Рыцари Порога : Путь к Порогу. Братство Порога. Время твари

Роман Злотников
Рыцари Порога : Путь к Порогу. Братство Порога. Время твари

На одиннадцатом году Константин все же сказал себе: «Хватит!» Он не намерен увлекаться теорией магии, безнадежно пытаясь достичь абсолютного совершенства. Ему уже тридцать семь лет – года его в расцвете, он полностью здоров, ум его остер, и ненависть его к тем, кто заслуживает этой ненависти, нисколько не притупилась.

Пришла пора встать у истоков изменения своего мира.

Промедлить еще десять – пятнадцать лет значило бы упустить драгоценное время, превратиться в дряхлого старца, которому остается лишь молчать. Как молчали и молчат немногие, знающие истину.

Во-первых, надлежало выйти к людям. И найти контакт с теми, кто держал в руках нити управления большинством. И отыскать среди них единомышленников. А если таковых не окажется, открыть кое-кому, кто этого достоин, правду.

Последнее и оказалось самым сложным. Константин делал ставку на магов, справедливо полагая, что скованная кодексами знать вряд ли примет его мысли.

Четыре года ушло на то, чтобы приставить к архимагам Сфер Бури и Огня верных людей. Константин намеренно выбирал людей, которые настолько честолюбивы и умны, что никогда не будут действовать на первых ролях, стремясь влиять исподволь. Те, кто стремился стать во главе общества, не вызывали у него доверия. Тем более он сам не собирался становиться во главе какой-нибудь из Сфер, и даже – во главе Ордена Королевских Магов. Хотя давно понял, что по могуществу превосходит самого великого мага Гаэлона.

Сегодня Константин устроил старину Гаала советником архимага Сферы Смерти.

Осталось установить контроль за Сферой Жизни, а оттуда уже рукой подать до Ордена Королевских Магов Гаэлона.

Вот когда он будет контролировать Орден, начнется по-настоящему трудная работа. В обозримом мире существовали шесть королевств, примерно равных по могуществу, и в каждом из этих королевств был свой Орден магов.

Но и поставить во главе королевских магических Орденов своих людей являлось только малой частью того, что Константин наметил себе сделать.

Решающие битвы еще впереди. Хотя и того, что он уже успел, – не так мало. Главное, это то, что люди, с которыми он работал, безоговорочно верили ему. Потому что сами давно чувствовали ту смутную недостаточность, недоговоренность и неправильность всего происходящего вокруг них. За годы опасных странствий Константин научился видеть людей гораздо глубже архимага Сферы Смерти Икоона.

Константин почувствовал чье-то присутствие рядом со своей башней. Прикрыв глаза, он мгновенно определил, кто стоит у входа, и, ненадолго рассеяв иллюзию, позволил посетителю войти.

Пока тот взбирался в Светлую комнату по длинной винтовой лестнице, маг извлек из окованного медью сундука, постоянно хранившего в себе холод, большую бутыль с вином, взял с полки два бокала. Немного подумал и, улыбнувшись, один бокал убрал.

Дверь отворилась, и в комнату вошел невысокий человек, одетый небогато, но опрятно. Он был очень худ и болезненно бледен. Длинные и редкие черные волосы, заплетенные в две косицы, свисали человеку на грудь. А под горлом на золотой цепи, довольно странно смотревшейся на простой ткани, сиял медальон в виде пылающего солнца, оплетенного древесными ветвями, – знак принадлежности к Сфере Жизни.

– Здравствуй, Гархаллокс, – приветствовал его Константин, наливая вина в бокал.

– Здравствуй, – глухим голосом ответил посетитель, присаживаясь на низкую скамью в углу.

– Неважно выглядишь, – заметил Константин. – Ты добирался от города пешком?

– Да.

– Сегодня же купишь себе лошадь. Я настаиваю. Ты не находишь это нелогичным – твои люди имеют хорошую одежду, хорошую еду, и серебро звенит у них в карманах, а ты выглядишь как… паломник, сбившийся с дороги на пути к своей святыне.

– Неплохое сравнение, – неожиданно улыбнулся Гархаллокс. – Только вот с дороги я не сбивался…

– Верю, – кивнул Константин.

– И не собьюсь, – договорил Гархаллокс. – Ты знаешь, откуда я родом… – Лицо его исказилось, он со свистом втянул воздух сквозь сжатые зубы. – Подле нашей деревни все еще цел тот курган, что вырос на месте оврага, который они до краев наполнили телами убитых ими людей… – продолжил Гархаллокс. – Это было сотни лет назад, но память все еще жива!

– Мне жаль, что на землях людей осталось слишком мало мест, где еще жива эта память, – в тон ему отозвался Константин.

Они помолчали. Затем Гархаллокс откашлялся и через силу улыбнулся.

– Судя по всему, – он кивнул на бокал с вином, – добрейшего Гаала ждет повышение?

– Я на это надеюсь, – ответил Константин и пригубил вино, – если, конечно, напыщенный дурак Икоон, оправившись от пережитого, не вообразит, что это он самолично изгнал в Темный Мир Хариоя и поэтому теперь вообще не нуждается ни в советниках, ни в защитниках. Выпьешь со мной?

– Не вообразит, – серьезно сказал Гархаллокс. – Ты же знаешь, что я не пью. Хотя… меня тоже можно кое с чем поздравить.

– Да неужели? – усмехнулся Константин. – Золото поистине творит чудеса.

– Спасибо тебе за него, – на мгновение склонил голову собеседник. – Да, я удостоен чести состоять в Дарбионской Сфере Жизни старшим хранителем библиотеки. А старший хранитель библиотеки, как ты помнишь, имеет право всякий раз, как ему понадобится, навещать дворцовую библиотеку его величества Ганелона.

Константин отпил еще вина и снова наполнил бокал. Он помнил.

– И какие же новости обсуждает двор? – спросил он.

Гархаллокс выпрямился:

– Король Марборна Марлион Бессмертный занедужил после того, как ушел его сын, наследный принц Барлим.

– Этой новости уже несколько месяцев, – заметил Константин.

– Марлиону становится все хуже. Теперь уже речь идет о том, что… протянет он не более полугода.

– А это уже интересно! Насколько я знаю, кроме Барлима, прямых наследников у Марлиона нет. Старикан сумел пережить всех своих родственников.

– Почти всех, – уточнил Гархаллокс. – За исключением своего двоюродного брата Ахакса.

Константин удивленно вскинул голову и отставил бокал:

– При дворе всерьез полагают, что Ахакс займет престол? Ему же более восьмидесяти лет! И возможно, ему осталось еще меньше, чем Марлиону.

– Он женат на герцогине Альварийской…

– Я знаю.

– …дядя которой приходится двоюродным дедом его величеству Ганелону. Родство, конечно, не прямое, но все-таки…

– А этого я не знал, – нахмурился Константин. – Что же получается?.. Дай-ка угадаю: Дарбион приложит все усилия, чтобы утвердить дряхлого маразматического старца на престоле Марборна, а после кончины нового короля, которой, я думаю, ждать совсем недолго, престол займет прямой родственник герцогини Альварийской.

– Ганелон потирает руки, – подтвердил Гархаллокс. – Династия, которой он принадлежит, будет править в Марборне.

– А это, – вздохнул Константин, – начало Империи. – Да.

– Этого не должно случиться, – качнул головой Константин. – Сейчас – слишком рано. Не надо давать им повода. Возможно, министры королевского двора Марборна очень постараются приблизить смерть бедного Ахакса, и, возможно, им это удастся…

– Его величество уже выслал большой отряд в замок Ахакса, – проговорил Гархаллокс, – так сказать, с родственным визитом. Надо думать, этот отряд будет сопровождать Ахакса и к месту коронации.

– А если у министров не получится убрать Ахакса, коронация все же состоится. И кто знает, что из этого выйдет. Уверен лишь в одном – они точно не оставят это событие без внимания. Быть может, они будут действовать как обычно. Но и его величество Ганелон сдавать свои позиции не намерен.

– Он настроен серьезно, – кивнул Гархаллокс. – Он так просто не отступит.

– И значит, велика опасность, что они вновь будут проливать кровь. Мы не должны этого допустить. В отряде, ушедшем в Марборн, есть наши люди?

– Гаварн и Лючит – мечники. И Свами – капитан алебардистов.

– Мне незнакомы эти имена.

– Эти люди с нами совсем недавно. Они мои земляки, и я ручаюсь за них.

Константин вздохнул. Хотя они не были друзьями, он верил Гархаллоксу, как самому себе, но и твердо знал: чем больше людей посвящены в тайну, тем больше вероятность того, что тайна будет раскрыта. С другой стороны, для дела, которое он начал, понадобится не один десяток верных соратников.

Но не сейчас.

– Осторожнее, – сказал маг, глядя в глаза Гархаллоксу. – Пока не время открывать людям глаза. Сколько с тобой? Сколько знают то, что знаем мы?

– Двенадцать человек вместе со мной. – Гархаллокс плотно сжал бледные губы. – Но – знают куда больше.

– Более ни одного не посвящать в нашу тайну! – твердо проговорил Константин. Он хотел сказать «мою тайну», но вовремя спохватился. Это была уже не только его тайна. И не только его дело.

– Пусть знают! – почти выкрикнул Гархаллокс. – Люди должны знать! Ты сам недавно жалел, что на землях людей осталось слишком мало мест, где люди помнят и знают. Твои глаза открылись, почему теперь ты хочешь держать остальных слепцами?!

– Потому что слишком рано, – ответил Константин. Он поднялся и сверху вниз посмотрел на маленького и худого Гархаллокса. Тот не отвел глаза. – Если они поймут, что мир начал меняться, они снова придут к нам, – возвысил голос маг. – Не смей совершать действия без моей воли и моего разрешения! Ты понял меня?

Гархаллокс молчал. Они оба молчали, глядя в глаза друг другу. Гархаллокс первым перевел взгляд в окно.

– Прости, – сказал он. – Я принял твои слова. Константину не требовалось прибегать к магии, чтобы услышать искренность в его речи. Он снова сел. И продолжал уже спокойнее:

– Ты слишком торопишься. Я иду другой дорогой – она длиннее, но и безопаснее. А тот путь, который избрал ты, обрывается пропастью, в которую обрушатся многие жизни. И – что самое важное – ты погубишь все дело. Наше общее дело! Дело, общее для всех людей. Пусть твои люди из отряда, посланного в Марборн, ничего не предпринимают. Найди тех, кто убивает за деньги, и пошли их. Часто золото служит лучше верного меча. Пусть наемники не видят твоего лица и не знают твоего имени. Ахакс должен умереть до того, как взойдет на престол.

 

– Я сделаю так, – ответил Гархаллокс.

Константин налил себе еще вина.

– У тебя что-то еще? – спросил он.

Гархаллокс замялся.

– Я все еще пытаюсь, – начал он, – отыскать Цитадель Надежды.

– И как успехи? – поинтересовался Константин.

– Легенда ничего не говорит о том, в каком месте она находится. Ясно лишь, что на территории нашего королевства. Я подумал… не мог бы ты…

– Не мог бы! – отрезал маг. – Я не собираюсь тратить время и силы на то, что этого не стоит. Цитадель – миф! Ее не существует и никогда не существовало. Это просто красивая метафора… человеческой силы.

– Да, но если она все-таки есть? – негромко проговорил Гархаллокс. – Это место может обладать такой магией, которая решит все дело!

– Это миф, – твердо повторил Константин. – И я знаю, кто его выдумал. И даже знаю – зачем. Неужели не понятно, что они просто хотят запутать нас? Запутать тех, кто познал истину?

– При всем уважении, – помолчав, сказал Гархаллокс и поднялся, – хочу заметить, что ты нередко закрываешь глаза на то, на что ни в коем случае не следует.

– Ты имеешь право на свое мнение. Главное, чтобы это не мешало общему делу. Возьми золота, сколько нужно, и уходи. Мне необходимо подумать. И еще одно. Прежде чем ты уйдешь… Постарайся проявить себя на новой должности. Но не слишком выделяйся. В советники архимагов выбирают тех, кто знает и умеет больше других. И всегда готов услужить тем, кто стоит выше. Впрочем, я уверен, что ты это знаешь.

– Знаю, – согласился Гархаллокс.

– Хотя постой… – Константин поднялся, пожевал губами. – Такой путь к должности советника архимага потребует много времени, которого у нас нет. Нужен способ достичь цели быстрее. Я уже думал об этом. Вот что… Не хочешь ли ты спасти жизнь его величеству?

– Я готов служить его величеству до последней капли крови, – ответил Гархаллокс, и было непонятно: говорит он искренне или лукавит.

– Вот и отлично! Пусть к тебе в твоей новой должности привыкнут при дворе. А через… скажем, год… тебе представится случай послужить королевству и его повелителю.

* * *

Как хоронили матушку, Кай не помнил, потому что проспал двое суток кряду. На третий день он, не отряхнув ног и одежды, вошел в хижину, поел то, что поставила перед ним Бабаня, и снова вернулся в козлятник.

Проспав до утра четвертого дня, Кай снова вышел во двор. Целый день он бездельно слонялся по двору, заходил в хижину. Им овладела болезненная апатия, подобная той, что мучила первое время, после того как они с матушкой приехали в Лысые Холмы. Кай будто ослеп и оглох; вернее, все, что он слышал и видел, не доходило до его сознания. Бабаня и Лар его не трогали. Они посматривали в его сторону с каким-то суеверным страхом, словно считали, что смерть никуда не ушла из их дома, словно думали, что она до поры до времени затаилась в этом безмолвном маленьком человеке. На пятый день с самого утра Бабаня ушла куда-то и вернулась уже ближе к вечеру – не одна.

Вслед за ней во двор на вороном жеребце въехал Жирный Карл в неизменной своей шляпе с красными петушиными перьями, а за Карлом плелся, втянув голову в плечи, долговязый парень в добротных штанах, белой рубахе и новой, лоснящейся в лучах закатного солнца кожаной безрукавке. Черты лица парня были мелкие и какие-то невыразительные, будто нарисованные тонким угольком, но нижняя губа, толстая и мокрая, капризно оттопыривалась точно так же, как и у Карла.

Кай в это время сидел на земле возле козлятника. Без интереса скользнув взглядом по пришедшим, он опустил голову и не видел, как Жирный Карл, грузно спрыгнув с коня, ощупал его глазами с головы до ног, а парень, поджав губу, вдруг зыркнул на мальчишку быстро и злобно, точно ожег плетью.

Бабаня, Карл и парень вошли в хижину. Через минуту во двор выглянул старик Лар, кашлянул и, раскрыв мохнатый рот, буркнул:

– Слышь-ка… Эй! Поди сюда, – и снова скрылся. Кай вошел в хижину. Жирный Карл сидел на табурете боком к столу, положив на грязную столешницу тяжелый локоть и вытянув ноги на середину хижины. Парень, брезгливо принюхиваясь, сидел на скамье, той самой, где матушка проговорила свои последние слова. Бабаня и Лар почтительно стояли у стены, напротив хозяина «Золотой кобылы».

– За худое дело боги взыщут, раз людской суд не покарал, – размеренно говорил старикам Карл в тот момент, когда Кай переступил порог хижины. – А человечья участь – грехи свои искупать, как могут. Вот и… – Заметив Кая, Жирный Карл прервался. – А ну-ка, – поднял он руку, – подойди сюда.

Кай шагнул к Карлу. Тот крепкими, будто железными, пальцами ощупал его плечи и руки. Хмыкнул в рыжие усы и удивленно пошевелил жидкими красноватыми бровями.

– Хорош, – сказал он, жестом отпуская мальчика. – Жить будешь у меня на кухне, там тепло. Жрать дам вдоволь, но и работать надо будет с утра и до вечера, без баловства всякого. Из баловства вырасти уж пора. А если что… – он предъявил здоровенный волосатый кулак, – во! Я этого деру, – Карл мотнул головой в сторону парня на скамье, – и из тебя дурь выбью. От воровства тебя избави боги – за воровство наказываю особо. – Карл пожевал сочными губами и продолжил: – Главное на тебе будет: лошади и конюшня. С лошадьми управляться умеешь? Ну не умеешь, так приноровишься, наука нехитрая. Еще – подать-принести, во дворе снег чистить, пыль мести, ворота закрыть-открыть… Ну дел полно. – Хозяин «Золотой кобылы» перевел взгляд на Бабаню. – Одежонка у него какая-никакая есть?

– Какая одежонка! – всплеснула руками старуха. – Голь перекатная! Что было, давно пропили-проели.

– Ну значит, и нечего рассусоливать, – хлопнул Карл по столу ладонью и поднялся. – Сэм! – окликнул он парня. – Поди с пацаном во двор. Подождите меня там.

– Оно так, – неожиданно прогудел старый Лар. – Может, и человеком станешь. Главное – трудиться, рук не покладая, да старших почитать. Тогда боги милостью одарят.

Наверное, если бы Кая повели не в харчевню «Золотая кобыла», а в самый темный омут Лиски, он бы и тогда не стал сопротивляться. Ему было совершенно все равно: куда идти и что делать. Только на пороге он замялся, точно его что-то остановило. Он оглянулся, чтобы последний раз окинуть взглядом затхлые внутренности темной хижины, где они с матушкой провели больше года, и увидел, как Жирный Карл, достав из-за пазухи большой кожаный кошель, по одной выкладывает на стол большие серебряные монеты, а Бабаня цепкими глазками следит за движениями его руки. Но потом парень, которого звали Сэм, подтолкнул его в спину.

* * *

На большой проезжей дороге, примерно в получасе ходьбы от деревни, высится добротный двухэтажный домина с конюшней, сараями и крытым двором – харчевня «Золотая кобыла». Хозяин «Кобылы» – Жирный Карл, а до него владел харчевней отец Карла, Георг. А до Георга – его отец, дедушка Карла – Дек.

У самого Жирного Карла было три сына. Двое старших, достигнув зрелого возраста, покинули родительский дом, умудрившись открыть в Мари кое-какую торговлишку. А младший, Сэм, хоть и минуло уже полных восемнадцать лет с тех пор, как он покинул чрево своей мамаши, все подвизался при «Золотой кобыле», не имея ни малейшего желания учиться какому-либо ремеслу или – по примеру старших братьев и отца – зачинать свое торговое дело. Помощи в управлении харчевней от него тоже было маловато. Все, на что был способен Сэм, – это следить за прислугой (особенно за женской ее частью) да угождать знатным и богатым посетителям, которых время от времени заносило на Лысые Холмы. Всего две вещи на этом свете интересовали Сэма: бабенки, сдобные и сухопарые, вдовые и замужние – всякие да монетки медные и серебряные – золотых ему видеть пока не приходилось. Жирный Карл изредка колотил нерадивого отпрыска, пытаясь вбить в его нескладную башку хоть какое-то понятие об ответственности, но особо не усердствовал, потому что имелся у Сэма могущественный защитник, против которого не то что Карл, но и сам деревенский староста господин Марал не осмелился бы выступить. Имя этого защитника было: Марла.

Марла с юности отличалась тяжелым характером, массивным телосложением, зычным голосом и непреодолимой тягой к разрешению конфликтов посредством рукоприкладства. Именно за эти качества Жирный Карл и выбрал ее в жены (понятие «полюбил» в данном случае все-таки было бы неуместным). Марла трудилась посудомойкой в харчевне отца Карла.

Когда старый Георг дал дуба, харчевня досталась его единственному сыну. Юный, но уже очень даже упитанный Карл с первого дня обладания наследством произвел в таверне коренные изменения. А именно: выгнал двух старух-разносчиц, которые, по его мнению, только и занимались тем, что судачили между собой, игнорируя требования клиентов подать очередное блюдо или кувшин с пивом, и рассчитал вышибалу, глухого Ганна. На эти две освободившиеся вакансии он воздвиг Марлу, беременную тогда его первым сыном.

И, надо сказать, Марла доверие Карла оправдала в полной мере. Ревущей медведицей носилась она меж столиками, запрашивая заказ с такой угрозой в хриплом голосе, что посетитель со страху частенько заказывал гораздо больше, чем мог съесть или выпить, да к тому же оставлял неплохие чаевые. Помимо всего прочего, драки, возникавшие в таверне, разрешала тоже Марла – с видимым удовольствием и даже не пользуясь дубинкой, оставшейся ей после глухого Ганна.

Дела «Золотой кобылы» пошли в гору, и Жирный Карл оглянуться не успел, как Марла взяла власть в харчевне в свои руки так деловито и неожиданно, что новоиспеченный супруг даже растерялся. Если бы не третьи роды, в результате которых на свет появился Сэм, вполне возможно, сам Карл плавно переместился бы с места владельца таверны куда-нибудь в посудомойки.

Долговязый увалень Сэм, покидая обширную утробу своей мамаши, очевидно, по причине врожденной зловредности, что-то такое испортил напоследок в ее организме, и у Марлы отнялись ноги. Не сразу, первое время она еще ходила, опираясь на здоровенную суковатую палку, а потом и вовсе слегла. Последние годы она не появлялась за пределами своей комнаты на втором этаже харчевни.

Комната была огромной, немногим меньше залы для трапезы. В центре нее стояло огромное кресло, в котором полулежала чудовищно разбухшая за время вынужденной неподвижности Марла, а вокруг кресла давно образовалась опасная зона диаметром в три шага – именно такой длины была та самая суковатая палка Марлы. Лишь два человека на всем свете могли безнаказанно появляться в опасной зоне: глупая служанка Лыбка, ухаживавшая за хозяйкой, и любимый сынок Сэм.

Пусть Жирный Карл сколько угодно ворчит и злится, Сэма мамаша Марла не отпустила бы от себя ни за что. Сэм заменил ей весь внешний мир. Каждый вечер по часу, а то и больше, он просиживал у распухших мамашиных ног и вещал о том, что происходит в харчевне, в деревне и ближайших окрестностях. Этими-то новостями, неизменно окрашенными в ядовитый сок сэмовских мыслей, и питалась Марла. Без этого она не могла обойтись. И если сынок находил нужным пожаловаться мамаше на кого-нибудь, этот «кто-нибудь» – хоть сам Жирный Карл! – призывался в берлогу Марлы и получал громоподобную нецензурную отповедь. А то и удар палкой, если неосторожно ступал в опасную зону…

Нынче в таверне Карла управлялись три служанки: Сали, Шарли и Лыбка. Шарли, грубая, худосочная и уже немолодая брюнетка с вечно горящими, точно у чахоточной, глазами, казалось, ненавидела весь свет. Двигалась она порывисто, подавая кушанья, стучала миской о стол так, что та аж подпрыгивала. Когда Шарли перестилала постель, простыни в ее руках трещали, словно готовые разорваться. Впрочем, прислуживала она редко, только если в таверне было столько народу, что другие слуги не справлялись. Карл держал ее лишь потому, что стряпать лучше Шарли не умела ни одна женщина в деревне.

Лыбка была пухлой полуидиоткой с неизменной глупой улыбкой на прыщавом лице. Проезжие гости, те, что бывали в харчевне Карла не один раз, прекрасно знали, кого позвать наверх погреть постель для холодной ночи. Лыбка являлась, волоча завернутый в тряпки горячий булыжник из камина, которым в общем-то и полагалось греть постель, а возвращалась только утром с тем же булыжником, всю ночь остывавшим в углу комнаты или под кроватью. Карл против такого положения вещей нисколько не возражал, должно быть, потому, что Лыбкины услуги гостями оплачивались отдельно. Сама Лыбка тоже ничего не имела против дополнительных обязанностей, так как поваляться в постели с каким-нибудь случайным торговцем пару часов для нее было несомненно приятней, чем всю ночь носиться с подносами и кувшинами. К тому же других шансов потешить женское естество у нее почти что и не было. Даже Сэм ею брезговал, пользуя лишь тогда, когда не удавалось подцепить кого-то еще.

 

А вот Сали сыну Жирного Карла не давала покоя с первой минуты, как поступила в услужение в «Золотую кобылу». Честно говоря, и сам Карл попытался как-то прижать пышногрудую служанку в уголке, но был застукан Лыбкой, предательски подманен к постели собственной, парализованной в нижней части туловища супруги и жестоко проучен железной сковородкой для жаренья крупной рыбы – ноги у Марлы не двигались, зато руки работали отлично. Несколькими днями позже за горячее желание познакомиться с новой служанкой поближе поплатился и Сэм. Только не от мамаши ему досталось. К Сэму зашел поговорить верзила Кранк, молодой еще, большой и сильный мужчина, знаменитый на все окрестные деревни кулачный боец и, по совместительству, муж Сали.

Жирный Карл, принимая Кая, не солгал. Работы действительно хватало. Все время, не занятое уходом за лошадьми и конюшней, выполнением обязанностей привратника и дворника, уходило на то, что хозяин «Золотой кобылы» именовал «подать-принести». Кай таскал воду, носил дрова, которые колол во дворе на здоровенной мшистой плахе глухонемой старикан Джек, прислуживавший в харчевне еще при дедушке Карла. Топил печи, бегал по комнатам с полотенцами и бельем, чистил рыбу, мыл овощи, дегтярил постояльцам сапоги и проветривал платье, ощипывал птицу… Поручения сыпались на мальчишку, как горох из худого мешка. Пожалуй, только старик Джек не сваливал на него свои обязанности, да и то потому, что от рождения не мог говорить. Хотя и в том, что кормить будут от пуза, Карл тоже не солгал. В «Золотой кобыле» ели из одного котла и хозяева, и прислуга, и гости; если, конечно, эти гости были – проезжие торговцы, кучеры или иная обслуга, странствующие ремесленники или жрецы. Для знатных посетителей готовили особо.

В каждодневных заботах время бежало быстро, как ручей. Лысые Холмы перестали существовать для Кая, и о тренировках пришлось забыть. Мальчик редко появлялся в деревне, а если и появлялся, забежать к кузнецу Танку никак не успевал.

Впрочем, таким положением вещей Кай был даже доволен. Прочная паутина хлопот крепко держала его в суете жизни, не пуская в беспросветную глубину мрачных мыслей о матушке и безвозвратно ушедшем прошлом. И хотя обитатели харчевни относились к мальчику куда лучше деревенских, здесь, в «Золотой кобыле», детство одиннадцатилетнего Кая закончилось.

Но далекая Северная Крепость продолжала являться ему во снах. Мальчик был абсолютно уверен, что рано или поздно достигнет ее суровых и прекрасных стен. Оставалось только ждать. И он ждал.

Прислуга «Золотой кобылы» и сам Жирный Карл быстро привыкли к исполнительному и молчаливому мальчишке. Дальше озвучивания приказаний общение не шло, но и за случайные огрехи в работе Кая не драли. Служанки ограничивались словесной выволочкой, невольно уважая в мальчике безотказного и старательного работника, появление которого значительно облегчило им существование в харчевне, и Жирному Карлу на него никогда не жаловались; да и жаловаться-то было особо не на что. Не было врагов у Кая в «Золотой кобыле», кроме, пожалуй, одного.

Отчего-то Сэм невзлюбил мальчика и всегда искал повод придраться к его работе. Находил – отвешивал тяжелый подзатыльник. Впрочем, когда не находил – тоже отвешивал.

Первый раз Кай столкнулся с Сэмом на второй день своего пребывания в «Золотой кобыле». Мальчику было приказано вычистить конюшню и вымести двор. Все время, пока он работал, Сэм разгуливал по двору с видом хозяина, ревностно инспектирующего свои владения. Едва Кай, закончив в конюшне, появился с метлой в руках во дворе, Сэм нырнул в конюшню. И сразу вынырнул, сморщив нос. Кай, предчувствуя недоброе, двор вымел тщательно – даже, кряхтя от натуги, повалил плаху для рубки дров и убрал из-под нее многолетнюю труху. Потом, сопровождаемый жгучим взглядом Сэма, вернулся на кухню, где прислуга уже заканчивала завтрак. Но не успел мальчик ополовинить миску кукурузной каши, на кухню с перекошенным от злости лицом влетел Сэм.

– Жрешь?! – заорал он, смахивая на пол миску из-под рук Кая. – Сначала дело сделай, потом жрать садись! Ты чего, брюхо набивать сюда пришел, а? Брюхо набивать, я спрашиваю?!

– Так я же… – изумленно начал Кай, но Сэм не дал ему говорить. На глазах у всех он за ухо выволок мальчика во двор, где швырнул лицом в свежую кучку «конских яблок».

Служанки, выкатившиеся на крыльцо, зашушукались. А торговец, только что въехавший во двор и теперь распрягавший нагруженного тюками с поклажей толстого рыжего мерина, весело заржал.

Так и повелось с тех пор. Если Сэм не шлялся по деревне и окрестностям, навещая вдовушек, которые принимали его, когда ему удавалось раздобыть монетку-другую, или не подсматривал за бабами, полощущими в ручье белье (что тоже было одним из его излюбленных занятий), Каю приходилось держать ухо востро. Но все равно не было ни одного случая, чтобы Сэм не нашел, к чему придраться. И каждая медяшка, достававшаяся мальчику от расщедрившегося посетителя, по установленному с первого дня порядку шла в карман Сэму. Кроме Кая сын хозяина харчевни грабил только старого Джека да иногда – глупую Лыбку.

Кай никак не мог понять причин странной ненависти Сэма. Был бы Сэм сопливым пацаном, как те, деревенские, он бы видел в таком к себе отношении привычное неприятие чужака. Но Сэм не был пацаном, которому можно дать сдачи, он был взрослым мужчиной – на его подбородке уже вилась редкая, совсем прозрачная бородка. Мужики и бабы из Лысых Холмов никогда не шпыняли Кая, они даже редко замечали его. Но Сэм…

Впрочем, время шло, и к зловредному сыну Жирного Карла Кай тоже привык. Получая очередную взбучку, он вставал, отряхивался и шел дальше – выполнять бесконечные поручения. И вот то, что мальчик никогда не плакал, никогда никому не жаловался, воспринимая приставания парня как нечто хоть и неприятное, но естественное, вроде снега или дождя, кажется, бесило Сэма больше всего. Когда долговязый переросток лютовал больше обычного, Кай просто старался пореже встречаться с ним и постепенно усвоил привычку: выходя из кухни, из конюшни или откуда-то еще, принимаясь за какую-либо работу, сначала оглядеться и уяснить – не попадется ли ему по дороге паскудный сын хозяина. Так некоторые, высовывая руку в окно, определяют, какая на дворе погода.

Миновало лето, отстучала дождями по черепичной крыше «Кобылы» скоротечная осень, пришла зима. Зимой работы стало поменьше – люди-то предпочитают путешествовать в теплое время, когда каждый кустик ночевать пускает, а зимой… А ну как ночь застанет в промерзшем лесу или посреди заснеженного поля? Заснешь в одном мире, а проснешься – в другом.

Основным занятием Кая от осени до весны стала заготовка дров. Отапливать такую громадину, как двухэтажная харчевня, было непросто. Сначала он на худой кобылке Игорке ездил в лес с глухонемым Джеком, а ближе к весне окреп настолько, что его отпускали одного. Каю пошел тринадцатый год.

А когда стаял снег, когда солнце разбудило землю, Кай вдруг ненадолго очнулся. Будто треснула, словно панцирь льда на реке, невидимая раковина, закрывавшая его от внешнего мира.

«Еще один год, – сказал он себе. – Еще один год, и кончится эта дрянная жизнь. Начнется новая. Начнется долгий путь к Северной Крепости…»

С наступлением тепла Жирный Карл все так же отпускал Кая в лес. Уже не только за дровами. Лок – охотник, обычно доставлявший Карлу дичь, – что-то давно не появлялся в «Золотой кобыле». Может, задрал его в зимнем лесу оголодавший зверь, а может, сам Лок подался в другие края в поисках лучшей доли. Кай освоил нехитрую науку ловли птиц при помощи силков и теперь большую часть времени проводил в лесу. Надо ли говорить, что такое положение вещей ему очень нравилось. И не только ему – Карл тоже был доволен. Почти каждый день пропадая в лесу, дичи Кай приносил немало, и она доставалась хозяину «Золотой кобылы» совершенно бесплатно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66 
Рейтинг@Mail.ru