Рыцари Порога : Путь к Порогу. Братство Порога. Время твари

Роман Злотников
Рыцари Порога : Путь к Порогу. Братство Порога. Время твари

Кай кивнул, окончательно решив не посвящать в свои проблемы кузнеца. Он-то чем сможет помочь? Вот если бы Бабаня с Ларом не за пьянчужку Симона надумали матушку выдать, а за Танка – вот было бы здорово! Но у Танка уже есть жена…

– Их дело стариковское, – повеселел кузнец. – Ты на них и не смотри вовсе. На-ка, бери молоток. Эх, брат, силы-то в тебе как прибавилось!.. Глядишь, через год и молот поднять сможешь. Так-то я однорукий кузнец, а буду двуруким, двуруким-то сподручней. Я ж вижу, из тебя славный кузнец выйдет. А среди людей кузнецу почет завсегда обеспечен… – говорил это Танк и поглядывал на мальчика искоса. Кай давно уже поведал кузнецу свои мысли о Северной Крепости Порога, Танк выслушал внимательно, вроде бы даже уважительно, но иногда – а последнее время все чаще и чаще – заговаривал о прибыльном и почетном кузнечном ремесле как о деле, которому вполне может посвятить свою жизнь и самый достойный человек.

– Нет их на Валунах, – невпопад сообщил Кай.

– Кого?

– Да ундин. Два вечера подряд стерег.

– Вот они тебе втемяшились… – проворчал Танк. – Ежели не мешают, так нечего и лезть.

– А Яна-то едва не сожрали?

Танк долго молчал, помахивая молотом.

– А пусть и сожрали бы, – буркнул он. – Невелика беда… Сам виноват.

Наверное, до полудня Кай проработал в кузнице. Когда солнце встало в зените, Танк бросил в чан с водой очередную подкову и отложил молот.

– Пошамать неплохо бы теперь, – пробасил он. – Что-то старушка моя запаздывает. С утра ушла яиц наменять, до сих пор нет. Поди, языками на улице зацепилась с кем-нибудь и лясы точит, вишь как… У нас, брат, куры чего-то не несутся. Прямо беда, вишь как… Точно сглазил кто.

Только он договорил, как возле кузницы показалась горбатая Айна. Шла она от колодца, и Кай инстинктивно подался в сторону – кто знает, что у нее за настроение. Эта визгливая бабенка может и за стол посадить, может мимо пройти, не заметив, а может и шваркнуть по затылку: «Пошел вон, пащенок, нечего трудовых людей с дела сбивать!» Тут уж и Танк не поможет. Даже не вступится. А если и вступится, сам по затылку огребет.

Однако Айна, хоть и заметила Кая, кричать не стала. Просеменила к хижине, но у самой двери вдруг замялась и повернула обратно. Кай удивленно заморгал. Странное лицо было у Айны: не как обычно – словно сжатое в острый злой кулачок, а какое-то непривычно растерянное. И шла она, взглядывая не на мужа, а на него, на Кая. Мальчик оглянулся на Танка – кузнец, тоже заметивший необычность поведения супруги, чесал бритый затылок.

– Яиц-то наменяла, ага? – спросил он.

Айна невнимательно посмотрела на мужа, пожевала губами и перевела взгляд на Кая.

– Ты это… малец… – заговорила она. – Бабаня-то там, это… Домой тебя кличут.

Кай раскрыл рот. Подобной заботы от горбатой жены Танка он никак не ожидал. А Бабаня… Зачем он ей понадобился? Воды же полная бочка во дворе…

– Ага, – кивнул мальчик.

Айна шевельнула челюстью, будто хотела сказать что-то еще, но ничего не стала говорить. Стрельнула глазами на Кая, потом на Танка, медленно развернулась и, сгорбленная, засеменила к хижине.

– Пойду я, – вздохнул Кай, поднимая с земли ведро с водой. – Вечером еще зайду, ладно?

– Забегай, – сказал Танк.

* * *

Какие-то странные звуки неслись из хижины Бабани и старого Лара – вроде бы песня, а вроде и нет… Кай не сразу догадался, что это заунывные старушечьи причитания. Еще ничего не понимая, он толкнул ветхую калитку и вошел во двор.

Во дворе стоял Лар, босой и в одной рубахе. Он как-то странно топтался на месте, точно вышел по делу, а по какому – забыл. Увидев мальчика, старик запустил узловатую руку в серую бородищу и проговорил нечто непонятное:

– Оно-то так… Гляди-ка что…

А из хижины все лился распевный вой. Кай кинулся в хижину.

То, что он увидел, мозг воспринял не сразу, а постепенно, по частям. У лавки сморщилась темным комом Бабаня. Седые ее космы разметались над лицом, платок с головы она стиснула обеими руками у покривившегося мокрого рта.

– Ой-е-ешеньки… – с новой силой завопила она, уставив маленькие темные глазки на застывшего у порога мальчика. – Ой, и что же это такое-то?..

Возле окна, сгорбившись так, что длинные руки свисали ниже колен, стоял чернобородый мужик, в котором Кай узнал соседа, отца Арка.

А прямо посреди комнаты, в луже какой-то багрово-черной грязи, лежала матушка. Одежда ее была невероятно изорвана и запачкана – не было даже понятно, где кончается платье и начинается покрытое жирной грязью обнаженное тело. И дрожало крупной дрожью матушкино лицо – неузнаваемо распухшее, все в больших и бесформенных синих и черных пятнах, даже глаз видно не было. Матушка, подергиваясь на полу, тяжело, с хрипом стонала.

Закричав так, что в горле его что-то оборвалось, Кай ринулся к матушке, больно ударился коленями об утоптанный земляной пол. Матушка открыла глаза: один белый, в котором горошиной прыгал черный зрачок, второй совершенно красный, страшно выпученный, набухший кровью, – эти глаза не видели Кая. Мальчик еще раз закричал и вдруг почувствовал, как матушкины руки, зашарив по грязному полу, нашли и крепко, до боли, стиснули его пальцы.

– Сыночек… – вместе с хрипом вырвалось из неровно колышущейся груди матушки. – Сыночек…

Кай попытался ответить, но то, что лопнуло в его горле, уже налилось тугим комом и не пропускало слова.

– Коня повел к ручью… – бормотал отец Арка. – Поить, значить… Гляжу, а она лежит: вполовину в воде, вполовину так… Исколочена, аж глянуть страшно. Упала, значить, и расшиблась вся… Думал, померла уж. На коня взгромоздил, ан нет – голос подавать стала. Жива еще, значить…

Матушка позвала Кая еще раз и замолчала, сцепив разбитые губы. Хриплое дыхание вырывалось из нее теперь через ноздри, в которых спеклось что-то черное. Чернобородый сосед еще бормотал, Бабаня голосила. В хижину заходили привлеченные ее причитаниями тетки и мужики – хижина то наполнялась народом, то пустела, то опять наполнялась. Кто-то что-то говорил, кто-то порывался советовать и за кем-то бежать, но ни один человек почему-то не осмеливался подойти и склониться над стонущей женщиной, крепко держащей руки онемевшего от ужаса мальчика.

Матушка так и не отпустила Кая – даже тогда, когда чернобородый и старик Лар переносили ее на скамью. На скамье она неожиданно перестала стонать, только в ее груди продолжало страшно булькать и сипеть. Кай просидел рядом с лавкой до самой ночи. Бабаня, не прерываясь, бессмысленно голосила, а ему ужасно хотелось тишины. Ему казалось, что, когда станет тихо, матушка перестанет сипеть и булькать и спокойно заснет. А утром проснется здоровой. И заговорит с ним. Но Бабаня куда-то ушла, а матушка все не затихала. Кай положил гудящую голову на край скамьи и провалился в дурной мутный сон-оторопь.

* * *

Просыпался Кай с трудом. Вязкое небытие не отпускало его. Он вроде приподнимался, будто скидывая с себя глухое ватное одеяло, но за одним одеялом оказывалось второе, за вторым третье, а за третьим – четвертое. И вдруг неожиданно взорвавшееся в его голове страшное воспоминание вышвырнуло мальчика в холодное и белое утро.

Кай дернулся на полу и открыл глаза, не сразу сообразив, что руки его свободны. А матушкина рука, черная и сухая, точно обугленная ветвь, свисала с лавки прямо над его лицом. Мальчик поднялся.

Бабаня больше не голосила. Она сидела в углу хижины на охапке соломы вместе с двумя такими же замотанными в тряпье старухами, и из угла доносилось испуганное бормотание и оханье. Старик Лар за столом хлебал из глиняной чашки густое, исходящее паром варево. Увидев мальчика, он вздрогнул, приостановил ложку у рта, но уже через мгновение принялся хлебать снова, посверкивая на Кая глазами из-под косматых бровей.

Матушка лежала, укрытая до подбородка козлиной шкурой, и дышала тихо-тихо и очень редко. Грязь и кровь с ее лица никто не смыл. Кай посмотрел на Бабаню, немедленно всхлипнувшую: «Ох, горюшко…» – и поднялся на затекшие одеревеневшие ноги.

Плошку с водой и чашку он донес до скамьи, но вымыть матушку ему не дали. Старухи отобрали у него плошку, хотели вывести из хижины, но он вырвался и забился под стол – оттуда хорошо было видно скамью. Старухи омыли только лицо, но белее оно не стало. Кожа под грязью и запекшейся кровью оказалась синяя, с глубокими черными ссадинами на щеках, лбу и подбородке. Когда старухи отошли, Кай снова сел у скамьи и взял матушку за черную, едва теплую руку. Матушкины пальцы лишь слегка дрогнули, отвечая на пожатие мальчика.

Снова приходили соседки, тихо говорили с Бабаней, которая встречала протяжным плачем каждого посетителя, сочувственно качали головами. На столе появлялись кукурузные початки, ковриги хлеба, лепешки и прочая нехитрая снедь, которую хозяйственный Лар по уходе дарителей ловко куда-то прятал. Пришла Кагара, знахарка, подожгла какую-то дрянь в жестяной миске, низко склонившись, прошептала что-то над матушкой и отошла. Посмотрев на Бабаню, мотнула кудлатой, неприбранной головой и молча удалилась, и еще несколько часов в хижине пахло резко и неприятно, отчего першило в горле и чесались глаза…

Непонятно было: то ли несчастье наконец уравняло городскую приблуду с Лысыми Холмами, то ли деревенские приходили выразить сочувствие не матушке, а Бабане – Кай об этом совсем не думал. Он вообще не обращал внимания на то, что происходит в хижине. Только одна мысль неустанно стучала в его голове: когда же все это кончится? Когда страшная синева сойдет с матушкиного лица, когда ее глаза станут ясными и все снова будет так же хорошо, как раньше? Потому что то, что было до того, как он увидел матушку лежащей на полу хижины, теперь казалось ему невероятно добрым и счастливым временем… Иногда черным огнем вспыхивало нестерпимо жуткое: а что, если она не выздоровеет?.. Но усилием воли мальчик всякий раз гасил эту мысль. Заглянуть за этот порог у него не хватало сил.

 

Ближе к вечеру зашел Танк. Он неуклюже потоптался у порога, густо прокашлялся и, видимо не зная, куда девать руки, стал колупать стену хижины. Кай не обернулся к нему. Так ничего и не сказав, кузнец тихо вышел.

И снова в хижине сгустилась темнота. Лар с Бабаней, проводив последних посетителей, легли спать. Матушка лежала с закрытыми глазами, тихо-тихо дыша. Когда она вдруг шевельнулась, Кай встрепенулся и поднес к дрогнувшим губам давно приготовленную чашку с водой. Но вода полилась по подбородку. Матушка застонала и открыла глаза.

– Сыночек… – позвала она не тем чужим и пугающим хриплым голосом, а своим прежним. – Сыночек…

– Матушка! – выдохнул Кай.

Матушка смотрела в потолок, и кто ее знает, видела ли она что-нибудь, кроме тьмы.

– Страшно, – сказала матушка, – страшно…

– Не бойся, – проговорил Кай, и слезы из его глаз потекли сами собой, – Кагара приходила наговор тебе делать. Теперь все заживет…

– Страшно, – повторила матушка. – Вижу огонь… И кровь…

Она надолго замолчала, переводя дыхание. Молчал и Кай, пытаясь понять, о чем говорит матушка.

– Длинный… – едва слышно прошелестели ее губы, – путь…

Последнее слово застыло на губах, и матушка перестала дышать. Кай до самого утра просидел у скамьи, держа мать за руку. Когда стало светать, рука похолодела и сделалась твердой. Кай вдруг с невыразимой ясностью понял, что матушки больше нет. Он поднялся и вышел по двор. Там он долго стоял, не зная, куда ему идти теперь, когда он остался совсем один. Растерянный взгляд его остановился на козлятнике, по раннему времени еще закрытом. Мальчик втиснулся между сонно блеющих коз и мгновенно уснул.

Глава 3

Издавна повелось, что маги устраивали свои жилища в высоких башнях. Башня являлась символом средоточия энергии мира. Корни ее черпали энергию из недр земли, а верхние этажи пропадали в течениях энергетических потоков небес.

Икоон, архимаг Сферы Смерти, быстро шагал по подземному коридору подвала Дарбионской королевской башни Сферы Смерти, направляясь в Нижнюю библиотеку, чтобы лично проверить сохранность свитков. Архимаг был крепким пятидесятилетним мужчиной с твердым скуластым лицом, на котором блестели крупные темные глаза. Буйная черная шевелюра безо всякого признака седины выбивалась из-под мехового колпака, а длинный балахон, расписанный охранными рунами, не скрывал ладно скроенной, мускулистой, не успевшей еще обрюзгнуть фигуры.

Икоон не являлся самым знающим и талантливым магом в Сфере Смерти. Он не создал ни одного выдающегося заклинания и не мог отправляться в ментальное путешествие в Темный Мир более чем на пять – десять минут. Он обладал другим талантом: Икоон был способен видеть людей – причем без какой-либо магической помощи. Он умел разговаривать с людьми так, что они, вроде бы не соглашаясь с ним и споря, все равно поступали так, как хочется ему, Икоону. У него были обширные связи в Дарбионе, в Ордене Королевских Магов и, как говорили, даже при дворе его величества Ганелона, поэтому маги его Сферы никогда не испытывали недостатка в золоте, и лучшие из них довольно часто навещали королевский дворец, дабы продемонстрировать его величеству свое искусство.

Икоону осталось пройти еще два поворота, когда в лицо ему дохнул ледяной ветер, и факелы, укрепленные по стенам коридора, вмиг погасли. В первый момент архимаг не испугался. С чего ему было бояться? На его запястьях, на груди, на поясе под балахоном и даже в волосах прятались бесчисленные амулеты и обереги, долженствующие спасать жизнь и рассудок хозяина. Кроме того, рядом находился его главный советник – Митра, маг еще молодой, но, как признавали многие из Сферы Смерти, необыкновенно даровитый. К своим тридцати годам Митра достиг такого уровня знания, какого иные не достигали и к восьмидесяти. К тому же, помимо всего прочего, Митра отдавал предпочтение боевой магии: в его памяти надежно хранились десятки заклинаний, с помощью которых живые люди мгновенно превращались в куски холодной мертвой плоти, а демоны в ужасе бежали в свой Темный Мир.

Архимаг и его советник остановились. Икоон услышал, как Митра тихонько загудел Песнь Хаоса – простейшее заклинание, помогающее магам, практикующим магию Смерти, концентрировать в себе энергию. Икоон и сам почувствовал, что неподалеку от них находится нечто, не принадлежащее этому миру, и стиснул Коготь Зорга, висевший на его груди под балахоном.

Впереди возникло белое свечение. И в этом свечении появился юноша в свободном белом одеянии, которого можно было назвать красивым, если бы не чересчур бледное лицо и ярко-красные глаза.

Вот тогда-то Икоон почувствовал страх. В юноше он узнал Хариоя, Высшего демона, которого маги Смерти вызывали крайне редко. Почти никогда не вызывали. Хариой был одним из самых могущественных демонов Темного Мира и потому – одним из самых неуправляемых.

– Интересно, – вкрадчиво молвил Хариой, – я здесь давно и не вижу вокруг себя защитного круга. Смертные решили даровать мне свободу в своем мире?

– Я не вызывал тебя… – просипел Икоон.

– Было бы забавно, – словно не слыша архимага, проговорил демон, – совершить здесь прогулку без провожатых.

Митра, закончив Песнь Хаоса, поднял перед собой руки.

– Смертный собирается прочитать какое-либо из Отталкивающих Слов? – поинтересовался Хариой, приподняв светлые, сросшиеся над переносицей брови. – Это меня не изгонит. Хотя наверняка причинит неудобство.

Митра вздрогнул и хриплым от волнения голосом принялся произносить длинные фразы на Тайном Языке, доступном лишь тем, кто познал высшую магию. Если б Икоон не был так испуган, он бы одобрил это решение. Сильное заклинание Изгнания могло обездвижить демона на какое-то время, за которое маги успели бы бежать, поднять по тревоге всю Сферу. А с такой мощью они, конечно, сумели бы совладать с Хариоем.

Белый юноша исчез. Свечение погасло, и вдруг совсем рядом с людьми из тьмы соткалось бледное лицо. Хариой улыбнулся и легонько дунул в ухо Митре. Советник архимага Сферы Смерти повалился на каменный пол с костяным звуком, точно его тело, лишившись жизни, враз окоченело. Впрочем, так оно и было… Хариой возник в белом свечении на том же самом месте, где Икоон увидел его в первый раз.

И архимаг овладел собой.

– Скажи мне. – попросил он демона, – что я могу для тебя сделать? Ты получишь все, что пожелаешь, и уйдешь обратно.

Хариой расхохотался громовым смехом, колыхнувшим своды подземелья.

– Обычно все происходит точно наоборот. Обычно вы, смертные, требуете от меня что-то и, получив, отпускаете меня домой. Забавно, что мы поменялись местами.

Икоон покрылся холодным потом. Проклятие, что же произошло? Неужели какой-то недоучка, возомнивший себя опытным магом, решился вызвать это чудовище в мир людей? И не закрыл защитный круг? Или вообще забыл его начертить? Это совершенно невообразимо… Скорее всего, энергии жалкого школяра не хватило на то, чтобы его круг сдержал Хариоя. «Боги! – мысленно взмолился архимаг. – Дайте мне выпутаться из этой напасти!.. И дайте найти этого проклятого недоучку! О, какую страшную казнь я ему выдумаю!»

– Мне нравится ход твоих мыслей, – одобрил демон. – Но тот, кто вызвал меня, далеко не жалкий школяр и недоучка. Мне так кажется… И я не намерен уходить, пока не узнаю, зачем я здесь. Но и после этого я не желаю покидать ваш гостеприимный мир. Я собираюсь здесь развлечься…

Архимаг лихорадочно соображал. Для того чтобы изгнать Хариоя, существует одно-единственное заклинание, именно ради этого и созданное, – Великая Прощальная Песнь Белого Хариоя. Но оно настолько длинное, трудное для запоминания и редко применяемое, что никто не хранит его в памяти. Никто, кроме, пожалуй… Ладно, все равно этого человека здесь нет. Заклинание сейчас недоступно. Что же делать? Положиться на силу амулетов и бежать? Бежать от демона? Да он не сможет и пары шагов сделать, как рухнет мертвым! Даже смешно…

Хариой, которому прочитать мысли смертного было так же легко, как человеку прочитать страницу книги, с готовностью рассмеялся. Но тут же смолк.

– Ты надоел мне, – голосом вовсе не вкрадчивым, а резким проговорил демон. – Какой смертью ты хочешь умереть?

Архимаг собирался было вскричать о том, что он вовсе не собирается умирать, но тут же в его мозг толкнулась спасительная мысль, которую, должно быть, почувствовал Хариой. Хрустальная склянка на его запястье! Склянка, в которой переливается черным пламенем кровь Барадара – Высшего демона, такого же сильного, как и Хариой! Это должно помочь! Конечно, это не изгонит Хариоя в Темный Мир, но замедлит его настолько, что Икоон сумеет бежать прочь из подземелья!

Демон стал расти. Удивительно, он казался громадным, но все еще находился в рамках стен, потолка и пола, по которым побежали черные волны. Архимаг сорвал с запястья склянку, чувствуя, как уже наливаются смертельным холодом его конечности. Хариой зашипел. Глаза его под сросшимися белесыми бровями ярко сверкнули. Икоон вскинул руку, чтобы разбить склянку о пол, но не мог разжать пальцы. Из носа и рта его хлынула кровь. Амулеты и обереги один за другим с жалобным звоном лопались, раня тело. Последним взорвался Коготь Зорга, осколком глубоко поранив Икоону подбородок. Архимаг задыхался. В левом его глазу, вероятно, лопнул капилляр – зрение заволокло красным туманом.

Икоон пал на колени.

Но тут что-то стало происходить с Хариоем. Белое свечение, которое он излучал, мутнело и темнело. Невыразимая мука исказила бледное нечеловеческое лицо. Демон зарычал, и с низкого потолка посыпались мелкие камни. Откуда-то – непонятно откуда – зазвучало гортанное низкое пение, и его звуки, точно были материальными, били в Хариоя, заставляя отступать в иное пространство.

Почти потерявший сознание архимаг рухнул ничком. Кулак его с размаху ударился о пол, осколки склянки вонзились в кожу, и на камни заструилась огненно-черная жидкость.

Хариой взмыл, молниеносно окутавшись белым пламенем. Он крупно затрясся, превращаясь в плоский силуэт, который покрылся, словно паутиной, мельчайшими алыми трещинками. И, вспыхнув последний раз ослепительно-белой вспышкой, исчез.

Архимаг Сферы Смерти Икоон не менее ста раз вдохнул и выдохнул, прежде чем полностью пришел в себя. С ног до головы покрытый липкой кровью, ослабевший и опустошенный, в превращенном в лохмотья балахоне, он приподнялся и дрожащими руками высек из пальцев желтую искру, зажегшую над ним один из факелов. Неровный факельный огонь осветил узкий подземный коридор, неподвижное тело Митры, скорчившееся на полу, и большое обугленное пятно на потолке – как раз над тем местом, где Икоон видел демона. Архимаг всхлипнул.

Что это такое было? Неужели у него получилось изгнать Хариоя? Невероятно! Значит, он недооценил мощь своих амулетов… Да, он самолично изгнал Высшего демона. Но какой ценой! Он едва остался жив! А вот Митра…

Икоон с трудом подтянул под себя ноги и сел. Провел рукой по груди, по волосам, по поясу, осмотрел руки… Ни одного амулета не сохранилось – все уничтожены! А ведь многие из этих артефактов были созданы тысячелетия назад магами, чьи имена давно стерлись из человеческой памяти, и многие из них не подлежат восстановлению. И, кстати говоря, замене какими-либо другими. Архимаг стал теперь почти полностью беззащитен…

При мысли о том, что подобное может повториться, Икоон застонал, охваченный ледяным ужасом. Он-то считал себя не уязвимым ни для людей, ни для демонов. Многочисленные артефакты и боевой маг Митра надежно защищали его. Великие боги, в чем же он ошибся?!

Нет, нет, такое не должно случиться снова! Нужно как можно скорее подумать о том, как обезопасить себя! Выучить наизусть десяток сложнейших заклинаний, способных изгнать могущественных Высших демонов, которых ненароком да вызовет какой-нибудь недоумок? Нет, его нетренированный мозг просто не выдержит такой нагрузки. Да и мало ли опасностей, помимо могущественных демонов и самонадеянных новичков? Носить свитки на все случаи жизни всегда с собой? Опять не то…

Внезапно Икоон вскрикнул. Мысль, пришедшая ему в голову, показалась такой простой и удачной, что он даже поразился – как раньше об этом не подумал!

Гаал! Гаал по прозвищу Книжник! Один из лучших магов Сферы Смерти, но такой тихий и незаметный, что про него и не вспомнишь не то что ненароком, но даже когда он зачем-либо понадобится. Гаал Книжник! Это имя уже всплывало в памяти архимага совсем недавно. Ведь он один знает наизусть Великую Прощальную Песнь Белого Хариоя – и еще несколько таких же сложных и мощных заклинаний. В его лысой башке понапихано столько знаний на все непредвиденные случаи, сколько не в каждой библиотеке найдешь… К тому же он сметлив и продвинулся в области теоретической магии, пожалуй, дальше прочих магов Сферы Смерти. Гаал Книжник! Вот кого надо было делать своим советником, а не этого Митру, который только и способен, что троллей гонять своими Ветрами Смерти и Черными Клинками! Да, Гаал – теоретик. Ну и пусть. Ведь Икоон-то – самый что ни есть практик! Они прекрасно сойдутся…

 

– Гаал Книжник… – тихонько выговорил Икоон и слабо посмеялся.

* * *

Когда архимаг Сферы Смерти, охая и постанывая, уковылял прочь, Константин позволил себе стать видимым. Если бы кто-нибудь сейчас присутствовал в гулком и сыром подземелье, этот «кто-нибудь» увидел бы высокого сухопарого мужчину с вытянутым костистым лицом, на котором выделялся нос, кривой и горбатый. На вид Константину было лет сорок – сорок пять, но голова его была совершенно седая. Он был одет в длинную кожаную куртку и просторные кожаные штаны, заправленные в низкие сапоги на мягкой подошве, позволяющей передвигаться бесшумно.

Константин покрутил головой, разминая затекшую от напряжения шею, и тряхнул пальцами, еще ноющими от выброса энергии, произошедшего тогда, когда он читал Великое Прощальное Слово Белого Хариоя. Вызвать демона не составило особого труда, но довольно нелегко даже для него было сохранять пелену невидимости такой силы, что даже Высший демон не смог его почуять, и одновременно читать сложнейшее заклинание. Но он справился. Пусть этот выскочка Икоон думает, что сам сумел изгнать Хариоя в Темный Мир. Главное – дело удачно завершилось. Теперь старина Гаал станет правой рукой архимага Сферы Смерти, а значит, получит возможность влиять на решения Икоона. Вернее, сам Константин посредством Гаала будет исподволь направлять деятельность Сферы Смерти.

Чувствуя, как от радостных мыслей убегает усталость, Константин несколькими привычными легкими пассами провесил портал и ступил в его радужную паутину…

…И в то же мгновение вышел в просторную комнату, светлую из-за трех высоких и широких окон, да еще дополнительно освещенную тремя большими масляными светильниками. Уселся в свое кресло и расслабленно вытянул ноги. Голова чуть шумела, но эта комната, находящаяся на самом верху башни, уставленная вдоль стен стеллажами с книгами и свитками, всегда успокаивала Константина. Без малого десять лет провел он в своей башне, никуда надолго не отлучаясь (разве что спускаясь в лабораторию, расположенную в подвале), и почти все это время находился в комнате, которую привык называть Светлой.

Да, десять лет… Годы кропотливого умственного труда: чтения чужих рукописей и написания своих, годы бесконечных опытов в лаборатории, постоянно затянутой клубами разноцветного магического дыма. А до этого были семь лет странствий по королевствам и княжествам, недолгие остановки в шумных городах и местах, где никогда не ступала нога человека.

А началось все в то давнее время, когда Константину исполнилось четырнадцать лет и он получил право выбирать себе жизненный путь. Сын удачливого торговца, он не пошел по стопам отца, а решил положить свою жизнь на изучение магии. За немалые деньги поступив в Сферу Жизни в качестве ученика, Константин, благодаря исключительному таланту, сопряженному с поистине неистовым трудолюбием, скоро добился внушительных успехов. Ему прочили большое будущее – на стезе придворного мага. Но уже тогда юноша смутно чувствовал какую-то недостаточность в системе получения знаний. Словно было еще много чего, что ему стоило знать, но никто не наталкивал его на это.

Подчинясь больше инстинкту, чем разумным внутренним доводам, он оставил обучение в Сфере Жизни и перешел в Сферу Огня. Такой неожиданный финт очень не понравился новым его учителям, посчитавшим юного мага тщеславным верхоглядом. Нагружая его заданиями, преподаватели Сферы Огня попытались сбить с юноши спесь. Но Константин без особого труда за недели постигал то, для чего остальным нужны были годы. И опять неясное чувство того, что он упускает нечто важное, сподвигло его покинуть Сферу Огня ради Сферы Бури. Но тамошние маги и вовсе отказались принять юношу, которому к тому времени исполнилось семнадцать лет.

Три года Константин промыкался в чужом городе, практически без средств к существованию, но не унизился до какого-либо ремесла или до того, чтобы зарабатывать деньги с помощью магических навыков, которые уже имел. Он поступил в услужение к знахарю, лечившему людей тайными травами. Затем променял знахаря на престарелую и полусумасшедшую ведунью, говорившую с духами мертвых гораздо чаще, чем с живыми людьми. Наконец, поняв, что почерпнул от своих хозяев все, что мог, не собрав в дорогу вещей, которых у него, по правде говоря, тогда не было, Константин отправился странствовать.

Эти три года не прошли зря. Теперь он знал, что ищет. Маги Королевского Ордена разделили необъятное пространство магической науки на четыре области – Сферы. И поэтому любой, даже самый сведущий, маг той или иной Сферы не был способен понять картину сущего во всей полноте. Конечно, для такого разделения были видимые логичные причины. Емкость и сила человеческого мозга имела пределы. Один человек не мог одновременно держать в сознании такую чудовищную массу знаний. Но Константин-то мог! А значит, и мог кто-то еще. Это натолкнуло его на мысль, что подобное разделение вовсе не случайно. И, лишенный возможности систематического обучения по всем четырем областям, Константин начал искать пути познания мира самостоятельно.

Нередко в заброшенных землях ему попадались бежавшие от людей отшельники – так же, как и он, постигающие суть всего сущего своими силами. По большей части это были заросшие бородами плешивые старики, с трудом воспринимающие окружающую их действительность, зато чрезвычайно сильные в метафизических плоскостях. Но иногда встречались и другие. Те, кто слишком хорошо знал и понимал, что происходит вокруг. Но не спешил делиться своими знаниями с другими. Собирая по крупицам сведения о мирах, куда смертный может входить лишь как гость, ища знания о мире, в котором он родился и живет, Константин в один прекрасный день будто прозрел.

Пошел пятый год его странствий, когда он окончательно утвердился в мысли, что пространство магического познания разделили на четыре Сферы вовсе не случайно. И совсем не маги Королевского Ордена сделали это. Разделение произошло много веков назад, и вряд ли за него были ответственны люди…

Сделав свое открытие, Константин понял, что не напрасно те, кто узнал это до него, жили, чуждаясь остальных людей и со случайными прохожими стараясь общаться как можно меньше. Знание это оказалось смертельно опасным.

Еще два года скитался Константин, везде находя подтверждения своему неожиданному открытию. А когда целиком и полностью убедился в том, что никак не может ошибаться, решил начать действовать. Правда, по его мнению, для начала каких бы то ни было действий подготовка его была слабовата. Зато, чтобы получить столько золота, сколько ему надобно, магических навыков хватало с лихвой.

Он посетил множество библиотек, обсерваторий и лавок, торгующих магическими товарами, он входил гостем в Башни Сфер, каковые находились в каждом крупном городе, – золото открывало ему двери везде. Он скупил столько свитков и книг, сколько не было, наверное, ни у одного самого могущественного мага. Он выстроил себе башню в безлюдном месте, но не очень далеко от людских поселений, и в подвале башни устроил лабораторию. Здесь он намеревался довести свое магическое искусство Смерти, Бури, Огня и Жизни до уровня, который назначил себе сам.

Константин полагал, что на это уйдет не более пяти лет. Но застрял в своей башне на все десять, так как, постигая, открывал новые и новые горизонты для дальнейшего постижения. Он не боялся, что кто-нибудь ему помешает. Снаружи его башня выглядела низким полуразвалившимся каменным строением, обладающим к тому же дурной славой. Окрестные жители давно привыкли избегать появляться поблизости – жуткие завывания и жалобные стоны отпугивали их. А Константину оставалось только время от времени обновлять заклинания Иллюзии.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66 
Рейтинг@Mail.ru