Смотрители Перекрёстков. Книга третья

Рита Харьковская
Смотрители Перекрёстков. Книга третья

Пролог

– Да что же это такое?! – возмущался Максимилиан, – это не Мир, созданный для отдельно взятой семьи дракона, а проходной двор какой-то!

– Не ворчи, – усмехнулась Ольга, которая, как и все предыдущие дни, играла с Авророй на берегу океана, – ты ведь понимаешь, что появление в Магических Мирах такого необычного Дракончика не могло остаться незамеченным и не вызвать интереса.

– И что?! – не унимался Дракон Воздуха, – это вовсе не значит, что каждый, кому неймется от одолевающего любопытства, может заявиться сюда незванным! Ох, чует моё сердце, что придётся закрыть Мир, как это делают все нормальные драконы, а не идти на поводу у всяких женских советов!

– Поступай, как знаешь, – пожала плечами Ольга. Ей, если честно, и самой уже порядком надоели визитёры. Надоело отвечать на бесконечные вопросы, объяснять незнамо в какой раз одно и то же. Она устала успокаивать Аврору, которая испуганно вздрагивала, увидев незнакомого иномирца.

– Да будет так! – вынес вердикт Максимилиан, вознёс руки к небу, и, сделав надлежащие пассы, пробурчав тихо необходимые слова, накинул на Мир Полог Невидимости.

Небо над Миром приобрело перламутровый оттенок. Светило просматривалось словно сквозь дымку. А в остальном, все осталось прежним. Все так же тихо накатывали на берег голубые волны океана. Все так же переливался алмазный песок атолла. Все так же зеленели пальмы, в тени которых спрятался белоснежный особняк.

– Ну вот, моя хорошая, – Ольга обняла Аврору, – теперь нам станет поспокойнее.

– Давно нужно было сделать, – пробурчал все еще чем-то недовольный Макс. Взглянул на свою избранницу:

– Может, полетаем? Ты, с момента возвращения из Мира без Магии, еще ни разу не поднялась в воздух.

– Даже не знаю, – пожала плечами Ольга, – мы ведь в первичной ипостаси совсем не маленькие, – Драконтесса усмехнулась, – не напугать бы девочку.

– А чего ей пугаться?! – искренне недоумевал Максимилиан, – она ведь и сама теперь Дракон! Да и потом – не попробуем, не узнаем! Ну, так что скажешь?

– Хорошо. Только пусть Джингл побудет с Авророй. В крайнем случае, если малышка испугается, будет кому её успокоить, – Ольга осмотрелась по сторонам, выискивая крылатую Эльфийку, призвала её ментально.

С момента возвращения из Мира без Магии, с Джингл творилось что-то непонятное. Эльфийка старалась как можно больше времени проводить в одиночестве, была грустна и задумчива. Ольга понимала, что нужно поговорить с девушкой, но почти все свободное время отдавала Авроре. Маленький ребенок – большие хлопоты. А Авроре на тот момент по человеческим меркам было всего шесть лет. Ну а по меркам драконов, как сказала Творец, она только-только вылупилась из яйца.

Ольга не понимала, чем вызвано это желание Эльфийки побыть в одиночестве. То ли Джингл тосковала, вспоминая Тёмного Эльфа и сожалея о том, что рассталась с ним так и не прояснив ничего ни для себя, ни для него. То ли это была обычная ревность старшего ребенка к младшему, которому, в силу возраста малыша, отдается большая часть времени. Правда, о втором варианте думать не хотелось. Но и объяснить Джингл, что с появлением в Мире Островов и Атоллов Авроры, её не стали любить меньше, было необходимо. Но это потом. Чуть позже. А сейчас… Сейчас Ольга просто физически чувствовала, как ей хочется расправить крылья и взмыть в небо.

– Ты меня звала, Ольга? – Эльфийка неслышно подлетела из-за спины Драконтессы и опустилась рядом с нею на песок.

– Да, – улыбнулась Драконтесса, – ты побудешь рядом с Авророй?

– А ты? – прозвучал односложный вопрос.

– Мы с Максимилианом хотим полетать и боимся, как бы Аврора не испугалась, увидев нас в первичной ипостаси. Будет хорошо, если ты успокоишь её, в случае непредвиденной реакции малышки.

– Летите, – Джингл протянула руки к Авроре, – иди сюда. Сейчас мы увидим наших Драконов такими, какими их создал Творец.

Аврора подошла к Эльфийке и доверчиво положила шипастую голову на плечо девушки, которая тут же обняла её за шею.

«Фуф, – облегчено вздохнула Ольга, – значит, это не детская ревность, а тоска по мужчине, который запал в сердце».

Отойдя от девочек на несколько метров, Ольга и Максимилиан в одно мгновение перевоплотились. Над Миром раздался торжествующий кличь Драконов, готовых устремиться в небо в любую секунду. Ольга обернулась перед тем как отправиться в полёт. Было необходимо убедиться, что с Авророй все в порядке.

– Ольга! Ольга! – крошечный Дракончик бежал к ней, перепончатые крылышки волоклись по песку, оставляя на нем борозды, – какая ты красивая! Не улетай! Возьми меня с собою!

Ольга вздрогнула, поняв, что слышит о чем говорит Аврора! Слышит и понимает каждое её слово! От неожиданности и радости этого осознания, Драконтесса тут же приняла свою переходную ипостась и побежала навстречу девочке:

– Как здорово! Как хорошо, что теперь мы сможем разговаривать! – но в ответ Драконтесса услышала только непонятное клёкотание. Словно выпавший из гнезда орлёнок пытался привлечь к себе внимание, но окружающие его не понимали.

– Думаю, что до тех пор, пока девочка не научится принимать переходную ипостась, общаться мы с нею сможем только находясь в облике драконов, – Макс легонько тронул крылом плечо Драконтесы.

– А как же мы? – удивилась Ольга, – ведь я понимаю тебя в любой ипостаси!

– Нет у меня ответов, – Ольге показалось, что её Дракон пожал плечами, – этот ребенок необычен для всех Магических Миров. И с обычными мерками подходить к её особенностям просто глупо. Давай, попробуй еще раз!

Величавая белоснежная Драконтесса, склонив на бок увенчанную короной голову, что-то нежно нашептывала прижавшемуся к ней маленькому Дракончику.

На берегу, уныло глядя в океан, сидела Джингл.

***

Часть первая. Мы – Драконы

Глава первая

Дни, недели и месяцы неслись один за другим. Сколько времени прошло в других Мирах, об этом Ольга даже не задумывалась. Она жила здесь и сейчас.

Вскоре после своего первого перевоплощения в присутствии Авроры, Драконтесса попыталась поговорить с Джингл, чтобы выяснить, что все-таки заботит Эльфийку. Отчего она стремится к уединению как можно чаще? Отчего с её лица не спадает налёт грусти.

Но девушка отвечала уклончиво, словно не желая обнажать душу даже перед Драконтессой, которую искренне любит. В том, что Джингл любит её, Ольга не сомневалась. Сомнения в детской ревности тоже развеялись одной фразой Эльфийки:

– О чем ты говоришь? – Джингл удивленно взглянула на Драконтессу, – я ведь уже не маленькая и прекрасно понимаю, что твое время и внимание Авроре нужно намного больше чем мне. И знаю, что дело здесь не в том, что ты кого-то из нас любишь больше или меньше.

– Но тогда почему ты нас все чаще избегаешь? – допытывалась Ольга, – почему стремишься уединиться на одном из островов?

– Я не могу ответить, – вздохнула Джингл, – просто мне хочется побыть одной. Подумать.

– О чем подумать? – не унималась Ольга.

– О разном, – Джингл снова вздохнула, оглянулась, – ой, смотри, Аврора топает к нам! Тебе пора перевоплощаться! Мне кажется, что у этой крохи снова на уме куча-мала вопросов, – и Эльфийка, взмахнув крылышками, полетела в сторону открытого океана.

Проводив взглядом удаляющуюся фигурку своей воспитанницы, Ольга тот час приняла первичную ипостась Драконтессы, наклонила голову, чтобы дать маленькой Дракошке ткнуться носом в щеку.

Ольга после первого же перевоплощения поняла, что Аврора готова с нею общаться и рада будет поговорить. Максимилиана девочка не то что бы чуралась. Нет! Вовсе нет! Она смотрела на Дракона Воздуха с немым обожанием в глазах, но отчего-то казалось, что она его побаивается и стесняется. Заострять на этом внимание Ольга не стала, тем боле, что Максимилиан все понял, и в то время, пока две Драконицы, маленькая и большая, о чем-то шептались, он либо парил высоко в небе, осматривая свои владения, либо, приняв переходную ипостась, лежал на песке в тени пальм, изредка посматривая в их сторону.

Ольга сразу же решила выяснить, что помнит Аврора о Мире без Магии и своём перемещении в Мир Островов и Атоллов. Как оказалось, воспоминания малышки были стёртыми и фрагментарными.

– Ты помнишь, где жила раньше? – спрашивала Драконтесса.

– Раньше – это когда? – не понимала сути вопроса Аврора.

– До того, как Максимилиан перенес тебя сюда. Ты помнишь о Мире без Магии. О том Мире, где жила до этого? – не унималась Ольга.

– Помню немного, – Аврора потупилась, словно сожалела о том, что не может ответить на вопрос поподробнее.

– А ты помнишь тех детей, что жили вместе с тобою?

– Помню, – односложно ответила малышка. В её глазах, как показалось Ольге, блеснули слёзы.

– Они тебя обижали?! – рыкнула Драконтесса, готовая немедленно рвануть в любой из Миров и наказать того, кто посмел обидеть её девочку.

– Нет-нет! – взмахнула крылышками Дракоша, – мне отчего-то казалось, что они меня боятся и не хотят со мною играть и разговаривать. Хотя, мне особо и некогда было с ними общаться.

– Почему некогда? – Ольга решила прояснить для себя все и сразу. Лучше было расставить все точки над «ё» и не заставлять девочку погружаться в воспоминания, которые, как поняла Драконтесса, для неё болезненны и неприятны.

– Я редко оставалась вместе со всеми детьми, – вздохнула Аврора, – меня забирали в большой серый дом, заставляли пить какие-то таблетки и микстуры, смотреть непонятные чужие сны и рассказывать о том, что я увидела.

Ольга вспомнила рассказ Лины о том, как использовали военные дар её дочери, снова рыкнула так, что кроны пальм склонились к воде. Максимилиан, сидевший в кресле у особняка, взглянул в их сторону, но Драконтесса только махнула ему крылом: «Все нормально. Не беспокойся. Обычная реакция обычного Дракона на то, что вызывает в нем чувство отторжения».

 

– А маму, ты помнишь свою маму? – осторожно спрашивала Ольга.

– Плохо, – Аврора смотрела в океан, словно силясь вспомнить ту, кем интересовалась Драконтесса, – я редко её видела. Ни у кого из детей, что жили вместе со мною, не было мам. Я думаю, они мне даже завидовали. Но точно не знаю. Мы никогда не вспоминали о семьях и о родителях, так, словно их ни у кого и не было.

Ольга задумалась. Какими бы самодостаточными, по словам Лины, не были эти дети, но отнять их у матерей – это было жестоко. Психика каждой девочки была сломлена недостатком тактильного контакта с матерью. Психика каждого мальчика была нарушена из-за недостатка, точнее, полного отсутствия общения с отцом.

Драконтесса прижала к себе малышку, укутав её крыльями. Аврора что-то пискнула, затрепыхалась, пытаясь высвободиться из крепких объятий Драконтессы. Ольга, подумав, что прижала к себе девочку слишком сильно, развела крылья в стороны.

– Расскажи мне о ней, – Аврора заглядывала в лицо Ольге, – расскажи мне о маме. Какой она была? Я ведь действительно её плохо помню. Только то, что она все время плачет, когда встречается со мною. Но и это бывало так редко.

Ольга задумалась. Что она могла рассказать этой крошке о Лине? О Лине, которой уже нет в живых?

– Она была, – Драконтесса запнулась, но вскоре продолжила, – она была обычным человеком. Со всеми свойственными людям слабостями и пороками. Но очень смелой! И она тебя любила больше всего на свете! Если она и совершала неблаговидные поступки, то были они продиктованы исключительно страхом за твою жизнь и любовью к тебе. За то, чтобы освободить тебя от власти людей, для которых ты была всего-лишь подопытным кроликом, Лина, твоя мама, отдала свою жизнь! Как и за то, чтобы другие дети могли спастись из лап безжалостных монстров, не видящих ничего вокруг кроме удовлетворения свих желаний и амбиций. Ты должна всегда ею гордиться! Помни об этом.

Аврора кивнула в ответ. Ольга так и не узнала, как отнеслась к её словам девочка, да это было и не важно. Пока не важно. У них еще будет время для разговоров. Подробных и сложных. Время для вопросов и ответов.

Вопросов, отвечать на которые порой ох как сложно.

И ответов, которые только порождают очередные вопросы.

Но все это будет потом. А сейчас нужно принимать переходную ипостась и посмотреть, куда снова подевалась Джингл? Да и перекусить не помешало бы.

– Джингл! Несносная девчонка! Где тебя носит с самого утра! – звала Эльфийку Ольга, стараясь придать голосу строгость, которая не смогла обмануть воспитанницу. Конечно, зов был ментальным, и через секунду в голове Драконтессы раздался заливистый смех девушки:

– Не ругайся! Я сейчас буду! Я тебе такое расскажу!

***

За столом, сплетенным из пальмовых ветвей, уставленным подносами с фруктами и бокалами с напитками, сидели на таких же плетёных стульях Драконы и Эльфийка. Ольга и Макс были в своей переходной ипостаси, и только Аврора оставалась Драконом. Она расположилась между Ольгой и Максом, напротив Джингл, на мягком коврике в котором, по большому счёту, тело дракона не нуждалось вовсе. Ольга заметила, что девочка как-то непонятно загрустила, что она плохо кушает, хотя ей подкладывались самые лучшие ломтики любимых фруктов. Драконтесса то и дело посматривала на малышку, мечтая только о том, чтобы ужин закончился, и она смогла уединиться с девочкой на побережье и, приняв ипостась дракона, расспросить её о самочувствии.

Но при всем этом Ольга помнила, что Джингл хотела о чем-то рассказать, и выслушать девушку было необходимо:

– У тебя что-то произошло сегодня? – Драконтесса внимательно смотрела на Эльфийку.

Джингл поднялась из-за стола, вытерла капли сока с подбородка:

– Ничего, что не смогло бы обождать до завтра. Я, пожалуй, пойду спать, а ты займись Авророй. Что-то её знобит, как мне кажется.

Ольга смотрела вслед удаляющейся девушке и думала:

«Как я могла предположить, что в ней может говорить какая-то детская ревность?! Она, моя старшая девочка, такая добрая и чуткая! И все понимает, не смотря на юный возраст».

Вслед за Эльфийкой встал из-за стола Максимилиан:

– Я сегодня останусь ночевать в особняке. А ты забирай малышку и иди на берег. Увидимся утром, – Дракон потрепал Ольгу по плечу и удалился в сторону пальмовой рощи.

***

Светило погрузилось до половины в воды океана, когда Ольга, приняв ипостась Дракона, обняв крылом Аврору, спросила:

– Что с тобою, малышка? Тебе нездоровится? – Драконтесса прекрасно знала, что захворать любой из драконов не может в принципе – но поди знай, как там все эти процессы обстоят у малышей. Тем более таких необычных. Но Аврора помотала головой:

– Нет. Все нормально. Только отчего-то страшно.

– Ничего не бойся! – Драконтесса высоко подняла голову и осмотрелась вокруг, – в этом Мире тебя никто и никогда не посмеет обидеть! Впрочем, как и во всех остальных! Я всегда защищу тебя!

– А если не получится, – улыбнулась Аврора. Драконтесса улыбнулась ей в ответ. Конечно, кому-то постороннему этот драконий оскал вовсе не показался бы милой улыбкой, но посторонних в этом Мире не было:

– А если не получится у меня, о того, кто осмелиться вторгнуться в наш Мир уничтожит и распылит Макс! Надеюсь, в его силе ты не сомневаешься?

– Нет, – успокоено вздохнула девочка.

– Тогда, давай спать, – Драконтесса распахнула крылья, принимая в объятия малютку.

Светило уже давно полностью погрузилось в воду и его место на небе заняли мохнатые звёзды, окутавшие Мир призрачным светом.

Ночь близилась к исходу. Уже начала светлеть кромка горизонта, возвещая о скором наступлении нового дня, когда Ольга, сквозь сон, почувствовала, как тело Авроры сотрясает мелкая дрожь. Еще не проснувшись и не понимая, что происходит, Драконтесса попыталась прижать крыльями девочку к себе. Но тут же поняла, что её крылья охватывают пустоту. Она отскочила в сторону, распахнула крылья и уставилась на то место, где должна была лежать маленькая Дракоша.

Вместо Дракончика на песке, свернувшись калачиком, мирно посапывала девочка. Обычный человеческий ребенок. Ну как – обычный. Если не считать того, что девочку почти полностью окутывали серебристо-пепельные волосы, словно завитые плойкой в тугие локоны. Если не обращать внимания на драконью чешую, покрывающую ручки и ножки. Тогда да – вполне обычный.

Ольга, немедленно принявшая переходную ипостась, подхватила спящую девочку на руки и бегом бросилась к особняку.

– Вот это да! – на пороге особняка стоял Максимилиан. Из-за его спины выглядывала Джингл.

– Как это произошло, – шепотом, чтобы не разбудить малышку, спросил Максимилиан.

– Сама не знаю, – Ольга пожала плечами, – уснули, как всегда, в ипостаси драконов, а уже на рассвете я почувствовала что-то неладное. Проснулась и увидела, – кивком головы Драконтесса указала на девочку.

– Хорошо, потом подумаем о том, что произошло и обговорим это, – Максимилиан протянул руки, – а сейчас давай её сюда. Отнесу в нашу комнату, пока не проснулась.

Ольга передала девочку Дракону.

– Привет. Я уже проснулась, – Аврора распахнула глаза и уставилась на Макса.

– Таких фиалковых глаз просто не может быть в природе! – Максимилиан осторожно поставил девочку на песок, обернулся к своей возлюбленной, – сама посмотри!

Драконы и Эльфийка, окружив кольцом девочку, не в силах оторвать от неё взгляд. Посмотреть и удивиться было чему.

Аврора была небольшого роста, пожалуй, даже чуть ниже, чем обычная шестилетняя девочка. Худенькие ручки и ножки покрытые, как и у Ольги, драконьей чешуёй. Тельце оставалось обнаженным. Да и никакой другой одёжки Авроре было не нужно, потому как пепельные волосы, словно завитые в тугие локоны, спадали до самой земли, полностью укутывая девочку. С личика сердечком на окружающих смотрели огромные, опушенные густыми ресницами, фиалковые глазищи. Нежно-розовый румянец был едва заметен на щечках. Девочка, приоткрыв пухлый ротик, так же внимательно разглядывала тех, кто стоял рядом, словно ожидая от них каких-то слов. Но на берегу атолла царило молчание.

– Я есть хочу, – провозгласила Аврора, устав от ожидания того, что скажут взрослые.

Все, словно очнувшись, засуетились. Максимилиан подхватил девочку на руки и заспешил к особняку, к столику, за которым проходили трапезы обитателей Мира Островов и Атоллов. Сделав пару шагов, оглянулся на Драконтессу и Джингл:

– Идёмте быстрее! Ребёнок проголодался!

Глава вторая

Аврора жмурилась от удовольствия, вгрызаясь жемчужными зубками в сочную мякоть плода.

– Вкусно? – спросила Джингл.

Девочка только кивнула в ответ, не желая прерывать разговорами трапезу, но Эльфийка и не думала отставать:

– Так ты же уже ела именно этот фрукт раньше!

Аврора вздохнула, поняв, что ответить-таки придется, отложила в сторону кожуру:

– Раньше совсем другой вкус был! Фрукт не казался таким сладким, когда я была драконом.

Девочка внимательно посмотрела на Ольгу. Перевела взгляд снова на Джингл. И озадачила всех вопросом:

– А почему я голая?

Ольга поперхнулась глотком напитка, но отвечать было нужно:

– Для этого Мира быть обнаженным – нормально. Мы все так ходим, ты же видишь.

– Нет, – покачала головой малышка, – Макс в шортах! У Джингл есть зеленые трусики, а у тебя вон какие красивые! Я тоже такие хочу!

Как создать трусики для Авроры, Ольга не имела ни малейшего понятия, а потому только и смогла предложить:

– Попробуй представить такие, как тебе нравятся, на своем теле. Может, и получится, хотя я не совсем уверена.

Аврора забавно наморщила лоб, затем вскочила со стула и уставилась на свой животик. Девичий лобок закрывал нежный лепесток неведомого цветка, но он переливался оттенками драконьей чешуи. Малышка получила то, что хотела. Все было так же, как у Ольги. Ну почти так же.

Ольга расхохоталась, наблюдая за тем, как Аврора, широко расставив ножки, наклонив голову, любуется «одёжкой». Следом за Драконтессой рассмеялась и Джингл. Но Аврора нахмурилась:

– А вот такие как у тебя на сисях, мне можно?

Теперь пришла очередь хохотать Максу:

– Будет можно, когда вырастут такие же, – Дракон хмыкнул, – сиси, как у Ольги! А пока – и так красиво.

Аврора, посмотрев на Джингл, убедившись, что и у той крохотная грудь прикрыта только волосами, смирилась с необходимостью подождать:

– Хорошо. Пусть будет пока так, – и еще раз завистливо взглянула на бюстгальтер Драконтессы, представляя, как такой же будет украшать её грудь. Совсем скоро. Ну пусть и не совсем, но обязательно будет!

Обитатели Мира закончили завтрак, отсмеялись фантазиям ребенка, и задумались о том, что же произошло сегодня на рассвете. Что и, главное, почему?

– Как думаешь, что стало причиной перевоплощения? – Ольга смотрела на Максимилиана ожидая от него хоть какого-то объяснения случившемуся.

– Не знаю, – пожал плечами Дракон, – даже не могу предположить! Не исключено, что Аврора этого сама захотела.

– Значит, если она решит, захочет, то снова примет первичную ипостась? – оживилась Ольга.

– Стоит попробовать, – Максимилиан посмотрел на девочку, – Аврора, а ну-ка представь, что ты снова дракон!

Малышка опять забавно нахмурилась, представляя себя драконом, но ничего не произошло. В кресле все также сидела девочка.

– Мда, – пробормотал Максимилиан, – это вам не трусики спроворить. Думаю, что в обретении определенной ипостаси задействованы другие механизмы.

– Какие?! – не унималась Драконтесса.

– Да мне почём знать?! – Макс был явно недоволен тем, что его уличили в незнании чего-то. Он, великий и могущественный, просто обязан знать всё и обо всём! Дракон нервно барабанил пальцами по столу:

– Если и есть у кого-то хоть какие-то предположения на этот счёт, то только у Творца!

– Ну так позови её! – и не думала отступать Ольга, – пусть объяснит, просветит нас! А то получилось что-то из ряда вон выходящее! Вначале, не знали, как девочке обрести переходную ипостась, а теперь не знаем, как ей снова стать драконом!

– Ты говоришь о чем-то совсем нереальном! – Максимилиан повысил голос, но тут же, заметив тень испуга в глазах Авроры, перешел на обычный тембр, – я живу уже тысячи лет! И за все это время встречался с Творцом всего трижды. Кстати, третий раз был в твоём присутствии. Я даже не знаю, как именно нужно её призвать! Потому что Творец приходит только туда, куда посчитает нужным сама, и если сама же решит, что в этом есть необходимость.

– Куда уж необходимее, – проворчала Ольга, соглашаясь с тем, что в принципе её возлюбленный прав. Ведь у Творца под присмотром не только вот этот Мир. Поди знай, может быть её присутствие более необходимо в каком-то другом месте.

 

– Вы так кричали, что мне пришлось навестить вас, – по берегу океана шла Творец, направляясь к замершим за столом обитателям Мира Островов и Атоллов. Белоснежный хитон развевался в порывах лёгкого ветерка. Обычное лицо, обычной женщины, которых полным-полно в Мире без Магии. Никаких украшений или амулетов, никаких артефактов, ничего, что хоть как-то выделяло бы её, окажись Творец в толпе на улицах того же Города у Моря. Ольга поймала себя на мысли, что только теперь удосужилась рассмотреть Творца повнимательнее. Она, следом за Максимилианом, подхватилась из кресла, чтобы усадить гостью. Творец только махнула снисходительно рукой:

– Не хлопочите и не суетитесь. Присаживайтесь к столу, – погладила мягкой ладонью пепельные локоны Авроры, – хочешь ко мне на руки?

Девочка взглянула вначале на Максимилиана, затем на Ольгу, словно спрашивая их разрешения, и, увидев, что драконы дружно закивали головами, уступила свое кресло Творцу и забралась ей на колени.

Вскоре все снова сидели за столом, на котором обновились и подносы с фруктами, и графины с напитками.

Максимилиан снова нахмурился:

– Я ведь закрыл свой Мир пологом невидимости! Как ты прошла, Творец?! Неужто оставил где-то прорёху?

– Все нормально, – улыбнулась Творец, – никто не проникнет в твой Мир, если ты того не захочешь, можешь не беспокоиться.

– А ты? Как прошла ты?!

– Для меня твой полог все равно, что тюлевая занавеска на окне, – Творец еле сдерживалась, чтобы не расхохотаться при виде негодующего Дракона, который все же пытался держать себя в рамках приличия, – да и потом, ты же сам орал и возмущался моей бездеятельностью так, что было слышно даже в самом отдаленном уголке Магических Миров. Не могла же я допустить, чтобы твой рёв переполошил всех.

Ольга уже давно улыбалась, поняв, что Творец шутит над Максом, но, не в силах больше видеть растерянно-возмущенное лицо Дракона, расхохоталась. Зазвенел серебряным колокольчиком смех Джингл. Засмеялась Аврора, которая так и не поняла о чем говорят взрослые, но была совсем не прочь принять участие в общем веселье. Скептически хмыкнул Макс, наблюдая за женщинами, хохочущими непонятно от чего. Для него, конечно, непонятно. Допустить, что дамы смеются над ним, великий и могущественный не мог даже в самом страшном сне.

– Я слушаю вас, – Творец незаметно утёрла выступившую от смеха слезу, – что снова не так? Вижу что Аврора уже освоила воплощение в переходную ипостась.

– Да, – согласился Максимилиан, – но мы не поняли, что стало тому причиной!

– Расскажи все по-порядку, – Творец внимательно смотрела на Дракона.

– Лучше пусть Ольга расскажет, я спал в особняке в эту ночь.

– Я слушаю тебя, Драконтесса, – Творец перевела взгляд на Ольгу, которая, стараясь ничего не упустить, рассказала о событиях прошлой ночи.

– Ничего не понимаю, – пожала плечами Творец, – вроде бы все, как обычно: сон на берегу под звёздным небом – это вполне привычно для Драконов. Вспомни, что было в предшествующий вечер? Может быть произошло что-то необычное?

– Да, – Ольга закусила губу, – я разговаривала с Авророй о Мире без Магии. Расспрашивала, что она помнит. И рассказала девочке, что её мать погибла, отдав свою жизнь во имя её спасения. Вечером нам показалось, что девочке нездоровится, она вся дрожала, и я поспешила, приняв ипостась дракона, уединиться с нею на берегу.

– Все понятно! – воскликнула Творец, – всему виной эмоция! Девочку охватило горе, от того, что она узнала о гибели матери! Именно это и дало толчок к первому перевоплощению!

– Ты хочешь сказать, что теперь Аврора сможет перевоплощаться только когда что-то или кто-то глубоко ранит её сердечко?! – Ольга едва сдерживала негодование, – ну уж нет! Лучше пусть ей останется недоступным перевоплощение, чем причинять ей горе каждый раз, когда возникнет нужда в обретении иной ипостаси!

– Успокойся, глупая Драконтесса! – Творец строго взглянула на Ольгу, – кто сказал, что это должно быть именно горе?!

– Ну как же? – пролопотала Ольга, – вот только что ты сама и сказала.

– Я сказала Эмоция! Счастье, любовь, радость, не менее сильные эмоции, чем горе, отчаяние и злоба! Только полярность у них разная. Поэтому, испытав восторг и радость, получив положительную эмоцию, Аврора вполне сможет перевоплотиться вновь!

– Но как проверить твою правоту? – спросил Макс, решив принять участие в беседе женщин, – а вдруг ты ошибаешься.

– А я и не говорила, что это абсолютно точно, – пожала плечами Творец, – убедиться в том права я или нет, можно будет только после того, как девочка снова испытает эмоцию не менее сильную, чем горе от известия о смерти матери. Но торопить её я бы не стала. Пусть все идёт своим чередом, а мы будем все же надеяться на то, что я не ошиблась.

Ольга и Макс согласно закивали в ответ. Склонив голову к плечу, внимательно слушала слова Творца Джингл. Ничего не понимая в беседе взрослых, позёвывала Аврора.

– Ты побудешь здесь еще немного? – спросил Творца Дракон Воздуха.

– Могу и задержаться, – кивнула Творец, – ты что-то хочешь?

– Да! – радостно заблестели глада Максимилиана, – я хочу полетать вместе с Ольгой хотя бы часок! Мы так давно не поднимались в воздух вместе!

– Ну бегите, полетайте, – усмехнулась Творец, – я посижу здесь с девочками. Тем боле, что Аврора, как мне кажется, уже дремает.

Улыбаясь, взявшись за руки, Ольга и Максимилиан побежали к берегу. В своём первичном воплощении Драконы огромны, оставаясь рядом с сидящими за столом, можно было ненароком задеть кого-то крылом и поранить. Так что лучше было отойти в сторонку.

Из зарослей пальм в сине небо взмыли два белоснежных Дракона и устремились в бескрайний простор.

– Ольга! Ольга! – кричала Аврора, – куда ты? Не оставляй меня одну! – на песок атолла с коленей Творца соскользнул маленький Дракончик и усилено пытаясь взлететь, трепеща крылышками бросился догонять улетевшую пару.

– Да что же это такое?! – воскликнула Творец и бросилась догонять малышку.

Драконтесса, изогнув шею, захотела еще раз посмотреть на тех, кто остался на берегу океана прежде чем броситься догонять возлюбленного который звал её за собою навстречу звёздам.

Ольга увидела, как маленький Дракончик, размахивая крылышками и пытаясь взлететь, зовёт её обратно. Драконтесса испугано вскрикнула и рванулась к атоллу, даже не думая, последует ли за нею Макс. Но Дракон и услышал голос возлюбленной и увидел, что творится на берегу. Поэтому немедленно полетел вслед за нею.

Сделав буквально несколько шагов по песку, Драконтесса стала свидетелем того, как Аврора снова вернулась в переходную ипостась и последовала её примеру.

К девочке Драконтесса и Творец подбежали одновременно, но Ольга успела первой заключить малышку в объятия.

– Как?! – Ольга смотрела на Творца и ждала ответов, – как и почему?!

– Вот так, – улыбнулась Творец, – девочка испугалась, увидев что вы с Максом улетаете, бросив её на какую-то незнакомую тётку, испуг был настолько силен, что она тут же перевоплотилась. И бросилась вас догонять. Ну а когда ты вернулась, то радость Авроры поспособствовала следующему перевоплощению. И она снова обрела переходную ипостась. Как я и подумала, для неё толчком всегда будет эмоция. И желательно – сильная!

– Но ведь это неправильно! Она еще маленькая! Её сердечко не должно подвергаться таким нагрузкам! – нервничала Ольга.

– Не спорю, конечно неправильно, – вздохнула Творец, – но пока – только так.

– И в какой ипостаси ей лучше остаться? – Макс незаметно подошел к женщинам, – ведь ей нужно чему-то учиться, её нужно адаптировать к Магическим Мирам. Будет не очень хорошо, если вот этот навык – радость или горе, закрепится так, что без него девочка не сможет обойтись.

– Ты все правильно говоришь, – улыбнулась Дракону Творец, – учиться летать Авроре еще рано, а потому, пусть остается такой, как есть сейчас. А вы, чтобы не провоцировать эмоции, объясните ребенку, что не покинете её. Даже если вам вздумается полетать высоко в небе.

Максимилиан кивал, слушая Творца и соглашаясь с её словами.

– И вот еще что, – добавила Творец, – тебе придётся открыть Полог Невидимости.

– Это еще зачем?! – взбеленился Дракон.

– Затем, что Аврору нужно учить. Затем, что делать это должны Драконы всех Стихий! Если ты не забыл, девочка сама должна выбрать к какой Стихи она будет принадлежать! Так что не злись и готовься принимать гостей! Ты сам взял на себя эту ответственность, когда забрал Аврору из родного Мира! До сегодняшнего дня ты умел отвечать за свои поступки и решения! Вот и не изменяй этой привычке, – усмехнулась Творец, глядя в растерянное лицо Макса, – а мне, пожалуй, пора. Рада была снова увидеть тебя, Аврора, – творец погладила на прощание малышку по волосам и растаяла в жемчужной дымке.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru