Влечение к любви

Решат Юсуфжанович Абадиев
Влечение к любви

Глава 1

В этот день светило яркое октябрьское солнце, которое освещало все вокруг ярким желтым светом, загоняя тени в самые глубокие подземелья и углы. Желтоватые липы и клены, как золото инков, сверкали на улице. Автобус «гармошка», раскрашенный в тот же цвет, что у липы осенью, ехал по улице, гармонично вписываясь в осенний пейзаж. На следующий день у моей младшей сестренки будет день рождения, и я возвращался домой, обходя множество мелких магазинов в поиске подходящего подарка. Было душно и в автобусе, который был переполнен осенью. А я все никак не могла дождаться своей остановки. Мне было так тяжело, что даже ожидание ее казалось мне слишком медленным. В тот момент, когда я вышла из транспорта, я поспешила домой. Счастья как не бывало – погода была великолепной, а солнышко так и грело. Я побежала к арке, ведущей во двор, и спешила, обходя мой дом, к выходу.

– А как же мой дом? – спросила я, глядя на здание, в котором прожила всю жизнь. Он был одет в серую шубу, которая никак не гармонировала с окружающим миром.

Я завернула за угол в арку, и тут же увидела мужчину, который шел сзади, и мысленно отметила, что он был среди пассажиров автобуса. В нашем районе я его не видел никогда. Хорошая память на лица у меня была. А город наш был не большой. Рано или поздно, но жители встречались вновь друг с другом. Подтверждая эту простую истину – «Земля круглая».

Мысль о том, что он “странный”, пришла к нему в голову. А мужчина в длинном кожаном плаще с разрезами и широкополой шляпе на голове похож на киноактера из фильма о Диком Западе. Я в этом городе никогда не была, поэтому ничего подобного не замечала. Было заметно.  В общем, все старались выглядеть так, чтобы на тебя смотрели с интересом и симпатизировали, а не пялились, как на сумасшедшего. "Кто же он такой, этот человек, который может быть музыкантом или творческой личностью?"– подумал я, но в сердце кольнуло. Во-второй мысли промелькнуло, что это маньяк! Я вышла во двор, вдыхая свежий воздух, который был наполнен ароматом листьев столетних кленов и ясеней. Некоторые листья уже покинули свои ветки и были уложены на асфальте. Мне нравится весна – это время пробуждения природы, когда она активно просыпается и расцветает. Но и такая осенняя погода меня несказанно радовала. У меня за спиной послышался шорох листвы, и я обернулась посмотреть в окно на первом этаже. Тот же мужчина сзади.  Я почувствовал, как по спине пробежал холодок, а сердце забилось, словно мотылек в банке. Я не знала, чего я так испугалась, может быть он ко мне в гости пришел? При этом я ускорила шаг. Его шаги не стали быстрее, и я улыбнулась сама себе. "Как же надо быть такой дурой?!" Пройдя еще двадцать метров до подъезда и преодолев последние двадцать метров до двери, я заметила, что он отстал. Заглянув в свой почтальонский ящик, я обнаружила там только пустоту, а также грустные мысли. В воздухе пахло старыми деревьями, старой краской, пылью и штукатуркой, слегка душный, но это не раздражала, а успокаивало. У меня был очень старый дом. До начала Второй мировой войны он был построен. Когда-то в нем не было даже воды и отопления. Скорее всего дома отапливались дровяными печами, а уголь и дрова хранились в сараях, которые сегодня представляют собой настоящие склады. Все перекрытия, лестницы и даже лифты в доме были деревянными. Стены и потолки были из досок, которые были покрыты линолеумом или плиткой. Мне это было по душе. И этот запах был особенный – он был родным и уютным. Но в доме, который я помню, он уже был модернизирован. Теперь в каждой квартире была и вода, и отопление, а также санузлы. И этот дом имел две комнаты – на первом этаже он был двухэтажный и тянулся вдоль главной улицы города, заворачивая на параллельную ей улицу, названную именем великого русского писателя. Все дома в доме имели четыре подъезда. Здесь он пересекал центральную улицу (в том месте где я проходила) с еще более «молодой» шестиэтажки, на фасаде которой красовался Владимир Ильич с газетой «Правда» в руках. В шестиэтажке, которая стояла перпендикулярно главной улице и была окружена со всех сторон гаражами и сараями, в которые когда-то складировали дрова, теперь был уютный дворик, который закрывался с четвертой стороны теми самыми гаражами или сараями, в которых когда-нибудь хранились дрова. По тому же принципу строился весь наш квартал, состоявший из пяти двухэтажных домов, расположенных на шести этажах. Когда я поднималась на один лестничный пролет, мне послышался странный запах, а слух уловил тихие звуки шагов.

Повернув голову, я увидела незнакомца уже у начала лестницы. Я был в ужасе, на моем лице явно отразилась паника, а колени предательски задрожат, обещая в любую секунду опрокинуться. Ему стало ясно то обстоятельство, что он очень сильно напугил меня. Притормозив на месте, он казался очень нерешительным, и я смог получше разглядеть его. Он был скорее парнем, чем мужчиной, хотя и выглядел он как-то по-взрослому. В нем было что-то невообразимое – он был выше среднего роста, наверное, не меньше двух метров, или около того, а может быть и больше. На груди был русский богатырь, и это не было результатом эффекта, который создают подплечники в верхней одежде. В грудной клетке очень хорошо развиты грудные мышцы, это я тоже еще не видела. Из-под шляпы выбивались несколько светлых волос. Странный, необычный цвет. И какой-то неестественный. Его не было ни рыжим, ни блондиным. У него была светлая кожа с легким оттенком серебра, как речной песок, в котором блестит слюдяная пыль. Что же он делает?“Я не могла отвести от него глаз”, – подумала я в тот момент, и мой взгляд упал на его лицо. Когда он смотрел на меня, я четко видела его. Заходящий на щеку шрам пересекал лицо сверху вниз и доходил до подбородка. В нем было много чего разного – и старый он был, и белый, но все равно это было не так страшно. И в его глазах были огромные черные зрачки, которые немного вытянутой формы, а радужка была желтого цвета. Длинные ресницы были опущены вниз, а на щеках появились тени. У него был очень широкий нос, но он был прямым. И еще одна деталь – у переносицы не было изгиба, словно нос был прямым от надбровных дуг. “А вот бы в профиль посмотреть”, – подумала я и тут же себя одергивала: “Нет, не о том думаешь, глупая!”" Он был в моем распоряжении, и я мог осматривать его дальше. Губы были сжаты в тонкую линию и словно он втянул их внутрь, шея скрывалась под поднятым воротником плаща, но то, что она довольно широкая – это было ясно. А руки его были спрятаны в карманах, и это раздражало. За эти секунды страх вырос в несколько раз и заполнил каждую клеточку моего организма. С мыслью «что ему здесь надо?» я неслась в голове.", "Глупый вопрос!" Соседей второго этажа нет дома. А дверь на первом он открыл, хотя и их нет дома. «Господи!»! Для чего он нужен? Без паники! Дома родители, сестра в школе. Да и в школе неплохо! В руке у меня ключ, но я не могу его открыть. Если он захочет, то в два прыжка догонит меня. И наша старая деревянная дверь, которая была когда-то очень крепкой, не выдержит никакой атаки. В общем-то, непонятно, почему родители до сих пор не установили дверь пошире? Потому что, не на что. А сейчас бы я очень хотела, чтобы дверь была крепкой! Хоть она и откроется мне, но будет зажат в угол. И я все еще пятился назад и упирался в окно, выходящее на улицу, которая начиналась в пятидесяти сантиметрах от пола и заканчивалась под потолком второго этажа. Между окнами, которые были расположены по бокам от окна, была старая деревянная рама, которая делит его на два ряда маленьких прямоугольников. Нижнее стекло было установлено для лучшей вентиляции воздуха в подъезде. Ощутив на себе свежий ветерок и почувствовав, что он дует мне в спину, я стала думать о том, чтобы обернуться. "А смогу ли я выйти из этой форточки?" По поводу роста я был спокоен – это не проблема, главное, чтобы было удобно. На уровне пола внутри был козырек, который защищал от осадков вход в видео-проката. Я легко могла бы с него спуститься по металлической ковке. Задавался вопрос, смогу ли я выйти из окна? А он точно не сможет, слишком уж широкие у него плечи. Я смотрела на него, думая о побеге. А его густые брови сошлись на переносице, потом расслабились, и незнакомец вдруг нежным и бархатным голосом произнес:

– Простите!

Сейчас мои брови поднялись еще выше. Он снова повторил: “Я забыл как дышать”.

– Простите! Ну, что вы испугались? – И его губы сложились в улыбку. В моей голове произошел торнадо и я был в полном беспорядке. Я посмотрела на козырек и поморщилась: «Платье испачкаю!»" И парень, вытащив руку из кармана, положил ее на перильца, а ногу – над первой ступенькой….

– О, нет! – Я не узнала своего голоса. В нем слышалась угроза, но не истерика. «Он» замер в ожидании моего ответа, а я смотрел на него. К горлу подступил комок, перекрыв дыхание, мне стало трудно дышать; руки дрожали, и я облокотилась спиной о подоконник.

– Останавливайтесь по сторонам! – крикнула я в ответ, пытаясь взять себя в руки.

– Вам здесь делать нечего, вы явно не были в гостях у моих соседей и ваших родителей, поэтому вам лучше уйти отсюда.

Я сказала все это на одном дыхании и, не давая себе передышки, выдохнула через рот.

Постояв немного в нерешительности и не зная, что делать дальше, парень опустил ногу, но руку не убрал. «Какая у него большая кисть!». Что-то я подумал. В таком случае, как говорится в тексте, «такой не только горло можно обхватить», но и голову. Они были длинные и ровные, как у его пальцев. У мужчины были длинные ногти, которые он имел тонкие и заостренные, а также с большой толщиной, и заточены они были не прямо, а угловатым образом. Кошмар, ужас! Как из фильмов ужасов! – промелькнуло в голове. Все его черты были похожи на нечто огромное и жуткое. А что-то вроде графа Дракулы в том случае, если бы он существовал и был молод. Он напоминал мне животное. Кошачьего? Нет… Не может быть! Он был похож на большого льва, вдруг ставшего человеком! Бред какой-то!  И тут до меня дошло:

 

– Вы абсолютно правы, я не к вашим соседям и не к вашим родителям.

Да, это было хорошо. И тогда бы я точно оказался на полу. Я был словно в ледяной глыбе, которая сковала меня страхом. Я никогда не испытывал такого сильного страха. А мое сердце колотилось так громко, словно оно было одним целым звуком! Знала, что ничего хорошего ожидать не приходится и всеми силами старалась подавить в себе негативные эмоции. Мне потребовалось около тридцати секунд, чтобы снова восстановить дыхание и хоть как-нибудь наладить ход мыслей, хотя они все еще бешено крутились в моем мозгу, не давая мне сосредоточиться.

– О, Боже! – только и смогла вымолвить я.

На лице у него было написано замешательство. На его лице эмоции сменяли друг друга: то он улыбался (как-то по-детски, словно бы не веря в происходящее), то его лицо разглаживалось, и оно становилось более молодым и решительным. Однако в этот момент его брови поднялись вверх домиком. Он произнес: “Я очень сожалею”.

– Не волнуйтесь, я не собирался вас пугать. Извините! Ну, а мне просто необходимо с вами поговорить. Не волнуйтесь, пожалуйста!

Не смотря на все свои чувства, я улыбнулась:

– А вот еще! – круговорот мыслей становился все более вялым, вытесняя из сознания пыль и мусор, сознание прояснялось.

В этот момент я понял, что незнакомец не понимает моего ответа.

– Я не думаю, что нам стоит говорить, тем более первое впечатление от вас оказалось довольно-таки плохим. – сказала я, искренне надеясь, что после этих слов наша дистанция в один лестничый пролет не сократится.

– Да, действительно, я шел следом за вами, но все же не решался окликнуть и заговорить. А я хочу с вами поговорить! Я выдохнула:

– С вами я знаком?

– Неа.

– Есть ли у вас общие друзья?

– По-моему это маловероятно, скорее всего нет, – сказал он.

– И тем более не стоит говорить о том что вы хотите начать разговор! – с нажимом произнесла я, но мой разум уже начинал закипать от любопытства. У парня был расстроенный вид.

– Извините! – сказал он и задумался.

А в моей голове уже вовсю шли разборки здравого смысла и обычного любопытства.

Это какой-то странный маньяк. Отрицательный. Почему я решила, что он маньяком оказался? Так как это его поведение на «нормальное» никак не тянет! Я бы сказал – либо псих и идиот (что вероятнее), либо маньяк (что еще более вероятно). Его внешность? Нормальные ли люди бывают такими “красавчиками”? И выглядит он как-то не по сезону. Это просто какой-то сумасшедший! Хорошие девочки с «такими» не общаются, а тем более не встречаются! И чего это я тут делаю? Не плохая ли я? Да, очень даже ничего, но вот только страшно испуганная! Мой взгляд остановился на парне только после того, как он сделал едва заметное движение и оказался рядом со мной на лестничном пролете. За ним не успевала и я ни разу не видела как он моргает или следит за своими движениями. Задирая ноги на подоконник и отталкиваясь от него, я отпрыгнула в самый угол, к окну без стекол. Я была в ужасе. Сейчас я был всего лишь в нескольких шагах от него! И хотя с улицы шел свежий воздух, я чувствовала запах кожи его плаща и аромат дорогого одеколона. Моё сердце билось так сильно, что мне казалось будто оно вот-вот выпрыгнет из груди. Схватило живот и руки повисли на коленях мертвой хваткой.

Мне было страшно, но я не понимал от чего: от страха, который охватывал меня, или от гнева, который нарастал во мне, словно гигантская волна, готовая выплеснуться в любую секунду. На лице парня отразилась неловкость и сочувствие, и он попытался улыбнуться.

– Ты же знаешь, я не боюсь тебя. – неожиданно перешел он с “вы” на “ты”.

– Все для этого делаешь! – злость была видна в голосе. Моя злость постепенно начала одерживать победу над страхом. – Ну да ладно, это нормально, что парень такой огромный, но и я тоже не маленький, хотя и в гневе. В какой-то момент мне его стало жаль. А я уж точно не стану сочувствовать, если мой гнев выплеснется на кого-нибудь.

С минуту я разглядывал его в упор, не говоря ни слова, а он смотрел на меня с интересом, словно изучал. Солнце, которое светило ему в лицо, было иным. В глазах у него теперь не было больших зрачков, как раньше. Теперь они узкие! Да-да, не маленькими, но узкими! И как у котов. У меня перехватило дыхание от неожиданности. На свету у моей кошки тоже были такие изменения в глазах! В этом желтом цвете….

Снова посмотрела на его лицо: глаза, шрамы, бледная (даже скорее белая), кожа; перевела взгляд на руку, которая висела вдоль тела, и снова ужас овладел мной. «Боже, какое же чудовище!» Скорее всего поняв это по тому как он прервался на полуслове и решил прервать паузу, он сказал:

– Ну, а я просто хотел пообщаться.

У меня теперь есть повод для гнева, и я могу им воспользоваться. Унося с собой остатки страха в виде опавших листьев и пыли, он несся наружу. В этот момент я рассмеялась еще громче, и слова полились потоком.

– И это ты ненормальный?! Да ладно, чего я спрашиваю?! Да, это так и есть. Кто может быть настолько не уверен в себе, что пугает девушку до полусмерти. А ты просто маньяк! А ты себя в зеркало видел? Ну и что? Ты же на убийцу больше похож, чем на обычного человека! А на что ты рассчитывал? Как ты мог подумать о том, что я хочу познакомиться с таким как ты? Я был взбешен от злости, но он стоял и его голова была опущена вниз, как бы стряхивая все то, что было сказано и не веря ни одному слову.

Наконец, я посмотрела ему в глаза.

– А зря ты так, не надо. А ты, оказывается, не такая! Да, ты меня знаешь. А я тебя так долго ждал! – Эти слова потрясли меня до глубины души, словно электрический разряд. Такого я не ожидала услышать!

– Новую волну гнева ждали, как новую волну цунами.

– Откуда тебе известно, какая я? И мы впервые встречаемся! А я вот такая! А что значит, ты ждал меня? Что значит, ты меня знаю? Ты следил за мной? Я тебя преследую? Он тяжело вздохнул, и, не глядя на мой гнев, уселся на подоконник с другой стороны. На данный момент расстояние между нами сокращается.

– Эй ты, эй! – закричала я, а он ответил мне таким же тихим, но твердым голосом.

– Остановись! – А у меня весь энтузиазм как из ведра вылили. В этот момент я ощутила себя ещё и виноватой. Как он это сделал? Кроме того, что в реальности жертва является не только виновной, но и виноватым себя чувствую. За недостойное поведение с уважаемым маньяком!

– И вообще не подходи к моему дому, иначе ты будешь кричать в окно!

– Я не могу понять, – сказал он, смотря в пол, – почему вы молчите?

– Ну давай же!– взмолилась я.– Ведь это так интересно! Оно всегда меня стороной обходит. Заулыбался парень.

– Какова вероятность того что тебе приснится вещий сон? – спросил он, смотря на меня с любопытством. – На меня это не произвело никакого впечатления и я даже не стала ничего говорить. И это было понятно, но все же мне этот разговор не нравился. Очень не понравился. Молодой человек снова поднял глаза к полу и продолжал, не дожидаясь моего ответа.

– Мне снился ты, – сказал он и снова тихо добавил:

– Неоднократно снился, и я решил тебя найти.

– Ты наверняка решил, что я – это такая же белая и пушистая, как и ты, и жду тебя с нетерпением! – сказала я саркастически парню.

Его лицо стало еще более растерянным, а голос еще более тихим.

– А в общем-то именно так.

– Я поздравляю! Ты меня нашла! А ещё хочу поздравить с тем, что ты очень далеко от моих представлений о тебе!  Нет, я не являюсь белой. Совсем не похожа на пушистую. Но я больше не являюсь домашней кошкой (это прозвучало как-то слишком по-детски) Теперь, когда мы все выяснили, мне пора! – Я вскочила.

– И тебе пора, только в другом направление!

Не давая ему и слова сказать, я взбежала на второй этаж.

– Я надеюсь, всем все ясно, и вопросов больше не будет, потому что больше я ни на какой разговор не пойду!

А потом повернулась к двери, чтобы вставить ключ в замочную скважину. С каждым шагом, приближающим к цели, сердце учащенно билось. Я уже почти сделал это! Проходя мимо двери, которая была распахнута, я крикнула в след уходящему мужчине : «До свидания!»:

– Хочу пожелать, чтобы тебе приснился другой сон. Этот был более лживым, чем вещим.

И только после этого, закрыв дверь, посмотрела на него. Он больше не смотрел в пол, он смотрел на меня. Его взгляд был настолько грустным и подавленным, что это никак не вязалось ни с огромным мощным телом, ни с большим добрым сердцем. Я прислонилась спиной к двери. Сердце мое билось так сильно, что я не мог унять его. Вдохнув, я постаралась успокоиться и сделать несколько глубоких вдохов. Дома, я дома! А я дома! Я жива и могу войти в квартиру" После того, как страх отпустил, а гнев отступил, моя услужливая память подсунула мне печальный и несчастный взгляд «бедного» парня. На себя, за то, что я так злюсь. Нельзя же быть такой грубой! – возмущалась совесть, как это можно? Меня сегодня так грубо послали, что я вернулся домой. Это целая. "Никаких повреждений не было обнаружено" Однако и совесть не собиралась сдаваться, она была непреклонна в своем решении. Еще и ещё раз она била меня по душе картиной моих несчастных глаз, которые пытались поверить в чудо. На душе было тяжело. Я вздохнула и покачала головой.  На голове были волосы, которые упали на плечи и прилипли к щекам. Заходя в комнату и причесываясь перед зеркалом, я подошла к зеркалу. Мне кажется, что я еще не совсем успокоилась. На меня смотрело мое испуганное отражение. Я снова глубоко вдохнула и постаралась расслабиться. А мои зеленые глаза, которые были украшены длинными черными ресницами, испуганно смотрели на меня. В ответ я улыбнулась. На мои губы, которые были так же пухлы и улыбались, я ответил улыбкой.

Рейтинг@Mail.ru