Шаг к звездам

Роман Злотников
Шаг к звездам

В более-менее кратком изложении лузитанское общество было устроено так. Три низших касты считались рабами. То есть к настоящему моменту, конечно, именно считались, а не были на самом деле: никакого ограничения свободы или там принуждения к труду на благо кого бы то ни было постороннего по отношению к членам этих трех низших каст на Лузитании уже давно не было. Вернее, оно было не бо́льшим, чем в любой другой стране, назови ее хоть демократической, хоть тоталитарной. То есть принуждение было, но осуществлялось почти исключительно экономическими методами. Следующие шесть каст вместе считались вроде как простым народом. Принадлежащие к ним относились к купцам, ремесленникам, ученым, людям свободных профессий и т. п. Для их общего обозначения использовалось слово, которое переводилось на всеобщий язык как «свободные». И еще две касты считались знатью. Это были Генозисы, представлявшие из себя странную смесь жрецов, врачей и биологов-генетиков, и Мечи. Кем были Мечи – ясно из названия. Судя по тому, что Ник смог узнать о порядках на Лузитании и вассальных ей планетах, к настоящему моменту кастовость лузитанского общества уже стала почти номинальной. То есть принадлежность к касте почти нигде в лузитанском обществе не решала почти ничего, и среди лузитанцев сплошь и рядом встречались ситуации, когда принадлежащие к более низким кастам занимали более высокие должности, а то и напрямую являлись руководителями тех, кто принадлежал к более высоким, и это никого особенно не волновало. По существу, принадлежность к той или другой касте продолжала иметь значение только в трех случаях. Во-первых, в вопросах создания семьи. Ибо, несмотря на почти столь же свободные нравы, как и на большинстве остальных цивилизованных планет, жениться лузитанцы по-прежнему предпочитали в соответствии с рекомендациями Генозисов, до настоящего момента все еще сильно не одобрявших межкастовые браки. То есть гулять и, так сказать, «кувыркаться» можешь с кем хочешь, но вот создавать семью и рожать детей – только с одобренным партнером. Причем партнера тебе никто навязывать тоже не будет. Сам выберешь. Из членов своей касты. Не подойдет один партнер – что ж, жалко, но ничего не поделаешь – ищи другого… Было ли это просто пережитком прошлого либо имело под собой какую-то почву, никто не знал. Однако, судя по тому, что лузитанцы выделялись среди большинства остальных рас исключительными природными данными (причем даже представители низших каст), похоже, какая-никакая основа под подобным подходом имелась. Тем более что, судя по архивным данным и результатам археологических раскопок, сильно ранее (то есть около полутора тысяч лет назад, до того как в их обществе окончательно утвердились упомянутые традиции и нормы) лузитанцы ничем таким особенным от остальных не отличались. Вполне себе средняя раса была… Во-вторых, члены касты отличались по режиму питания. Как это выражалось на практике, Ник пока не разобрался, но все авторы, которых он успел прочитать, в один голос утверждали, что какие-то различия есть и они до сих пор соблюдаются практически неукоснительно. Нет, некие пересечения были, скажем, то же вездесущее кассили хлебали все подряд, да и среди традиционных блюд и напитков они встречались сплошь и рядом, но… Короче, более детально Ник пока просто не стал разбираться – не посчитал необходимым на данный момент. И без того голова пухла. Ну и третье – членов даже не трех, а четырех нижних каст не принимали в кланы. Вообще. Никогда. Члены Домов вообще считались этакими самыми твердолобыми представителями древних лузитанских традиций[1]. На счастье основной части лузитанцев, их было не так-то и много. Всего Домов насчитывалось около восьмидесяти, и в них состояло всего около полутора процентов лузитанцев. Вот только это были самые богатые и самые вооруженные лузитанцы. Достаточно сказать, что Дома контролировали около сорока процентов промышленности Лузитании, шестьдесят процентов финансов и почти шестьдесят пять процентов внешней торговли. А, кроме того, именно флоты Домов составляли восемьдесят процентов могучего и многочисленного флота Лузитании. Вот и этот транспорт снабжения так же принадлежал к флоту одного из кланов. А это означало, что шансы войти в корабль у чужаков приближаются к нулевым. Ибо, как уже говорилось, лузитанцы были еще теми параноиками, вследствие чего подобное ограничение было прописано в искинах кораблей минимум на программном, а то и даже на аппаратном уровне. И как обойти это ограничение, ни у Ника, ни у Страшилы, ни у инженера пока не было ни единой мысли.

– Что ж, тогда я чуток передохну, а потом полезу сворачивать дешифрационный комплекс. Вот только внутрь его уже не затолкать. Придется крепить снаружи. И… я вам скину все, что удалось накопать. Может, появятся какие идеи?

Трис и инженер молча кивнули…

После того как гра Ниопол рассказал ему все, что он знал о лузитанцах, и ушел отсыпаться после смены, Ник еще около двух часов сидел в кафешке, лазая по Сети и открывая для себя все новые и новые аспекты лузитанского социума. Ну и попутно кляня себя за то, что не сделал этого раньше. Ведь были же все предпосылки! Недаром лузитанцы везде просто притча во языцех. Чуть ли не четверть всех пословиц и присловий про них. Неужто трудно было включить мозги и дойти, что это неспроста? А сейчас придется все менять на ходу… Так что сразу после кафе землянин рванул к Уксу. Тот встретил его в своем ангаре, в рабочем комбинезоне, со сварочным аппаратом в руках и в крайне взъерошенном состоянии:

– Тут эта, Ник, мы сегодня уже закончим. Тута немножко осталось-то. Капельку.

– Не нервничай, – усмехнулся землянин, обнимая старого приятеля, – как говорится в одном анекдоте – концепция изменилась. Правда, в куда лучшую, чем в анекдоте, сторону.

– А-а? – озадаченно переспросил ничего не понявший Укс.

– Время есть еще, я говорю, – разъяснил ему Ник. – Пару дней минимум, я думаю. После той бойни, что устроили мы с Трис, нас пока все боятся тронуть.

– Какой бойни? – не понял Укс, озадаченно сдвигая на затылок сварочную маску.

– Так ты что, ничего не слышал? Ты в Сеть-то в последние три-четыре дня выходил? – усмехнулся Ник.

– Да какой там «Сеть»?! – вскинулся техник. – Ты ж столько всего сделать велел – мы с младшим уже десятый день как заводные пашем!

– Поня-ятно, – протянул землянин с улыбкой. – Ладно, с этим замнем. Лучше покажи, что уже сделали. И… у меня тут еще кое-какие мысли появились. Кое-что надо будет переделать.

– Что? – тут же насторожился техник. – Ты это, Ник, не особо курочь. Знаешь, сколько мы уже с тем, что ты уже придумал, провозились? Это с сарвонцами работать – лучше не придумаешь. У них там от одного агрегата до другого – хоть танцы устраивай. А у лузитанцев все так плотно упаковано – пальца не всунешь. Так что, чтобы все, что ты просил, сделать – на уши вставать приходится.

– А кому сейчас легко? – хмыкнул Ник, после чего успокаивающе махнул рукой – Не волнуйся. То, что будем делать сейчас, для этого типа ботов как раз стандартным будет.

– То есть?

– Ну… я тут подумал, прикинул и понял, что сильно менять внешний вид нам не надо. И с вооружением мы, пожалуй, погорячились.

– В смысле? – не понял Укс.

– Не будем мы его вооружать.

– Как, совсем? – Укс вытаращил глаза. Потом покосился на вход в док и поежился, похоже вспомнив, как совсем уж не так давно за этими воротами, ведущими внутрь «Кокотки», сидели на своих позициях вооруженные до зубов охранники, а чуть дальше, в коридорах станции, шел настоящий бой, и упер в Ника недоуменный взгляд. Тот вздохнул:

– Вот что, дружище. Советую тебе прерваться и немного передохнуть. А во время передыха полазать по Сети и посмотреть, что же такого интересного случилось в последние несколько дней. А то я тебе тут два часа буду все растолковывать.

Укс недоуменно уставился на Ника:

– Так это… доделать же надо!

– Ты передохни, передохни – лучше будет, точно, – усмехнулся землянин. – А я пока прикину, что и как тут надо будет поменять…

Но спокойно поработать техник ему не дал. Едва только Ник, переодевшись в рабочий комбез, залез внутрь бота, как снаружи послышался дикий вопль Укса, а спустя буквально пару секунд он сам ворвался в открытый люк.

– Ник, ты… ты… ты их всех… а-а-а-а… да это ж!!!

– Укс, – мягко прервал поток его эмоций землянин, – я ж тебе сказал – обстоятельства изменились. Поэтому-то я и решил слегка переделать нашего нового «Паучка». То есть не только поэтому, – кроме всего прочего появилась и кое-какая новая информация, – но и поэтому тоже. А сейчас не мешай мне. Я хочу посмотреть, что и как уже сделано, после чего прикинуть, как и что поменять. Понятно?

– Ну… это… – Укс шумно выдохнул и восхищенно щелкнул языком. – То есть понятно, конечно, но как ты их всех!

– Не всех, старина, далеко не всех, – хмыкнул Ник. – Потому-то я и считаю, что у нас в лучшем случае несколько дней. Так что дай мне поработать, а?

Техник расплылся в восхищенной улыбке, как будто только что получил автограф какой-нибудь легендарной поп-звезды, о котором мечтал всю свою сознательную жизнь:

– Извини. Все – исчезаю!

К переделке уже почти готового корабля они с Уксом приступили ближе к вечеру. Ник довольно сильно пересмотрел первоначальную концепцию и решил максимально приблизить внешний вид строящейся конструкции к одному из вариантов комплектации лузитанских ремонтных ботов. Большинство из них от спасботов ничем внешне не отличалось, но у нескольких вариантов все-таки имелась внешняя рама, на которой было укреплено кое-какое громоздкое оборудование. Вот эти-то образцы и были взяты в качестве исходных. Так что работы по переделке предстояли хоть и не так уж сложные, но объемные. Возможно, все это было дутьем на воду, но Ник, начитавшись про лузитанцев, решил перестраховаться. Потому как обидно было бы, взломав командную сеть транспорта снабжения и получив все пароли для доступа на его борт, оказаться разнесенным на атомы турелями непосредственной обороны только лишь вследствие того, что конфигурация их корабля не была распознана как дружественная. Хотя вследствие этого внутренности их корабля должны были оказаться забитыми до отказа. Потому что, в отличие от первоначальной конфигурации, большая часть груза должна была размещаться во внутренних объемах бота. Так что следующую пару суток Ник провел в доке Укса.

 

Потом еще около суток они загружались. И все это время Страшила ругалась с инженером, который наотрез отказался оставаться на станции и ждать результатов их полета. Затем они проторчали на станции еще сутки, только лишь потому, что как раз этих суток не хватало для того, чтобы активировать Нику еще парочку технических и одну инженерную базу, после чего все трое наконец-то расстыковались с «Касаткой» и двинулись в неизвестность…

К лузитанскому транспорту снабжения они тронулись только через четыре часа, после того как Ник вернулся внутрь «Паучка». Тащить дешифрационный комплекс снаружи землянин все-таки не рискнул, поэтому два с половиной часа всем троим пришлось перетасовывать грузы, подвесив большую часть сгруженных с сарвонского линкора ремдроидов на внешнюю раму и разместив основную часть дешифрационного комплекса внутри бота, а один искин с одни блоком дешифратора оставив на обломке, чтобы ни на мгновение не прерывать контакта с командной сетью корабля. Ник опасался, что та может расценить потерю установленной через столько лет связи как некое враждебное действие и снова повысить уровень опасности, после чего ни о каком доступе даже в шлюз и речи быть не может. Система непосредственной обороны их просто расстреляет. Кроме того, он решил слегка расчистить грузовой отсек бота, до сего момента забитый так, что между грузами пальца просунуть было нельзя. А ну как удастся убедить командную сеть запустить на палубы лузитанца хотя бы ремдроиды – и как их тогда выгружать при такой плотной загрузке? Со стороны наружного люка не подберешься – внутренняя-то часть шлюза уже должна считаться корабельной палубой. Ну а после подобного перераспределения груза у них появлялась возможность не только по необходимости задействовать весь комплекс ремдроидов, но и оборудовать одно, а то и два рабочих места прямо в грузовом отсеке. Так что через четыре часа новый «Паучок» отчалил от обломка с оставшейся на нем сильно урезанной частью дешифрационного комплекса, развернулся и двинулся в сторону лузитанца.

Десять минут подлетного времени все провели в полном молчании. Страшила подвела нового «Паучка» к борту транспорта по широкой дуге, постаравшись выстроить траекторию так, чтобы она нигде ни на один миг не могла бы быть расценена как возможная траектория атаки, уровняла скорости и, прикусив губу, подала запрос на открытие шлюза. Несколько мгновений ничего не происходило, а затем в проеме огромного борта транспорта снабжения возникла узкая щель, начавшая довольно быстро увеличиваться. И в этот момент гра Ниопол еле слышно выдохнул:

– Получилось…

Ник досадливо сморщился. Ну что за привычка говорить «гоп», пока не перепрыгнул… Но этот вяк под руку, к счастью, не привел ни к каким неприятным последствиям. Повинуясь командам Страшилы, новый «Паучок» медленно и грациозно скользнул внутрь шлюзового отсека. Лязгнули буфера швартовочных лап, и кораблик осел. Несколько мгновений все молчали, а потом Страшила тихо произнесла:

– Все, мы на месте…

Глава 2

– Ну что, готов?

Ник глубоко вздохнул и тихо отозвался:

– Да.

– Точно? – Страшила окинула его тревожным взглядом.

– Да точно, точно! – раздраженно отозвался Ник.

– А то смотри – время еще подготовиться пока есть, – не обратив внимания на его вспышку, предложила Трис. – Подумай еще раз – может, стоит еще чего сделать?

– Нет, – мотнул головой Ник, сбавив тон. В конце концов, в его страхе, а именно он стоит за его вспышкой, никто, кроме него самого, не виноват. – Перед смертью не надышишься, – отрезал землянин и, еще раз глубоко вздохнув, согнулся и принялся втискиваться в узкий металлический стакан. Гра Ниопол стоял рядом, держа в руках нечто вроде крышки от кастрюли, диаметром как раз в этот стакан. Когда-то эта крышка была центральным сенсорным блоком среднего ремонтного бота типа «Крион-5РМ», а сам стакан являлся его корпусом, но сейчас от них обоих осталась только внешняя оболочка.

– Ну как ты, уместился? – озабоченно поинтересовалась Трис.

– Да, закрывайте, – глухо прозвучало из стакана. Инженер поспешно, но аккуратно опустил крышку на металлический стакан, после чего сделал шаг назад. Несколько мгновений ничего не происходило, а затем послышалось легкое жужжание, и цилиндрический корпус «Крион-5М» приподнялся над полом на шести суставчатых ногах. Постояв где-то с полминуты, муляж рембота сделал неуверенный шаг, затем еще один, еще и… со звоном врезался в угол транспортного контейнера.

– А-а, ммать! – глухо прозвучало изнутри. – Обзор – ни к черту!

Страшила и гра Ниопол озабоченно переглянулись. Муляж рембота развернулся и неуверенно двинулся в сторону выходного люка трюма «Паучка».

– Ладно, открывайте.

– Может, тебе стоит сначала немного потренироваться? – встревоженно спросила Трис.

– Нет, – глухо отозвался Ник изнутри корпуса рембота. И пояснил: – Я тут сижу на единственной батарее, а ее мощности, похоже, маловато на все. Так что она тут у меня заметно греется, и надо побыстрее добраться до места, пока мои яйца не превратились в яичницу.

Страшила бросила испытующий взгляд на инженера. Гра Ниопол развел руками:

– Ничего не получится. Если воткнуть еще одну – места для Ника там вообще не останется. Да и подвеска не выдержит такого увеличения веса. Он и так на треть большего стандартного.

Трис вздохнула и дала команду через сеть открыть люк трюма. Когда створка люка плавно поползла наверх, они с инженером отступили из трюма в коридорчик и задраили дверь, ведущую внутрь «Паучка». Им до сих пор не удалось найти способ проникнуть на борт лузитанского транспортного снабжения во, так сказать, плоти, без того чтобы командная сеть лузитанца не отдала приказа на немедленное приведение в действие антиабордажной директивы. Так что светиться перед сенсорами, которыми (они знали об этом совершенно точно) шлюз был буквально утыкан, не стоило.

Когда десять дней назад они наконец-то ввели свой кораблик в один из шлюзов транспорта, Страшила Трис пребывала в чрезвычайно воодушевленном состоянии. Им! Удалось! Взломать! Командную сеть лузитанца! До сих пор никому из мусорщиков на «Кокотке» не удавалось залезть на лузитанца, у которого сохранилось хоть какое-то подобие командной сети. Да что там залезть – даже приближаться к таким боялись. Посему лучшим, что удавалось получить с лузитанских кораблей, были обломки. А тут они смогли не только войти в зону непосредственной обороны лузитанского военного корабля с работающей командной сетью, но и состыковаться с ним! А что до того, что Ник пока не придумал, как им взять его под контроль, – так это только пока. После всего, что им с партнером уже удалось, вера в него у Трис была почти непоколебимой. И первые два дня все вроде как шло нормально. Им удалось сначала получить разрешение на пребывание на борту лузитанца ремонтного бота с идентификационным номером QQ773NW2435226, под которым был зарегистрирован новый «Паучок», сроком на тридцать дней – максимальный срок, на который можно было получить такое разрешение для любого корабля с нелузитанским портом приписки. А еще через день Ник сумел получить у командной сети корабля коды идентификации для своего ремонтно-технического комплекса, что позволило вывести его из трюма и отправить на обследование транспорта. Однако это оказались не только первые, но и единственные победы. Дальше они просто уперлись в стену. Ник спал по три-четыре часа в сутки, ел урывками, все время проводя над панелью дешифрационного комплекса, но все было напрасно. Ничего не получалось. Наконец трое суток назад Ник оторвался от своей панели и некоторое время сидел, уставя взгляд в одну точку. А затем поднялся и пробурчал:

– Все, я – выжат. Ни хрена не понимаю, что тут можно сделать!

– Тогда иди выспись, – после короткой заминки отозвалась Трис. Гра Ниопол согласно закивал. Ник скривился, но все-таки решил последовать совету. Причем в отличие от всех предыдущих перерывов на сон, которые он проводил в капсуле, пытаясь за это время поднять ту или иную базу в слабой надежде, что это поможет хоть на шаг приблизиться к решению, на этот раз он решил просто выспаться. Без всяких дополнительных плюшек, которые все равно, так или иначе, нагружали психику и подсознание. Ибо почувствовал, что находится уже на последнем издыхании.

* * *

Отсыпался Ник почти восемнадцать часов. Проснувшись, сделал зарядку, почти полчаса плескался в душе, меняя программы, и только потом появился в рубке.

– Эх, гра Ниопол, вас следовало бы включить в команду хотя бы из-за кассили! – прищурившись от удовольствия, возгласил он, опускаясь в свое кресло с чашкой ароматного напитка в руках.

– Я так поняла – ты нашел решение? – спросила Страшила.

– Не-а, – улыбнулся Ник. – Ни хрена не нашел. С чего ты это взяла?

– Ну, ты… какой-то довольный.

– Просто перестал злиться, – пояснил землянин. – Ибо бесполезно, а поэтому – неконструктивно. Да и вообще, как говорил кто-то из умных землян: «Отрицательный результат – тоже результат». А этот самый отрицательный результат мы все-таки получили. И теперь я могу точно сказать, что запрет на появление на корабле нелузитанцев без подтверждения этого разрешения действующим капитаном корабля на программном уровне непреодолим. За исключением, естественно, зоны тюрьмы, но нам туда, как известно, не надо, – Ник на мгновение задумался, а потом хмыкнул и закончил – Ну, или, если быть максимально корректным, непреодолим с имеющимся у нас набором аппаратуры и уровнем баз. Хотя, мне кажется, что и вообще. В конце концов, у меня «Програмирование и компиляция» подняты уже в пятый ранг, а сопутствующие базы – в четвертый. А для того чтобы выучить шестой, даже мне, с моей сетью и совсем не средним интеллектом и имплантами, требуется не менее полугода торчать в капсуле. И это с учетом разгона. Причем я очень сомневаюсь, что это принесет-таки нужные результаты.

– То есть на корабль мы не войдем? – резюмировала его речь Трис.

– Не-а.

– Вообще?

– Пока не поймаем какого-нибудь лузитанца и не заставим его поработать на нас, – усмехнувшись, заявил Ник. Страшила и гра Ниопол перекинулись насмешливыми взглядами. Общепризнано было, что лузитанцы обладают самыми впечатляющими физическими данными среди всех человеческих рас. А еще они обладали очень высоким болевым порогом. Причем никто точно не знал, была ли первоосновой этому физиология, либо столь высокому болевому порогу лузитанцы были обязаны своему традиционному воспитанию. И хотя традиции с течением времени имеют свойство разрушаться, так что, как там обстоит дело с традиционным воспитанием в лузитанском обществе в настоящий момент, было непонятно, однако слухов о том, что лузитанцы как-то там ослабли или размягчели, в обитаемом космосе пока не ходило. Так что либо дело было в физиологии, либо с традиционным воспитанием у этих параноиков пока все было в порядке… В любом случае, с принуждением лузитанцев к чему-либо, что они делать не хотели, были большие проблемы. Ходили слухи, что даже некоторые террористические группировки, планируя захваты заложников, непременно озадачивались отслеживанием того, чтобы на планируемых к захвату лайнерах или там во всяких школах, больницах, театрах, детских садах и тому подобном (ну то есть всем том, что так любят захватывать гордые и отважные непримиримые борцы за свободу и всеобщее счастье) не оказалось лузитанцев. Причиной этому послужили несколько инцидентов, произошедших как раз на круизных лайнерах. Оказавшиеся там лузитанцы, вместо того чтобы, как это указано во всех инструкциях по поведению в случае захвата террористами: «В присутствии террористов не выражайте свое неудовольствие, воздержитесь от резких движений, крика и стонов», «Подчиняйтесь требованиям захватчиков без препирательств» и «Постарайтесь остаться незамеченным, воздержитесь от ответных действий и просьб», повели себя прямо противоположным образом, мгновенно сорганизовавшись и вступив в жесткую схватку. Причем – все, невзирая на то, на каких палубах и в каком классе они летели, а также вне зависимости от половой принадлежности. Если на корабле оказывались лузитанцы, бой разгорался по всему лайнеру – от тесных четырехместных каюток палубы «D» до роскошных сьютов палубы «А». И лузитанцы из рабских каст, и самая что ни на есть золотая молодежь непоколебимо атаковали захватчиков, совершенно не заморчиваясь никакими гуманными посылами и с легкостью разменивая свои жизни на жизни тех, кого они считали врагами. При этом они не просто бросались в бой с налитыми кровью буркалами и вопя от ярости. Нет, лузитанцы атаковали врагов хоть и безжалостно, но умело, стараясь использовать для этого любые подручные средства и широко практикуя всяческие тактические приемы типа засад и обходов. Потому что не было, да и не могло существовать в природе ни одного лузитанца, который не отслужил бы положенного срока в планетарных силах самообороны – компоненте лузитанской армии, формируемом на основе призыва и использующемся в первую очередь для подготовки резервов для армии и флота. Действующая же армия и флот у них формировались на конкурсной основе. Вот такое вот у них было традиционное воспитание…

 

В двух третях случаев это закончилось бойней, в которой были убиты все лузитанцы и добрая половина пассажиров, но и от террористов к моменту прибытия полиции, журналистов и сил спецназа также, как правило, оставалась жалкая горстка, неспособная контролировать лайнер. А одну треть таких схваток лузитанцы даже выиграли, просто выбив всех террористов с использованием сначала гражданского оружия и подручных средств, а затем и захваченного у них же более тяжелого вооружения еще до появления полиции. Единственная «удачная», так сказать, попытка была на счету «Фронта национального освобождения Келимо». Террористы из этой организации сумели в момент захвата лайнера локализовать находящихся на его борту лузитанцев и расстрелять их первым делом, после чего проблем с захватом контроля над судном у них не стало и они смогли-таки принудить власти Эрикейского союза освободить своих сидевших в тюрьме товарищей. Но это, в свою очередь, привело к тому, что яростно грызущиеся друг с другом лузитанские Дома дружно объявили нечто типа «водного перемирия», после чего все секретные службы великих Домов дружно принялись разыскивать членов этой прогремевшей на весь обитаемый космос организации. Найдя же, даже не арестовывали или там походя убивали, а похищали и зверски казнили. Причем ролики этих казней аккуратно выкладывались в Сети. Но на этом лузитанцы не остановились. Поскольку в лидерах этих громких борцов за свободу и счастье народа имели честь пребывать самые сливки местной золотой молодежи[2], флота Домов открыли настоящую охоту за любой мало-мальски ценной собственностью не только самих лидеров, но и всех их друзей, сочувствующих, родственников и просто знакомых… Так что к настоящему моменту Келимо, к началу столь громкой операции являвшаяся одной из наиболее богатых и развитых планет Эрикейского союза (вследствие чего на ней и расцвели так буйно цветы сепаратизма), представляла из себя нищую и забытую дыру, основной статьей импорта которой уже полтора десятилетия являлись люди. Вот такой оказался результат одного глупого поступка пары дюжин представителей местной золотой молодежи, которым, похоже, наскучила их беззаботная жизнь и захотелось острых ощущений. Ну, или славы. А может, они действительно чего там такого альтруистического удумали, заради всех бедных и обиженных. Или угнетенных и обездоленных. Кто теперь разберет, что у мертвых было в голове-то?..

– Ник, – мягко спросила землянина Трис, – ты серьезно собираешься получить контроль над лузитанским кораблем, принуждая к чему-то лузитанца?

Тот несколько мгновений недоуменно пялился на Страшилу, затем в его глазах мелькнуло понимание, и он криво усмехнулся:

– Виноват, был не прав, фигню спорол-с… – потом помолчал и, тяжело вздохнув, произнес: – Вот только что делать – не представляю. Никому, кроме лузитанца, на палубы этого корабля вступить невозможно. Напрочь.

Следующие несколько мгновений в рубке висела тишина, а затем Трис внезапно тихо спросила:

– Слушай, капитан, а что такое лузитанец?

– То есть? – недоуменно уставился на нее Ник.

Трис усмехнулась:

– Не беспокойся, я пока еще не тронулась умом. Мне просто интересно, как это прописано в мозгах у искинов? По каким критериям они определяют, является человек лузитанцем или нет? Что является главным – расовые признаки, этнические, ну там рост, вес, разрез глаз, цвет волос и кожи и так далее, либо просто подданство и государственная принадлежность?

Ник замер. Почти минуту он ничего не говорил, а затем прошептал:

– Трис – ты гений!

После чего буквально прыгнул к дешифрационному комплексу и снова выпал из реальности на сутки. Трис с инженером все это время ходили на цыпочках, боясь сбить своего капитана с мысли. Но спустя сутки Ник выпал в реальность с довольно кислым выражением лица.

– Ничего не получается, – он некоторое время молча сидел, кусая губу, а потом не выдержал и грохнул кулаком по переборке трюма. – Вот же суки! Я все перепробовал – ну нет у них ни единого протокола, по которому можно влезть в базовый программный пакет без прямого физического доступа к искину. А без этого узнать точный ответ на твой вопрос невозможно. Свет не видывал подобных параноиков!

– Кхм, – осторожно вступил в разговор гра Ниопол, – я вам, собственно, об этом и говорил.

– Да понятно все, – разочарованно отозвался Ник, – но вот что делать – ума не приложу. Замкнутый круг какой-то! Без некого воздействия на базовые программные установки войти на корабль мы не можем, а чтобы хотя бы понять, какие воздействия можно произвести на базовые программные установки, мне необходимо оказаться в самом защищенном месте корабля – ходовой рубке.

– М-м-м, насколько я помню архитектуру этого транспортника, доступ к отсеку искинов имеется еще и из капитанского блока, – уточнил инженер. Страшила же лишь согласно кивнула. Особенности конструкции и расположение помещений корабля все трое уже давно знали назубок. Ник вызубрил их в процессе поиска возможностей доступа, а Трис и гра Ниопол – пока ожидали этот самый доступ, во время чего они, более от того, что им нечем было заняться, чем по острой необходимости, начали планировать «мародерку». Грузовую декларацию Ник вытащить из командной сети лузитанца так и не смог, так что для этого пришлось тупо вручную загонять в складские боксы ремонтных дроидов и с помощью их камер и сканеров считывать данные с доступных контейнеров. Этим они с инженером и развлекались, пока Ник пытался найти возможность физического доступа на транспорт. Ну и еще планированием того, как и что снимать с лузитанца в первую очередь и где и как это «что» продавать. Впрочем, у Трис сложилось впечатление, что гра Ниопол искал и еще что-то конкретное… Кроме того, они еще составляли спецификации для ремонта. Прыжковые двигатели транспорта были довольно сильно повреждены во время битвы, вследствие чего, скорее всего, отступающая эскадра и вынуждена была бросить его в системе, эвакуировав всю команду. Но ремонтно-восстановительный комплекс корабля за это время сумел почти полностью привести его в порядок. Полное восстановление оказалось невозможным вследствие отсутствия некоторых запчастей, не оказавшихся на борту, причем в этот перечень входили и запчасти для прыжковых двигателей. Это могло бы оказаться для их команды непреодолимым препятствием, вследствие всем известного отношения лузитанцев к торговле собственными военными технологиями. Однако прошедшие десятилетия и то, что лузитанский военный флот в ближайшее время собирался перейти на десятое технологическое поколение, давали некоторый шанс на то, что необходимые для ремонта двигателя запчасти все-таки удастся достать. А даже если и нет – имелась возможность подобрать что-то из номенклатуры запчастей для двигателей производства других цивилизаций. Сразу выяснить это было невозможно, поскольку компаньоны находились внутри мусорного поля и внешняя связь была заблокирована, но гра Ниопол навскидку припомнил как минимум шестерых производителей, компоненты, производимые которыми, теоретически могли бы быть использованы для ремонта двигателей. Конечно, для этого их, вероятно, нужно будет «слегка обстучать молотком и обработать напильником», да и не факт, что использование подобных «левых» запчастей позволит восстановить функционирование двигателей в полном объеме и со штатными характеристиками. Но в том, что подобный ремонт способен вновь обеспечить межсистемное перемещение лузитанца, инженер не сомневался. Ну а это уже предоставляло широкие возможности не только в ремонте и переоснащении корабля, но и в выборе торговых площадок, на которых можно будет реализовать содержимое его трюмов. Так что можно было, слегка увеличив затраты, серьезно увеличить доходы. В конце концов, как Ник выяснил, уже работая у гра Треболи, не менее половины всех исправных систем и блоков, притащенных мусорщиками «Кокотки», скупалось не местными верфями, а оптовыми покупателями, которые потом перепродавали все скупленное дальше, на периферию, где всегда тлели какие-то вяло и не очень текущие конфликты, а иногда даже вспыхивали настоящие региональные войнушки. Если же учесть, что на периферии довольно часто встречались корабли и вооружения, принадлежащие еще к пятому-шестому поколениям, то содержимое трюмов лузитанца там должны были оторвать просто с руками…

1Описываемая ситуация очень коррелирует с современной Индией. Но именно коррелирует, а не является полным ее аналогом. Скажем, ситуация с Домами более подходит средневековой Шотландии или Имперской Японии.
2Очень распространенное явление. Вот несколько примеров: Инесса Арманд – дочь оперного певца Теодора Стеффена и актрисы Натали Вильд, родилась в Париже. Герцен Александр Иванович – родился в семье знатного московского барина И.А. Яковлева и немки Луизы Гааг. Фидель Кастро Рус – родился и вырос в поместье площадью в 10,5 гектара, учился на юридическом факультете, общался только с ребятами своего круга и в 22 года женился на дочери одного из самых богатых людей Кубы. Борис Савинков – родился в семье товарища окружного военного прокурора в Варшаве. Эрнесто Гевара (Че) – родился в семье архитектора ирландского происхождения Эрнесто Гевары Линча. Через мать – донью Селию де ла Серна ла Льоса, унаследовавшую чайную плантацию, являлся одним из потомков Хосе де ла Серны, испанского генерала и предпоследнего вице-короля Перу. Причем я специально не стал упоминать таких общеизвестных персонажей, как потомственные дворяне Ульянов, Дзержинский, Александра Коллонтай или Вера Засулич. А вообще сходите по этой ссылке: http://kontrrev.ho.ua/bibl/Chistyakov01.html На мой взгляд, просто блестящее описание истинного революционера.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru