Я все равно тебя верну! Сборник рассказов

Рената Окиньская
Я все равно тебя верну! Сборник рассказов

Эпоха самостоятельных женщин.

«Всё!» – с раздражением пообещал себе Макс, – «Больше Алёнке машину не дам!».

Он включил «аварийку», и плавно притер авто к высокому бордюру, отделяющему проспект от сквера. За окном потихоньку растворялось сумеречное зимнее утро, приправленное сполохами новогодней иллюминации.

«Сколько можно?! Совсем малая обнаглела…».

Сестрёнка, пользуясь своим положением младшей (из-за разницы в десять лет он всегда воспринимал её как малышку) и любимой, не в первый раз выпрашивала у него машину на «покататься». Но раньше на тех каплях бензина, которые оставались в баке после этих покатушек, он доехал бы хотя бы до заправки. Сегодня топливных паров хватило на: завестись, выехать из двора, и проехать полтора квартала. Зато на «торпеде» были заботливо оставлены два мандарина.

«Хватит! Пусть учится ответственности! Двадцать лет, пора за ум браться!» – размышляя, Макс автоматически наблюдал, как через сквер наперерез бежит какая-то женщина, неуклюже спотыкаясь в тяжёлом сыром снегу. Пальто у неё было нараспашку, перекинутый через шею шарф сбился на одну сторону, волосы растрепаны, вязаная шапка зажата в руке.

«Вот и что мне теперь делать?» – все больше раздражался Максим. Ему и без того было ужасно лень сегодня вставать – тридцать первое декабря, ну какая работа? Все припрутся в офис так, для «галочки», только чтобы отметиться, жалея о том, что канун Нового года не выпал на выходной. Спал бы себе и спал… – «Такси с канистрой вызвать? Или самому до заправки махнуть?».

Макс вдруг с удивлением понял, что женщина бежит именно к нему. Перескочив бордюр, она вцепилась в ручку дверцы и принялась нервно её дёргать.

Заинтригованный мужчина разблокировал замок, и она ворвалась в салон вместе с запахом влажного городского снега, который запутался в отливающих медью волосах.

– Пожалуйста, в больницу! В детскую травму! – с мольбой выкрикнула она. В серых глазах отчаяние мешалось со страхом. – Только быстрее, пожалуйста! Я заплачу сколько скажете! Только быстрее!

– Но я не смогу вас отвезти – обескураженно ответил Макс, – у меня бензин закончился.

– Так зачем же вы остановились? Я махала, а вы поворотник включили! Я думала, вы ко мне…

– У меня бензин закончился, – мягко повторил он, и поинтересовался: – Что у вас случилось?

– Мой сын попал в больницу! – со слезами в голосе ответила она. – Мне срочно туда надо!

Он присмотрелся: испуганная, беспомощная, вся сама не своя от страха. Смотрит на него, как на спасителя – вот что с ней делать?

– Я вас понял. Сейчас!

Макс решительно выскочил из машины на проезжую часть. Он принялся размахивать руками и чуть ли не под колеса бросился первой попавшейся легковушке.

– Сдурел?! Жить надоело?! – рявкнул на него изрядно перепугавшийся водитель.

– Отец, прости! До детской «травмы» подбрось! Вопрос жизни и смерти! – и, видя, что тот колеблется, добавил: – Заплачу, сколько скажешь!

Всё ещё хмурясь, водитель кивнул, и Макс обернулся, чтобы позвать женщину, но она уже стояла рядом. Он распахнул перед ней дверцу, а следом нырнул и сам, в последний момент щёлкнув брелоком сигнализации. Разберётся со своим транспортом позже.

– Вас как зовут? – тихо поинтересовался он.

– Лидия… – нервные пальцы без конца теребили несчастную шапку. – Лида.

– А меня Максим.

– Очень приятно, – автоматически сообщила она.

– Взаимно. Что случилось с вашим сыном?

– Я не знаю! – она снова уставилась на него своими отчаянными глазищами. – Я отвела его к другу, там у них праздник, а сама поехала по делам. Решила на всякий случай удостовериться, что у него все нормально, позвонила, а мне сказали, что произошёл несчастный случай и его увезли в больницу…

– Ясно. А большой уже?

– Семь лет. В апреле восемь будет.

Макс чувствовал, что разговаривая, она потихоньку успокаивается, и это ему нравилось. Лидия выглядела ранимой и беззащитной, и ему очень хотелось ей помочь.

– А папе уже сообщили? – как бы невзначай поинтересовался он.

– Некому сообщать, – она сморщилась.

– Папы нет? – бестактно ляпнул он.

– Почему нет? – она покосилась на Макса. – Есть. Как говорится, завел себе другую маму…

– Извините, – он от смущения даже покраснел, и это не укрылось от Лидии даже несмотря на все ее волнение.

– Ничего, – усмехнулась она, – мы вполне справляемся.

– Так вы одна растите сына? Тяжело, наверное?

– Да, бывает непросто, – усмехнулась она, – но ничего. Не мы первые, не мы последние… Сейчас вообще… Эпоха самостоятельных женщин.

И тут Макс вспомнил свою бывшую жену. Самостоятельность – это как раз про неё! Самостоятельность, решительность, и (чтоб её черти взяли!) активная жизненная позиция, не дававшая покоя ни ей, ни ему.

От Макса она ждала мужских поступков. Но как совершать эти самые поступки рядом с человеком, который всегда лучше знает, как надо, (а надо не так, как он делает) Макс не понимал. В итоге между «делать и огребать» и «не делать и огребать» он все чаще выбирал второе. В конечном итоге, Макс тоже осознал, что семейная жизнь не для него. К счастью, детей у них не получилось…

Собственно, выбор у него был небольшой: оказаться гадом, который ни с того ни с сего бросил хорошую женщину, или превратиться в «тюфяка диванного», ни на что не способного и не годного, и, самое страшное, уже ничего не желающего… Инстинкт самосохранения оказался сильнее привязанности.

После развода он на женщин долгое время и смотреть-то не хотел, уже даже начал привыкать к мысли, что проживёт жизнь один, как вдруг ему на голову свалился этот воробышек сероглазый…

В отличие от прошлого опыта, сейчас он прямо чувствовал, как этой «самостоятельный женщине» на самом деле нужна помощь и поддержка!

***

Лида выскочила из машины, как только та притормозила у больничного шлагбаума. Макс задержался на несколько секунд, расплачиваясь с водителем, и нагнал её на крыльце.

У женщины от волнения дрожали губы, и он решительно взял её за руку. Они вошли в холл, и…

– Мама?

Им навстречу поднялся крайне удивлённый, но внешне абсолютно здоровый парнишка.

– Сереженька! Сынок! – Лидия бросилась к нему. – Что с тобой? Почему ты здесь сидишь?

– Я Саню жду, – ответил ребёнок, позволяя себя осматривать и ощупывать, – тётя Оля его на рентген повела…

– А ты?! Что с тобой?!

– Со мной ничего. Я с Саней приехал… – серые, совсем как у мамы, глаза, смотрели немного растерянно.

– Ой, не могу!

Макс подхватил Лиду под локоть – у той от облегчения подкосились ноги – и бережно усадил на скамеечку. Оглядевшись, он заприметил в противоположном углу кулер.

– Я сейчас!

Он сбегал за водой, и сунул в руку Марине стаканчик.

– Попейте!

– Может, доктора позвать? – забеспокоился Серёжа.

– Не надо доктора! – пискнула Марина. – Со мной все в порядке!

Она жадно напилась и с чувством поблагодарила Макса:

– Спасибо! Сынок, – она повернулась к парнишке, – я ничего не понимаю! Я позвонила узнать, как у тебя дела, а мне мама Иры сказала, что тебя увезли в больницу!

– Мама Иры дура! Вечно раздувает из мухи слона! – с возмущением сообщил ребёнок, явно передавая чьи-то слова. – Мы играли, и Саня на руку упал. Тётя Оля сказала, что надо ехать в больницу, я с Саней и поехал. Я же не оставлю друга в беде!

– Конечно, мой хороший! – с чувством кивнула Лида. – А телефон, Серёж?

– Я его у Сани оставил. Я про него забыл, – пристыженно признался ребёнок – Прости, мам!

Макс смотрел на Марину и чувствовал, знал наверняка, что просто так её не отпустит. Не имеет права отпустить! Как ее отпустишь, когда вон чуть что, и она теряется и пугается? Да она пропадёт без него, разве можно такое допустить?

– Спасибо вам большое! – успокоившись, она повернулась к Максиму, и он залюбовался её нежной улыбкой. – Не представляю, что бы я без вас делала? Даже и не знаю, как вас благодарить…

– О, это очень просто! – весело заверил он. – Сходите со мной в кафе!

Лидия удивленно уставилась на него и Макс быстро пояснил:

– Не сейчас, конечно! Как-нибудь на новогодних каникулах, хорошо?

Прежде, чем согласиться, Лидия повернулась к своему сыну и тот, бросив на Макса задумчивый взгляд, решительно кивнул. Вообще, Сережа ему тоже понравился. Между ними сразу возникло что-то вроде сугубо мужского взаимопонимания, и это Макса и радовало и удивляло.

– Хорошо, – еще одна милая улыбка озарила ее невероятные глаза.

***

Вечером того же дня Макс готовился встречать Новый год в шумной и веселой компании. За столом едва хватало места, чтобы разместиться всем, кто собрался отметить праздник, а рядом с ним сидела чья-то не то двоюродная сестра, не то просто хорошая знакомая и сосредоточенно и бесполезно стреляла глазками.

В другой ситуации он, вдохновленный шампанским, может быть и уделил бы ей должное внимание, но в этот раз все ее старания были напрасны – у Макса из головы не шла Лидия. Что она сейчас делает? Понятно, что тоже отмечает, но как? Тоже где-то с друзьями? Или, может быть, с родителями? Или вообще они сидят вдвоем с Сережей за скромным столом?

Неожиданно для себя Макс поднялся, с извинениями перебив на полуслове хорошую, но такую неинтересную ему сейчас девушку, и вышел в кухню, где было существенно тише.

Вытянув из кармана телефон, он убедился, что время совсем позднее – половина двенадцатого. В такое время и звонить-то неприлично… Но только не в Новый год! Макс решительно набрал номер.

– Слушаю вас, – раздался в трубке веселый голос и всю уверенность Макса точно смыло.

– Э-э-э… Лидия, добрый вечер, – пробормотал он, – это Максим.

– Я узнала вас, – заверила она его и, судя по голосу, с трудом сдержала смех.

– Да, конечно, – да что с ним такое? Что он тут мнется, как школьник? – Я просто решил…Знаете, сегодня все так получилось… Праздник же! А я вас и не поздравил…

 

Он прислушался – у нее на заднем фоне явственно раздавались детские голоса и смех.

– Вы не дома? Я вам помешал? – смущенно спросил он.

– Что вы, нет, конечно! Просто мы в гостях, и тут полно детей. Вы извините, что так шумно, они тут просто на ушах стоят! – она говорила легко и приветливо, чувствовалось, что звонок этот ей приятен, и от этого понимания у Макса тоже потеплело на душе.

– Это очень хорошо, – заверил он. – Я за вас рад! Что ж, Лида, с Новым годом! Я желаю, чтобы все у вас было хорошо!

– Спасибо, Максим, – даже не видя ее, он знал, что она сейчас улыбается, и улыбается именно ему, – и вам тоже всего самого наилучшего! Мне очень приятно, что вы позвонили! С Новым годом!

– Да встречи, Лида?

– До встречи, Максим…

***

А следующий Новый год они уже справляли все вместе.

Странный день Святого Валентина.

– Все, Ленка, все! Надоело все! Больше по свиданиям не хожу! – выговаривала Катерина в телефон своей подруге, чуть скользя на обледеневшем тротуаре у входа в гипермаркет.

– О-о-о! – протянула та. – Что на этот раз? Снова попался чудик, который с тобой договорился счет пополам, а потом жрал, как не в себя?

– Нет! – улыбнулась Катя. – Этот, представь, меня угостил!

– Уже неплохо, – заметила подруга. – Что тогда не так? Страшный? Не свою фотку на аву поставил?

– Нет, красивый, даже очень!

– Изо рта воняет?

– Фу! Нет! Свежий, бритый, вкусно пахнет…

– А что тогда?

– Странный он… Какую-то ересь понес… То есть, сначала все нормально было, пили кофе, болтали обо всем понемногу, я даже обрадовалась, что на день Святого Валентина у меня такое классное свидание получается… А потом он как-то стал съезжать на такие странные темы… Про высшие силы, про самоотречение… Спросил, не мечтала ли я когда-нибудь слиться с природой… -

– Ой! Похоже и правда у него кукуха того слегка… собирает чемодан на вылет.

– Ага, уже собрала! И даже в аэропорт приехала! – засмеялась Катя. – Я от него сбежала!

– То есть?

– Сказала, что мне надо на минутку отойти, а сама тихонько отловила официанта, рассчиталась за свой кофе и попросила передать записку. Написала, что слияние с природой пока в мои планы не входит, и чтобы больше не звонил.

– Ну и правильно! – поддержала Ленка.

– Да… Только обидно! По переписке он мне так нравился!

Она зашла в магазин, вытащила из вереницы тележку и решительно шагнула в торговый зал.

– Боже, сколько народу! Я из-за него отшила этого Костика, помнишь, я тебе говорила? он же меня тоже звал…

– Да, помню! Так позвони ему!

– Вот еще! Сама отказалась, а потом сама же звонить буду? Он же сразу поймет, что я его как запасной вариант хочу использовать! Нет уж!

– Ладно, Китти, не переживай! Может, в следующий раз…

– Никаких следующих разов! – решительно заявила Катя. – Все! Хватит! Никаких больше мужиков! Одни гоблины мне попадаются! Перерыв!

Она прохаживалась вдоль рядов, выбирая товары для дома. Ее эмоциональные вопли привлекли внимание пожилого грузного мужчины, носатого, с залысинами, и, кажется, слегка нетрезвого. Услышав про гоблинов, он радостно ей заулыбался, и Катерина поспешила свернуть в соседний ряд.

Прохаживаясь вдоль стеллажей с чаем и кофе, она подумала, что все-таки сегодня праздник. Пожалуй, она возьмет себе бутылочку вина, закажет роллы или пиццу, и под хорошее кинцо проведет тихий приятный вечерок…

– Э-э, мать, так ты в девках останешься! – засмеялась Ленка. – Так мы тебя замуж не выдадим!

– И не надо! Не хочу замуж! – упрямо возразила Катя, проталкиваясь в заполненный по случаю праздника людьми винный отдел. – Если уж вокруг одни такие… такие… ну… никакие! Я лучше в девках посижу, так спокойнее!

Девушка заметила, что на полке стоит последняя бутылка ее любимого вина.

– Подожди, перевернется и на твоей улице фургончик с мороженым! – заверила ее подруга. – Да что там с мороженым! Грузовик с босоножками!..

– Ты мне еще инкассаторскую машину с бриллиантами пообещай! – захихикала Катя. – Ой!

Увлекшись разговором, она не заметила, что тележка, неловко управляемая одной рукой, поехала криво и задела какого-то парня в стильном черном пальто.

– Ой! Простите, пожалуйста!

– Пожалуйста! – хмуро бросил он. – Попробуйте, девушка, тележку двумя руками держать, глядишь, и извиняться не придется!

– Что вы на меня огрызаетесь! – возмутилась она. – Я же извинилась.

– Я об этом и говорю! – строго ответил он. – Хотите по телефону поговорить – идите вон в кафе, закажите себе чашечку кофе и болтайте, сколько влезет! А пришли за покупками – так покупайте!

С этими словами он протянул руку, взял бутылку вина, на которую положила глаз Катерина, и поместил в свою корзину. Девушка краем сознания отметила, что его запястье украшает стильный браслет из белого металла с черными вставками. Прежде, чем она успела среагировать, он уже развернулся к ней спиной и пошел своей дорогой.

«Ах так?!» – разозлилась она. Мало того, что в праздник свидание коту под хвост полетело, мало того, что этот самовлюбленный (ага, браслет) нахал отчитал ее на весь магазин, так еще и без вина остаться?! Ну, уж нетушки!

– Ленка, ты еще здесь? – поинтересовалась она в телефон.

– Здесь! Что у тебя там происходит?

– Фигня какая-то! Тут один типчик мое винишко прикарманил!

– А что, другого нет?

– Представь себе, последняя бутылка была! Метут все, что не приколочено…

– Что поделаешь, возьми другое…

– Ага, сейчас, другое! Не хочу другое!

– И что, ты собираешься у него отобрать? – развеселилась подруга.

– Ну… почти что. Я тебе потом перезвоню, целую!

Она сунула телефон в карман и пристроила свою тележку около стеллажа с водой, которая пользовалась куда меньшим спросом, чем вино.

Легким шагом Катерина двинулась за спиной, обтянутой стильным черным пальто. Она старалась держаться чуть поодаль, не попадаться ему на глаза и выжидала удобный момент. Такой представился, когда парень зашел в овощной отдел.

Пока он отвлекся на взвешивание помидоров, Катерина, словно невзначай, прошлась мимо его тележки, одним ловким движением цапнула вино, плавно развернулась, и быстренько смылась.

«Вот так-то, вредина! Будешь знать, как девушек обижать! Да еще и в такой день!».

Катерина еще немного побродила по магазину, на всякий случай озираясь по сторонам, и пошла на выход.

У касс она внимательно посмотрела, нет ли его в какой-нибудь из очередей, удостоверилась, что все «чисто», и встала в самую, как ей показалось, короткую.

Она выгрузила покупки на ленту, а в конце гордо поставила трофейную бутылку.

Девушка на кассе явно была уставшая, но работала быстро и ловко. Катерина улыбнулась ей, и в ответ тоже получила хоть и вымученную, но вполне искреннюю улыбку, вслед за которой последовало:

– Сумма покупки…

– Нет-нет, подождите! – перебила ее Катя. – У меня еще должна быть…

И осеклась. Ее бутылка вина по-прежнему стояла на ленте, а на ее горлышке по-хозяйски лежала рука, опоясанная черно-белым браслетом. На лице парня в черном пальто застыла лукавая усмешка.

– Эй! – возмутилась Катерина. – Это мое вино!

– Ваше? – деланно удивился он. – Разве вы его уже оплатили?

– Нет еще, но…

– Раз не оплатили – значит не ваше, – сообщил он.

– Так дайте его сюда, я оплачу! – с раздражением сказала девушка.

– Не могу, – невозмутимо ответил он. – Я обещал привезти это вино своей дорогой мамочке.

– Мне все равно кому вы там и что обещали!

– Правда? Что ж, очень жаль! – он чуть повысил голос, привлекая внимание, хотя на них и так уже косились. – А вы знаете, что тырить продукты из чужой тележки – это невежливо?

– Что!? – Катерина почувствовала, как стремительно краснеет. – Да что вы такое говорите?

– А что, скажете это неправда?

– Нет, неправда! – упрямо возразила Катя и беспомощно посмотрела на кассиршу. Парень тоже посмотрел на нее и спросил:

– А вы что предложите сделать?

Кассирша устало пожала плечами:

– Выпейте его вместе.

– Вот еще! – возмутилась Катерина.

– Ага, сейчас! – дуэтом с ней воскликнул парень.

– Ну и ладно! Ну и пожалуйста! Раз вам так надо, да и… – она демонстративно отвернулась от него и протянула карту для оплаты.

***

«Что за день такой дурацкий? А еще праздник называется!» – думала Катерина, таща домой пакет с продуктами.

Другого вина она покупать себе не стала. Еще полчаса назад она и сама бы первая махнула бы на это рукой – подумаешь, нет такого вина, есть другое. Но сейчас ей упрямо хотелось именно этого, и никакое другое ее уже не устроит, будет невкусно и праздник будет испорчен окончательно! Хотя… Наверное он и так испорчен окончательно. Ну и ладно… Ну и не надо! Ну и пожалуйста! Ничего она не будет делать, сходит в душ и ляжет спать!

– Девушка! – услышала она за спиной голос парня в черном пальто, сразу его узнала, но принципиально решила не оборачиваться. – Девушка! Девушка, да подождите же!

Он, наконец, догнал ее и встал поперек дороги, протягивая ей бутылку:

– Возьмите!

– Что? Что это?

– Это вино. Возьмите, пожалуйста. Я так подумал… вы меня извините, это было неправильно! Возьмите!

Катерина все еще недоверчиво смотрела на него, и он повторил:

– Это было неправильно. Зря я прицепился к вам. Берите-берите.

– Э-э-э… не надо… спасибо. Обойдусь, – обескураженно ответила она. – Тем более, у вас мама…

– Что мама? – не понял он.

– Ну… вина хотела! – смутилась девушка.

– А! Куплю в другом магазине, не последний же он на свете!

Он снова потряс перед ее носом бутылкой, отчего браслет не его запястье красиво засверкал в свете вечерних фонарей.

– Спасибо, не надо, – отказалась она.

– Но почему? – удивился он.

– Да как-то… странно все это… и я тоже… вы меня извините… неправа была… – вот сейчас ей стало на самом деле стыдно за свое поведение в магазине. – И потом… Вы же за него заплатили!

– Ну и что? – пожал он плечами. – Глупости какие!

– Давайте я вам хотя бы денег за него отдам?

– Еще чего не хватало! – возмутился он.

– Но это будет по-честному!

– Это будет некрасиво! – заявил он строго. – Что я, девушку вином не могу угостить?

Неожиданно для себя Катерина рассмеялась, да так заразительно, что парень тоже заулыбался, и она заметила, что улыбка у него просто шикарная.

– Ничего себе! Так меня вином еще никто не угощал! Странно как-то все это…

– Знаете что? – сказал он. – А давайте я вас приглашу… нет не так! Я приглашаю вас на свидание!

– На свидание? – опешила Катя. – Какое свидание? Когда?

– Когда-когда… Сегодня. В честь праздника! Отметим, выпьем вина, – он тряхнул многострадальной бутылкой.

– Где? – заинтересовалась девушка.

– Как где? Вот, недалеко есть парк. Давайте там встретимся.

– Где? В парке?

– Да. Устроим пикник.

– Пикник?! – поразилась Катя, и красноречиво обвела взглядом улицу, укрытую снегом.

– Поверьте мне, вам понравится! – заявил он самоуверенно.

– Да? – Катерина вскинула брови. – Что ж… Ладно. А когда?

– Часа через два. Удобно?

– Э-э-э… да! Вполне.

– Вот и хорошо! Кстати, меня Игорь зовут. А вас?

– Катя.

– Красивое имя…

***

К входу в парк укутанная в теплую куртку, шарф и шапку, Катерина подходила ровно в восемь. Все эти женские штучки про «обязательно опоздать на десять минут» она не любила и никогда так не делала.

Договорились в восемь – значит в восемь – и нечего дурака валять!

Конечно, предложение распить бутылку вина в зимнем парке выглядело более чем сомнительно, но она (не без влияния неугомонной Ленки), решила, что хуже точно не будет, парк – не дремучий лес, если не понравится – в любой момент можно развернуться и уйти. Кроме того, подруга клятвенно заверила, что они с Виталиком пойдут выгуливать Барта (любимчика – коккер-спаниеля), и будут болтаться неподалеку, мало ли что…

Катя издалека принялась высматривать силуэт в черном пальто, но никого похожего не углядела. Она занервничала: неужели не пришел? А чего удивляться? Вот она дурочка-то… Но в этот момент услышала:

– Катерина! Я вас жду!

Игорь стоял буквально в двух шагах от нее, неузнанный в теплом пуховике и шапке, и со спортивной сумкой в руках.

– Я рад, что вы пришли! Боялся, что передумаете…

– Я любопытная, – честно ответила девушка. – Меня еще никто не приглашал пить вино в парке.

– Эм-м-м… ну да… Я вообще тоже еще никого не приглашал пить вино в парке, – легко ответил он и она засмеялась. – Пойдемте?

 

Он повел ее по заснеженной аллее, красиво освещенной вечерними желтыми фонарями. Катерина украдкой озиралась и скоро усмотрела на одной из боковых тропинок прогуливающуюся под ручку парочку и снующего у их ног спаниеля.

Игорь не стал долго петлять, не пытался затащить ее подальше от людских глаз. Он свернул на боковую аллейку, выбрал лавочку и предложил:

– Как вы смотрите на то, чтобы устроиться здесь?

– Ничего не имею против! – улыбнулась Катерина.

– Что ж, замечательно! – он поставил свою сумку на скамейку и достал оттуда подушку-сидушку (такие обычно привязывают к стульям, чтобы было мягонько), положил ее на сиденье и предложил:

– Присаживайтесь, – и, видя удивленное лицо Кати, пояснил: – Чтобы не холодно сидеть было.

Следом он извлек из сумки небольшой плед и заботливо укутал ей ноги.

– О! – удивилась она. – Неожиданно… И приятно! А то я боялась, что замерзну…

– Я тоже побоялся, что вы замерзнете, – мягко улыбнулся он.

Игорь, как заправский фокусник, продолжал извлекать из сумки разные предметы. Появился небольшой поднос на ножках, на который он торжественно водрузил знаменитую бутылку вина, штопор, коробку шоколадных конфет, и два хрустальных бокала, заботливо укутанных в пупырчатую пленку. Окончательно «добила» девушку свечка в маленькой стеклянной вазочке.

– Боже, какая романтика! – восхитилась она.

– А вы думали, что я затащу вас в темный уголок и предложу хлестать вино из горла? – лукаво прищурился он.

– Было дело, – не стала отпираться она.

– И все же пришли…

– Как я уже говорила – я любопытная, – Катя снова широко улыбнулась – Игорь привлекал ей все больше и больше.

– Любопытная и смелая, – он внимательно посмотрел на нее. – Опасное сочетание!

– Уж какое есть, – она скромно пожала плечами.

Игорь уселся по другую сторону подноса, открыл вино и разлил его по бокалам.

– Что ж, за вас! Вы очень необычная девушка и я рад, что мы с вами встретились, – при этих словах он снова лукаво усмехнулся.

– А вы? – спросила она, пригубив вино (на холодной улице из хрустального бокала оно было особенно вкусным). – Вы почему меня пригласили? Я думала, что вы будете злиться из-за… ну… вина… – она сделала еще глоток.

– А я сначала и разозлился, – не стал отпираться он, – но потом подумал, что нельзя упускать свой шанс и надо обязательно познакомиться с этой наглой маленькой воришкой! И разузнать, зачем же ей так понадобилось тырить вино именно из моей тележки.

– А просто вы взяли с полки последнюю бутылку, – смущенно пояснила она, – а оно мое самое любимое. У меня было плохое настроение…

– Почему? Из-за чего? Кто вам его испортил? – заинтересовался он, и тут же без перехода предложил: – Давай на «ты»?

Игорь протянул ей бокал, предлагая выпить на брудершафт.

– Давай!

Катерина переплела с ним руки, пригубила вина и целомудренно поцеловала в щеку. «Вкусно пахнет!» – отметила она про себя. Его губы, прикоснувшиеся к ее коже, были прохладными (как, наверное, и у нее), и ей понравилось, что он не стал лезть целоваться взасос.

– Итак, кто же тот нахал, что испортил твое настроение?

– Да так, глупости… Неудачное свидание…

– Вот как? Расскажешь?

– Не знаю… Может быть, потом. Не сейчас. Просто глупое свидание.

– Ладно, не будем об этом… – улыбнулся он, и она продолжила:

– А тут ты! Мало того, что отчитал меня, как девочку, на весь магазин, так еще и вино мое забрал!

– Начинаю чувствовать себя виноватым, – склонил голову Игорь, хотя по тону было ясно, что как раз виноватым он себя не чувствует, а даже совсем наоборот. – Значит, День Всех Влюбленных у тебя не задался?

– По крайней мере, первая его половина – точно! – она смущенно потерла переносицу.

В этот момент вдруг кто-то толкнул Катю в ногу, от неожиданности она вскрикнула, но тут же успокоилась, увидев довольную мордаху Барта.

– Ой! Какой милый песик! – Катя старательно изобразила удивление. – Привет, собачка, а что ты тут делаешь?

Песель прыгал вокруг, неистово вилял хвостом и даже повизгивал, радуясь неожиданной встрече. Катя повернулась и увидела в паре шагов Ленку с Виталиком. Подруга пыталась подозвать собаку, но безуспешно:

Рейтинг@Mail.ru