Толстушка отвечает жестко

Рената Окиньская
Толстушка отвечает жестко

Бизнес-центр, в котором посчастливилось работать Маше, мог похвастать наличием аж трех точек общепита.

Первая позиционировала себя как столовая-бистро, и была сущим кошмаром, как с гастрономической, так и с эстетической точки зрения. Вход в сие заведение располагался во внутреннем дворе, попасть куда можно было по узкой улочке, протиснувшейся между двух глухих стен. Кормили там дешево и абсолютно невкусно, расшвыривая неаппетитные порции в одноразовую посуду. Посуду полагалось выбрасывать за собой в специальный контейнер, но далеко не каждый посетитель этим озадачивался.

Маша, вместе со своей верной подругой и коллегой Любашей, пару раз заглядывали туда в надежде поэкономить семейный бюджет, но если в первый раз качество обеда они попытались списать на то, что им просто не повезло, то со второго стало очевидно: третьего не будет!

Откровенно сказать, столовая-бистро была позорным пятном на чести уважающего себя бизнес-центра, и, судя по состоянию, была очень близка к тому, что ее вот-вот закроют. И слава Богу!

Вторая точка общепита являлась полной противоположностью первой и с величавой гордостью носила статус ресторана. Ресторан этот имел персональный вход с фасадной стороны здания, улыбчивых администраторов при этом входе, и чутких услужливых официантов, профессионально разносивших к укрытым белыми скатертями столам меню, страдавшее от излишней вычурности.

Сюда Маша с Любашей зашли и вовсе один раз. Подруги догадывались, что цены будут высокими, но чтоб настолько… А потому, в своем заказе им пришлось ограничиться кофе и усиленно делать вид, что ради него, собственно, сюда и пришли.

А поскольку одного кофе, пусть и хорошего, на обед все же мало, им пришлось еще быстренько сбегать в ближайшую бургерную…

Наконец, третья точка общепита, имела самую непростую судьбу. Просторный зал, попасть в который можно было через холл первого этажа, на памяти Маши не единожды менял своих хозяев, и перевидал самые разные форматы и концепции. Но все что-то не срасталось, и он, бывало, месяцами стоял пустой.

И недавно помещению все же улыбнулась удача: его арендовали двое поваров, с условием, что будут использовать кухню не только для обеспечения питанием сотрудников бизнес-центра, но и для приготовления блюд навынос.

Поначалу честолюбивые планы Игоря-старшего и Игоря-младшего, вызвали понятный скепсис у местной общественности: видели, знаем!

Но отец и сын Звонаревы оказались не только замечательными поварами, на стряпню которых вскоре «подсели» все местные и пришлые любители покушать, но и неплохими управленцами.

А потому в обеденный перерыв немаленький зал исправно заполнялся народом под завязку, да и в необеденное он не пустовал, а кухня теперь спозаранку радовала и дразнила носы спешащих на работу сотрудников аппетитными запахами.

В первый раз Маша с Любашей заглянули сюда из любопытства, и без особых надежд, но, как говорится, пришли и остались.

С приходом в бизнес-центр семейства Звонаревых, остались в прошлом перекусы всухомятку и заказы с доставкой, а соседняя бургерная навсегда утратила часть своей клиентуры.

Машино знакомство с кулинарными талантами новых поваров началось с заказа щей, котлеты по-киевски и пюре. Она как раз стояла и размышляла, брать ли ей десерт, когда бывший в тот день на раздаче Звонарев-старший, видя ее замешательство, посоветовал:

– Попробуйте вареники с ягодами.

От неожиданности Маша вздрогнула – Звонарев-старший был мужчиной крупным, мясистым, с лицом «братка» из лихих 90-х. Однако улыбка на бандитской физии была веселая, заразительная, и глаза добрые, и Маша, которая к вареникам, тем более с ягодами, вообще-то относилась равнодушно, кивнула:

– Давайте!

Щи оказались густыми и наваристыми, сытными, с мягкими кусочками мяса и хорошо протомленной капустой. Котлета порадовала плотной, в меру хрустящей панировкой, сочным куриным филе и растекающимся сливочным маслицем. Пюре услаждало небо своей картофельно-сливочной сущностью.

Но когда Маша, ощущая приятную сытую негу во всем теле попробовала (скорее из вежливости, поскольку есть уже не хотелось) первый вареник, то неожиданно заявила:

– Я влюбилась!

Любаша удивленно уставилась на нее, не донеся до рта вилку с кусочком медовика, и обескураженно поинтересовалась:

– В кого?!

– В вареники! – восхищенно ответила подруга.

– Ты чего? – засмеялась Любаша. – Что, прямо вот так вкусно?

– А ты попробуй!

Мария любезно подтолкнула к ней плошку и подруга попробовала. Тончайшее, плотное, но не резинистное, и хорошо проваренное тесто, скрывало в себе микс из настоящих ягод, чуть сладковатых, с нужной кислинкой и ощущением лета в послевкусии. Солировала вишня, малина и клубника вместе составляли ей достойное сопровождение. Все, что смогла произнести Любаша, это:

– М-м-м!

Но Маша понятливо подхватила:

– А я о чем говорю?!

Вот так и получилось, что семейство Звонаревых своим появлением украсило Машину жизнь.

***

Марии очень нравилась ее работа. Она была из тех редких людей, кто всегда знал, чем хочет заниматься в жизни, поэтому Маша отучилась, устроилась по специальности и проработала на фирме уже больше десяти лет. Правда, когда она устраивалась, это была совсем маленькая фирмочка, а сейчас разрослась до солидной организации, и переехала в этот замечательный бизнес-центр.

Бизнес-центр Маше тоже нравился – красивый, современный, стильный и очень деловой. У Маши иногда даже возникало впечатление, что она не просто ходит на работу, но еще и немножечко снимается в сериале про современную бизнес-жизнь. Кроме того, до метро было всего семь минут прогулочным шагом.

А вокруг тоже была красота. Ванька иногда приезжал к ней после работы, они брали по стаканчику кофе и отправлялись бродить по центру города. Маша эти прогулки просто бесконечно любила. Подрастающий сын все больше отдалялся от нее, но в такие часы они снова были вместе, только вдвоем, болтали обо всем на свете…

В общем, все было бы просто прекрасно, если бы не одно небольшое (хотя это как посмотреть) но…

Маша была пятьдесят восьмого размера.

Собственно, ее этот факт не особо смущал. Те времена, когда она из кожи вон лезла, и была готова на любые подвиги ради того, чтобы сбросить пару килограмм, остались в далеком прошлом.

В свои тридцать пять Маша поставила твердую и окончательную точку в вопросах собственного похудения и решила любить себя такой, какая есть.

Правда, частенько находились люди, которые были уверены, что жить такой, какая есть, она и права-то не имеет, но обычно Маше удавалось довольно легко от них отмахиваться.

Но не в этот раз.

Новая столовая привлекла повышенное внимание со стороны работавших в бизнес-центре людей, и уже на второй день, когда Маша с Любашей двигались со своими подносами вдоль раздаточной ленты, выбирая, что бы вкусненькое позволить себе на обед, она еще раз убедилась, что не все эти люди хорошо воспитаны.

– Господи! – услышала она шепот у себя за спиной. – Если бы у меня была такая задница, я бы себе рот зашила, а не нагребала кучу жратвы!

Шепот был громкий и нарочито вызывающий, услышала его не только Маша, и не только Любаша, но и все в радиусе пяти метров, включая Игоря-младшего, стоявшего сегодня на кассе. Парень бросил на говорившую быстрый, ничего не выражающий взгляд, и тут же вернулся к своим обязанностям.

Взбешенная Маша медленно обернулась и смерила взглядом двух девиц: одну в черном брючном костюме, другую в узких джинсах и белоснежной рубашке, перепоясанной ярким красным поясом. Обе длинноногие, поджарые, тонкие, красивые.

Обе смотрели на Машу с самоуверенными улыбками. Две грациозные стройные кобылки рядом с грузной упитанной слонихой.

– В чем дело? – поинтересовалась та, что в брючном костюме, коротко стриженная блондинка.

– Дело в том, что неприлично громко вслух обсуждать чужие задницы в общественном месте, – сухо ответила Маша.

– А подслушивать нехорошо, мы, вообще-то, между собой разговариваем! – влезла вторая – брюнетка с высоко завязанным конским хвостом.

– Если вы разговариваете между собой, то почему же это слышит вся столовая? – сложила руки на груди Маша.

– А почему вас это так задевает? – с фальшивой улыбкой поинтересовалась блондинка.

– Я не люблю невоспитанных людей, – сообщила ей Маша.

– Сама же влезает в чужой разговор, а нас обвиняет в отсутствии воспитания! – возмущенно воскликнула брюнетка.

Между тем, Игорь-младший рассчитал Машин заказ, и она автоматически протянула ему карту для оплаты.

– А вы постарайтесь не делать содержание своего разговора достоянием общественности, и люди не будут вас упрекать в отсутствии воспитания, – посоветовала она, подхватывая свой поднос. Маша посчитала разговор оконченным и отправилась вслед за Любашей к свободному столику, но в спину ей полетело:

– Вообще-то, на правду не обижаются!

Не сказать, чтобы Маша сильно обиделась на замечания двух невоспитанных хамок, но когда твою внешность вот так вот прилюдно и громогласно обсуждают – не задевать это не может.

Рейтинг@Mail.ru