меньше. А то и на все шесть. Говорят, и такие уже есть. Например, та же «Арабская башня» в Дубае[3], фотографии которой Ник когда-то давно, в очень-очень далекой прошлой жизни, рассматривал в Интернете.

Так что, когда дверь в капитанский блок очередной за сегодняшний день раз распахнулась и ремдроиды начали шустро заносить в гостиную блоки дешифрационного комплекса, Ник валялся в огромной, где-то два с половиной на три метра, капитанской ванне, наполненной водой с какими-то ароматическими добавками, и подставлял то один, то другой бок под бившие из сопел на дне и в боковых стенках этой, даже не ванны, а целого бассейна, струи воздушных пузырьков…

Он даже не догадывался, что все еще пребывает в мире живых буквально чудом. Фраза о том, что лузитанцы были еще теми параноиками, уже набила Нику оскомину, но таки да – они ими были. Поэтому сканирующим комплексом была оборудована дверная консоль не только входной двери капитанского блока и капитанского кабинета, но вообще все двери в этом блоке. Так что когда он коснулся консоли открытия двери в спальню, консоль мгновенно выдала весь комплекс запросов. На часть из которых вообще не было получено ответов, поскольку наносеть Ника была заблокирована намертво, а на часть ответы были получены и… не совпали ни с одним образцом, имеющимся в памяти искина, отвечающего за внутреннюю безопасность корабля. Это сразу же привело всю систему безопасности корабля в состояние оранжевой тревоги, но все же – оранжевой, а не красной. Ибо в ситуацию, как это очень часто бывает, вмешался все тот же пресловутый человеческий фактор.

Ой, как же часто этот человеческий фактор приводит к катастрофам, взрывам, пожарам, авариям, уносящим десятки, сотни и тысячи человеческих жизней и уничтожающим материальных ценностей на миллионы и миллиарды денежных единиц! И все потому, что кого-то когда-то что-то не устроило в сложнейшей системе, призванной предотвратить все эти чудовищные происшествия. Кто-то нажал (или вовремя не нажал) маленькую кнопочку, кто-то отключил назойливо зудящий датчик, кто-то развернул светящий прямо перед окном и потому мешающий спать на рабочем месте прожектор, кто-то перепрограммировал газоанализатор – и всё. То, чего не должно было случиться, то, для предотвращении чего были потрачены миллионы и усилия множества людей, – произошло.

В данном же случае дело оказалось в том, что бывший капитан транспорта снабжения имел, э-э-э, скажем так, несколько более бурный и любвеобильный темперамент, чем положено. О-о, нет, он не пользовался служебным положениям для принуждения кого бы то ни было к, скажем так, не совсем уставным отношениям. Ну, если только в очень-очень небольшой, даже, скорее, автоматической мере. Сами же знаете – власть и возможности делают мужчину в глазах большинства женщин куда более сексуально привлекательным. А кто на корабле может обладать большей властью и влиянием, чем капитан? Но, по большей части, капитан брал другим – собственным темпераментом, умением сделать все красиво, большим опытом… И он действительно, как догадался Ник, внес некоторые изменения в планировку и отделку своего капитанского блока.

Впрочем, с точки зрения безопасности блок был оборудован в полном соответствии с требованиями службы безопасности флота клана Корт. Вот только в какой-то момент капитан задолбался каждый раз, стоило только в его блоке появиться какому-нибудь юному и симпатичному технику или пилоту либо врачу женского пола, отвечать на вызов дежурного офицера, подтверждая, что проникнувшее в капитанский блок «незарегистрированное в списке доступа лицо» сделало это по его, капитана, личному приглашению и находится здесь по его же личному разрешению. Тем более что это приводило к тому, что информация о том, кто стал новой пассией капитана, расходилась по кораблю еще в тот момент, когда физилогический процесс (который, по идее, и должен привести к тому, что новая гостья капитана получает право считаться этой самой пассией) не только не завершился, но и, чаще всего, еще и не начинался. А между тем – все уже в курсе.

Так что капитан, пользуясь личным кодом, внес небольшое изменение в протокол безопасности своего блока. Теперь в случае появления в его блоке любого лица, незарегистрированного в списке допуска, объявлялась не красная, а оранжевая тревога, а информация об этом направлялась только и исключительно самому капитану. Причем в случае отсутствия его реакции при поступлении сигнала от системы безопасности и не превышения порога безопасности, – то есть если это самое «лицо» не начинало лезть в личный кабинет капитана, капитанский сейф и командную сеть, – каждый следующий запрос на это лицо снижал цветовой уровень тревоги. Так что, когда Ник в следующий раз открыл очередную внутреннюю дверь в капитанском блоке, система безопасности корабля понизила уровень сигнала до желтого, а потом до синего. Данные Ника (ну, те, которые оказались доступны) были внесены в реестр под грифом «условно безопасного» и «имеющего ограниченный доступ в капитанский блок» лица. Но Ник пока ни о чем подобном не подозревал. Он просто лежал в горячей воде и пялился в потолок ванной комнаты с глупой улыбкой…

Глава 3

– Пассажиры транзитного рейса ŠŠÐ 23776 приглашаются на посадку по двадцать седьмому коридору терминала номер одиннадцать.

Ник заполошно поднял голову и почти сразу же замер, зафиксировав прибытие сообщения по Сети.

– Пассажиры транзитного рейса ŠŠÐ 23776 приглашаются на посадку по двадцать седьмому коридору терминала номер шестьдесят шесть.

Вот черт! После почти шестидневного пребывания в капитанском блоке с намертво заблокированной наносетью он почти совершенно отвык ею пользоваться. Вот и сейчас сначала отреагировал на голосовое объявление, а потом уже на сообщение, пришедшее по Сети. Между тем как все остальные пассажиры, собравшиеся в этом накопителе, голосовое сообщение, похоже, даже не услышали, поскольку начали вставать и двигаться к транспортерам еще до того, как оно прозвучало.

– Ну что – тронулись?

И тут же над сводами накопителя раздалось:

– Пассажиры транзитного рейса ЊY11347 приглашаются на посадку по двадцать седьмому коридору терминала номер шестьдесят шесть, – но Ник пропустил его мимо ушей. Не их рейс. Хотя выход вроде как их. Странно…

– Да рано еще, – отозвалась Трис, зевая и разводя руки в стороны. – Зачем лезть в толпу? Ты себе представляешь, какую толкучку создают десять тысяч транзитников?

– Почему это десять тысяч? – удивился Ник. – Насколько я помню информацию в Сети, на наш рейс зарегистрировалось всего четыреста двадцать человек.

Страшила окинула его насмешливым взглядом:

– Ой, капитан, вот чувствуется, что вы практически не летали на межсистемных рейсах простым пассажиром! – Она покачала головой, а потом пояснила: – Один стандартный терминала класса «А» рассчитан на обслуживание ста тысяч пассажиров в час. При этом для погрузки пассажиров выделяется всего пятнадцать коридоров. Остальные либо используются для технических целей – загрузки расходных материалов и продуктов, – либо просто временно выведены из эксплуатации для уборки, ремонта или реконструкции. Ну а по одному коридору обычно грузится до пятнадцати лайнеров. То есть пассажиропоток по одному выходу составляет от пяти от десяти тысяч человек в час и зависит от местного пассажиропотока и количества и типов лайнеров, поставленных под загрузку через данный коридор. Пассажиропоток на «Кокотке» сам знаешь какой, лайнер у нас класса «Грандэ», остальные, как я думаю – такие же, и под загрузкой через наш коридор их заявлено шестнадцать штук. Сам глянь в Сети. Так что рассчитывай на десять тысяч – не ошибешься.

Ник несколько смущенно хмыкнул. Ну да, пассажиром он, даже не практически, а вообще никогда не летал. Только в качестве персонала. И… пожалуй, Страшила права. Лезть в такую толкучку не стоит, подождем, как чуть рассосется. Хотя хочется уже побыстрее покинуть пассажирский терминал «Кокотки» и перейти на борт лайнера. А то как-то неуютно ему здесь.

В капитанском блоке лузитанца землянин просидел почти шесть дней, которые, впрочем, были куда комфортнее, чем предыдущие десять, что он провел на борту нового «Паучка». Хотя и не менее напряженными. Да и питание ничем не отличалось. Все те же стандартные флотские рационы, жрать которые за огромным четырехметровым столом, развалившись на удобном и красивом кресле с подлокотниками, созерцая языки пламени в камине, было несколько… сюрреалистично. Но зато здесь Ник спал на огромной – где-то два с половиной на два с небольшим метра – кровати и ежедневно принимал ванны с различными добавками. Ну что сказать, технологии хранения на лузитанском транспорте, похоже, были отработаны на все сто. За столько лет не промок, не завонял и не испортился ни один картридж с ароматизаторами и маслами. Так что и специальная армейская упаковка должна оказаться ну никак не хуже, вследствие чего все, чем были забиты трюмы транспорта, должно было пребывать там в полной исправности…

 

Однако основную часть времени занимала возня с искинами. Проникнуть в их отсек Нику удалось с первой попытки, под кодом местного дроида обслуживания. Правда, сначала пришлось завести его в капитанский блок, заглушить и частично раскурочить. Зато потом – никаких проблем. Регламентное техническое обслуживание искинов за прошедшие десятки лет осуществлялось регулярно, но корабельный ремонтно-восстановительный комплекс был способен осуществлять обслуживание только первого и второго порогов. Третий осуществлялся на базе флота, а четвертый – вообще на верфях, в масштабах планово-предупредительного ремонта. Так что запрос на подобное обслуживание уже давно висел в корабельной командной сети, все эти годы исправно отслеживающей сроки и интенсивность эксплуатации корабельного оборудования. Вот под эти запросы Ник до искинов и добрался. Причем влез он в них, так сказать, «по самые Нидерланды», по полной использовав протокол физического доступа и изрядно увеличив объем собственных знаний об используемых в лузитанском флоте принципах формирования базового набора приоритетов, корневого программирования военных искинов и всего такого прочего… Ну, ладно, когда-то используемого. Когда-то давно. Но, поскольку работать землянину предстояло именно со всем этим «давно», настроения ему это никак не испортило, а даже наоборот. Впрочем, возможно, многое из узнанного имеет ценность и сегодня. Если не в виде практических кодов и программ, то хотя бы для понимания принципов написания новых и ныне действующих. Так что Ник радостно греб все, до чего только мог дотянуться, оставив детальный разбор всего скачанного на потом.

Обратно в новый «Паучок» он вернулся на шестой день после обеда, напоследок едва не сварившись, пока ждал окончания погрузки ремкомплектов маршевых двигателей. Привезенные ремдроиды и расходники, которыми был забит трюм их корабля, было решено оставить на борту транспорта, взамен загрузив «Паучка» наиболее ценным из обнаруженного в недрах транспортника. Так что, как только Ник передал, что сворачивается и собирается двигать в сторону шлюза, Страшила с инженером тут же начали погрузку уже отобранного и притащенного к шлюзу добра. И надо ж такому случиться – когда Ник уже добрался до шлюза, шипя и подпрыгивая на раскаленной батарее, пара дроидов из числа занимавшихся погрузкой зацепились друг за друга и перегородили вход в трюм. Пришлось срочно глушить двигатель и, скрипя зубами от боли, ждать, пока Трис с гра Ниополом не разрулят образовавшийся затор. Но ожог мошонки он успел-таки получить, так что сразу после возвращения пришлось первым делом ковылять в медкапсулу и торчать в ней ажно четыре часа. Слава богу, лечение местного ожога капсула способна была осуществить без погружения пациента в медикаментозный сон, так что эти четыре часа Ник провел, потихоньку разбираясь в том ворохе информации, который он успел накачать с искинов.

Нет, самое главное, ради чего вообще затевалась эта авантюра, землянин установил еще находясь там, в капитанском блоке. Понятие «лузитанец» не включало в себя никаких расовых признаков и было прописано в искинах лишь как «имеющий лузитанское подданство или подданство одного из великих Домов и права свободного гражданина Лузитании». То есть плати налоги (причем, как стало понятно из формулировки, члены кланов великих Домов платили налоги не стране, а клану), и все: ты – лузитанец, обладающий всеми гражданскими правами. Правда, как выяснилось уже после прибытия на «Кокотку», получить полное подданство на Лузитании нелузитанцу было практически невозможно. Нет, таковые имелись, но их было очень мало. Судя по тому, что удалось накопать в Сети, за последние две сотни лет их насчитывалось всего около ста пятидесяти тысяч человек. Это при том, что на планетах и в пространстве, находившемся под юрисдикцией Лузитании, в настоящий момент проживало около полутора миллиардов нелузитанцев. Да уж, соотношение…

Прикинув текущий процент вероятности, Ник некоторое время полюбовался на шесть нулей после запятой, предшествующих тройкам, и тяжело вздохнул. Да легче повеситься! Но после короткого обсуждения, основным итогом которого было совместное резюме Страшилы и инженера, что у них по этому поводу нет никаких внятных предложений, но, слава богу, ни один из них не капитан, и поэтому они умывают руки и, как дисциплинированная команда, ждут распоряжений, Ник принял-таки решение попробовать добраться до Лузитании и на месте разобраться, с чем там проблема. В первую очередь потому, что никаких свежих идей насчет того, как сломать командную сеть и заставить ее допустить их на борт транспорта, у него давно уже не было. А тут хоть какое-то движение намечалось. Хотя бы в пространстве…

Третьим – и наиболее доступным – вариантом действий являлось отбирать из трюмов транспортника наиболее дорогие компоненты его груза, загружать их в новый «Паучок» с помощью привезенных и взятых под контроль местных погрузочных и ремонтных дроидов, после чего вывозить их в трюме бота. С учетом того, что трюмные объемы транспорта превышали пять миллионов кубометров, в то время как объем трюма бота составлял всего лишь около ста тридцати кубов, – титаническая работа. Даже если ограничиться одним процентом самого дорогого содержимого трюма и забивать все свободные объемы корпуса от личных кают до части помещения рубки – все равно это более трехсот рейсов. А Ник был не сильно уверен, что им дадут сделать хотя бы десять. Несмотря на уничтожение наиболее агрессивных противников, процессы, происходящие внутри сообщества мусорщиков «Кокотки», никуда не делись и продолжали идти. Нет, в настоящий момент у него были шансы взять их под контроль, но по принципу «Не можешь остановить – возглавь». Однако подобное действие означало, что следующая задача на пути к цели – начать поиски Земли – отодвигалась на годы и годы. Причем на эти самые годы Ник еще и становился очень соблазнительной мишенью для множества тех, кто хотел подгрести под себя столь лакомый кусок, каким стали (кстати, во многом благодаря и их с Трис усилиям) мусорщики станции. Что опять же было чревато тем, что он окажется не способен сделать следующий шаг к цели. Просто вследствие своего физического устранения…

Так что Ник воспользовался своим правом капитана и объявил: «Летим на Лузитанию». В конце концов, вроде как Наполеон говорил: «Главное – ввязаться в бой, а там посмотрим…». И этот принцип приносил ему победы до тех пор, пока он с русскими не связался. Но поскольку Ник сам был из числа тех самых русских, которые испортили всю игру Наполеону, то вышеупомянутый принцип можно было взять на вооружение. Хотя бы на время…

* * *

Спустя где-то пятнадцать минут Страшила поднялась с кресла и, потянувшись, повернулась к Нику:

– Ну что, капитан, двинули?

– Думаешь, уже рассосалось?

– Более-менее, – согласно кивнула Трис. И, как обычно, оказалась права.

Для четырехдневного путешествия Ник выкупил пятикомнатный сьют с четырьмя спальнями. Не такие уж большие расходы. Ну, на фоне их капиталов. У самого Ника в настоящий момент на счетах имелось порядка восьмидесяти миллионов, с учетом тех девятнадцати, что капнули ему после того, как они продали добычу последнего рейса. Компоненты, выгруженные из трюма нового «Паучка», ушли просто влет, обогатив обоих партнеров на тридцать девять миллионов лутов. Гра Ниопол, согласно лично принятым на себя обязательствам, в этом празднике жизни не участвовал, но Ник и Трис решили поддержать новоиспеченного партнера и скинули ему на счет по сотне тысяч каждый просто от доброты душевной. Впрочем, у Трис на счетах должно было скопиться раза в полтора больше, чем у Ника. Если всякое «железо» или, скажем, программы для дешифратора и ремонтно-восстановительных комплексов, которые вообще обходились им бесплатно, поскольку «приватизировались» с разграбленных кораблей, они со Страшилой приобретали вскладчину, то базы, которые он загружал, Ник покупал уже на свои. А их он за последний год накупил просто туеву хучу.

3Вообще-то, согласно общепринятым стандартам, максимальная «звездность», которую может иметь отель, – пять звезд. Но с начала двухтысячных стала распространяться и, так сказать, процедура ползучего повышения статуса. Например, по одному из рейтингов, в мире существует уже около десятка шестизвездочных и три семизведочных отеля. Причем непременным требованием для семизвездочного отеля является наличие персонального дворецкого для каждого гостя.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru